Нина Юдичева "Марго"

Марго…Рита…Маргарита…Маргарет.… Как только он ее не называл! Все зависело от того, какие чувства испытывал он к ней в данное время. В моменты близости и страсти она была Марго, единственная женщина, которая что-то значила в его в жизни. Когда он злился, то называл ее настоящим полным именем - Маргарита. Его голос при этом звучал холодно и строго. Ритой она была в повседневной жизни, для него, для их многочисленных друзей, для его матери, которая искренне считала, что сын взял в жены не лучшую из женщин. Маргарет она стала уже здесь, в Германии. Они были вместе вот уже восемнадцать лет, и он никогда не мог с уверенностью сказать, что брак их стабилен, что он состоялся. Эта женщина была для него загадкой, которую он так и не смог разгадать за все эти годы.
Чего нельзя было от нее отнять - она была безупречной матерью их сыну. Маргарита обладала особенным чувством меры. Всегда добрая и нежная к сыну, она была достаточно строга, чтобы не избаловать его. Она уделяла ему много времени, знала всех его друзей, поддерживала интерес сына к поэзии, ненавязчиво высказывая свое мнение о его произведениях. Александр, или как его стали звать здесь, Алекс, романтичный и робкий юноша, боготворил свою мать, считая ее лучшим созданием Всевышнего.
В Красноярске, откуда они приехали, Маргарита была заведующей в магазине одежды. Она проработала там всю жизнь, была вначале продавцом, потом, заочно окончив "Институт Советской Торговли", стала товароведом, а затем заведующей. С Виктором, своим будущим мужем, она познакомилась в этом же магазине. Ее подруга и сотрудница Катюша обратила внимание Маргариты на высокого худощавого, тщательно подбирающего себе галстук, молодого человека. Он делал это с таким сосредоточенным видом, что подружки откровенно посмеивались над ним. Заметив это, парень добродушно улыбнулся и развел руками.
-Я совершенный профан в этом деле, - виновато произнес он и снова улыбнулся, - У меня завтра защита диплома, и я должен выглядеть солиднее. Может, посоветуете мне что-то?
-Я Вам помогу! - тотчас отозвалась Катюша, ослепительно улыбаясь ему. Слово "диплом" подействовало на нее впечатляюще. Она очень уважала "образованных", хотя сама с трудом окончила среднюю школу. Это была жизнерадостная, красивая девушка, но начисто лишенная всяческих амбиций. Ее устраивало в жизни абсолютно все, кроме низкой зарплаты, но это компенсировалось тем, что она могла "взять хороший товар по своей цене".

Маргарита всегда была честолюбива. Завалив вступительные экзамены в институт, она устроилась на работу, но вечерами учила те предметы, по которым нужно было сдавать экзамены. Ей только что исполнилось восемнадцать, но она выглядела почти ребенком. Хрупкая фигурка, коротко подстриженные каштановые волосы, дерзкий взгляд серых глаз, делали ее чем-то похожей на мальчишку. Но был в ней какой-то необыкновенный шарм…. Может быть, из-за особой "гордой" посадки головы, может, из-за улыбки, немного насмешливой, но доброй, и совершенно обезоруживающей собеседника. Во всяком случае, Виктор, находясь рядом с Катей, такой красивой и женственной, время от времени оборачивался и останавливал свой взгляд на Маргарите. Когда он ушел, Катюша рассказала, что он будущий зубной врач и живет вдвоем с матерью. Они уже успели о нем забыть, когда он через две недели снова пришел в магазин. В этот день Катя отдыхала, но, он, казалось, и не помнил о ее существовании. Виктор сразу же подошел к прилавку, за которым стояла Маргарита, и вежливо поздоровался. Она кивнула.
- Вот она, девичья память! - с иронией произнес он и широко улыбнулся, - Я о Вас думал…
- И что же Вы думали? - насмешливо ответила девушка, отмечая про себя, что он довольно симпатичен. Его густой русый чуб спадал на высокий лоб, широкие темные брови были чуть сдвинуты, а карие глаза излучали тепло и доброжелательность.
-Я думал о том, чтобы пригласить Вас в кино…. - вкрадчиво произнес он, наблюдая за ее лицом. Неожиданно, словно волшебник, он вытащил откуда-то изящный букетик из трех гвоздик.
- Виктор! - представился он, польщенный счастливой улыбкой девушки.
-Маргарита, - отозвалась она, забирая букет и поднося ее к лицу. В этот момент она была так восхитительно красива, что он невольно залюбовался ею, - Какие цветы! Спасибо.
-Я готов все цветы Земли бросить к твоим ногам, Марго… - тихо, но отчетливо произнес Виктор. Весь его вид выражал полную решимость сделать то, о чем он говорил.
-О!- только и смогла смущенно ответить девушка, потом нашлась: - Меня еще никто никогда не называл Марго, - затем весело улыбнулась:
- Вам нравятся романы Дюма?
-Мне нравишься ты, детка! - он осмелел и взял ее за руку, затем заглянул в глаза.
Маргарита осторожно освободила руку. Напористость этого молодого мужчины пугала ее.
-Не надо бояться.… Прости, если я тебя обидел…
- С чего Вы решили, что я боюсь? - она вскинула свою хорошенькую головку, словно норовистая лошадка. Ее всегда задевало, если кто-то принимал ее за ребенка, ей ужасно хотелось выглядеть взрослой дамой. Она даже в глубине души завидовала Катюше, что та такая красавица, обладающая великолепными формами, но завидовала по-доброму, желая своей подруге самого лучшего. Виктор был первый мужчина, который оказывал ей знаки внимания. Она не брала в расчет мальчишек, которые вечно торчали под ее окнами, делая вид, что она тут ни при чем, что совершенно их не интересует. Сейчас она была по-настоящему смущена.
- Ну, так что, Марго? Пойдешь со мной в кино? Или ты все-таки боишься?
- Ничего я не боюсь! - выпалила она, потом мило улыбнулась, вспомнив о том, что "взрослые девушки" так глупо себя не ведут.
- Конечно, я с удовольствием пойду! - томно протянула она (так обычно делала Катюша), отчего мужчина откровенно рассмеялся. Маргарита хотела, было, возмутиться, но вовремя спохватилась. Ей не хотелось терять своего первого настоящего кавалера. Она уже представляла, как похвастается перед подругой и утрет нос всем этим надоедливым мальчишкам, что болтаются под ногами.

