Дмитрий Хмельницкий "История дыбом"

(Почему в российских школах переизбыток учебников?)


Есть такая очень обидная характеристика - "человек с высшим образованием, но без среднего". К великому сожалению, она идеально подходит практически ко всем тем, кто кончил советскую школу.
В самом деле, высшее образование дает специальные знания, а средняя школа общее представление о мире, науках и их взаимосвязи, обществе, этике, культуре... Советская средняя школа замечательно выполняла свое прямое предназначение - готовить к поступлению вузы. Школьник нафаршировывался огромным количеством отвлеченной технической информации, и тот процент, который был в состоянии ее усвоить, заполнял вузы. Традиционная гордость советским образованием была совсем небеспочвенной. Технарей готовили вполне качественно, что и доказала мгновенная экспансия советских программистов и вообще разнообразных научных работников на Запад, когда прохудился железный занавес. Причина понятна. Невероятный, несоизмеримый по объему и значению с прочей советской экономикой военно-промышленный комплекс требовал гигантское количество технических специалистов.
К поступлению в гуманитарные вузы советская школа тоже готовила, но тут эффект был обратный. То есть гуманитарными знаниями тоже нафаршировывали, и вузы заполнялись успешными выпускниками средних школ, но пригодность этих знаний чаще всего ограничивалась сугубо советскими идеологическими потребностями. А сами знания были чем-то, что к нормальному представлению о среднем образовании не имело отношения.
Один знакомый, фронтовик, закончивший после войны университет и специализиировавшийся по истории ВКП (б), десятилетия проработавший директором школы, последние лет 15 до пенсии старался брать себе только уроки древней истории в младших классах. Не хотел пачкаться. И не потому, что был диссидентом (не был), а потому что инстинктивно чувствовал, что врать детям нехорошо. А не врать было невозможно.
И действительно, за исключением древней и средневековой истории, где марксистский подход не так уж сильно мешал восприятию действительных событий, почти все школьные курсы истории, обществоведения и литературы имели отрицательное значение. То есть, внушали школьникам неправильные, лживые, дикие и аморальные вещи.
Отличник по общественным предметам и литературе выходил из школы, вообще ничего не понимая в жизни, обществе и культуре. Точнее сказать, двоечники просто ничего не понимали, а у отличников имелся мощный отрицательный заряд знаний и представлений. Объяснить человеку, который ничего не читал, что такое хорошая литература, легче, чем такому, которому уже внушили, что Чернышевский - это великий писатель, а "Мать" Горького - классика мировой литературы. И который в это поверил. И экзамены на пятерки сдал.

***

Состояние советской школьной науки полностью соответствовало состоянию "взрослой" профессиональной науки. Это значило, что образцовые специалисты и учителя по советской литературе, новейшей истории, общественным и философским дисциплинам, этике с эстетикой и тому подобному были носителями отрицательных знаний и в таком виде приносили большой общественный вред. Хотя ни они сами, ни общество, ни тем более школьники, об этом, как правило, не догадывались.
Распад советской власти покончил с единством и стройностью российско-советской системы образования. Многие школьные и вузовские дисциплины были отменены вовсе, а учебники для других начали переписываться. И пошли скандалы.
Самый последний разыгрался вокруг школьного учебника новейшей истории, написанного Игорем Долуцким. Учебник Долуцкого был в 2001г. решением Федерального экспертного совета признан пригодным для обучения старшеклассников и получил гриф "Рекомендовано Министерством образования".
В ноябре 2003 года гриф "Рекомендовано" был отозван тем же самым Федеральным экспертным советом. Рекомендовано было, напротив, учебник запретить из-за его "политической некорректности".
Учебник пользуется популярностью. В экзаменационную программу не входит, но его используют на уроках в тех школах, которые этого хотят.
Поводом для осуждения учебника стало задание, в котором школьникам предлагалось одобрить или опровергнуть весьма резкие высказывания о вероятности существования в России "полицейского государства" и "режима личной власти Путина". Сравнивались высказывания публициста Юрия Буртина об установлении в России авторитарной диктатуры" и Григория Явлинского о том, что в России "оформилось полицейское государство".
К тому же в учебнике Долуцкого без сентиментальности описана история России, политика которой названа "захватнической" и которая стала "тюрьмой народов", в которой "ненавидели и ненавидят евреев, поляков и армян".
Ситуация действительно пикантная. И даже не потому, что часть школ наверняка не подчинится Министерству образования и не откажется использовать учебник.
Конечно, нехорошо использовать учебник для политической борьбы и провоцировать негативное отношение школьников к действующему президенту. Но, если вглядеться, то борьба-то не политическая. А демократическая. То есть, идет обучение демократии, что для учебника по новейшей истории - прямое дело. Хотя и новое для России. Автор не агитирует за политических противников Путина, а ставит важнейшие вопросы, на которые просто обязан отвечать такой учебник, независимо от личности конкретного главы государства. Например, о том, что такое "полицейское государство" и "авторитарная диктатура".
***

