Льюис Кэррол "Приключения Алисы в стране чудес" (В пересказе Михаила Блехмана, с иллюстрациями Дарьи Раковой)


Глава 5. Поросёнок с перцем

Минуту-другую она стояла и рассматривала дом, не зная, что же делать, как вдруг из лесу выбежал лакей в ливрее. Алиска догадалась, что это лакей по его одежде; что касается лица, то оно было рыбье. Лакей подбежал к дому и постучал в дверь костяшками пальцев. Ему открыл другой лакей в ливрее, круглолицый и пучеглазый, вылитая лягушка. У обоих лакеев на головах были парики.

Алиске стало ужасно интересно, она подкралась поближе и приготовилась слушать.

Лакей-Рыба вынул из-под мышки большущий конверт - почти как он сам - и торжественно вручил его Лакею-Лягушке со словами:

- Герцогине. Приглашение от Королевы на крокет.

Лакей-Лягушка таким же торжественным тоном повторил почти слово в слово:

- От Королевы. Приглашение Герцогине на крокет.

Тут они так низко поклонились друг другу, что стукнулись буклями.

Алиске ужасно захотелось смеяться. Пришлось даже убежать обратно в лес, чтобы её не услышали. Насмеявшись, она выглянула из-за дерева и увидела, что Лакей-Рыба уже ушёл, а Лакей-Лягушка неподвижно сидит на земле у порога, уставившись в небо. Алиска робко подошла к двери и постучала.

- Стучать бесполезно, - сказал Лакей, - причём по двум причинам. Во-первых, потому, что я нахожусь с той же стороны двери, что и вы. Во-вторых, в доме так шумно, что вас всё равно не услышат.

Действительно, в доме стоял ужасный шум: непрерывно ревели и чихали, время от времени что-то с треском разбивалось - то ли тарелка, то ли кофейник.

- Скажите, пожалуйста, - спросила Алиска, - а можно мне войти?

- Стучать имело бы смысл, - продолжал Лакей, не обращая на неё внимания, - если бы между нами была дверь. Например, если бы вы были в доме и стучали, чтобы выйти, и я бы вас выпустил.

Говоря так, он всё время смотрел вверх. Алиске это показалось очень невежливым. "Хотя он, наверно, и не может иначе, - подумала она, - у него ведь глаза на лбу. Но всё равно - на вопросы он мог бы отвечать".

- Можно мне войти? - повторила она погромче.

- Я буду здесь сидеть, - проговорил Лакей, - до завтра…

В ту же секунду дверь распахнулась и из неё вылетела большая тарелка. Она чиркнула Лакея по носу, ударилась о дерево и разлетелась на куски.

- … или до послезавтра, - продолжал он, как ни в чём не бывало.

- Можно войти? - ещё громче спросила Алиса.

- А нужно ли вам входить? Вот в чём вопрос, - отозвался Лакей.

Алиска и сама не знала, нужно ли ей входить, но это ведь не значит, что с ней можно разговаривать в таком тоне!

- Ох, какие же тут все зверушки строптивые! - негромко сказала она. - Просто голова идёт кругом!

Лакей тем временем заговорил снова:

- Я просижу здесь много-много дней, много-много дней…

- А как же я? - спросила Алиска.

- Как угодно, - ответил Лакей и принялся насвистывать.

"Нет, с ним бесполезно разговаривать! - отчаялась Алиска. - Он же совсем глупый!"

Она сама открыла дверь и вошла.

Дверь вела в большую кухню, полную дыма. Посреди комнаты на табурете сидела Герцогиня и нянчила ребёнка, а у печки стояла Повариха и помешивала суп в большущем горшке.

"Ой, кажется, пере-пер-чхили! - прочихала Алиска про себя".

Воздух в кухне был и впрямь полон перца, даже Герцогиня время от времени подчихивала. Ну, а ребёнок у неё на руках чихал и ревел не переставая. Не чихали только Повариха и огромный кот. Котище сидел возле печки и беззаботно улыбался.