Они смотрели индийский фильм "Танцор Диско", но Маргарита почти не видела того, что происходит на экране. Ее смущал взгляд, который то и дело обращал на нее Виктор. Это был взгляд мужчины, который страстно желал женщину. Она понимала это подсознательно, скорее инстинктивно, чем умом, и ее охватывало какое-то новое неизведанное чувство. Маргарита даже затруднилась бы ответить, нравится оно ей или нет, но она была польщена, что вызывает желание мужчины. Значит, она привлекательна! В ней видят женщину! Это открытие так ее потрясло, что она совершенно забыла о фильме и стала думать о том, что может быть дальше? Ее мысли путались, она не знала, как вести себя с ним, чтобы не потерять, удержать возле себя. Неужели, она должна лечь с ним для этого в постель? Нет уж! Переживет! Пусть катится ко всем чертям, если ему нужно от нее только это! Очевидно, все ее мысли отразились на лице, потому что она вдруг услышала:
- Успокойся, Маргарита! Я не собираюсь с тобой спать! - произнес он негромко, но веско. Его голос прозвучал так холодно и жестко, что девушка залилась краской стыда, словно ее застали на месте преступления. Он немного смягчился и добавил:
- Извини… Ты славная девочка, Марго…. Хочешь, пойдем отсюда? Ты ведь не смотришь фильм.

В тот вечер они долго гуляли, несмотря на холодный осенний дождь. Виктор много говорил о себе, о своей работе. Оказывается, он уже два года работал врачом в стоматологической поликлинике, у него уже были "свои пациенты" и ему нравилась его работа. Когда же Маргарита спросила, зачем он в первый раз сказал, что только собирается защищать диплом, он рассмеялся и ответил, что хотел ей показаться моложе, но это было глупостью, затем добавил уже серьезно, что галстук был лишь причиной познакомиться с ней. Он живет недалеко от магазина и часто видел ее, когда она возвращалась с работы. Он давно собирался заговорить с ней, но на улице не решился. Она ему нравится, поэтому они сейчас вместе. Виктор рассказал все это нескладно, потому что сильно волновался. Ему действительно нравилась эта милая девчушка, хотя он ее совсем не знал. Он был приятно удивлен, что ей уже восемнадцать лет, а не меньше, как он думал. Ведь она выглядела почти ребенком, и именно это пробуждало в нем неодолимое желание обладать ею. Но одного обладания ему было мало, он хотел, чтобы она принадлежала ему всегда, была Его Женщиной. Он был довольно искушен в любви, имел за свою жизнь много партнерш, но его тянуло к этой малютке. Теперь, когда она шла рядом с ним, Виктор чувствовал себя необыкновенно хорошо. Ему хотелось только одного: чтобы она вот так шла с ним рядом всю жизнь.

Они поженились через два месяца, несмотря на все протесты его матери. Виктория Федоровна, его мама, работала главным инженером в строительном тресте и была видной представительной женщиной "со связями". Благодаря этим связям, она устроила сына на "хорошее место" и уже подумывала о том, как устроить его судьбу, когда он сообщил ей о предстоящем браке. Виктория Федоровна была в шоке от выбора сына, что и не преминула ему высказать.
- Она же ничего собой не представляет! - сокрушалась бедная женщина, искренне считая, что он губит свою жизнь. - Еще неизвестно, что из нее получится!
- Мама, прошу тебя! Рита - замечательная девушка, и я люблю ее! - возразил терпеливо Виктор. Почему ты не хочешь понять? Она единственная женщина, которая мне нужна!
- Женщина! - насмешливо отозвалась мать. - Да ты открой глаза и посмотри на нее! Она ведь даже не способна родить тебе ребенка! У нее бедра тринадцатилетнего мальчишки!
- Мама, мне не нужна племенная кобыла! - сдержанно произнес Виктор, - Пойми, наконец! Все уже решено… Прошу тебя, не вмешивайся в мою личную жизнь!

