Анатолий Клесов "Рецензия на рецензию"

Матрасы и противопролежневые матрас противопролежневый купить.

(окончание)

Жанр Суворова

В последней части настоящей рецензии я отойду от рецензии как таковой. С книгой Лоханина и Нуждина достаточно ясно. Но что-то не сходятся концы с концами в другом отношении - что за жанр такой у Суворова, который вызывает столь неистовую реакцию "критиков"? Ведь книги Суворова - явно не исторические труды. Он не использует доселе неизвестных архивных материалов, не располагает материал так, как принято у историков, не цитирует источники, как принято у них. Его книги изобилуют авторскими отклонениями, ненаучными оборотами, художественными отступлениями. Он вводит новые термины, типа Гитлер - "Ледокол революции", "Линия Сталина", "Линия Молотова" и многие другие, не используемые в исторической литературе. Он сыпет фразами, не принятыми по стилю у историков, типа "Гитлера спас Сталин", "Сталин вручил Гитлеру ключи к власти". Это все приводит критиков Суворова в форменную истерику и дает богатый материал для издевательских статей и даже книг. На две из этих книг мной были даны рецензии в недавнем и в текущем выпусках "Порт-Фолио".

По небольшому размышлению прихожу к предположению, что Суворовым создан или оформлен до концептуального завершения новый жанр. Он, этот жанр, вполне имеет право на существование, когда не смешивается с наукой. Кстати, Суворов и не смешивает. Он везде подчеркивает, что он - не историк. А его критикуют как историка, как специалиста по танкам, как специалиста по самолетам - и каждый специалист его долбил (и продолжает долбить), не понимая, что это жанр у Суворова такой. Интеллектуальные игры с опубликованными материалами и документами при заранее заданном неортодоксальном ответе.

Это - новый и интересный жанр, который заставляет беситься специалистов, но который может быть чертовски увлекательным и поучительным. На самом деле, жанр, возможно, и не новый. Просто Суворов его продемонстрировал на увлекательном предмете и довел до виртуозности.

Поясню на примере особенность этого жанра. Берется известное положение. Например: "Советское правительство - самое гуманное правительство в мире". Для яркости представим, что на дворе 1950-й год. Положение всем совершенно очевидно, опубликованы и публикуются сотни и тысячи статей и книг, абсолютно и безоговорочно подтвержаюшие это положение. И вот появляется некто Кутузов и выдвигает обратное положение: "Советское правительство - самое негуманное, самое антинародное правительство в мире". Более того, обосновывает это положение цитатами и выдержками из известных книг, мемуаров, статей в "Правде", материалов съездов КПСС, статистическими данными. Игра такая. Источники все доступны, вывод заранее сформулирован, надо только мостик перекинуть, и не один, а много мостиков - от источников к выводу.

Специалисты (а также всевозможные прихлебатели - политработники всех мастей, преподаватели вузов, журналисты, историки, философы) в ярости: Кутузов фальсифицирует! Как посмел, наглец, все же знают, что наше правительство - самое гуманное в мире! Как смеете - говорят - цитату из Михаила Андреевича Суслова для этого притянуть, она же совсем не о том! И сама книга Суслова совсем не о том! "Понимаю, - говорит Кутузов, - но цитата была о том, что расстреляли столько-то там тысяч врагов народа, которые зверски не заменили страницу о Н.И. Вавилове в Большой Советской Энциклопедии - на другую страницу, им специально присланную." И так далее.

И вот публикует наш Кутузов эту книгу, и у нее миллионы читателей. Написана ненаучно, и ссылки в ней не оформлены, как принято у философов и историков (а именно, чтобы непременно первые ссылки на Ленина были, потом - на Сталина, потом - на Маркса с Энгельсом, ну а уж потом - по алфавиту). И комбайн наш Кутузов трактором безграмотно называет, и индексы у шагающих экскаваторов путает, и много других смешных ошибок допускает. Ну, ясное дело, фальсификатор и лжец. Специалисты книги одну за другой строчат, издеваются, Кутузова лжецом называют, фальсификатором - ну как не лжец, написал, что трактор Беларусь - лучший в мире! Как после этого можно верить его главному выводу, что советское правительство - самое негуманное!!

