Евгений Зудилов "Гавайские зарисовки"

Мы мечтали о морях - океанах,
Собирались прямиком на Гавайи!
А. Галич

Я совершенно точно помню, когда у меня появилась безумная мечта побывать на Гавайях. В то далекое время я работал учеником токаря на заводе, выпускавшем, как и большинство заводов СССР, какую-то секретную продукцию. Завод находился в небольшом среднерусском городе. Город стоял на реке Волге. Гавайи находились где-то прямо под моими ногами - на другой стороне земного шара.

Ночами, чтобы никому не мешать, я сидел на кухне коммунальной квартиры и том за томом читал Джека Лондона. Душа моя уносилась туда, где золотое солнце погружалось в Тихий океан, а легкий бриз шелестел по верхушкам кокосовых пальм. Но беспощадное тело рано или поздно утягивало ее назад, в пропахшую керосином коммунальную кухню, где за окном, покрытым ледяными узорами, во тьме крутилась вьюга, засыпая город колючим снегом. Вероятность того, что токарь сможет когда-нибудь попасть под кокосовые пальмы, была мизерной, а точнее - нулевой и даже отрицательной, тем более, что секретная продукция предназначалась для уничтожения США и, в частности, ее крупнейшей военно-морской базы - Гавайев...

Много воды утекло с тех пор в Волге. Настали иные времена. Я переселился в Калифорнию.
Ближайшие экзотические острова - Гавайи были теперь совсем недалеко, но прошло долгих девять лет, пока мы с моей женой, Аллой, смогли туда выбраться. Причин тому были две: хроническая нехватка свободного времени и денег, а вернее - того и другого одновременно. За это время почти уже все наши знакомые сумели слетать на Гавайи по несколько раз. Самые шустрые даже прихватывали с собой приезжавших из России родственников.

В 2003 году мы, наконец-то, купили недельный тур на Гавайи. Перелет и размещение в гостинице обеспечивала компания Suntrip "Солнечное Путешествие". Поскольку "отдых" с организованной группой туристов в битком набитом автобусе с экскурсоводом-массовиком-затейником, вечно кричащим что-то в микрофон, или еще хуже - заставляющим весь автобус по пути петь какие-то песни - не вызывает у нас ничего, кроме головной боли, то мы еще заранее заказали автомобиль, чтобы спокойно объездить весь остров Оаху и ни от кого не зависеть.

Надо сказать, что опытные люди отговаривали нас от этого шага, мотивируя это тем, что бесплатную автомобильную парковку в курортном районе Вайкики найти невозможно и даже отели взимают плату со своих постояльцев за парковку автомобилей на их стоянках. Так оно и было, но, поскольку недалеко от нас оказался парк, то я на ночь оставлял машину там, благо остров небольшой и угонять машину некуда, да и все равно она застрахована.

В аэропорту Гонолулу нас радостно приветствовали гавайские девушки из компании Suntrip и первым делом надели на нас гирлянды, сплетенные из пряно пахнущих бело-розовых гавайских цветов. Я отдал наши бумаги дородной гавайской тете, ведающей посадкой в автобусы. Та их просмотрела и решительно сняла с нас цветочные гирлянды. Пораженный столь кратковременным гостеприимством, я поинтересовался, в чем дело?
Тетя ответила, что в наших бумагах отсутствует так называемый "трансферт ваучер" - бумажка, дающая право на бесплатный проезд от аэропорта до отеля, и посему мы должны добираться до отеля своим ходом и без цветочков.

После пятнадцатиминутных переговоров с туркомпанией по сотовому телефону прибежала все та же тетя с новыми гирляндами цветов и, рассыпаясь в извинениях, сообщила нам, что они по недоразумению не выслали нам полный комплект документов, но дело уже улажено, и сейчас автобус доставит нас в отель.

Шофер автобуса был явно подозрительным типом. Во-первых, - белый, во-вторых, - весьма узнаваемый акцент. Подошел к нему, разговорился. Так и есть - зовут его Саша, родом с Урала, после армии закончил архангельскую мореходку, на Гавайях с 1990 года. Современный вариант Афанасия Никитина.