Их семейная жизнь началась с того, что Виктория Федоровна наотрез отказалась жить вместе с молодыми, таким образом, Виктор снял небольшую, но уютную квартиру. Правда, платить за нее приходилось треть его зарплаты, что сразу же сказалось на бюджете молодоженов. Родители Маргариты, вернее, ее отец и мачеха, отнеслись к этому браку спокойно, не выразив никаких эмоций, поскольку были рады, что их жилплощадь неожиданно увеличилась. Виктор, несмотря на все трудности, был бесконечно счастлив, что, наконец, обладает той, о которой он мечтал, казалось, всю жизнь... Марго не обманула его надежд. Он соблазнил ее через несколько недель после их первой встречи. Это случилось у него дома, когда мать была в командировке. В этот день у Марго был выходной, а Виктор попросил своего приятеля подменить его на работе. Они встретились в полдень, немного погуляли по городу, но на улице было холодно и неуютно, хотелось попасть в тепло, выпить чашку горячего чаю. Виктор предложил поехать к нему. Маргарита подняла голову и встретила его взгляд. Все было понятно без слов. Она знала, на что идет, знала, что этот высокий интеллигентный человек любит ее и ждет от нее близости. Они взяли такси. Виктор сгорал от нетерпения. Казалось, время еще никогда не тянулось так медленно. Ну, вот они уже у него дома, он едва сдерживается, чтобы не взять ее прямо в прихожей. Но разум берет верх над чувствами только потому, что он боится все испортить, боится спугнуть свою дорогую Марго.
- Как у тебя мило! - она с любопытством осматривает его комнату. - Ты играешь на гитаре? - она подходит к гитаре, висящей на стене, и проводит нежными пальчиками по струнам.
- Да, детка…- отзывается он, чувствуя, как натягиваются все струны его души, - Я люблю тебя…
Она обернулась к нему. Весь ее вид выражал полную растерянность, может, даже страх. Виктору стало совестно, что он, взрослый двадцатисемилетний мужчина хочет соблазнить юную девушку. Но это продолжалось лишь мгновенье. Едва он заметил, как трепещут ее ресницы, как снова обрел решимость. Он подошел и бережно прижал ее к себе, она подалась к нему. Их губы встретились. Его долгий требовательный поцелуй унес ее в нереальный мир, в мир всепобеждающей нежности, в которой хочется раствориться и забыть обо всем на свете. Он аккуратно стянул с нее свитер, потом расстегнул джинсы. А Марго все прижималась к нему, словно ища у него защиты от него самого, от его надвигающейся, словно смерч страсти, которая ее пугала и манила одновременно. Виктор даже не помнил, как разделся сам, как они оказались в его постели. Он только помнил, как восхитило его ее тело, безупречное, нетронуто-девственное, чистое. Он смотрел на нее так долго и с таким вожделением, что Марго смутилась и стыдливо прикрыла руками грудь. Он стал покрывать поцелуями ее лицо, шею, грудь, живот, шепча при этом все нежные слова, которые только приходили ему в голову. Марго застенчиво отвечала на его ласки. Доверчивый взгляд ее серых глаз сводил его с ума. Виктор взял ее осторожно и бережно, боясь причинить боль. В этот момент он чувствовал себя Властелином Вселенной, ему принадлежала Она! Марго была именно Его Женщина!
-Марго, девочка моя, - ласково произнес он позже, когда они, утомленные и счастливые, лежали рядом, прижимаясь друг к другу телами. - Я хочу, чтобы ты всегда была моей…
Они провели вместе весь день и всю ночь, и всю последующую неделю, пока Виктория Федоровна была в командировке.
Оба взяли на работе отпуск без содержания и предавались своей любви.
Маргарита сказала отцу, что поживет у подруги, мачеху ее судьба не волновала. Время для Виктора перестало существовать, он жил, словно в эйфории, был не в состоянии поверить в свое счастье. Но где-то, в самых потаенных уголках его сердца, поселилось гложущее сомнение в том, что чувство его взаимно. Казалось, Маргарита только отвечает на его любовь, но не любит сама. Нет, она не была холодной и равнодушной, напротив, ее робкая нежность очаровывала его, заставляла забывать обо всем на свете, но это было только в моменты близости. В другое же время Марго как-то отрешенно смотрела мимо него, словно боясь встретиться с ним взглядом. Виктор не знал, что и думать, потом решил, что это, возможно, девичья стыдливость, и вовсе перестал об этом думать.

