Леонид Рохлин "Парадоксы религии"

Загляните в магазин "LEDA" и тогда сможете узнать, сколько стоит костюмная ткань в розницу.
(эсхатологический очерк)

Гениальный человек А.Мень как-то написал: "Жизнь в Вере, истинная религиозность, неотделима от борьбы за торжество добра. Религия есть подлинное основание нравственной жизни".
Надо это понимать, как естественное стремление религий мира к духовному воздействию на человека, то есть к возбуждению в нём нравственных норм поведения. Вот только возбуждать надобно осторожно и постепенно, чтобы не превратить мнение в догму, не вызвав тем самым нетерпимости к любым другим взглядам, верованиям. Если вызовешь, а тем более преднамеренно, то создашь фанатика. Это явление в общем-то не религиозное, но крайние формы проявляются чаще именно в религиозной среде.
Фанатизм, нетерпимость - первый парадокс религии.
Познав издревле следствия религиозного фанатизма, государственные мужи (цари и президенты) старались определить оптимальные функции деятельности церкви в государственном механизме власти. Нередко в жестокой борьбе они подчиняли церковь светской власти или, в крайнем случае, совмещали в одном лице (естественно, своём) и политическую, и духовную власть. И это, как правило, способствовало прогрессу.
Если же случалось, что духовные лидеры овладевали институтами политической власти (законодательной, судебной и пр.), то, как ни странно, наступал регресс, загнивание...
Это ...второй парадокс религии.
Я попытаюсь развернуть эти тезисы в историческом аспекте.
Начну с X1 века.

Глава 1
Тёмное, неустойчивое было время. На западе и в центре Европы возникали и быстро рассыпались большие и малые империи, раздираемые жаждой власти многочисленных династий. Совсем недавно (V111 век) возникло и начало крепнуть папское государство на клочке земли, с мольбой и коленопреклоненно выпрошенной у могущественного Пипина Короткого. Христианство медленно, без насилия, естественно, распространялось по Европе, овладевая душами королей и крестьян. В те времена оно воздействовало Словом, Убеждением, Примером, то есть высокими идеалами нравственности. Папы влачили полузависимое существование, чаще становясь игрушкой в руках римской знати, признавая себя вассалами императоров Священной Римской империи.

На востоке Европы славяне-язычники, руководимые потомками Рюрика, после долгих споров и драк, недавно объединились, создав в дремучих лесах и диких степях Днепро-Окского бассейна, большое и сильное государство. Их души заполнялись, и тоже без насилия, восточно-христианской религией, отчаянно внедряемой исчезающей Византийской империей. Российские патриархи полностью подчинялись княжеской (царской) воле, ставя во главу угла своей деятельности принцип централизации светской и духовной власти.

По берегам Средиземного моря, в пустынях Аравийского полуострова, в междуречье Тигра и Ефрата, внезапно расцвела молодая, энергичная мусульманская религия, моментально освоившая огромные пространства земли. Подпитываемая культурными и философским достижениями римляно-греков, христиан и иудеев, она победоносно шествовала, силой вытесняя христианскую религию.

То тут, то там среди массивов христиан и мусульман проглядывали островки древнейшей, нетленной философии блуждающих иудеев. Далеко на востоке, на окраине Великой Степи, в скромном уединении, цвела и переливалась мудростью великая китайская цивилизация, восседающая на двух диаметрально-противоположных религиозно-философских религиях: Лао-Цзы, возвестившего соплеменникам о тайне Высшего Бытия и возможности мистического его созерцания, и Конфуция, объявившего высшей ценностью земное существование. Уже в то время гражданам Поднебесной представлялась возможность сидеть на двух стульях сразу. Мудрые были люди, демократы!

Не менее мудрые жили за голубыми горами, подпиравшими небо. За ними, на пылающих плоскогорьях Индостана, мирно и добродушно спал великий Будда, возле ног которого сонно копошились его бесчисленные последователи.

