Виктор Шевелев "Записки еще одного неэлектронного переводчика"

Недавно опубликованные в "Порт-фолио" "Записки неэлектронного переводчика" Инны Ослон спровоцировали активное обсуждение затронутых ею вопросов. В связи с этим мне - специалисту, занимающемуся техническим переводом последние сорок два года и ставшему четвертым обладателем двух дипломов Американской переводческой ассоциации в области перевода с английского на русский и с русского на английский - хотелось бы поделиться некоторыми соображениями.

Участники дискуссии придерживаются весьма распространённого мнения, смысл которого состоит в том, что переводчик, берущийся переводить текст в какой-то области, должен быть специалистом в этой области. Смею утверждать, что это совсем не обязательно. Конечно же, было бы недурственно, если бы какой-то переводчик всю жизнь переводил только документацию на круглошлифовальные станки, а другой переводчик занимался исключительно переводами документации на плоскошлифовальные станки. К сожалению, это нереально. А в реальной жизни квалифицированный переводчик, располагающий необходимыми словарями и прочей справочной литературой, ОБЯЗАН уметь грамотно перевести документ практически в любой области.

Приведу несколько примеров. В Союзе мне пришлось многие годы работать на Торговую палату в качестве переводчика на английский язык. В частности, я перевел несколько десятков комплектов документации на различные суда, включая плавучие краны, танкеры, балкеры и т. п. Каждый такой комплект состоял из двухсот-трёхсот руководств по эксплуатации и техническому обслуживанию всех судовых устройств и систем. Так вот, например, комплект документации на судовую лебёдку включает как материалы, касающиеся её механической части, так и описание её электрооборудования и электронных систем управления. Переводчик, чувствующий себя более уверенным в области механики, не может ограничиться переводом документации на механическую часть, а затем попросить клиента отдать остальное на перевод Васе. Так не бывает! Далее, в числе прочего комплект судовой документации включает, например, целый ряд руководств по эксплуатации оборудования судового лазарета. И вот, завершив перевод описания хирургического инструмента для офтальмологических операций, переводчик обнаруживает, что теперь ему предстоит перевести протоколы таких операций, содержащие множество медицинских терминов и трактующие о вещах, о которых он не имеет ни малейшего представления. Квалифицированный переводчик с этой задачей достойно справится. Когда-то мне пришлось перевести большое руководство по эксплуатации и техническому обслуживанию установки для искусственной колонизации полезных насекомых (!) на английский язык. Не приходится и говорить, что, помимо описания механических, электрических и электронных устройств, эта документация содержала названия сотен насекомых (из-за чего в отсутствие хотя бы одного русско-английского биологического словаря мне пришлось в поисках английских эквивалентов часами, строя догадки, прочёсывать страницы единственного англо-русского биологического словаря), а также подробнейшее описание их физиологии, морфологии, двигательных и сенсорных навыков, особенностей питания и - не при дамах будь сказано - поведения при спаривании. Как правило, перевод такого документа делается одним человеком, и ничто не может помешать квалифицированному переводчику выполнить этот перевод грамотно.