Расположились в отеле за два квартала от океана. Первым делом - на пляж. Полоса чистейшего белого песка тянется на несколько километров. С одной стороны отели, с другой - лазурный океан. Название пляжа - Вайкики. В ста метрах от берега, прямо за полоской волнолома начинается рай для любителей катания по волнам на досках. Самые продвинутые катаются на них стоя. Остальные - лежа на животе на простых пенопластовых досках. Тут же, прямо на пляже, памятник гавайцу, который первым начал кататься на досках. На шее у него гирлянда их живых цветов, в руках доска для серфинга.

Стоит ли говорить, что мне немедленно захотелось уподобиться ему? О стройности и молодости я умолчу, но гирлянда у меня уже есть. Осталось достать доску, что не должно быть проблемой. Они есть у всех. Даже бездомный, валяющийся в тени пальмы где-то ею разжился. Доску можно взять напрокат прямо на пляже - двадцать долларов в день. Дорого... Глянул в магазинах - тоже не дешево. Да и что с ней потом делать? Покатаешься недельку, а потом выбрасывай. Не тащить же ее назад?

Эврика! Вечером, после наступления темноты, пошел на безлюдный пляж и под ближайшей же пальмой нашел вполне приличную доску.

Утром, ровно в восемь. часов заверещал телефон. Восемь утра - это по местному времени, а для меня, еще не перестроившегося на него, - пять по калифорнийскому. В трубке зажурчал нежный голосок с гавайским акцентом:
- I'm so sorry, мистер Зудилов, вас беспокоит компания Suntrip. Наш компьютер показывает, что вы в аэропорту не предъявили ваучер на перевозку в гостиницу.
Я уже раскрыл рот, чтобы спросонья послать заботливую сантрипницу далеко-далеко, но потом понял, что по-русски она не понимает, а по-английски я это сделать не сумею. Пришлось объяснять все сначала.
- Большое спасибо, извините за беспокойство, мы все выясним. Благодарю Вас за то, что вы воспользовались услугами компании Suntrip.

Надо ли говорить, что в дальнейшем телефон по утрам звонил с регулярностью будильника?
- Доброе утро, мистер Зудилов, наш компьютер показывает...
- Ааааа......
- Извините. Большое спасибо за то, что воспользовались услугами компании Suntrip...

Спать после этого уже нельзя. Кровь бурлит в жилах, и мне уже не нужна утренняя чашка кофе.

Хвать доску, ласты - и на пляж, пока еще не жарко и не столь много народу. Премудрость катания на доске я освоил довольно быстро.
Главное правило - в океан нужно заплывать полукругом. Любители серфинга кучкуются в океане в тех местах, где проходят наиболее сильные волны. Очень желательно не быть на одной прямой между ними и берегом. Когда на тебя с океана несется громадная волна, а на гребне ее дюжина визжащих от радости подростков, то выход только один - нырнуть под волну как можно глубже и молиться, чтобы никто из них не шваркнул тебе доской по голове.

Отплыв на нужное расстояние и заняв удобную позицию, я оглядываюсь назад в ожидании подходящей волны.
Вот и она - высокая, темно-зеленая, с белым кипящим барашком на вершине. Теперь нужно как можно быстрее плыть к берегу, чтобы набрать максимальную скорость и не дать волне прокатиться через себя. Вот тут-то и незаменимы ласты.
Как только я оказываюсь около гребня волны, я резко выпрямляю руки, и доска становится параллельно передней части волны. Могучая сила подхватывает меня и, как мне кажется, с чудовищной скоростью тащит вперед.

Слева и справа от меня дочерна загорелые гавайские подростки. В визгах, брызгах и пене мы несемся к берегу. Им от силы по пятнадцать лет - мне в этот момент столько же.