Так к чему это я? К тому, что есть такой жанр, а если и нет, то я сейчас его описал, что проводится альтернативное рассмотрение известной информации в подтверждение заранее сформулированного и нетривиального положения. И вполне может оказаться, что сходится. Можно обосновать это нетривиальное положение. С помощью некого альтернативного объяснения, которое другие просто проглядели. Или не хотели рассматривать по идеологическим или политическим соображениям. И - расширяется кругозор. Даже если в итоге окажется неверно, все равно полезно было и под таким углом посмотреть. А возможно, что и верно окажется, и будущие архивные находки это положение подтвердят.

События в Германии 1932-33 гг.

В качестве примера такого жанра рассмотрим описание Суворовым событий в Германии, приведших в 1933 году к власти Гитлера. Это описание было предметом многократной критики, в частности, в обеих рецензируемых мной книгах - "Псевдоисторик Суворов и загадки Второй мировой войны" и "Как Виктор Суворов сочинял историю". Заодно привлечем для рассмотрения материал И. Островского "Читая Геббельса", опубликованный в Интернете и посвященный тому же историческому периоду. Основные претензии к Суворову касаются:
• оборота "Гитлер - Ледокол революции" ("Ледокол", вступление и глава 29) и "германский фашизм - Ледокол Революции" ("Ледокол", глава 2)
• фраз "Гитлера спас товарищ Сталин" ("Последняя республика", глава 6) и "Товарищ Сталин не просто спас Гитлера, но вручил ему ключи от власти" (там же, глава 6).
• Описания, что в 1932 году "Национал-социалистическая рабочая партия Гитлера попала... в тяжелейший финансовый кризис" ("Последняя республика", глава 6) и что "Гитлер обдумывает два варианта действий: первый - бегство, второй - самоубийство" (там же, глава 6).
• Изложения Суворовым результатов выборов в рейхстаг в 1933 годую
• И вообще описания Суворовым хода и логики прихода Гитлера к власти.

За исключением явной ошибки, допущенной Суворовым в цифрах и годе выборов в рейхстаг, все остальные претензии к нему либо безосновательны, либо полностью объясняются избранным им жанром повествования. Этого критики не поняли.

Объясним.

История прихода Гитлера к власти описана Суворовым в главе 6 книги "Последняя республика". Блестяще описана, надо сказать. На 16 малоформатных страницах автору удалось показать логику и динамику исторических событий в СССР и Германии 1920-х и начале 1930-х годов, определивших затем судьбу мира на десятилетия, если - в определенной степени - не навсегда. В рамках своего жанра Суворов формулирует неортодоксальное положение: Сталин сыграл определенную и важную роль в приходе Гитлера к власти. И обосновывает это положение, выстраивая в цепь известные факты. Действительно, в определенной степени сходится. Можно так изложить, почему нет? Альтернативное изложение, в котором ничего не выдумано. Просто автор вышел за устоявшиеся рамки, которые настолько устоялись в официальной историографии, что выход за них вызывает бурную реакцию ортодоксов - мол, как так можно? Как можно выходить из заезженной колеи? И главное - зачем?

Естественно, при этом Суворов, в рамках опять же своего жанра, сделал изложение броским. Издание рассчитано на массового читателя, не так ли? А вы, господа специалисты, хотели - "с одной стороны, с другой стороны"? Это было бы скучно, это не для массового читателя. Тем более, что всех сторон все равно не учесть. А Суворов описал с третьей стороны. Но, повторяю, всё изложение основано на реальных исторических фактах. Событиях, имевших место. Оценках, данных крупными политическими фигурами прошлого. Суворов ничего не выдумал. Он талантливо пересказал.