- Скажите, пожалуйста, - несмело обратилась Алиска к Герцогине. Она не помнила, разрешается ли детям первыми заговаривать с герцогинями. - Почему ваш кот такой улыбчивый?

- Это - Кот Без Сапог, - ответила Герцогиня. - Зато с юмором. Свинья ты такая!!

Последние слова она произнесла с такой яростью, что Алиска вздрогнула. Но они были адресованы не ей, а ребёнку, и она осмелилась продолжать:

- А разве коты без сапог умеют улыбаться? По-моему, все коты такие серьёзные…

- Ещё как умеют! Только некоторые ленятся.

- А мне весёлые почему-то не встречались, - вежливым-превежливым голоском сказала Алиска. Ей очень хотелось поговорить.

- Мало ли, что тебе встречалось! - ответила Герцогиня. - Тоже мне!

Алису встревожил её тон. Лучше, наверно, переменить тему. Она принялась размышлять, что бы ещё обсудить, а Повариха тем временем сняла горшок с огня и принялась швырять в Герцогиню и в ребёнка всем, что под руку попадёт: кочергой, щипцами, лопаткой, потом кастрюлями, тарелками, блюдцами…

Некоторые из них попадали в герцогиню, но она не обращала внимания. Что же
Касается ребёнка, то он вопил, как и прежде, и непонятно было, больно ему или он просто капризничает.

- Ой, что вы делаете! - в ужасе закричала Алиска. - Ой, осторожно, бедный носик!

Это большущий чайник просвистел рядом с ребёнком и едва не отбил ему нос.

- Если бы люди не совали носы в чужие дела, - прорычала Герцогиня, - они бы никогда не болели насморком.
- Насморк - это не болезнь, - сдерживая обиду, терпеливо возразила Алиска. - Вот если горло красное или температура, тогда даже в школу разрешается не идти…

- Кстати, о горле, - перебила Герцогиня. - А не задушить ли тебя? Или, может, лучше, отрубить голову?
Алиска испуганно скосила глаза на Повариху, но старая перечница только помешивала суп и слушала. Тогда Алиса продолжала:

- Мне всегда ставят горчичники, когда…

- Не морочь голову! - оборвала её Герцогиня. - У меня изжога от горчицы!

С этими словами она снова принялась баюкать ребёнка и припевать что-то вроде колыбельной, а в конце каждой строчки изо всех сил встряхивала его:

Баю-баюшки баю,
Ляг, малютка, на краю,
Чтоб когда придёт волчок,
Он отгрыз тебе бочок.

А Повариха и ребёнок подпевали:

А - а - а! Уа - а - а! А - а - а! Уа - а - а!!

Герцогиня перешла ко второму куплету. Тут она принялась из всех сил размахивать ребёнком, да так, что бедное создание завыло громче её самой.

Спи, малютка, засыпай,
Не скули и не чихай.
Мама песенку споёт,
Крошке ушки надерёт!

- Эй, ты! Лови! Можешь его понянчить! - сказала Герцогиня Алисе и швырнула ей ребёнка. - А я пошла - надо подготовиться к крокету.

С этими словами она поспешила к двери. Повариха бросила ей вдогонку сковородку, но не попала.

Алиса с трудом поймала ребёнка: он был какой-то странной формы, руки и ноги у него торчали во все стороны, как у морской звезды. К тому же он пыхтел, как паровоз, и всё время то сжимался, то разжимался. Алиска едва удерживала его.

В конце концов она поняла, как его лучше баюкать: пришлось скрутить его узлом и держать за правое ушко и левую ножку, чтобы он не развязался. Взявшись поудобней, Алиска вынесла ребёнка на свежий воздух.

Если его не забрать, - подумала она, - его и прибить могут чего доброго. Никогда бы себе этого не простила!"

Последние слова она подумала вслух, и ребёнок в ответ хрюкнул (чихать он уже перестал).

- Не хрюкай! - сделала ему замечание Алиса. - Учись правильно выражать свои мысли.