На вопрос о том, не является ли Германия при Коле или Шредере "полицейским государством" или "автократией", условный немецкий гимназист может ответить вполне серьезно и обстоятельно. Вставлять такие острые вопросы в учебники в немецкие учебники истории бессмысленно, поскольку отрицательный ответ очевиден, а сами эти понятия и так подробно разобраны в соответствующих разделах учебника.
В России отрицательный ответ на вопрос об антидемократичности путинского правления неочевиден. И это подтверждается в первую очередь нервной реакцией властей на то, что школьник хотя бы теоретически может согласиться с такой постановкой вопроса. А раз так, то несомненно, что вопрос следует задавать.
Министерство образования оказывается в безвыходном положении.
По логике вещей, должен быть выработан некий государственный стандарт преподавания истории в школе и отражающий на школьном уровне состояние "взрослой" исторической науки. Такого стандарта нет. Вышеупомянутый Федеральный экспертный совет прошли минимум 300 учебников по истории. По каждому курсу от 15 до 30. Есть еще множество учебных пособий, не прошедших совет, но продающихся в магазинах и применяемых в школах. Естественно, многие из них прямо противоречат друг другу. Среди них есть совершенно безумные вроде сочинения Асова и Коновалова "Древние арийцы. Славяне. Русь" (Москва, "Вече" 2004). Там, например, говорится, что "Славяне - потомки ариев, северного пранарода, из недр коего вышли все современные европейские и многие азиатские народы".
Единого, объективного и убедительного учебника или учебного стандарта по новейшей истории России сегодня просто быть не может, потому что в постсоветском обществе не существует единого осмысленного и демократического взгляда на многие устоявшиеся в западном демократическом обществе вещи и понятия. Тут надо добавить, что постсоветское общество - это не только российское. Это еще миллионы жителей бывшего СССР, рассеявшиеся по всему свету, часто с научными степенями, но закончившие советскую школу и потому оставшиеся без среднего образования.