- Откуда он взял, что Гитлер - Ледокол? Или что германский фашизм - Ледокол? Никто так их не называл, ни в каких исторических материалах и документах! - восклицают историки. А скорее, начётчики от истории. "За это Суворову патент надо дать" - (фактическая фраза с одной из интернетовских дискуссий). Правильно, надо дать патент. Да, Суворов слово "Ледокол" впервые в данном контексте употребил. Потому что талантливо и броско пишет. К тому же не с потолка взял. А вот откуда: "рулевые" международного коммунистического движения в начале 1930-х годов, когда стало ясно, что фашизм как политическая сила укрепляет свои позиции, выдвинули концепцию, что приход фашистов к власти их же, фашистов, и погубит. Что возмущенные народные массы фашистов сметут, и к власти смогут прийти коммунисты, при соответствующей тактике коммунистического движения в Германии. Иначе говоря, фашисты расчистят дорогу к власти коммунистам. Вот он, Ледокол Революции, по Суворову. Ледокол как Расчищающий Путь. Замечательная и точная находка Суворова.

Обратимся к историческим источникам. Книга Л.Д. Троцкого "Немецкая революция и сталинская бюрократия", глава "Зигзаги сталинцев в вопросе об едином фронте". Цитата, описывающая тактику "сталинцев": "... что Гитлер не принесет ничего нового, что бояться Гитлера не нужно, что Гитлер только проложит дорогу для коммунистов. Может быть, это преувеличение? Нет, это подлинная, несомненная руководящая идея вождей компартии" (выделено мной - А.К.).
А Суворов, придерживаясь своего жанра, назвал Гитлера, который "проложит дорогу", - "ледоколом".

Теперь в отношении того, что "Сталин привел Гитлера к власти". Безусловно, преувеличение. Но не лишенное некоторой основы.
Вот, как Суворов подводит базу ("Последняя республика", глава 6). С этими положениями нельзя не согласиться:

"Демократия так устроена, что в решающих, поворотных моментах истории основную роль играет меньшинство. Происходит это потому, что история имеет неисчислимое количество вариантов развития. Пока все хорошо, юди могут соглашаться в главном, но в моменты кризисов и обострений в обществе возникают тысячи решений и планов. Как правило, мнения делятся на диаметрально противоположные и почти пополам. В этой ситуации все решает неустойчивое, колеблющееся меньшинство: чуть оно подастся вправо, победят правые, чуть влево - левые".

И дальше, там же: "Именно такая ситуация сложилась в Германии в конце 1932 года: гитлеровцы, как мы помним, на первом месте, социал-демократы - на втором, коммунисты - на третьем. Но ни гитлеровцы, ни социал-демократы, ни, тем более, коммунисты прийти к власти не могут.
В этой ситуации судьбы Германии, Европы и всего мира оказались в руках меньшинства - в руках германских коммунистов. Поддержат коммунисты социал-демократов - и гитлеризм рухнет и больше никогда не поднимется. А если коммунисты поддержат гитлеровцев, рухнет социал-демократия".

Оторвемся на время от Суворова и предоставим слово Зиновьеву в изложении историка В. Роговина (цит. по книге "Власть и оппозиция", глава 48 "Теория "социал-фашизма" и приход к власти Гитлера"): "Связь между бескровной победой Гитлера и политикой сталинизированного Коминтерна была очевидна для всех опытных революционеров. Как вспоминал немецкий коммунист Э. Волленберг, Зиновьев говорил ему в 1933 году: "не считая германских социал-демократов, Сталин несет главную ответственность перед историей за победу Гитлера".

Теперь - о соображениях критиков в пику Суворову, что никто из серьезных историков роль Сталина в германских событиях начала тридцатых годов не упоминает. Я не проводил серьезного исследования, просто взял три совершенно разноплановые книги и проверил. Итак, "Взлет и падение Третьего рейха" Уильяма Ширера, "Адольф Гитлер" Б. Соколова, и "The Rise and Fall of Hermann Goering" Вилли Фришауэра. Действительно, ни одна в прямом виде не упоминает. Да и в непрямом упоминает лишь вскользь - только в фундаментальном труде Ширера объемом в 927 страниц (в русском переводе) об этом есть всего несколько строк. На стр. 176 в главе "Гитлер против Гинденбурга" упоминается - "Это был не первый и не последний случай, когда коммунисты по приказу из Москвы рискованно играли на руку нацистам". Речь шла о том, что "коммунисты, громогласно обвинившие социал-демократов в том, что своей поддержкой Гинденбурга они "предают рабочих", выдвинули на президентских выборах кандидатуру лидера партии Эрнста Тельмана". На тех выборах, состоявшихся 13 марта 1932 года, Тельман получил почти пять миллионов голосов, или 13.2 процента от проголосовавших тридцати семи с половиной миллионов человек. Гитлер получил 30.1% голосов. Гинденбург с 49.6% недобрал 0.4% до абсолютного большинства. На повторном голосовании 10 апреля 1932 года Гинденбург набрал абсолютное большинство, 53% голосов, Гитлер 36.8%, и Тельман - 10.2%.