Маргарита забеременела через несколько месяцев после их свадьбы. Виктора это известие потрясло. Он ничего не имел против ребенка, но почему так скоро? Марго слишком юная, чтобы стать матерью! Но, видя, как она счастлива, он смирился, а позже с нетерпением ожидал появление на свет малыша. Их ребенок пришел в этот мир в положенный срок, но его молодая мать едва не лишилась жизни. Трудно сказать, что помогло ей больше: упорство и самоотверженность врачей, которые отчаянно спасали ее, или молитвы мужа, который сходил с ума от одной только мысли, что может потерять любимую женщину. Александр рос славным жизнерадостным ребенком, которым с любопытством смотрел на окружающий его мир и доставлял своим родителям истинную радость. Маргарита оказалась настолько замечательной матерью, что частенько за заботами о сыне забывала о своем муже. Виктору было больно, и когда он сдержанно выказывал жене свое недовольство, она молча выслушивала его, ее лицо было бесстрастно, она замыкалась в себе. Вытянуть с нее слово было невозможно, только слегка трепетали ее пушистые ресницы. Казалось, она вот-вот заплачет, разразится безутешными слезами, а этого он вынести не мог. И тогда он сдавался, искренне считая себя негодяем, вымаливал у нее прощение, сам, не зная за что, но ему важно было снова видеть ее улыбку. И Марго улыбалась...А потом дарила ему восхитительную ночь, и Виктор снова чувствовал себя самым счастливым человеком. Его часто смущало то, что Маргарита почти никогда ничего о себе не рассказывает. Он знал только, что ей было десять лет, когда ее мать умерла от рака молочной железы, а отец несколько раз после этого женился. Все это рассказал ему тесть, который время от времени навещал их, чтобы повидать дочь и внука. Отношения отца и дочери были скорее приятельскими, чем родственными. Маргарита относилась к нему снисходительно-насмешливо, словно старшая сестра к младшему брату. Он не пользовался ее уважением, потому что был человеком слабым, неспособным принять какое-либо решение без своей жены. Мачеха почти не бывала у них. Когда Александру исполнился год, Маргарита поступила в торговый институт, но училась заочно, потому что хотела сама заниматься воспитанием сына. Виктор продолжал работу в клинике, и все свое свободное время посвящал семье. Через несколько лет он смог заплатить первый взнос за трехкомнатную кооперативную квартиру. Маргарита была так счастлива, что первое время гладила своими нежными пальчиками стены и при этом ослепительно улыбалась мужу. А он готов был работать за десятерых, чтобы подарить своей дорогой Марго весь мир. Он знал, что она любила комфорт, красивые вещи и мебель, изящные безделушки. И он старался изо всех сил, чтобы у них все это было. Когда Александр пошел в школу, их квартира была уже шикарно обставлена, они купили подержанную, но хорошую машину. Маргарита окончила институт и работала товароведом в том самом магазине, в котором познакомились супруги. Их жизнь протекала размеренно, они каждый год ездили на море, и окружающие считали их идеальной семьей. Но Виктор так не считал…. Он не чувствовал, что жена любит его так, как ему этого хотелось бы. Нельзя было сказать, что Маргарита была холодна с ним, но она никогда не была открыта. Она оставалась для него все той же незнакомкой, в которую он когда-то влюбился, как сумасшедший, и сделал своей женой. Он и сейчас любил ее, как сумасшедший.

В этот вечер Виктор пришел домой раньше. Маргарита была еще на работе, а Александр делал школьное домашнее задание в своей комнате, что-то напевая себе под нос.
-Привет, парень! - Виктор широко улыбнулся ему. - Как дела, сынок?
-Нормально, папа, - отозвался тот приветливо. - А мама скоро придет?
-Да… - произнес отец, думая о том, почему сын так сильно привязан к матери, а к нему самому относится сдержанно, подчеркнуто вежливо, даже немного сухо. Возможно, все эти годы Маргарита уделяла Александру больше внимания, в то время как он, Виктор, много работал, чтобы обеспечить им всем "достойную" жизнь…. Или, дело в чем-то другом?