Ребёнок снова хрюкнул. Алиска с тревогой принялась разглядывать его лицо. Несомненно, носик был слишком курносый - скорее пятачок, чем обычный нос. И глазки слишком крошечные. Алисе они очень не понравились.

"Может, это он просто плачет?" - подумала она и заглянула в глаза малышу - посмотреть, есть ли в них слёзы.

Нет, слёз не было.

- Послушай, мальчик, будь человеком! - строго приказала ему Алиса. - Ты же ребёнок! А с поросятами я не дружу, так и знай!

Малыш снова всхлипнул или хрюкнул и замолчал.

Они шли некоторое время молча. Не успела Алиска подумать "А что же я буду с ним делать дома?", как ребёнок снова хрюкнул, и к тому же очень громко. Алиска испуганно посмотрела на него. Всё ясно: вылитая свинья. Нести его дальше не имело никакого смысла.

Алиса поставила ребёнка на землю, и он, к её радости, потрусил себе в лес.

- Лучше порядочная свинья, чем плохой человек, - сказала она сама себе. - А свинья из него получится порядочная!

Тут она принялась перебирать в памяти знакомых детей, из которых могли бы получиться отличные поросята.

"Если бы только знать, как их превратить…" - подумала Алиска, но не успела додумать: на ветке дерева, прямо перед ней, сидел тот самый Кот Без Сапог.

Завидев Алиску, Кот заулыбался. Настроение у него, кажется, было хорошее. Зато когти - такие длинные, а во рту - столько зубов, что она прониклась к нему уважением.

- Кис - кис - кис! - робко сказала Алиска. ("Ой, а можно его так?!").

Кот улыбнулся ещё шире. "Доволен!" - подумала Алиска и продолжала:

- Вы не подскажите, как мне отсюда выбраться?

- Смотря, куда ты хочешь добраться, - ответил Кот.

- Вообще-то мне всё равно…

- Тогда всё равно, куда идти.

- … мне бы только куда-нибудь прийти, - договорила Алиска.

- Не беспокойся, - успокоил её Кот. - Если долго идти, обязательно куда-нибудь придёшь.

С этим Алиска была вполне согласна.

- А кто тут поблизости живёт? - спросила она.

- Налево пойдёшь - к Лопуху придёшь, - махнул Кот левой лапой.

- Так он же, наверно, растёт, а не живёт, - удивилась Алиска.

- - Ну, что ты! Это же Лопоухий Заяц, по прозвищу Лопух. Он уже давно вырос. Лопух большой.

- А если направо?

- Направо пойдёшь - к Странницу придёшь, - махнул Кот правой лапой.

- Его, должно быть, нету дома, - предположила Алиска, - он, наверно, странствует?

- Да нет, Странник - домосед. Он шляпных дел мастер, а Странником его прозвали за странности: целыми днями шьёт всякие диковинные шляпы - цилиндры, котелки, и сам же их носит. В общем, у обоих не все дома.

- Мне бы с такими не хотелось встречаться, - проговорила Алиска.

- Ничего не попишешь, - ответил Кот. - Тут у всех не все дома. И у меня тоже. И у тебя.

- А у меня почему? - удивилась Алиса.

- Как почему? Ты же сейчас здесь, значит, дома тебя нет. Значит, у тебя дома не все, верно?

Алиска всё равно не согласилась, что у неё не все дома, но решила не спорить.

- А почему у вас не все дома?

- Нет ничего проще. Ты согласна, что собака без странностей?

- Согласна.

- Так вот. Когда у собаки хорошее настроение, у неё хвост морковкой, а когда плохое - она рычит. А у меня - наоборот: когда злюсь - хвост морковкой, а когда в настроении - рычу. Странный я…

- По-моему, вы не рычите, а мурлычете.

- Дело не в словах, а в сути дела, - сказал Кот. - Слушай, ты собираешься сегодня к Королеве на крокет?