***
В любом крупном немецком книжном магазине в разделе "История" стоят книги по истории. То есть, книги соответствующие современному научному представлению об истории. Ни право-, ни левоэкстремисткой литературы, ни тем более откровенно фашистской там не встретить.
Исторический же раздел современного русского книжного магазина представляет собор совершенно сюрреалистическую картину. Серьезные научные книги соседствуют с откровенными фальсификациями. Исследования по советскому тоталитаризму с коммунистической литературой всех оттенков, с фашистской, с националистической... Просталинские и антисталинские сочинения стоят рядом. Сборники документов по истории ГУЛАГА, коллективизации, советского террора стоят рядом с мемуарами бывших и действующих кагэбистов, прославляющих свою организацию, ее героическое прошлое и благородное настоящее, с патриотическими исследованиями "особого пути России", с антиамериканской, антизападной, антидемократической, патриотической и милитаристской литературой. И все претендуют на то, чтобы быть историческими исследованиями.
Причем, издания и учебники демократические - "дерьмократические", по остроумному выражению правых экстремистов - находятся скорее в меньшинстве. В полном соответствии с положением демократических политических движений в российском политическом спектре.
***
Советская власть кончилась тихо, без гражданских потрясений и войн. Но и советская идеология осталась нескомпрометированной. Не произошло десоветизации общества, аналогичной денацификации Германии, быстро покончившей с рецидивами национал-социалистической идеологии.
В Германии, как и в любой цивилизованной стране, существует принятая обществом система демократических ценностей и комплекс исторических и общественных наук. Как и во всех науках, в них есть открытые вопросы, которые дискутируются, но основные принципы устоялись и сомнению подвергаются только со стороны маргинальных, экстремистских политических движений, у которых нет доступа ни в серьезную науку, ни к школьному образованию.
В общественном сознании постсоветского общества царит хаос.
Не существует общественного консенсуса ни по одному вопросу российской истории. Поэтому и не существует нормальной исторической науки. В ней тоже идет яростная конфронтация коммунистических, националистических, демократических, сталинистских и фашистских тенденций.
Острота ситуации усугубляется тем, что история России ХХ века фантастически плохо документирована. В библиотеках, даже самых лучших, невозможно найти элементарной справочной информации по любым самым простым вопросам советской жизни. Начиная с 1930 г., публикация открытых данных была сведена к абсолютному минимуму, все, что можно, засекречено. Для того, чтобы получить простейшую справку , например, по ценам на товары того или иного советского периода - нужно рыться в архивах.
***
А с архивами тоже происходят удивительные вещи. В советское время все самые интересные и важные архивы были засекречены. Реальная история, особенно советская, была под строжайшим запретом. После наступления демократии что-то открылось, а что-то нет. По-прежнему закрыты, в том числе и для историков, самые важные и самые страшные российские архивы - архивы ЧК-НКВД-ОГПУ-КГБ, закрыты огромные части архивов ЦК и Политбюро. Причем в последние годы доступ в архивы стал труднее, закрывается кое-что из того, что было открыто в начале девяностых годов. Рассекречивание архивов идет крайне медленно и абсолютно необъяснимо, если не считать объяснением нежелание российских властей разрешить доступ к компрометирующим советскую историю материалам.
Но тогда выясняется, что вопрос, заданный в учебнике Долуцкого (не является ли Россия Путина "полицейским государством"), имеет право на существование. Если сотрудники КГБ, занявшие ключевые места в администрации Путина, блокируют архивы 80-60-летней давности и затрудняют таким образом невыгодные им научные исследования, то да, похоже, что полицейское...
Закрытость архивов порождает удивительные псевдонаучные дискуссии. Например, едва ли не ключевой и едва ли не самый болезненный вопрос советской истории - готовил ли Сталин нападение на Европу в 1941 г. Положительный ответ на этот вопрос буквально переворачивает все традиционные представления о политике СССР в тридцатые годы, о целях коллективизации и индустриализации... Отрицательный - сохраняет прежние советские стереотипы, но главное советское мироощущение, избавляет советских людей от унизительного и оскорбительного статуса агрессора. Уже много лет идет яростная полемика между двумя группами историков (и их многочисленными сторонниками). Первая группа доказывает что СССР был агрессором наравне с гитлеровской Германией. Доказывает на основе открытых, опубликованных материалов. Другая, более близкая к власти и военным кругам, яростно это отрицает. Идет квазинаучная дискуссия. Квази- - потому что архивными материалами Генштаба и Политбюро не пользуется ни одна из сторон. И не потому, что не могут найти документы, расставившие бы точки над "i". Хорошо известно, где именно они лежат. Но архивы закрыты. Точнее, архивы в руках сторонников традиционной точки зрения. Совершенно очевидно, что, если там можно было бы найти хоть что-то им полезное, нашли бы немедленно. Одно это делает позицию этой группы сомнительной. Но борьба продолжается.
Таких ситуаций много. Участники научных и псевдонаучных баталий пишут учебники, в которые продолжают бороться между собой. И тут уж как повезет ученику. От политических взглядов директора и учителей каждой конкретной школы зависит, будут ли ученика воспитывать демократом, сталинистом, державником или национал-патриотом.
В учебных пособиях недостатка нет.