Илана Шварц "Мистер Биг в Вечном городе"


В Израиль из Голливуда пожаловал Мистер Биг - Крис Нот, блистательно сыгравший одну из главных ролей в популярном телесериале "Секс и большой город"

Вообще-то истинной целью творческой командировки всемирно известного актера было участие в съемке рекламного ролика косметической фирмы "Кэрлайн", за что Мистеру Бигу был выплачен скромный (по голливудским меркам) гонорар. Но то искреннее, неподдельное восхищение, с которым израильтяне принимали Криса Нота, не измерить никакими деньгами, даже если валюта - твердая.
Да и сам Нот оказался не только современным секс-символом, каким предстает перед зрителями герой остроумного и пикантного сериала, но и сильной, харизматичной личностью, наделенной блистательным интеллектом и утонченным чувством юмора.
Правда, пробиться "к телу" несравненного Мистера Бига оказалось задачей куда более сложной, чем проинтервьюировать кого-то из американских сенаторов.
Узнав, что Крис Нот в сопровождении приставленным к нему министерством туризма четырех телохранителей совершит восхождение в Иерусалим, чтобы вознести молитву у Стены плача, я помчалась в Старый город.
На часах - 17.25. Звезды никогда не опаздывают, но часто задерживаются. Значит - времени предостаточно. Примерно таким был ход моих мыслей, пока я преодолевала путь от подземелья древнеримского квартала Кардо до лестницы, ведущей к Стене плача.
Каково же было мое изумление, когда, ровно в 17.30 спустившись по отполированным каменным ступеням, я застала на площади толпу журналистов. Крис был окружен настолько плотным кольцом репортеров и сочувствующих, что пробиться внутрь не представлялось возможным.
Впрочем, кто не рискует, тот не пьет шампанское. За годы общения с коллегами - представителями СМИ Запада я набралась не только опыта, но и нахальства. Растолкав (с ангельской улыбкой) мускулистых операторов, я довольно скоро оказалась рядом с мистером Бигом.
"Ты мешаешь!.." - прошипел продюсер одного из трех отчаянно конкурирующих отечественных телеканалов.
"Всего лишь исполняю свои служебные обязанности - впрочем, как и вы!" - выдала я в ответ припасенную для подобных случаев убойную фразу.
"Вы в Израиле впервые?" - задала я Ноту банальный, но неизбежный вопрос.
"Да, - улыбнулся он, не обратив внимания на банальность. - Давно мечтал побывать в вашей стране, но никак не получалось".
Нас перебили: в толпу верующих затесалась группа студентов-американцев, прибывших в Израиль в рамках проекта дружбы "Таглит". И уж они-то Криса опознали с первого взгляда. Что тут началось! Восторженные возгласы, аплодисменты, просьба дать автограф…
Поневоле пришлось отступить. Впрочем, не зря: неожиданно для себя я оказалась рядом с министром туризма Гидеоном Эзрой.
- Как вам работается на новом месте? - спросила я, подразумевая недавнее назначение Эзры на престижный пост.
- Замечательно! - ответил он. - Из огня да в полымя: не успел принять дела, как в Израиль прибыл Крис Нот. Нашей стране необходима поддержка христиан всего мира. Для туристической отрасли очень важно, чтобы люди доброй воли приезжали сюда постоянно, независимо от обстоятельств. Крис Нот - человек в высшей степени обаятельный. Общение с ним приносит огромное удовольствие, впечатления - самые светлые.
При входе на мужскую половину прекрасных дам из числа репортеров ожидает пренеприятнейший сюрприз: особей женского пола к Стене плача не пропускают.
- Дискриминация! - пытается протестовать голубоглазая американка.
Как спринтер на стометровке, мчусь на женскую половину. Пару месяцев назад, на пике ведущейся здесь реконструкции, мне улыбнулась капризная госпожа Удача: взгромоздившись на стул, я сфотографировала бар-мицву, которую представители сильного пола справляли на своей территории за невысоким забором. Сейчас, однако, госпожа Удача повернулась ко мне спиной: между противоположными половинами успели проложить "нейтральную полосу" шириною метра в два, так что не поможет ни стул, ни даже стремянка - ничего не видно.
Бегу обратно. Мимо другого забора, отгораживающего мужскую половину - от площади. Моему взгляду предстает сюрреалистическая картина: Мистер Биг вкладывает в расщелину между камнями записку и обращается к Б-гу, а окружившие его со всех сторон операторы снимают, снимают, снимают.
"Вус махт мын?" ("Что они делают?") - спрашивает на идише оказавшийся рядом со мной человек в характерном для ультраортодоксального квартала Меа Шеарим лапсердаке.
"Их вейс ништ" ("Не знаю"), - отвечает ему другой, задумчиво подергивая завитые пейсы.
Ожидание затягивается.
Впрочем, в этом волшебном месте я готова часами ждать не только голливудского супермена, но самого Мессию: аура Старого города очищает, наполняет душу звонкой, божественной энергией.
Наконец-то! Крис Нот, со всех сторон опутанный тянущимися от микрофонов проводами, приближается к "нейтральной полосе". Со стремительностью ястреба вклиниваюсь в толпу.
- Какие чувства вы испытываете здесь, у Стены плача?
- Вообще-то молитва (да еще в столь удивительном месте) - дело сугубо частное, интимное, попробуй обратиться к Б-гу при таком ажиотаже, - говорит Мистер Биг. - Я католик, но молюсь крайне редко. А вот побывать в Иерусалиме, у Стены плача мечтал давно. Теперь моя мечта сбылась. Я еще вернусь сюда и не раз - непременно вернусь.
Вокруг бурлят страсти: каждый из журналистов пытается пробиться к герою своего будущего очерка, однако Крис Нот спокоен и невозмутим. Не нервничает, не дергается, не позирует. Душой он еще там, в двадцати метрах отсюда, у магнетически притягивающей Стены.
- Не пугают ли вас теракты? И вообще, как вы относитесь к политической ситуации в регионе? - доносится фальцет американской журналистки.
- А я политикой не занимаюсь, - отвечает Мистер Биг. - Что же касается страха, то, в моем понимании, Израиль и страх - несовместимы.
- Сколько времени заняли съемки в сериале "Секс и большой город"?
- Шесть лет, - говорит Крис Нот. - Вполне достаточно, чтобы это изрядно надоело. А сейчас мечтаю вернуться к своим истокам - в театр. Я ведь театральный актер. И еще хочу добавить: пожалуй, никто другой, как мы, американцы, не в состоянии понять вас, израильтян. Правда, и мы спохватились слишком поздно: после 11 сентября 2001 года.
- Когда вы собираетесь снова посетить Израиль?
- В следующем сезоне. Но на сей раз приеду в качестве рядового туриста: слишком сложно справляться со своими чувствами, когда на тебя направлены десятки телекамер.
Прежде, чем отправиться в Тель-Авив, Крис Нот фотографируется в окружении студентов-американцев.
- Секс в Иерусалиме! - восклицает кто-то из ребят.
- Скорее - любовь, - уточняет Крис. - Кажется, я по-настоящему влюбился. В Иерусалим!..