И уж немыслимо далеко, за морями-океанами, тоже вполне самостоятельно развивались на Американских континентах несколько родственных цивилизаций, не усложняющих себе жизнь философскими премудростями и потому просто-напросто обожествляющих всё, что видели...

Последние четыре религиозные системы, будучи в солидном возрасте, уже не имели юношеской энергии, толкающей на экстремальные поступки. Лишь христианский мир, волею судьбы соприкасаясь территориально с мусульманским, задиристым и агрессивным, вынужден был защищаться в борьбе не столько за души людей, сколь за жизненное пространство, мирно и тяжко "завоёванное" им на протяжении многих столетий.

К XI веку западное христианство переживало сложную эпоху предреформационного периода. Папство раздирали склоки, суетные политические интриги, доносы, подлости. Часто меняющиеся папы не столько заботились о душах паствы, сколь о накоплении богатств и удовольствиях, нередко сомнительного свойства. Это вызывало раздражение у определённой группы религиозных деятелей, старающихся возродить былое духовное могущество церкви.

Среди них появились блестящие пассионарии, всеми немалыми духовными силами старающиеся встряхнуть, погрязшую в разврате и ленности христианскую элиту, вдохнуть в души богатых и бедных истинные ценности христианства и завоевать... политическую власть над ними. Особо выделялся архидиакон Гильдебранд, возвысившейся из монахов, будущий папа Григорий VII (1073-1085гг.).

Умный расчётливый политик, неразборчивый в средствах, твёрдый фанатик. Его целью было создание христианской вселенской империи, в которой политическое и идеологическое правление должно быть возложено на папу. Естественно, он натолкнулся на сильное сопротивление со стороны ряда правителей, и особенно германского императора Генриха IV. Ожесточённая борьба завершилась Вормским конкордатом (1122г.), оформленным уже после смерти Григория VII. По договору в выигрыше остались обе стороны, но главным образом, как показала история, третья "сторона" - христианский мир, в котором явственно обозначилась энергия поступательного прогрессирования под политическим руководством сильных монархов и церкви, искренне заботящейся о душах простых и не очень простых людей.

Пункты конкордата провозгласили полную независимость церкви от государственной власти, невмешательство обеих сторон в дела друг друга и совместные усилия во славу христианской цивилизации. Образовалась "дружная семья", где каждый строго придерживался определённых функций.
Открылась дорога к прогрессу.

Конечно, она изначально была извилиста и деяниями некоторых сильных пап (Иннокентия III, 1198-1216годы, Бонифация VIII, 1294-1303 годы и др.) нередко уводила в стороны, но общую направленность уже ничего не могло изменить. Именно благодаря объединению сил перед лицом исламского нашествия, ожесточённо сопротивляясь, поначалу повсеместно отступая, с трудом остановив его (победа Карла Мартелла под Пуатье в 732 году и Льва III Исаврянина под Константинополем в 718 году), христианский мир, использовав возникшую длительную передышку для объединения и реформации, нашел силы для контрнаступления. Впервые это случилось во времена папы Урбана II (1194г.), проникнутого теми же теократическими идеалами, что и Григорий VII, но более гибкого. Он сумел организовать наступление под лозунгом освобождения Гроба Господня.
Так появилось движение крестоносцев, так возникли военно-политические религиозные священные союзы и братства.