- Я бы с удовольствием, - ответила Алиса, - только меня никто не приглашал…

- Там и увидимся, - сказал Кот и исчез.

Алиску это не очень удивило: с ней ведь уже приключилось столько чудес!.. Она постояла, посмотрела на то место, где только что был Кот, как вдруг он снова появился.

- Чуть не забыл! - сказал Кот. - А как же ребёнок?

- Не жеребёнок, а поросёнок, - ответила Алиса, как будто Кот никуда не пропадал. - Он стал п о р о с ё н к о м.

- Так и знал, - кивнул Кот и снова исчез.

Алиска постояла, подождала, не вернётся ли он, и, не дождавшись, пошла туда, где жил Лопоухий Заяц.

"Шляпных дел мастеров я уже видела, - рассудила она. - Лучше мне познакомиться с Лопоухим Зайцем. Думаю, странности у него появляются, когда он линяет, а сейчас май, он уже давно полинял".

Тут она подняла глаза и снова увидела на ветке Кота.

- Ты сказала "поросёнком" или "жеребёнком"? - спросил Кот.

- Я сказала "поросёнком", - ответила Алиса. - Вы бы не могли не исчезать так быстро, без предупреждения?

- Ладно, - сказал Кот. - Предупреждаю: исчезаю!

И он исчез постепенно, от кончика хвоста до улыбки. Улыбка посидела на дереве, отдохнула минутку-другую и тоже исчезла.

"Вот так чудеса! - подумала Алиса. - Котов без улыбки я видела тысячу раз, а вот улыбку без кота ещё не видывала!"

Шла она, шла и вскоре набрела на дом, в котором жил Лопоухий Заяц. Дом этот нельзя было не узнать: у него на крыше возвышались две трубы - точь-в-точь заячьи уши, а сама крыша была выложена заячьим мехом вместо соломы.

Дом был очень большой, и Алиске пришлось откусить от левого кусочка. Теперь она была ростом с новорожденного телёнка и осмелилась направиться к дому, хотя всё равно было страшновато:

"А вдруг он как раз сейчас заперся и линяет?! Лучше бы я пошла к Страннику!.."

Глава 7. Странный полдник

Под деревом возле дома был накрыт стол. За ним сидели Лопоухий Заяц и Шляпных Дел Мастер. Между ними приютился Мышонок-Соня. Он сладко спал, а Лопух и Странник облокотились на него, как на мягкую подушку, и вели беседу через Сонину голову.

 

"Бедный Сонечка! - подумала Алиса. - Одно утешает: спит он так крепко, что, наверно, ничего не чувствует".

Хотя стол был большой, троица теснилась в углу, а завидев Алису, Странник и Лопух заголосили:

- Занято! Занято!

- Очень даже свободно! - возмутилась Алиска и села в большое кресло во главе стола.

- Компот будешь? - спросил Заяц.

Алиска обвела взглядом весь стол, но не увидела никаких напитков, кроме чая.

- А где же компот?

- А кто тебе сказал, что у нас есть компот? - удивился Заяц.

- Не очень-то вежливо предлагать то, чего нет! - рассердилась Алиска.

- Не очень-то вежливо усаживаться за стол без приглашения.

- Откуда же я знала, что это в а ш стол? Он же накрыт на много персон.

- Тебе бы не мешало подстричься, - неожиданно заговорил Странник. До сих пор он с огромным любопытством разглядывал Алиску.

- Разве вы не знаете, - строго ответила она, - что человеку в приличном обществе нельзя делать такие замечания? Это очень невежливо!

Странник даже глаза раскрыл от удивления, но сказал только:

- Чем ворон похож на парту?

"Вот и хорошо, поиграем сейчас! - подумала Алиска. - Загадки я люблю!"

А вслух сказала:

- Кажется, я знаю!

- Ну да?! - не поверил Заяц и переспросил:

- Ты говоришь, что знаешь?

- Да, - решительно подтвердила Алиса.

- Тогда говори, что знаешь! - потребовал Заяц.