И далее Ширер пишет: "Кардинальная ошибка немцев, настроенных против нацизма, заключалась в том, что они не объединились для борьбы с ним. Даже в июле 1932 года, находясь на гребне популярности, национал-социалисты собрали только 37 процентов голосов... Коммунисты до конца следовали своей сомнительной идее: сначала покончить с социал-демократами, социалистическими профсоюзами и остатками демократически настроенных средних слоев населения (они руководствовались весьма спорной теорией: даже если подобная тактика приведет к временной победе нацизма, за этим последует неизбежное крушение капитализма), а потом взять власть в в свои руки и установить диктатуру пролетариата. Фашизм, с точки зрения большевиков-марксистов, есть последняя стадия умирающего капитализма, после него - торжество коммунизма во всем мире" (стр. 207)

Ширер не дописывает, что эта теория коммунистов о первоочередной борьбе с социал-демократами, которая расколола рабочий класс Германии, принадлежит Сталину.

"...Сталин... суть немецкой проблемы формулировал так: сперва пускай придут фашисты, а потом мы" (Троцкий Л.Д. Немецкая революция и сталинская бюрократия. Жизненные вопросы немецкого пролетариата. Берлин, 1932, с. 113)

Поэтому Суворов не лгал и не фальсифицировал, говоря, что "Гитлера спас Сталин". Броскость фразы, допустимая в популярном издании "суворовского жанра", не должна заслонять того, что такая интерпретация может иметь место. Интересующихся можно отослать к цитируемой выше книге Л. Троцкого "Немецкая революция и сталинская бюрократия. Жизненные вопросы немецкого пролетариата", или к более недавней книге Вадима Роговина "Власть и оппозиция", главе 49 "Теория "социал-фашизма" и приход к власти Гитлера". На этот счет имеется масса документов, имеющих отношение к так называемой теории "третьего периода", навязанной Сталиным международному коммунистическому движению. В соответствиии с этой теорией, после Октябрьской революции, вслед за "первым периодом" (революционный подъем 1918-1923 годов) и "вторым периодом" (относительная стабилизация капитализма в 1924-1928 гг) наступил "третий период", период непосредственных революционных боев за установление диктатуры пролетариата в капиталистических странах. С этой теорией и была связана активизация тезиса о "социал-фашизме" как главной силе, тормозящей боевую силу рабочего класса. Социал-фашистами Сталин называл социал-демократов и в особенности левое крыло социал-демократии (В. Роговин, "Власть и оппозиция"). Можно привести много свидетельств того, что эта политика Коминтерна, диктуемая Сталиным, сыграла определенную роль в расколе германского рабочего движения и в итоге - в приходе Гитлера к власти. На этот счет можно процитировать многое.

Можно процитировать Сталина от октября 1928 года о "стремлении (некоторых коммунистов) приспособить коммунизм к социал-демократизму"

Можно процитировать добавление Сталина в резолюцию Х пленума ИККИ в июле 1929 года - "Пленум ИККИ предполагает обратить особое внимание на усиление борьбы против "левого" крыла социал-демократии ... на деле всемерно поддерживающего политику соц.-фашизма".

Можно - материалы XVI съезда ВКП(б) о нанесении главного удара по социал-демократии, более опасным врагам рабочего класса, чем открытые враги - фашисты

Можно - материалы XI пленума ИККИ (март-апрель 1931 года), где развитие социал-демократии было охарактеризовано как "непрерывный процесс эволюции к фашизму"

Можно - слова Сталина "Разоблачение социал-демократии... есть очередная задача коммунистических партий" (XI пленум ИККИ).

Можно - решения Коминтерна, запрещающие совместные выступления коммунистов и социал-демократов.