Вообще говоря, самым важным фактором успеха переводческой деятельности является не компетентность в конкретной области, а языковое чутье (конечно, при глубоком знании грамматики языка, на который делается перевод). Так получилось, что на третьем курсе университета я был вынужден перейти на заочное отделение и заняться поиском работы. Кто-то при мне упомянул, что в местном отделении Торговой палаты существует бюро переводов, и я, обладающий в то время весьма скудным запасом английских слов и равно невежественный во всех областях науки и техники, нахально туда сунулся. Случилось невероятное: в тот день начальница бюро переводов была благодушно настроена и, может быть, надеясь позабавиться, поручила мне перевести руководство по эксплуатации и техническому обслуживанию машины для кокильного литья на английский язык (!). Надо сказать, что, будучи типичным гуманитарием, я практически не знал ни русской, ни английской технической терминологии и понятия не имел, чем отличается болт от гайки, а такое слово, как "кокиль", мне вообще было не ведомо. Тем не менее, я бесстрашно ринулся в атаку, предварительно накупив и одолжив существовавшие на тот момент немногочисленные словари (сегодня моя библиотека включает многие сотни словарей). И языковое чутье меня спасло: с третьего захода (!) мой перевод был принят. Последующие несколько лет мне пришлось очень туго, но в конечном счёте я приобрел достаточные переводческие навыки, чтобы, успешно справившись с переводом документации на токарный станок, бесстрашно взяться за перевод документации на оборудование высокочастотной связи. Конечно, я перерывал гору материалов, ездил в КБ к конструкторам, докучал вопросами знакомым технарям, письменно обращался к английским и американским фирмам-изготовителям с просьбой выслать мне каталоги изготовляемого ими оборудования (что привело к неприятной беседе с поджидавшим меня у двери моей квартиры сотрудником КГБ) и т. п. Мне также невероятно повезло в том отношении, что в те далёкие времена переводчик был обязан встретиться с редактором и обсудить с ним каждое предложенное исправление. Порой такая встреча занимала всю субботу, а иногда приходилось прихватывать и часть воскресения. Мы спорили до хрипоты, приводили доводы, потрясали друг перед другом справочниками и оригинальными материалами - и тем самым, как завещал Ильич, учились, учились и учились… За годы переводческой деятельности я перевёл множество физических статей и докладов на английский язык. Авторами многих из этих работ были крупные учёные. И, нередко не понимая смысла переводимой работы, я тем не менее раз за разом обращал внимание специалистов на допущенные ими ошибки, руководствуясь исключительно логикой языка. Что-то мне каждый раз подсказывало, что в данном месте автор ошибся.

Я не совсем согласен с уважаемой госпожой Ослон, заявившей в одном из своих постов в гостевой книге, что "единственная задача переводчика - это переводить, а не улучшать материал, растолковывать ему непонятное…". Не сомневаюсь, что ей, как и мне, нередко приходится переводить безграмотно написанные материалы, и в таких случаях без улучшения просто не обойтись (единственным исключением являются патенты, в которых, конечно, менять ничего не следует). Многие годы я переводил экономические и финансовые документы на русский язык для Международного валютного фонда и Всемирного банка (кстати, к тому моменту, как я начал работать на эти организации, я не перевёл ни одного русского или английского документа в этой области). Как известно, в МВФ и ВБ работают специалисты многих стран. Так вот, прислали мне, к примеру, статью экономиста из Центральноафриканской республики. Приступив к чтению этой статьи, я немедленно обнаружил, что этот господин находился в приятном для себя заблуждении, полагая, что пишет он её на английском языке. Каждое предложение являло собой закавыку, которую мне нужно было раскавыкать. Естественно, мой перевод представлял собой не более чем переложение разгаданных мной мыслей автора статьи. В процессе перевода квалифицированный переводчик - по крайней мере, на бессознательном уровне - то и дело улучшает текст, делая его более понятным, точным и грамотным.

К сожалению, вполне объяснимая погоня за заработками приводит к тому, что многие переводческие агентства предпочитают пользоваться услугами не более квалифицированных, а более дешёвых переводчиков. Например, лет восемь назад одна такая контора подрядила группу бруклинских жителей, которые, урча от вожделения, принялись переводить на русский язык огромную документацию по ставке 1,5-2 цента за слово. Обычной является практика, когда переводческое агентство получает в перевод на один день материал, состоящий из двухсот тысяч слов (!), "разрезает" его на двадцать частей и рассылает их по электронной почте во все концы нашей планеты (надо сказать, что обычно профессиональный переводчик переводит в среднем не более 3000-3500 слов). Если даже все люди, взявшиеся перевести текст без начала и без конца и, как следствие, не имеющие представления о том, что ему предшествует и что за ним последует, являются хорошими переводчиками (что бывает крайне редко), представленные ими тексты будут содержать от пяти до двадцати эквивалентов почти каждого английского термина. И, если даже это агентство кому-то поручит отредактировать переведенный материал, выделив на это четыре часа, результаты всё равно будут сокрушительными. Беда в том, что зачастую клиент понятия не имеет, какую туфту ему подсунули.

А что касается переводческих ошибок, то для меня рекордсменом является surrounding Wednesday - именно так одним переводчиком был переведен термин "окружающая среда"…

© Viktor Shevelyov