Виктор прошел на кухню, открыл холодильник и долго стоял у открытой дверцы. Наконец, закрыл ее и тяжело вздохнул. Без Марго даже есть не хотелось. Без нее ему ничего не хотелось. Он сам не мог разобраться в том, почему так обожает свою жену. Несмотря на прожитые вместе годы, его чувство было таким же свежим и трепетным, как в первые дни их встреч. Виктор с иронией подумал о том, что это, вероятно, оттого, что ему так и не удалось полностью завоевать эту женщину. Ему принадлежало ее тело, но душа - никогда. Он никогда не знал ее мыслей, желаний. Он знал только одно - Марго была такой со всеми, даже со своей близкой подругой Катюшей. Но, ведь он - это не все! Он - ее муж, самый близкий ей человек! Правда, надо отдать ей должное, Марго была замечательной матерью Александру и великолепной хозяйкой дома. Обладая утонченным вкусом, она обставила квартиру так, что все, кто приходили к ним, были в восторге от уюта и какой-то особой изысканности во всем. Готовила она очень вкусно, потому что ей приходилось это делать с детства, когда она рано осталась без матери, а ее отец был совершенно беспомощен, словно ребенок. Виктор, с нетерпением ожидая ее, принялся подогревать еду, заботливо приготовленную женой загодя, еще вчера вечером. Сегодня ему на работу опять звонила мать. Они говорили о текущих делах друг друга, не касаясь главной темы - его жены. Стоило им заговорить о Рите, как разговор превращался в ссору, и они подолгу не виделись. Виктория Федоровна не раз говорила сыну о том, что жена не любит его, что ее удерживает возле него только материальное благополучие, достаток, которым он ее окружил. Виктор всегда был честен сам с собой, и, положа руку на сердце, мог признаться в том, что его тоже часто посещали такие мысли, но он гнал их от себя. В конце концов, отношение к нему жены было безупречным. Он не помнил, чтобы она когда-то повысила на него голос, отказала ему в чем-либо, не говоря уже о супружеской близости. В этом они были созданы друг для друга, между ними была полнейшая гармония. Но, это было в их спальне…. А так, в обычной, повседневной жизни, Марго была настолько сдержанна, что это граничило с холодностью, она никогда ничего у него не просила, как это делают другие жены, никогда сама к нему не ласкалась. Она была той женщиной, которую он никогда не мог понять. Он никогда не видел ее слез, хотя, возможно, для них не было причины. Но Виктор, несмотря на все это, не отказался бы от нее ни за что на свете: только она, Марго, была ему нужна. Он услышал звонок, и с едва сдерживаемой радостью пошел открывать дверь. Это была она, как всегда элегантно одетая и причесанная. От нее пахло морозом и его любимыми духами "Фиджи".
- Как хорошо, что ты уже дома, милый! - она приветливо улыбнулась, сняла перчатки и шарф. Он помог снять ей пальто и повесил его на вешалку. - Устала сегодня, - произнесла она, проходя в зал. Затем села в кресло и прикрыла глаза.
- Как твоя проверка, детка? - заботливо спросил Виктор. - Долго еще?
- Завтра последний день… - она посмотрела на мужа из-под полуопущенных ресниц и в который раз подумала о том, как он красив. За эти годы он возмужал и превратился из худощавого парня в интересного солидного мужчину. Его виски уже посеребрила седина, но это не портило его, а, наоборот, придавало особый шарм. Она же почти не изменилась за эти годы, была такой же хрупкой, как в юности. - Меня назначили заведующей, Виктор…
- Да что ты говоришь! - искренне удивился он. - Поздравляю, солнце моё…
- Спасибо.… Сама не знаю, радоваться этому или нет… - она произнесла это с разочарованием. - Несколько лет назад я была бы счастлива…. Но теперь…
- Что теперь? - с нетерпением спросил Виктор, слегка сдвинув брови. Он опять не понимал её и начинал злиться. Что происходит? Ведь она мечтала об этой должности!
- Видишь ли, оказывается, наш магазин продан в частные руки. Проверку устроил новый хозяин. Все делалось шито-крыто за спиной сотрудников. Марью Николаевну выпроваживают на пенсию, а она ведь больше двадцати лет заведовала магазином! Уволили несколько продавцов, в том числе и Катюшу…, - с горечью произнесла Маргарита.
-Кто этот человек? - с интересом спросил муж, - Почему он их уволил?
- Какой-то Трофимов.… Не знаю, почему…. Наверное, хочет освободить места для своих.
- Катюшу, конечно, жалко.… Ведь у нее двое детей. Как она теперь будет их кормить?
- Виктор… Может, ты сможешь ей помочь? Ведь у тебя столько знакомых! - Маргарита смотрела на него с такой надеждой, что он решил, во что бы то ни стало,оправдать ее. Тем более, это такая замечательная возможность показать жене, на что он способен.
-Я все сделаю, что в моих силах, Марго! - отозвался он негромко. - Успокой Катю…
Их разговор прервал Александр. Он зашел и, увидев мать, радостно улыбнулся.
- Привет, ма! - он присел на подлокотник кресла, в котором она сидела, и застенчиво чмокнул ее в щеку. Ему казалось, что проявлять нежность к матери ему уже неприлично, но ему так этого хотелось! Александру шел одиннадцатый год, он превращался из ребенка в подростка и порой не знал, как себя вести. Ему очень хотелось быть взрослым, но из-за большой привязанности к матери он не торопился расставаться с детством. Он был точной копией своего отца: высокий для своих лет, стройный, с густыми темно-русыми волосами. Только глаза он унаследовал от Маргариты. Такие же серые, как у нее, они были лучистыми и добрыми, а взгляд их был то мечтательно-задумчивым, то настолько серьезным, словно этот мальчик думал о каких-то глобальных мировых проблемах, о судьбах всего человечества. Они ужинали, но не возвращались к теме о магазине. Маргарита расспрашивала сына об успехах в школе, о его школьном товарище Петре, с которым он дружил с первого класса, о домашних заданиях.
- Петр уезжает в Германию со своими родителями, - с грустью отозвался Александр. - Их бабушка вызывает, она живет в Мюнхене….- он тяжело вздохнул при мысли о разлуке с другом,.- Они ждут приглашения в посольство…
- Да, жаль, что вам придется расстаться, мой дорогой, но Петр будет писать тебе…, - постаралась утешить его мать. Она подумала о том, как много людей сейчас уезжают за рубеж, потому что их гонит нужда и неустроенность жизни. Уверенность в завтрашнем дне, которая была раньше, напрочь ушла, заронив в души людей тревогу и даже отчаяние. Вот и Катюша осталась без работы, и другие женщины, с которыми она работала много лет. Тот мир, в котором они жили все раньше, безвозвратно ушел в прошлое, а новый мир был жесток и несправедлив, в нем, казалось, не было места слабым и незащищенным. Она с тревогой подумала о том, что ждет их впереди. Пока Виктор имеет работу, они смогут продержаться, но если он потеряет ее? Ведь теперь нет никакой гарантии ни на что.… И ее положение довольно ненадежно: неизвестно, как поведет себя новый хозяин магазина. Может, она завтра или через пару месяцев тоже станет безработной? Виктор думал о том же самом. Он не говорил жене, но у них на работе были изменения не в лучшую сторону. Лечение стало платным, и пациентов было намного меньше, чем раньше. Поликлиника почти пустовала, врачи слонялись без дела, ходили слухи о сокращениях. Он часто сам подумывал о том, чтобы уехать, но пока не заговаривал об этом с женой.
- Ма, давайте тоже поедем в Германию! - прервал их размышления Александр..- Петр сказал, что мы можем уехать как евреи. Ведь бабушка, твоя мама, была еврейкой?
-Да, Саша… - отозвалась Маргарита задумчиво и посмотрела на мужа,.- Ты бы уехал? - обратилась она к нему вдруг. Она была уверена, что да, уехал бы: он замечательный врач и сможет везде получить работу, но его мать будет категорически против этого.
- Я думал об этом, - признался Виктор, обрадованный тем, что сын так неожиданно помог ему сказать то, что он давно намеревался, но не мог решиться. Я всегда хотел жить там…
- Давайте подадим документы! - загорелся Александр, - Вот было бы классно!