Или резолюцию Политсекретариата ИККИ от 18 сентября 1931 года о "борьбе против германской социал-демократии"

Или из книги Вадима Роговина "Власть и оппозиция", о референдуме 1931 года по свержению социал-демократического правительства Прусии, - "фактически оказалось, что коммунисты выступили против социал-десократов в блоке с самой реакционной политической силой" (фашистами)

Или то, что осенью 1932 года руководство Коминтерна отвергло предложение Димитрова обратиться к немецким рабочим с призывом создавать совместно избранные органы (коммунистов и социал-демократов) для общих боевых выступлений против фашизма

Или процитировать обращение ЦК германской компартии от 29 ноября 1931 года с призывом "для победы над фашизмом необходимо предварительно победить социал-демократию"

Или процитировать Эрнста Генри - "Слова Сталина были таким же приказом Коминтерну, как его указания Красной Армии или НКВД. Они разделили рабочих друг от друга как бы баррикадой... Приказ есть приказ, партийная дисциплина - дисциплина. Везде, как будто спятив с ума, социал-демократы и коммунисты неистовствовали друг против друга на глазах у фашистов. Я хорошо это помню. Я жил в те годы в Германии и никогда не забуду, как сжимали кулаки старые товарищи, видя, как дело идет прахом..., как теория социал-фашизма месяц за месяцем, неделя за неделей прокладывает дорогу Гитлеру".

Теперь - о том, в чем Суворов, безусловно, ошибся. Он написал:

"На выборах 1933 года Гитлер получил 43% голосов, социал-демократы и коммунисты - 49%. Но товарищ Тельман не пожелал выступить с социал-демократами единым блоком. Поэтому победил Гитлер" ("Последняя республика", глава 6).

Здесь Суворов ошибся, причем во всех трех цифрах. Надо было, если сохранять "суворовский" стиль, написать так: "На выборах 1932 года Гитлер получил 33% голосов, социал-демократы и коммунисты - 37%. Но товарищ Тельман не пожелал выступить с социал-демократами единым блоком. Поэтому победил Гитлер".

Поскольку Суворов явно имел в виду выборы, предшествующие победе Гитлера, который вскоре был назначен канцлером.

Если еще точнее, то надо было написать "на выборах 6 ноября 1932 года", поскольку еще одни выборы были 31 июля 1932 года (на них с-д и коммунисты совместно получили 36.2%, а нацисты - 37.4%).

Понятно, что Суворов сделал дурацкую ошибку. Потому что, напиши он как было на самом деле, то это точно вписывалось в его концепцию. И "подгонять" ничего не надо было. Обсуждать результаты выборов 1933 года (точнее, 5 марта 1933 года) было Суворову бессмысленно, потому что Гитлер стал канцлером 30 января 1933 года, через несколько дней распустил рейхстаг, назначил новые выборы на 5 марта, 27 февраля был подожжен рейхстаг, 28 февраля была отменена Веймарская Конституция, гарантировавшая свободу личности, слова, печати, собраний, союзов, по стране прокатились массовые аресты антифашистов. "И что после этого были за выборы", как говорят в Одессе? А они были, и 5 марта нацисты набрали 43.9% голосов, коммунисты 12.3%, СДПГ 18.3%, в сумме только 30.6%.

Ну чего было бы Суворову об этом писать? Ясно, что ошибся. Кстати, "Поэтому победил Гитлер" в цитате Суворова вовсе не означает, что Гитлер победил на выборах. Выборы вообще были в рейхстаг, и были, так сказать, "групповыми", партийными. Гитлер, по изложению Суворова, победил потому, что антифашистские силы не объединились. Это - достаточно общепризнанная точка зрения. Опять нет никакой "лжи" или "фальсификации".

Суворов и дневники Геббельса

Наконец, о "критике" следующих двух выдержек из Суворова, относящихся к 1932 году ("Последняя республика", глава 6):

"Национал-социалистическая рабочая партия Гитлера попала... в тяжелый финансовый кризис".

"Гитлер обдумывает два варианта действий: первый - бегство, второй - самоубийство".