Очень скоро выяснились преимущества обладания машиной. Дело в том, что вдоль пляжа Вайкики и на протяжении нескольких кварталов вглубь напрочь отсутствуют какие-либо продуктовые магазины, а также места, где можно хорошо и недорого поесть. А вот если отъехать чуть-чуть подальше, то пожалуйста. Да и свободы побольше - уже не нужно валяться целый день на ближайшем в отелю пляже.

За неделю мы исколесили весь остров Оаху. Как я позже выяснил, в гавайском языке напрочь отсутствует слово погода. По одной простой причине - погода всегда одинаковая. На побережье тепло и светит солнышко, внутри острова тоже тепло, но сеет мелкий дождик. Дело в том, что суша нагревается гораздо сильнее, чем океан. Теплый воздух над ней поднимается вверх, а на смену ему с океана подсасывается более влажный. Он то и конденсируется в тучи, которые висят над горами. К вечеру, когда жара спадает, тучи сползают с гор и дождь подбирается к самому пляжу. Можно, пройдя всего лишь двести метров, войти в "грибной" дождик, погулять, прохладиться, а потом вернуться на пляж.

Лучшие виды на Гонолулу открываются с двух мест. Первое - это Diamond Head - скалистый выступ, часть кратера потухшего вулкана, возвышающийся на 232 метра над океаном в восточной части Гонолулу.


Подняться на него можно только пешком и делать это лучше всего утром, когда еще не жарко. Внутри скала изрыта бетонированными укреплениями, которые с помощью пушек должны были защитить Гонолулу в случае вторжения с моря. Сейчас они заброшены, но небольшая воинская часть все еще располагается внутри кратера.
Второе место - это вид с кольцевой дороги Round Top Drive, проходящей по тропическому лесу, в горах к северу от Гонолулу.


Еще дальше к западу начинаются места воистину сказочные. Самое лучшее из них - Hanauma Bay - кратер давно потухшего вулкана, находящийся на уровне океана и затопленный водой.

Та часть его, которая обращена в сторону моря, разрушена. Сам же кратер образует неглубокий коралловый залив - пристанище для тропических рыб самых фантастических расцветок. Они совершенно не боятся людей - берут корм из рук, а некоторых из них можно даже погладить. Дно покрыто кораллами, и у меня создается полное впечатление, что все это нереально и я, каким-то чудесным образом уменьшившись в размерах, попал в аквариум, наподобие того, который в детстве стоял у меня на подоконнике.

Еще дальше места уже почти заповедные - небольшие пляжи и бухточки, окруженные скалами, пальмы, чистейший песок и почти полное отсутствие народа. Не обошлось и без приключений. Мы остановились на одном из пляжей, закрыли машину и пошли купаться. Где-то через час я вернулся машине, засунул руку в карман и вытащил ключ вместе с брелком, отключающим сигнализацию. Он был мокрый. И, конечно же, не работал. Что делать? Звонить в полицию и вызывать машину, которая отбуксирует меня обратно в Гонолулу? Звонить в компанию автопроката и попросить привезти запасной ключик на другой конец острова? Открыть машину и ехать назад, не обращая внимания на ревущую сигнализацию? Проклинать производителей купальных трусов, выпускающих свою продукцию почти неотличимую от шорт, да еще с карманами? Хорошо еще, что я ключ не потерял, кувыркаясь в волнах.
Задумчиво повертел в руках брелок. Маленький такой, аккуратненький. Похоже, что разборный - вот и винтики видны. Здраво рассудив, что сломанное еще сильнее сломать уже нельзя, я побрел по пляжу, выспрашивая перочинный ножик. Нашел, открутил маленькие винтики, вскрыл брелок и вытряхнул электронную начинку на ладошку. Достал бутылку с питьевой водой и стал промывать. Рядом столпились любопытные аборигены. Еще десять минут сушки на солнце, соединяю половинки, клик - работает! Правду говорят: "Голь на выдумки хитра."

Следующая наша остановка - буддистский храм Byodo In Temple, расположенный в живописнейшей Долине Храмов в восточной части острова Оаху.