Их долго одолевали сомнения. Было страшно ехать в неизвестность, тем более что пока все было хорошо, они оба работали и обеспечивали жизнь семьи. С другой стороны, все это было ненадежно и зыбко, все вокруг советовали им не упускать такую возможность, говорили, что, чем раньше они уедут, тем больше будет у них шансов хорошо устроиться там. Многие из их друзей уже "сидели на чемоданах", собираясь ехать, кто куда: в США, в Израиль или Германию. И они решились. Теперь, когда были поданы документы, им хотелось уехать скорее, каждый вечер велись разговоры только об этом, они с усердием учили немецкий язык и радовались, если им удавалось найти какую-либо ценную информацию о стране, в которой они собирались жить.

В Посольстве им сказали, что приглашение придет через полтора-два года. Маргарита с грустью думала о том, что придется оставить все те вещи, которые она так любила: красивую мебель, посуду, ковры, а главное - книги. Но не возьмешь же все это с собой!? Мать Виктора, Виктория Федоровна, не одобряла решение сына ехать в чужую страну.
- Тебе там делать нечего! - говорила она сердито. - Ты русский! Россия - твоя Родина!
- Мама, все уже решено, - сдержанно отвечал Виктор. - Родина там, где человеку хорошо…
- А почему ты думаешь, что тебе будет там хорошо? - язвительно спросила женщина. - Там ты будешь мести улицы, и твоя жена бросит тебя, когда ты не сможешь обеспечивать ее!
- Мама, оставь Риту в покое! - почти прокричал сын. Мать всегда раздражала его тем, что говорила то, о чем он думал сам. Что будет с их браком, когда они останутся без квартиры, без всех тех материальных ценностей, которые наживались годами? Как сложится их жизнь в чужой стране, где им придется начинать все сначала? Сможет ли Марго выдержать все это?
- Вот видишь! Ты сам в ней не уверен, если кричишь так! И нечего на меня орать!
- Извини, мама… Мне неприятно, что ты плохо думаешь о моей жене…
- Она же холодная, как лед! Как можно жить с такой женщиной? - не унималась мать.
-Ты не права… Рита замечательная жена! Да, она излишне сдержанна, но это потому, что ей трудно пришлось в детстве, она росла без матери, ей приходилось вести дом, в то время как другие девочки, ее сверстницы, жили беззаботно и весело. Она выросла, не зная ласки.
- Это не оправдывает её, - Виктория Федоровна знала, что полностью не права, но уже не могла остановиться. Ее нелюбовь к невестке обострилась сейчас, когда она считала, что Рита увозит ее сына в Германию, увозит навсегда. - Она никогда тебя не любила!
- Неправда… - у него перехватило дыхание от этих жестоких слов, он не мог даже говорить.
- Что с тобой? - испуганно воскликнула мать, видя, как он побледнел. - Тебе плохо?
-Да… мне плохо…. Мне очень плохо… - отозвался сын тихо, прикрыв глаза, - Я пойду…