К этому Суворов добавляет: "Интересно полистать дневники Геббельса тех дней: "надежды полностью исчезли", "в кассе ни пфенига", "нет денег, никто не дает в кредит", "мы на последнем издыхании".
Ниже я покажу, что обе цитаты в целом верны.

Теперь посмотрим, что по этому поводу пишет "критик" И. Островский ("Читая Геббельса"):

"В обоснование своего тезиса (о трудном положении нацистской партии осенью 1932 года - А.К.) он (Суворов) приводит всего два довода: - а) у партии не было больше денег, б) Гитлер помышлял о бегстве или самоубийстве. Вскользь упоминается и третий - разложение партии. Что ж, посмотрим, как с этим обстояло дело на самом деле".

Я не буду цитировать все 35 страниц И. Островского, разбирающие по сути дела эти две цитаты. Приведу просто из его же материала соответствующие выдержки из дневника Геббельса:

-- "Сама организация (берлинская организация НСДАП - А.К.) с ее подразделениями находится в глубокой депрессии" (10 сентября 1932).
-- "...партийные кассы пусты. Прошлые избирательные кампании проглотили все доступный средства" (16 сентября 1932).
-- "Нехватка денег в этой предвыборной кампании стала хронической болезнью" (2 ноября 1932).
-- "Отчаянная борьба партии против поражения..." (5 ноября 1932).
-- "Занимаюсь тем, чтобы депрессивные настроения в партии не приняли слишком большой размах" (6 ноября 1932).
-- "Вчера в Gau отвратительное настроение" (8 ноября 1932).
-- "Начальное хорошее настроение в партии уступило место вялой депрессии. Повсюду только неприятности, ссоры и раздоры" (10 ноября 1932)
-- "Я получил доклад о финансовом положении Берлинской организации. Оно совсем отчаянно. Недостаток денег, долги и обязательства, и к тому же еще полная невозможность после этого поражения достать денег в значительном количестве" (11 ноября 1932).
-- "Денежные заботы, личные и из-за Gau" (1 декабря 1932).
-- "Положение в Райхе катастрофическое. В Тюрингии мы потеряли с 31 июля 40% голосов" (6 декабря 1932).
-- "У нас подавленное настроение" (10 декабря 1932).
-- "О денежном положении. Оно (безотрадно, безнадежно, отчаянно, уныло, прискорбно)" (11 декабря 1932).
-- "Вчера: совещание по финансам Gau. C Gau дела плохи..." (21 декабря 1932).
-- "Я в полном отчаянии. Год 1932 - это одна сплошная полоса неудач. Лучше б его вообще не было" (24 декабря 1932).
-- "В Мюнхене денежные проблемы" (31 декабря 1932).

Есть вопросы к Суворову? "Сфальсифицировал"? Нет, все написал по сути правильно.

Теперь про Гитлера в дневнике и книге Геббельса.

-- Гитлер (в ночь с 8 на 9 декабря 1932): "Если партия распадется, то в три минуты поставлю точку пистолетом".
-- "Гитлер говорит, если партия распадется, я ставлю в три минуты точку".

Об этом же пишет и Вилли Фришауэр в цитируемой выше книге (стр. 65): "If the Party breaks up", Hitler said, "I shall kill myself!" ("Если партия распадется, я себя убью").

О возможном бегстве Гитлера, перевод И. Островского:

-- "В беседе с президентом сената ... Данцига Гитлер спросил того, есть ли у Данцига договор о выдаче преследуемых юстицией лиц... пояснив при этом, что ему может понадобиться убежище".

Есть вопросы к Суворову? По крайней мере, в том, популярном варианте, как он излагает? Где "фальсификация"?

И. Островский в своем "критическом разборе", процитировав все это, суммирует свою "критику" в следующих положениях и выражениях:

"... прямо противоположное тому, в чем нас хотел бы уверить г-н Резун..."
"...состояние НСДАП осенью 1932 г. было отнюдь не таким катастрофическим, как это обрисовано г-ном Резуном..."
"... вся экспозиция оказалась фальсифицированной"
"...г-н Резун не может ответить иначе как "маленькой" подтасовкой"
И - финал:
"Вся история прихода Гитлера к власти в изложении г-на Резуна основана на подтасовках, логических неувязках и прямых искажениях истины".