А что же в это время происходило в исламском мире?
Первые два столетия по смерти пророка Мухаммеда принесли приверженцам ислама сплошные успехи. За этот период в кровавых войнах за веру и добычу сложился новый этнос - арабы. Все они были мусульмане - "одни искренне, другие лицемерно" (Л.Гумилёв, 1997г.). В состав этноса, ставшего со временем субэтносом, вошло множество племён и народов - берберы, персы, бедуины, среднеазийцы, многочисленные аравийские племена (кайситы, кельбиты, йеменцы и др.). Успех быстрого распространения этноса, по мнению ведущих этнографов, крылся в естественно-природном процессе - этногенетическом взрыве, происшедшем в V-VI веках, в том числе и на пространствах Аравийского полуострова. Инкубационный период арабского этногенеза длился примерно 100 лет, и к началу VII века "уровень пассионарного напряжения вырос настолько, что стали появлятся оригинальные люди, способные облечь себя в социальные формы" (по Л.Гумилёву, 1997г.). Появилась как следствие такого напряжения плеяда талантливых, фанатичных людей, жаждущих риска и во имя последнего умеющих объединять разношерстную массу людей, вооружать её программно оформленной стратегической задачей - завоевание жизненных пространств с помощью силы.

Данная задача и явилась основой новой религии, прикрытой иудео-христианскими моральными ценностями, но наполненной совершенно иным духом - привлечение сторонников соблазном богатой жизни, достигаемой силой, оружием.

Существовала и другая , не менее важная причина быстрого успеха. Никакая другая религия мира не была поначалу столь веротерпимой, как ислам. Именно это качество, всемерно пропагандируемое, сыграло важную роль после разгрома Персидской и Византийской империй на Ближнем Востоке, в Египте и северной Африке. Оно чрезвычайно помогло совместить культурные традиции массы разношёрстных народов, объединив их в единый, мощный арабский субэтнос. Произошло, в первый и пока что последний раз, единение этносов и, как следствие, гигантский расцвет культуры общего арабского мира в течение VIII-XIII веков. Общегосударственный арабский язык способствовал ознакомлению входящих в субэтнос народов с лучшими достижениями каждого и достижениями ранее живших культур( греческой и римской). Кстати, этот же фактор способствовал и подъёму каждой из них: еврейской культуры во времена испанских Омейядов, христианско-иудейской во времена египетских Фатимидов.

Ислам стал быстро проникать в быт и традиции разноплеменного населения халифатов. Служители нового культа, не покладая рук, денно и нощно внедряли в сознание верующих представление об исламе, как неотъемлемом элементе жизни государства. Без ислама невозможно существование и развитие мусульманского государства. Вот ведь какой оригинальный и не меняющийся тысячелетие лозунг системы!

Для охраны политических интересов ислама была с самого начала разработана и осуществлена концепция джихада - борьбы за веру. Главное в нём направление "джихад меча", то есть вооруженная борьба с неверными, борьба за распространение ислама. Такого не было ни в одной религии мира. Джихад же считался в те времена святой обязанностью каждого мусульманина, что означало ни что иное, как территориальную экспансию халифата.

Когда молодой задор иссяк, то джихад стал использоваться, как защита завоёванного от внешних и внутренних врагов. Для борьбы с последними появился "джихад руки", то есть система наказаний, как правило очень суровых, для нарушителей чистоты веры. Уровень чистоты, естественно, трактовался каждым халифом по своему....

VII-XI века были "золотыми" веками мусульманской системы, налаженно выполняющей ту самую стратегическую задачу. Вы не забыли?

Прямое решение задачи продолжалось ещё некоторое время, и область ислама шаг за шагом расширялась. Были захвачены острова Средиземного моря, оттуда, как и с материка, накатывались волны мусульманизации стран Балканского полуострова вплоть до осады Вены (1453г.)

Глава 2
Одинадцатый век - решающее время первой схватки двух цивилизаций.
Наступает раскол христианской системы, возникают два разновекторных направления- католичество и православие. Веронский сейм 983 года, начавший официальное оформление раскола, всё же призывает не забывать лидеров и паству о едином истоке религии, о едином Богочеловеке, её создавшем. Но тщетно! Корабли уже давно плывут в разные стороны.
Западная сторона, обуреваемая тщеславием первородства, старается силой переубедить восточную, создав грозные форпосты переубеждения - священные ордена Иоаннитов, Ливонский, Тевтонский и пр.