После этой ссоры его отношения с матерью стали более натянутыми, хотя она, поняв, что переусердствовала в последнюю их встречу, больше не заводила разговор ни о его жене, ни об отъезде. Ожидание вызова морально измотало их. К тому же Маргарита потеряла работу, и теперь, находясь дома, целыми днями думала о том, когда же они уедут. Виктор настоял на том, чтобы Марго отдыхала и учила язык вместо того, чтобы искать другую работу. Он знал, что ей не предложат место заведующей или даже товароведа, когда вокруг всех сокращают. Ему было жаль, что все ее честолюбивые мечты разбились, что она чуть больше года продержалась на должности заведующей, а потом хозяин магазина назначил свою родственницу. Виктору не хотелось, чтобы Марго испытывала разочарование, слоняясь в поисках работы. Он тоже ничего не мог для нее сделать. Если Катюшу удалось пристроить в кооперативный магазин, то жене он даже не смел предложить это. Он часто задумывался о том, чем она сможет заниматься в Германии со своим дипломом "Института Советской торговли"? Кому там нужен такой диплом? Но эти мысли отступали перед реальностью более суровой: их материальное благополучие было под угрозой, он едва мог теперь платить за коммунальные услуги и продукты. По несколько месяцев не платили зарплату, все их сбережения закончились, много денег ушло на поездку в Москву, в Посольство Германии, когда они подали документы. А ждать надо было еще полгода и как-то жить, но как? Однажды вечером он вернулся с работы, и застал дома людей, которые выносили их мебель, стенку. Виктору достал ее один приятель с большой переплатой, но Марго так долго мечтала о ней! Виктор посмотрел на жену. Она вспыхнула под его взглядом и опустила ресницы. У него стало скверно на душе оттого, что их быт разрушается, что он не может обеспечить семье сытную жизнь до отъезда, что приходится распродавать мебель, чтобы купить еду. В зале сразу стало неуютно и пусто. На полу стопками лежали книги и стояли коробки с посудой. Виктор вышел на балкон и закурил. Маргарита вышла за ним, он виновато взглянул на нее и тяжело вздохнул. Жена долго молчала, потом тихо произнесла:
- Все равно стенку с собой не возьмешь, а нам надо кушать… У Александра кроссовки порвались… Вот я подумала, что нужно как-то добыть деньги… Ты не сердишься, Виктор?

Он не сердился, но чувствовал себя ужасно беспомощным и потому несчастным. Он устал от всего этого: от вечной нехватки денег и ожидания вызова, от молчания жены, которая не упрекала его ни одним словом, ни одной жалобой на их изменившуюся жизнь. Уж лучше бы она ругалась, как делают другие женщины, или поплакалась бы, но только не молчала! Его всегда сводило с ума то, что он не знал, что у нее на душе, что она чувствует. Они поужинали жареной картошкой с солеными огурцами. Мясо было теперь в их доме редко. Виктор с тоской вспоминал, какими вкусными блюдами кормила его раньше жена, стараясь, чтобы их стол был разнообразным и красиво сервированным. Александр быстро съел свою порцию и побежал на улицу, играть с детьми. Виктор помог жене убрать со стола, пока она мыла тарелки. Позже они смотрели телевизор, практически не разговаривая между собой.
- Рита, я постараюсь что-то придумать, - наконец, сказал мужчина, обернувшись к жене.
- Может, мне все же попытаться найти работу? - отозвалась она тихо, - Я могла бы работать продавцом… - она помолчала, потом добавила:
- Да хоть кем могла бы работать…
- Нет, детка, - мягко возразил муж, тронутый ее готовностью помочь ему в решении проблемы.- На приличную работу тебе не устроиться, а стоять весь день за прилавком тебе будет тяжело. К тому же, что толку работать, если месяцами почти нигде не платят зарплату?
- Катюшу опять уволили, у них сокращение было, - вздохнула жена, думая о подруге.
- Вот видишь, - развел Виктор руками. - Сиди дома и учи немецкий язык. Когда приедем в Германию, ты будешь нашим переводчиком, - пошутил он, потом негромко произнес:
- Не переживай из-за стенки. Там мы купим самую красивую, какую ты захочешь! Все равно все это будет трудно быстро распродать, поэтому надо сейчас начинать, чтобы потом скорей уехать. Мой один знакомый полгода потратил на это, потом все за бесценок отдал и уехал.
- Книги жалко оставлять… Может, возьмем их с собой? - предложила Маргарита.
- Не все, милая…. Слишком большой вес! За них придется много платить. Дешевле будет купить книги там. В Германии полно русских магазинов, где можно купить практически любую книгу или кассету. Но самые лучшие заберем с собой, если тебе хочется.
День ото дня их квартира становилась все более пустой и унылой. Маргарита дала объявление в газете и каждый раз что-то продавала, откладывая часть денег на дорогу. Все остальное тратилось на продукты и коммунальные услуги за квартиру. Теперь у них не было ни ковров, ни красивой посуды, ни хрусталя; из мебели остался кухонный стол, за которым Александр делал уроки, несколько стульев,да старый диван, на котором раньше спала Маргарита, когда жила с отцом и мачехой. Свой мягкий уголок они продали, спальный гарнитур и мебель Александра тоже. Мальчик спал теперь в зале на диване, а его родители в спальне на полу, на толстом матраце. Спать было холодно, и Маргарита часто простуживалась. Время тянулось ужасно медленно. Казалось, что они уже никогда не получат вызов в Германию. Многие их знакомые и друзья уехали, другие, кто остался, теперь редко бывали у них. Да супруги и не приглашали никого, потому что гостей даже негде было посадить. Время от времени забегала Катюша, которая пристроилась чем-то торговать на рынке, и, оглядывая эту пустоту, бесцеремонно качала головой и спрашивала, как можно жить в таких условиях?
- Скоро придет вызов, и мы уедем, - сдержанно отвечала ей Маргарита.
- Ты еще веришь, что он придет? - пожимала плечами подруга. - Одни мои знакомые недавно получили отказ! Три года ждали и вот.… Ну, вам, может быть, повезет больше! Да можно и здесь неплохо жить, если не лениться. Я, например, двоих детей одна тяну!