- А я и говорю, что знаю, - повторила Алиска. - Я же знаю, что говорю… Ой, это, кажется, одно и то же, да?

- Да ты что! - воскликнул Странник. - Разве одно и то же "Что ни увижу, то съем" и "Что съем, то не увижу"?

- Или "Что ни понравится, то дадут" и "Что не дадут, то понравится", - добавил Заяц.

- Или, - сквозь сон проговорил Соня, - "Где ни лягу, там засну" и "Где не засну, там лягу"…

- Для тебя это как раз одно и то же! - сказал Странник.

Тут все замолчали, а Алиска тем временем вспоминала всё, что знает о воронах и партах, но что-то не вспоминалось. Первым прервал молчание Странник.

- Который сейчас день? - спросил он у Алиски и тут же вынул из жилетного кармана часы, обеспокоенно посмотрел на них, потряс, приложил к уху, и так - несколько раз.

Подумав, Алиска ответила:

- Четвёртый.

- На два дня опаздывают! - вздохнул Странник. - Говорил я тебе - нельзя их смазывать маслом! - и он сердито посмотрел на Зайца.

- Такое хорошее было масло… - кротко отозвался тот. - Сливочное…

- Масло-то хорошее, да с крошками! - буркнул Странник. - Кто же смазывает хлебным ножом?!

Лопух взял часы, посмотрел на них уныло, потом окунул в чай и снова посмотрел.

- Такое хорошее было масло!.. - повторил он, не найдя ничего более подходящего.

Алиске всё это было очень интересно.

- Какие смешные часы! - удивилась она. - У нас дома ходики ходят гораздо быстрее, а это - настоящие ползики.

- А вот и нет! - сказал Шляпных Дел Мастер. - Самые быстрые часы - те, которые всё время стоят.

- Почему это?

- Ну, подумай сама: если тебе нужно куда-нибудь прийти, ты тратишь время. А раз часы стоят, значит, когда вышел, тогда и пришёл. А стоят они всё время, значит, времени не тратят.

Алиска растерялась. Все слова в отдельности ей были понятны, а вместе - не очень.

- Я вас не совсем поняла, - сказала она вежливо.

- Соня опять уснул, - заметил Странник и капнул горячего чаю Соне на нос.

Тот замотал головой и проговорил сквозь сон:

- Присоединяюсь к мнению предыдущего оратора.

- Отгадала загадку? - спросил Странник у Алиски.

- Нет, сдаюсь, - ответила она. - А какой ответ?

- Какой тебе ещё ответ? Хватит и загадки. Главное - спросить.

Алиска тяжело вздохнула.

- Наверно, вам совсем не дорого время, раз вы его тратите на загадки без разгадок.

- Знала бы ты время так, как я, - сказал Странник, - не называла бы его "оно", как будто оно неживое. - Время не "оно", а "он"!

- Как это? - удивилась Алиса. - Я вас не понимаю…

- Ещё бы! - пренебрежительно заметил Шляпных Дел Мастер. - Откуда тебе знать! Ты, наверно, и не разговаривала никогда с Временем.

- Что-то не припомню, - осторожно проговорила Алиска. - Но всё равно, по-моему, оно - "оно". "Время истекло"… Конечно, "оно"!

- Стекло - "оно", согласен. Что оно может? Только разбиться, и всё. А Время - и идёт, и ползёт, и терпит, и не ждёт. И ещё спит, обедает, учится. Не зря же говорят: "Время спать!" "Время делать уроки!" И часами командует. Что скажет им - то они для тебя и сделают, только подружись с ним. Представь себе: пробило 9 утра, в школе звонок на первый урок, а ты Времени шепнула на ушко, стрелка - прыг! - пожалуйста - половина второго, пора обедать!

- Если бы!.. - мечтательно проговорил Лопух.

- Да - а, - задумчиво протянула Алиса, - это было бы замечательно… Правда, мне бы ещё совсем есть не хотелось…

- Аппетит приходит во время еды, - сказал Шляпных Дел Мастер. - А если не придёт, попроси Время, чтобы половина второго продержалась, пока ты не проголодаешься!