Восточная сторона поначалу лишь огрызается, а со времён Миндовга и Александра Невского начинает наносить довольно чувствительные удары, пресекающие поползновения католичества на славянские земли. Но всё чаще и чаще императоры и папы начинают убеждаться в существовании южной опасности. К X-XI векам положение становится критическим. Ужас охватывает папский двор, несутся призывы к объединению, значительно сворачивается деятельность Орденов на востоке, и собранные силы организуются для борьбы с мусульманством.

И, если ранее исламское наступление только сдерживалось, то теперь наступает время христианского контрнаступления.
Церковь на время забывает острые разногласия с правителями феодальной Европы, создаётся общеевропейское движение крестоносцев, переориентируются, в основном, направления деятельности Орденов, возникают новые.

В течение почти двух столетий полчища христиан (отощавшие рыцари и толпы всевозможных искателей приключений, мошенников и авантюристов), очищая поля Европы от своего присутствия (не менее важная сторона их деятельности), яростно пытаются закрепиться в земле Ханаанской. Им это временно удаётся, но, главное, что они отвлекают значительные силы мусульман от основного направления борьбы.

Крестоносцам немало помогали духовные ордена (Мальтийский, Тевтонский, Тамплиеров и др.), которые в своей деятельности удачно совмещали военные функции с политическими. Правда, и то, что иногда ордена бравировали указаниями папы и королей и доходили до прямого предательства интересов христиан, заключая тайные союзы с халифатами.

Православие не участвует в первой схватке, слишком далеко оно было от основного театра действий. Найдя вторую родину на обширных просторах славянского мира, оно догмами и обрядами вторгается в души могучих славян, вытесняя или соседствуя с прежним язычеством. Ему не грозило ничто извне. Даже приход татаро-монгол, ставших мусульманами, но продолжавших следовать законам Великой Ясы мудрого Чингис-хана и их двухсотлетнее взаимодействие со славянами, не потревожило устои православия, а лишь укрепило их. Века мирной жизни славян и татар на волжских пространствах, когда последние не следовали решению "стратегической" задачи, доказали возможность их сосуществования.

Наступательное движение западного христианства в XI-XIII веках не было особо успешным. Оно сдерживало противника и лишь на отдельных участках фронта добивалось успеха. Мавры были вытеснены за Пиренеи, освобождена Арагония, возникло Иерусалимское королевство и т.д. В тоже время почти полностью омусульманивается славянское население Македонии, Далмации, Сербии, южной Болгарии.

Наступает пора вынужденного перемирия, когда обе стороны, не имея сил для фронтального наступления, наносят друг другу болезненные, но местного значения, уколы.
Восток всё ещё продолжает, скорее по инерции, "снабжать" Запад энергией, богатством и идеями. Так будет где-то до XIV века.

В эпоху вынужденного затишья происходят важные процессы, предопределившие судьбу дальнейших взаимоотношений двух систем на долгое время.

Воинственный пыл мусульман резко угасает. Наступает время обороны завоёванного пространства, его обустройства. Здесь, казалось бы, "священная" борьба должна сплотить арабский мир.
Но происходит обратное.

Невозможность завоевания новых земель и богатств вызывает очевидный раскол среди исламских государств. Оказалось, что эта общность народов крепка только при возможности обогащения. Никакой духовной связи наций мусульманского мира не было и в помине. Насильственно обращенные в мусульманство люди были в лучшем случае равнодушны к исламу, нередко восставали против. Нет обогащения, некого обращать в мусульманство - растворяется объединяющая стратегическая идея. В том числе и такая важная, как веротерпимость. Начались гонения, особо усилившиеся во времена правления Альмогадов (1148-1269) и последних Фатимидов (1160-1171 годы). Как цепная этому реакция - постепенный упадок культуры, искусств, науки. Всё меньше и меньше звёзд первой величины на арабском небосклоне.