День, когда они получили приглашение из посольства Германии, был, пожалуй, одним из самых счастливых для них дней за последние два года. Маргарита позвонила мужу на работу. Виктор работал с пациентом, и ей сказали, что он перезвонит, когда освободится. Маргарита с нетерпением ожидала звонка, хватаясь то за одно дело, то за другое, но все валилось из рук. Последнее время она уже сама перестала верить в их отъезд, с отчаянием думая о том, что ждет их дальше. Беспросветная серая жизнь, полная разочарований и уныния. Маргарита много раз жалела о том, что не сделала попытку найти работу, пусть самую низкооплачиваемую и трудную, но им не пришлось бы испытать весь ужас нищеты и унижения. Раздался телефонный звонок. Маргарита тотчас взяла трубку.
- Ты звонила, Марго? - услышала она тревожный голос мужа.- Что-то случилось?
- Прислали вызов… - отозвалась она тихо, едва сдерживая подступившие слезы.
Виктору передалось ее волнение, он сказал ей пару ободряющих фраз, положил трубку и прикрыл глаза. Перед ним промелькнули все те страшные дни ожидания, когда он думал, что они на краю пропасти, из которой им никогда не выбраться, если они упадут.
-Что с тобой, дружище? - услышал Виктор и открыл глаза. Это был Андрей, его коллега и товарищ по работе. - О чем мечтаешь? Там пациент ждет!
- Андрей, послушай, ты не мог бы меня подменить? Мне надо срочно домой!
- Что-то с Ритой? - обеспокоено спросил врач. - Иди, если тебе надо! Главного нет…
Виктор давно приберег деньги для такого случая. Он заехал в несколько магазинов, купил самых лучших продуктов из тех, о которых они почти забыли, купил шампанское и красивый букет цветов. Затем заехал в школу за сыном, чтобы забрать его раньше и всем вместе отметить это радостное событие. Александр бросился ему на шею и так бурно проявлял свою радость, что едва не задушил отца. Дома их ждал великолепный обед из жаренных отбивных, картофеля фри и салата. Из кухни доносились соблазнительные ароматы чего-то печенного. Маргарита тоже приберегла на этот случай деньги и успела сходить в магазин.
-Ох, Марго! - восхищенно произнес Виктор, - Чем так вкусно пахнет, детка?
- Секрет! - весело ответила она, целуя мужа и сына. - О, Боже! Цветы…
- Это тебе, девочка…- произнес Виктор тихо, подумав о том, как долго он не дарил ей цветы. Последний год им приходилось думать только о хлебе насущном, ничего подобного он не мог себе позволить. Ему пришло в голову, как мужественно жена вынесла все трудности, как ровно относилась к нему и сыну, словно ничего не происходит, словно их жизнь совершенно не изменилась.
- "Она любит меня, очень любит", - мелькнула у него мысль.
Его захватили приятные хлопоты. Он стал разворачивать покупки, приводя этим жену и сына в неописуемый восторг. Вскоре они устроили настоящий пир, бурно обсуждая предстоящий отъезд. Теперь все было реальным, это были не мечты, как несколько месяцев назад. Нужно было так много сделать! Оформить документы, продать квартиру, заказать билеты.Виктор в который раз перечитал бумагу, которая так круто меняла их жизнь. Маргарита думала о том, как давно в их доме не звучал смех сына и мужа, как давно не было радости. Они сами не заметили, как приблизился вечер, а за ним и ночь. Александр, уставший от навалившихся на него эмоций и вырвавший обещание у родителей, что завтра не пойдет в школу, ушел спать. А Виктор все смотрел в сияющие глаза жены и улыбался, счастливый тем, что счастлива она. Наконец, он поднялся и протянул к ней руки. Она вложила в них свои.
- Я люблю тебя, моя маленькая Марго! - прошептал мужчина нежно. - А ты? Ты любишь меня, девочка моя? - его глаза неотрывно следили за ее лицом. Она вспыхнула.
- Да, дорогой… Я тебя очень люблю, - она подалась к нему и опустила ресницы.
- Посмотри на меня! - хрипло произнес он, приподняв одной рукой ее подбородок.
Она подняла ресницы, и он встретил чистый взгляд светло-серых глаз. Виктор, словно пушинку, подхватил ее на руки и понес в спальню. Эта ночь была особенной: страстной и нежной одновременно, они неутомимо ласкали друг друга, трепетно говорили о любви и еще, о том, что, наконец, закончился весь этот кошмар ожидания, что теперь они начнут свою жизнь заново, с новой страницы.

(продолжение следует)