Это точная копия 900-летнего буддистского храма, расположенного в городе Uji в Японии. Выстроенный на фоне вздымающихся скал, всегда подернутых дождевой дымкой, храм окружен традиционными японскими садами и прудами - местом обитания золотых рыбок.

Их очень много собирается во время кормления, и кажется, что они вытесняют всю воду, и по ним можно запросто перейти на другой берег. Внутри храма находится трехметровая резная деревянная статуя Будды, покрытая золотом. Слева от храма установлен трехтонный бронзовый Колокол Мира. Его басовый, мерно расходящийся по долине звук служит вестником мира и покоя.

Позади храма - Meditation House - место для сосредоточения и погружения во внутренний мир.

Есть одно событие, участие в котором традиционно является обязательным для всех приезжающих на Гавайи. Это Луалу - праздник поедания запеченной свиньи. Не знаю, каким образом аборигены приготовили и съели Кука, свинья же по-гавайски готовится так. Около пляжа вырывается яма. В ней разводится костер. В разгоревшийся костер бросают булыжники. Когда костер прогорит, булыжники вынимаются, угли выметаются, а дно ямы устилается пальмовыми листьями. Туда кладется свинья, брюхо которой уже набито раскаленными булыжниками, сверху покрывается еще одним слоем листьев и засыпается землей. После этого полагается петь и плясать до полной готовности свиньи. До места празднества мы довольно долго добирались на специально выделенном автобусе.

И вот тут сбылись мои худшие опасения. С нами ехал массовик - затейник. Нам он представился как кузен Джо и сразу же сообщил, что, поскольку все жители Гавайев между собой являются родственниками, то, обращаясь друг к другу, следует к имени добавлять - кузен или кузина. Здесь он прав - до белых людей понятия семьи на Гавайях практически не существовало, а посему дети на всякий случай называли всех взрослых мужчин - отцами, а своих сверстников - кузенами. Видимо, чтобы укрепить новообразовавшиеся родственные связи, Джо заставил нас всех кратко рассказать о себе, после чего ударился в разгул. Он пел, плясал, рассказывал анекдоты и, окончательно войдя в раж, стал учить нас гавайскому языку. Джо сообщил нам, что выучиться гавайскому языку очень просто, поскольку в нем всего двенадцать букв. У меня также создалось впечатление, что говорить по-гавайски очень легко. Все, что нужно, это положить в рот горячую печеную картофелину и потом говорить неважно на каком языке - по-русски или по-английски - все равно получится гавайская речь. Мне не удалось в этот раз проверить мою теорию, но я надеюсь сделать это в будущем. Короче, уже через десять минут наш кузен пел песню по-гавайски, а весь автобус подтягивал припев.

Мы успели как раз к началу Луалу.


После краткой вступительной церемонии мускулистые туземцы разрыли яму и потащили свинью на разделку. Всем досталось по хорошему куску. В спиртном недостатка не было, и веселье продолжалось до ночи. Среди гавайцев, танцующих на сцене, я заметил нашего неугомонного Джо. На обратном пути все блаженно развалились на креслах автобуса. Все, кроме кузена Джо. Он уже не пел, но непрерывно рассказывал гавайские байки. В частности, он похвастался, что настоящий гаваец способен в одиночку съесть целую свинью. Признаюсь, что я ему тогда не поверил.
Настоящего гавайца я вскоре встретил на набережной Вайкики. Он сидел на парапете и лениво наигрывал на гитаре. Я глянул на него и понял, что был глубоко неправ. Вскоре наступило блаженное гавайское состояние - Алоха. Слово это очень емкое и обозначает очень многое. Здравствуй - Алоха, прощай- Алоха, я тебя люблю - опять Алоха. Ну и конечно же кайф - Алоха. Мы сдали машину машину и целыми днями бездумно валялись на пляже. Вечерами, все еще повинуясь какому-то инстинкту, а подключал ноутбук в Интернету и с недоумением смотрел на валом сыплющиеся сообщения, предлагавшие разнообразные предметы и услуги, не имеющие никакого отношения к реальной жизни.
Алоха!