Наступает стагнация мусульманского мира и на первом её этапе (XI-XV века) процесс перераспределения завоёванных земель и богатств, происходящий, естественно, под лозунгом борьбы за чистоту веры.В недрах ислама начинает плодиться великое множество направлений и течений. Энергия их деятельности уходит целиком и полностью на ожесточённую, кровавую междуусобицу....

В это же время христианский мир, наоборот, постепенно возрождается после прошедшей эпохи внутренних распрей. Как уже упоминалось, Вормский конкордат и другие шаги чётко определяют место и функции религии в государственном устройстве, всеподчинённость граждан единым Законам и всё более и более проявляемую государствами политику консолидации внутренних областей. Постепенно приходит успокоение, способствующее росту торговли, товарообмена и непременно сопутствующих этому процессу вторичных явлений - расцвету литературы, искусств, естественных наук и философии. Всё, как было ранее в эпоху расцвета мусульманского мира. Закономерности ведь едины!
Христианский мир, выдержавший мощное фронтальное наступление, объединённый политически и духовно, бурно прогрессирует.

Глава 3
Начинается средневековье. Длительное и блистательное для Западного мира, ибо уже ничего не тревожит извне его границы.
А на Востоке это время непрекращающихся внутренних войн между странами мусульманской системы. Некогда цветущее разноплеменное исламское общество самоуничтожается. И первым тому доказательством служит постепенное исчезновение крупных интеллектуальных имён в арабском субэтносе. А ведь их было до XIII-XIV веков великое множество. Переводы трудов Эвклида, Птолемея, Аристотеля, Гиппократа, Галена и др, выполненные арабскими переводчиками, являются единственным источником и наших сведений о этих гениях. Математики и астрономы ал-Харизми, ибн Муса, ал-Баттани, историки и законоведы ат-Табани, ибн Хордадбег, ал-Фергани, первый энциклопедист Исхак ал-Кинди, первый социолог ибн Халдун. А сколько светлых имён в медицине (Авицена и др.), в поэзии, архитектуре!? А мореплаватели, открывшие дорогу в Индию, Китай и юго-восточную Азию для португальцев, голандцев и др.!? С XIV -XV веков таких имён мы уже не встречаем - идеологическое здоровье системы чётко сказывается на интеллектуальном уровне общества.

Зато, как грибы после тёплого дождя, начинают расти различные течения, секты, движения. Описать всех невозможно, да и незачем. Существует в мусульманской историографии целая наука, доксография, предметом которой является описание идейных разногласий в исламе. Это не смешно, скорее печально!
Основные течения, конечно, обзорно всё же представим.

Чуть ли не с момента возникновения ислама, благодаря разногласию между потомками семьи Мухаммеда, дерущихся за власть в халифате, появились два течения. Благочестивый суннизм, отрицающий возможность посредничества между Аллахом и людьми после смерти Мухаммеда, последователи которого составили подробные пояснения к Корану в виде Сунны, зафиксированной в хадисах. Сунниты признавали законность власти первых четырёх халифов и вообще поначалу были партией "примиренцев". Суннитское направление послужило идеологической основой создания двух мощных и наиболее культурных государств исламского мира - Аббасидского халифата (Багдад) и Омейядского (Испания).
Бежит время, и суннизма явно не стало хватать, особенно для обоснования перераспределения богатств. Понадобилось ловкое и более беспощадное направление. Так возникает шиитизм. Шииты признают только Али и его потомков единственно законными преемниками Мухаммеда. Остальные - узурпаторы, которых следует выжигать калёным железом.

Направление сразу пустило глубокие корни, глубокие и разветвлённые, ибо потомков славного Али было множество, и потому для людей авантюристического склада ума появились возможности под знаменем каждого из них попытаться захватить вожделенную власть. В противовес суннитам они также составили пояснение к Корану в виде ахбаров, являющихся, по их мнению, единственно правильным источником о поведении и решениях угодных Аллаху.