- Вы, наверно, так и делаете?

Странник грустно-прегрустно покачал головой:

- Увы! Уже больше года он с нами не разговаривает. Не успел этот, - он указал чайной ложечкой на Зайца, - не успел этот полинять, как всё и случилось. Червонная Дама, наша королева, давала концерт. Я там не без успеха исполнял известную вещицу:

Му - у - равей мой, му - у - равей,
Непоседа, м у - у - равей!

- Знаешь её?

- Кажется, я что-то такое слышала, - проговорила Алиска.

- Дальше там так:

Ты ку - у - да-а, куда спешишь?
Почему - у так мало спишь?

Тут Соня встряхнулся и запел сквозь сон:

Спи - и - и - и - и - шь…
Спи - и - и - и - и - шь…

И так до тех пор, пока его не ущипнули.

- Ну, так вот, - продолжал Странник. - Не успел я допеть первый куплет, как Королева как вскочит да как закричит: "Ему не жаль нашего времени! Голову с плеч!!"

- Какой ужас! - воскликнула Алиса.

- С тех пор, - печально заключил Шляпных Дел Мастер, - он для меня ничего не хочет делать! Целыми днями у нас тут 5 вечера.

Алиску осенило:

- Так вот почему тут так много чайных приборов?

- Точно, - вздохнул Странник. - Теперь у нас вечный полдник. Даже посуду вымыть не успеваем. Нет времени.

- Поэтому, вы всё время пересаживаетесь, да?

- Вот именно, - ответил Странник. - Выпьем из одной чашки - перебираемся к следующей.

- Ой, а что же вы делаете, когда возвращаетесь на старое место?

- А не поговорить л нам о чём-нибудь другом? - зевнул Заяц. - Скучно что-то… Ну-ка, девушка, расскажите нам что-нибудь!

- Я бы с удовольствием, - растерялась Алиска, - только мне совсем нечего рассказывать.

- Тогда пусть Соня! - вскричали оба приятеля разом. - Сонька, проснись! - И они ущипнули его за оба бока сразу.

Соня неохотно открыл глаза.

- Я и не думал спать, ребята, - проговорил он слабеньким, хрипловатым голоском. - Могу повторить всё, что вы тут говорили.

- Расскажи нам что-нибудь! - потребовал Заяц.

- Ой, пожалуйста, расскажите! - попросила Алиска.

- Да поживей! - добавил Странник. - И не засни на самом интересном, знаю я тебя!

- Жили-были три сестрички, - начал Соня. - Звали их Птичка, Рыбка и Ласточка. Жили они на самом дне глубокого-преглубокого колодца. Жили они в иле, не тужили…

- Как же не тужили, если выли?! - воскликнула Алиска. - Бедняжки! Видно, несладко им жилось!

Соня подумал, подумал и заметил:

- Как раз очень даже сладко. Питались они одними сливками.

- Фу! - поморщилась Алиса. - С пенкой, наверно?

- Не с пенкой, а с косточками.

- Какая гадость - сливки с костями!

- Косточки они не ели. Их у них вырывал прямо из рук крот. Они ему для хозяйства нужны.

- Как рот?! Чей? - поразилась Алиска.

- Что же ты не пьёшь больше чаю? - строго спросил у неё Заяц.

- Я ещё совсем не пила! - обиделась Алиса. - Как же можно выпить больше?

- Раз не пила, значит нельзя выпить м е н ь ш е, а больше-то как раз можно, - вставил Шляпных Дел Мастер.

- А вас не спрашивают! - огрызнулась Алиска.

- Ага! - обрадовался Странник. - Сама говорила, а сама грубишь.

Алисе нечего было возразить на это. Она отпила чаю, откусила хлеба с маслом и снова спросила у Сони:

- Чей же он был?

Соня снова подумал и сказал:

- Что значит "чей"? Свой собственный. Он был сам по себе.

