Феликс Авазбакиев "О положении русскоговорящих мужчин в Канаде"

"Среда обитания мужчины - это прежде всего женщины," - сказал не так давно один из наших известных бывших соотечественников, проживший несколько лет в Северной Америке. Классик имел в виду мужчин традиционной ориентации, да простят меня инакомыслящие. Поверим маститому и попытаемся проанализировать ситуацию в Канаде на примере Торонто. В конце концов, разница в этом вопросе между Торонто и, скажем, Ванкувером, гораздо меньше, чем между тем же Торонто и Москвой.

Ну, и что же мы, мужчины традиционной ориентации, видим в Торонто?
1) много (примерно 45 %) мужчин, на которых мы, вследствие своей ориентации, внимания не обращаем;
2) достаточно много (около 5 %) геев, на которых мы не обращаем внимание по той же причине;
3) примерно столько же (5%) лесбиянок, интерес с которым пропадает, как только становится очевидной их ориентация;
4) много (около 10 %) женщин столь невероятных габаритов, что на них обращают внимание лишь отдельные из нас;
5) еще больше (процентов 20) женщин со стремительной походкой, железным подбородком и стальным блеском в глазах, на которых обращают внимание, опять же, совсем немногие из нас (если могут догнать).

Несложный подсчет показывает, что остается всего 10 процентов.
Из этих 10 процентов примерно треть составляют юридически грамотные канадки, на которых обращать внимание решаются только отчаянные авантюристы.
Примерно половину из этих же 10 процентов составляют рано созревшие, но еще несовершеннолетние молодые женщины, на которых обращать внимание вообще смертельно опасно.

Из оставшихся немногих примерно половину составляют
а) женщины с не очень осмысленным выражением лица, интерес к которым возникает только у специалистов по психическим аномалиям;
б) женщины с явно выраженной религиозной фанатичностью в одежде, к которым вообще непонятно, как и с какой стороны подходить;
в) женщины с явной избыточностью в одежде, свидетельствующей о самобытной культуре, практически отвергающей идею адюльтера.

Если мы в ужасе еще не забыли арифметику, то получаем что-то около одного процента. Надо еще учесть, что из этого оставшегося процента примерно половину составляют не канадки, но со стажем проживания и тоже юридически грамотные, которые знают, как получать деньги из слишком внимательного мужского взгляда. Из немногих оставшихся процентов 90 работают в массажных студиях и составляют группу риска.
Кто же остается в результате? Как Вы, наверно, уже догадались, остаются двое - Ваша жена и жена Вашего приятеля. Но внести свежесть в отношения с женой примерно так же хочется, как и рисковать испортить отношения с приятелем. Кроме того, Вы можете не иметь жены и/или женатого приятеля. Тогда остается смотреть телевизор и читать газеты.

И что же мы видим и слышим по телевизору? Мы видим радостных целующихся геев. Мы слышим песни российской группы "Тату", очень популярной по причине современной ориентации.

Откроем газеты. Здесь нас ждут приятные новости о неплохих шансах приобрести заболевания предстательной железы. Правда, в тех же газетах пишут, что резко понижает этот риск регулярная мастурбация.
Таким образом, можно сделать выводы.
Положение русскоговорящего мужчины в Торонто сложное. Но для его исправления есть веками проверенное спостоянная работа над собой. Тем более, что мы еще помним, что труд - неисчерпаемый источник удовольствия.
-------------------------------------------------
Песня о Торонто

У торонтских рабочих особая прыть,
Не страшны им ни ветер, ни снег, ни мороз, ни преграды,
Через все океаны смогли переплыть,
Чтоб работать на благо любимой Канады.

Вот грузинский скрипач, вот армянский флейтист,
Виртуозной рукой очень ловко строчит он купальник.
Может, был ты артист, может, был программист,
А теперь ты - рабочий, бери-ка паяльник!

Полуграмотный мавр очень строго следит,
Чтобы ты ненароком не вымолвил лишнего слова.
Он сегодня твой шеф, потому и глядит,
Чтоб продукция вовремя вышла готовой.

Мы прошли долгий путь, чтобы стать у станка,
Сквозь огонь, через воду и громкие медные трубы.
До свиданья, Москва, золотая Москва,
Мы в Торонто теперь повстречали друг друга.