Уже в середине X века шиитское движение распалось на два основных течения - "крайнее" и "умеренное", которые впоследствии (в XI-XII веках) вновь разделились: первые на гулат, альмогадов и исмаилитов, а вторые на зейдитов, имамитов и т.д., и т. п.
Уже к XII веку шиитизм становится религиозной основой новых государств в северной Африке и Испании - исмаилитского халифата Фатимидов (Египет) и халифата Альмогадов в Испании. Последнее было создано кровожадным Ибн-Тумартом. Этот халиф проповедовал ислам исключительно силой оружия... Поначалу были вырезаны иудеи и христиане на территории нынешнего Марокко, а потом полчища "истинно правоверных" вторглись в цветущую Испанию и...полились потоки мусульманской (суннитской), иудейской и христианской крови в Кордове, Гренаде, Севилье и др. городах.

Но и эти течения ещё были "розовыми". Множатся типично экстремисткие секты - такие, как "гулат" (крайние, преходящие границы) и исмаилиты. Их идеология базируется на сложном переплетении шиитского вероучения с примесью домусульманских культур, в основном, персидского зороастризма.
Но это лишь идеологическая "шапка".
Организационная структура всех шиитских направлений совершенно одинакова. Политическая доктрина - власть любой ценой. Религиозная сущность - жёсткая дисциплина, слепое подчинение старейшинам. Имеющиеся свидетельства древних авторов повествуют о семи ступенях посвящения в члены сект. Громадная масса рядовых членов не поднималась выше второй ступени и среди них господствовал Коран и Сунна. Чем выше по лестнице посвящения, тем более развенчивалась их сущность. На третьей ступени объявлялись необязательными принципы шариата. На четвёртой уже прямо говорилось, что шариат выдуман для глупцов, дабы легче держать в повиновении простой народ. Начиная с пятой ступени, посвящаемый узнавал, что вскоре придут новые пророки. Последним будет Махди (ведомый Аллахом). Он совершит всевышний суд над людьми и введёт избранных в царство Мирового Разума. Звучит анекдотично, но почти все основатели арабских династий провозглашали себя Махди (Убайдаллах-Фатимиды; Ибн-Тумарт-Альмогады и т.д.). На шестой и особенно на седьмой ступенях избранным (миссионерам) внушалось, что все религии в сущности одинаковы и что их догматы и обряды необходимы простым, примитивным людям и что философия вообще выше религии.

Вспоминаете - ведь это типичная организационная структура любого диктаторского режима и любой террористической партии. Миссионеры обязаны были действовать не только среди последователей ислама, но находить приверженцев среди иудеев, христиан, персов и пр. Делалось всё во имя единственной цели - во время Оно глава секты (партии) выступает в роли Махди и тем достигает низвержения существующих институтов власти и законов.

Успех исмаилитов был настолько большим, что в XII веке они захватили власть в мусульманской системе на огромном пространстве от современного Алжира и до Сирии включительно. Знаменитый поэт и идеолог исмаилизма Насир-и-Хосров откровенно считал, что "если убивать змей для нас обязательно по согласному мнению людей, то убивать неверных для нас обязательно по приказу Бога всевышнего, и неверный более змея, чем змея..." (Л.Гумилёв, 1995г.) Это ли не кощунство над религией вообще!?

С прекращением внешней экспансии, с наступлением эпохи перераспределения даже пламенной энергии исмаилитов и альмогадов стало не хватать в кипящем мире ислама. Появляются секты, чьё мировоззрение базируется на неприкрытом терроризме. Как яркий пример тому, секта низаритов, терроризировавших тогдашний мир (мусульманский и христианский) на протяжении почти двух столетий. Она существует и по сей день, но её личико стараниями предпоследнего имама (Али Сулейман Хана, правившего в 40-50ых годах XX столетия) резко изменилось - от террористического до сексуального. Все бы так!!! Но это отдельный рассказ в духе американского шоу.