Комментарии излишни. Воистину, если на клетке с надписью "буйвол" находится буйвол, все равно не верь глазам своим. Верь политическому чутью, в особенности тому, что предатель в принципе не может не фальсифицировать.

Так что в своем изложении обстоятельств прихода к власти Гитлера Суворов не только не "фальсифицирует" и не "лжет", а, напротив, придерживается известных положений историков, политиков и современников тех событий, но опять же - в своем броской манере.

Приведем пример из совсем недавных событий. В 2000-м году в США были выборы президента. Как известно, Буш победил с минимальным перевесом по голосам (маленькая доля процента) и с перевесом в один штат (Флорида). Не будем сейчас спорить, насколько это была удача или маневры, или ошибки и недоразумения, какова была роль Верховного суда или Коллегии выборщиков - примем как факт.

Но был еще один кандидат в президенты, Ральф Надер, от "партии зеленых", которого демократы очень отговаривали участвовать, поскольку он оттягивал голоса демократов со своей сходной платформой. Он получил 2.7% голосов, и много из них - во Флориде.

Посмотрим повнимательнее на цифры, они красноречивее слов. Во Флориде за Буша было подано 2,912,790 голосов, за Гора - 2,912, 253 голоса. Разница - 537 голосов. Иначе говоря, 0.009% от общего числа. А Надер во Флориде набрал 97,488 голосов! Не Надер бы - быть Гору президентом.

И это не только во Флориде. Возьмем Нью-Хэмпшир. В котором также выиграл Буш. Он получил там 273,559 голосов, Гор - 266,348, разница - 7,211 голосов. Надер в Нью-Хэмпшире набрал 22,188 голосов. Опять, не Надер бы - быть Гору президентом, даже и без Флориды.

Так вот, можно ли сказать, что "Буша спас Надер"? Что "Надер вручил Бушу ключи от власти"? Что Надер был "Ледоколом" для Буша?

Можно. Почему нет?

Вот так же рассматривал ситуацию в Германии и Суворов. И в определенной степени Троцкий. И - историк Вадим Роговин. В определенной степени.

А "критик" скажет - ложь, поскольку никто из "серьезных историков" Надера и не упоминает. Шоры такие. А надо просто посмотреть на вещи под необычным, неортодоксальным углом. Что Суворов и делает.


Вместо послесловия

Уже завершив данную "рецензию", я обратил внимание на появившуюся в Интернете книжку В. Зайцева "Возвращенная победа или антиледокол" (издано в Киеве, "при содействии социалистической партии Украины") (http://www.socinfo.kiev.ua/dumka/Zaythev/Zaythev.htm).
.
Прочитал. До чего же скучно! Уже в третьем абзаце книги - про "перебежчика и предателя Родины". Автор, инженер-механик по образованию, на нескольких десятках страниц пересказал общеизвестные сведения из истории европейской дипломатии 1930-х годов. Суть книжки - в пику Суворову продемонстрировать, как надо писать о событиях, предшествующих второй мировой войне. А именно так, чтобы все было как всем известно, по накатанной колее, в русле учебников, "шаг в сторону - побег". В главе "Почему вторая мировая война стала неизбежной?" автор приводит цитату из Суворова объемом в девять строк (о московских переговорах летом 1939 года) и далее отводит описанию этих переговоров около 20 страниц своего текста, посвящая этому и следующую главу - "Московские переговоры: ключ к войне и миру".

И невдомек автору В. Зайцеву, что если бы Суворов внял его рекомендациям, как надо писать, то не то что миллионными экземплярами его, Суворова, книги не раскупались бы, но и ни на каких книжных интернетовских сайтах не найти их было бы. Как не найти эту книгу В. Зайцева про "Антиледокол". Видимо, нет спроса.

Кстати, это совсем не означает, что, напиши любую ахинею, - и миллионные тиражи обеспечены. Желающим рекомендуется попробовать.

Нужна "горячая" тема, чувство слова и материала, ощущение аудитории и, конечно, талант. Только и всего. А что предатель - да, досадно. Но пишет хорошо.


Anatole Klyosov
Boston

aklyosov@comcast.net
http://aklyosov.home.comcast.net