- Странно! - удивилась Алиска. - Улыбка без кота, а рот без чего может быть?

- Понятия не имею! - буркнул Соня. - Без зубов, наверно.

- Лучше уж без языка, чтоб не задавал глупых вопросов! - добавили Лопух и Странник хором.

А Соня сердито проговорил:

- Не умеешь слушать - сама досказывай.

- Нет-нет, продолжайте, пожалуйста! - попросила Алиса и кротко взглянула на Соню. - Я больше не буду!

- Можно подумать! - поджал губки Соня, но всё-таки продолжал: - Когда сливок не хватало, сестрички ели и рис.

- Но он же, наверно, был сырой! - воскликнула Алиска. О своём обещании она уже забыла. На этот раз Соня ответил не задумываясь:

- А обёрточные бумажки зачем? Не отсыреет!

- Мне нужна чистая чашка! - вмешался в разговор Странник. - Давайте пересядем.

С этими словами он пересел на одно место, а его стул занял Соня. За Соней передвинулся Лопух, а на место Лопуха села Алиска, хотя ей очень не хотелось пересаживаться. В выигрыше остался только Странник, а Алисе пришлось хуже всех: Лопух, вставая, опрокинул молочник в блюдце.

- Скажите, пожалуйста, - вежливо обратилась Алиса к Соне, чтобы случайно не обидеть его, - а почему они жили в этом колодце?

- Да потому, что в нём воды не было! В воде же невозможно жить! - снова вмешался Шляпных Дел Мастер. - До чего тупая!

Алиса пропустила последнюю фразу мимо ушей и продолжала, обращаясь к Соне:

- Как же они могли выжить без глотка воды?

- Без глотка выжить легко, а вот с о в с е м без воды - никак.

Алиска снова запуталась. А Соня тем временем продолжал:

- Приходилось им напиваться вдосталь.

- Но ведь в колодце же не было воды… - робко вставила Алиса.

- Потому и не было, что они её всю выпивали, - ответил Соня. - А напившись и наевшись, они садились и начинали рисовать всё, что начинается на букву "В".

Тут он принялся зевать во весь рот и тереть глаза.

- А почему на "В"? - спросила Алиска.

- Было бы на "А" - ты бы спросила, почему на "А", - ответил Заяц.

На это нечего было возразить.

Соня тем временем закрыл глаза и почти уже совсем уснул, но Странник ущипнул его, он подскочил как ужаленный и затараторил:

- Волка, вилку, ветку, ватку, ветчину, всячину… Ты когда-нибудь рисовала всячину? - спросил он у Алиски.

- Какую всячину?

- Всякую, какую же ещё!

- Честно говоря, - заколебалась Алиска, - я…

- Ну, так и помалкивай! - отрезал Странник.

Такой грубости Алиса вытерпеть не могла. Она вскочила и пошла куда глаза глядят. Соня тут же уснул, да и Странник с Лопухом не обращали на неё больше ни малейшего внимания. Пару раз Алиска оглянулась - может, позовут? - но напрасно. Уже издалека она увидела, как Заяц и Шляпных Дел Мастер стараются затолкнуть Соню в чайник - наверно, чтобы разбудить.

"Ни за что больше туда не пойду!" - решила Алиса, бродя по лесу. - Разве с ними пополдничаешь по-человечески?"

Тут она заметила в одном из деревьев дверцу.

"Вот так чудеса! - подумала Алиска. - Ну-ка возьму и войду!"

И она вошла.

Очутилась Алиса в том самом длинном зале, прямо возле стеклянного столика.

"На этот раз сделаю всё, как надо", - подумала она. Сначала взяла золотой ключик и открыла дверь, ведущую в сад. Потом достала из кармана кусочек гриба, откусила от него несколько раз и стала ростом с котёнка. Оставалось только пройти по маленькому коридорчику…

И вот, наконец, она очутилась в прекрасном саду, среди ярких цветочных клумб и фонтанов с чистой, прохладной водой.