Сейчас же, буквально несколько предложений о, наверное, первой (более ранней не встречал) террористической партии низаритов. Некоему интригану и фокуснику, весьма честолюбивому Хасану ибн-Сабаху, служившему ответственным чиновником в канцелярии султана Мелик-шаха и выгнанному с работы за финансовые фокусы в особо крупных размерах, удалось захватить неприступную крепость Аламут (северная Персия, окрестности современного гор. Казвина), принять на "душу" звание шейха и организовать особый орден - "Новый призыв".
Вообще-то низариты (не запутайтесь!) - правая ветвь исмаилитов, которые правили в фатимидском халифате и, разругавшись вдрызг (середина всё того же XI века), естественно из-за престолонаследия, разделились на мусталитов и вышеназванных. Победили первые, а вторые с позором были изгнаны и под руководством Хасана свили гнездо в северной Персии. Образовать крупное государство Хасану не удавалось, всё было уже занято более "правоверными" организациями, но бурное тщеславие и жажда денег требовало выхода. И тогда шейху пришла гениальная идея - зарабатывать на терроризме и шантаже под зелёным знаменем Ислама. Для этого призыву в орден подлежали молодые юноши из сельского населения, то есть не обременённые образованием. Интеллигенцию в партию принимали строго ограниченно, понимая уже тогда (1090 год.) её склонность к размышлениям и анализу.

В современных террористических организациях "черновую" работу, как правило, также выполняют совсем простые люди. Уже через 10 лет весь цивилизованный мир ( от Атлантики до Персии) дрожал при упоминании этого ордена. На западе его прозвали орденом ассасинов (убийц), перековеркав восточное название "гашашшины", за весьма своеобразное применение гашиша. М.Д.Каратеев (1994г.) пишет, что орден имел пять ступеней посвящения и, в отличие от мусталитов, в философию особо не вдавался, толкуя Коран совершенно произвольно. Члены двух последних ступеней назывались миссионерами и были посвящены во все тайны ордена. Членам первой и второй ступени не открывали вообще никаких тайн, они были слепыми исполнителями воли шейха и миссионеров. Такие назывались "федави", что значило жертвующий собой за веру. Для настройки федави к подвигу, то есть убийству, они подвергались психологической обработке с применением гашиша. Методологию разработал сам великий и непогрешимый Хасан ибн-Сабах.

Вскоре Орден образовал филиалы в Сирии и Палестине, где захватил горные замки Апомею и Алейка. Масштабы террористической деятельности стали огромны. Сотни виднейших сановников и правителей - эмиры Дамаска, Мосула, Багдада, великие везиры Египта и Марокко, фатимидский халиф Аамир; европейцы - князья Конрад и Боэмунд, граф Раймунд, венгерский король Бэлла, английский принц Эдуард Плантагенет и лишь германский император Фридрих II и французский император Людовик Святой остались в живых, откупившись крупными суммами денег и т.д.

Орден наводил ужас в течение почти 200 лет, примерно до 1378 г., когда поначалу монгольская лавина, а потом славные мамлюки окончательно разорили горные крепости ассасинов, отобрав невиданные богатства. Низариты переселились в Индию, где до настоящего момента и существует их главный центр.
Почему я так детально представляю это "идеологическое" течение? Потому что Орден впервые привнёс в религию как постоянный фактор убеждения силу и устрашение, оформив и то, и другое в виде политико-террористической доктрины. Впервые миссионеры-низариты создали методологию поточного воспитания убийц во славу Аллаха...Создали не как единичное и необыкновенное явление, а как обыденный труд, то есть рабочий процесс насилия над конкретной личностью в политических и финансовых целях для создания атмосферы всеохватывающего страха и бессилия.
Им это здорово удалось. Настолько, что даже матери федави благославляли сыновей и безумно радовались их "подвигам", глубоко веруя в райскую жизнь детей.
Нарисованная картина всем вам прекрасно знакома по деяниям исламистов в сегодняшней Палестине...
Но при чём тут религия?

(продолжение следует)