Льюис Кэррол "Приключения Алисы в стране чудес" (В пересказе Михаила Блехмана, с иллюстрациями Дарьи Раковой)

Льюис Кэрролл. Приключения Алисы в Стране Чудес,
Или Странствие в Странную Страну

Пересказ М.С. Блехмана. 1982-2004 г.г. Харьков - Монреаль
Иллюстрации Дарьи Раковой. 2004 г. Харьков

 

Глава 8. Крокет по-королевски

У входа в сад росло высокое розовое дерево. Розы на нём были белые, и трое садовников деловито перекрашивали их в красный цвет. Алиске было очень интересно, она подошла поближе и услышала, как один из садовников говорит другому:

- Эй, Пятёрка! Ты чего краску разливаешь?!

- Причём тут я? - недовольно отозвался Пятёрка. - Меня Семёрка толкнул.

- Ну, да, - сказал Семёрка. - У тебя кто угодно виноват, только не ты!

- Уж ты бы помолчал! - огрызнулся Пятёрка. - Королева вчера говорила, что не мешало бы отрубить тебе голову, я сам слышал!

- А за что? - осведомился первый садовник.

- Не твоё дело, Двойка! - буркнул Семёрка.

- Нет, его! - возразил Пятёрка. - За то, что ты подсунул королевскому повару вместо обычных луковиц тюльпановые.

Семёрка от возмущения даже бросил кисточку:

- Да как же тебе … - и тут он заметил Алису и запнулся на полуслове. Его собеседники оглянулись, увидели её, и все трое низко поклонились.

- Скажите, пожалуйста, - робко заговорила Алиска, - зачем вы перекрашиваете розы?

Пятёрка и Семёрка только посмотрели на Двойку, и тот ответил почти шёпотом:

- Видите ли, сударыня, тут должно было расти красное розовое дерево, а мы перепутали да и посадили белое. Если Королева увидит, что мы наделали, не сносить нам головы. Вот мы и спешим, сударыня, до её прихода…

Вдруг Пятёрка, внимательно смотревший в противоположный конец сада, испуганно закричал:

- Королева! Королева!

Услышав сзади звук множества приближающихся шагов, Алиска обернулась - её очень хотелось посмотреть на Королеву.

Впереди процессии маршировали десятеро солдат со скрещёнными дубинками. Солдаты были такими же прямоугольными, как и садовники, а руки и ноги у них находились по углам прямоугольников.

За ними шествовали придворные, украшенные с ног до головы алыми бубнами. Они, как и солдаты, шли парами.

За придворными, тоже парами, держась за руки, вприпрыжку бежали десятеро наследников престола. Их камзольчики украшали червонные сердечки.

Затем шли гости - большей частью Короли и Дамы, вернее, Королевы. Среди гостей Алиса узнала и Белого Кролика. Он сильно нервничал, говорил, глотая слова, постоянно улыбаясь, чтобы ему ни сказали, и прошёл мимо, не заметив её.

За гостями шествовал Червонный Валет. Он нёс красную бархатную подушечку, на которой лежала королевская корона. А завершала процессию королевская чета - Червонный Король и Червонная Дама.

Алиска не знала, полагается ли ей, как и всем, пасть ниц. Во-первых, она никак не могла вспомнить, есть ли такой закон, чтобы падать ниц при виде королевской четы и придворных, а во-вторых, что же это за процессия, если её никто не видит, а все лежат лицом вниз? И она решила не падать ниц.

- Это кто такая? - строго спросила Королева у Червонного Валета, но тот только поклонился и улыбнулся в ответ.

- Дурак! - вскинула голову Королева и, обратившись к Алиске, спросила:

- Как тебя зовут, дитя моё?

- Алиса, ваше величество, - как можно вежливее ответила та, а про себя подумала: "Что же я так колоды карт испугалась?"

- А это кто такие? - спросила Королева, указывая на троих садовников, лежащих пластом вокруг недокрашенного розового дерева. А спрашивала она потому, что лежали бедные садовники лицом вниз, а спина у садовника, как известно, такая же, как у вельможи, военачальника и наследника престола.

- Откуда мне знать? - ответила Алиса и сама удивилась своей храбрости. - Сами тут разбирайтесь.

Королева побагровела от ярости. Несколько секунд она бросала на Алису испепеляющие взгляды, подобно сказочному дракону, а потом как закричит:

- Голову с плеч! С плеч!!! С…

- Какие глупости! - громко и уверенно ответила ей Алиса, и Королева тут же замолчала.

Король взял её под руку и робко проговорил:

- Кисонька, не сердись: ребёнок есть ребёнок!..

Королева вырвала руку и приказала Валету:

- Перевернуть их!!

Валет осторожно перевернул садовников носком сапога.

- Встать! - рявкнула Королева.

Садовники вскочили как ужаленные и принялись отвешивать поклоны Королю с Королевой, и королевским деткам, и всем остальным.

- Прекратить!! - заверещала Королева. - Меня тошнит от Вас!

Тут она с подозрением посмотрела на розовое дерево и спросила:

- Чем это вы тут занимаетесь?

- Да мы, ваше величество… - робко-преробко пробормотал Двойка и упал на колени, - мы хотели…

Королева уже успела рассмотреть розы.

- Всё ясно, - сказала она. - Головы с плеч!

И процессия двинулась дальше, а трое солдат остались, чтобы отрубить головы несчастным садовникам. Те бросились к Алисе, умоляя защитить их.

- Ничего не бойтесь! - сказала Алиса и спрятала их в большой цветочный горшок, стоявший поблизости. Солдаты походили-походили, поискали-поискали и вернулись к Королеве, несолоно хлебавши.

- Сделали? - прокричала Королева.

- Голов как не бывало, ваше величество! - прогремели солдаты в ответ.

- Так им и надо, безголовым! - пророкотала Королева. - В крокет умеешь?!

Солдаты вопросительно посмотрели на Алису, проходившую мимо, - Королева обращалась к ней.

- Да! - крикнула Алиска.

- Так пойдём! - воскликнула Королева.

Алиска присоединилась к процессии. Что будет дальше - она не могла себе представить…

- Какой денёчек сегодня хорошенький!.. - раздался дрожащий голосок. Это был Белый Кролик. Он семенил рядом и встревоженно заглядывал ей в глаза.

- Да, чудесный, - ответила Алиска. - А где Герцогиня?

- Тс - с! - поспешно проговорил Кролик и испуганно оглянулся. Потом стал на цыпочки и прошептал ей на ушко:

- Её приговорили к отрублению.

- Как же так? - удивилась Алиска.

- Вы сказали "Как жаль?" - переспросил Кролик.

- Не "как жаль", а "как же так". Потому что совсем даже не жаль.

- Всё потому, что она надавала Королеве по ушам… - начал было Кролик, но Алиска так громко прыснула, что он испуганно зашептал:

- Пожалуйста, тише! Королева может услышать! Понимаете, она опоздала, а Королева и говорит…

- По местам!! - гаркнула Королева так, что земля задрожала. Тут все засуетились, забегали кто куда, стали натыкаться друг на друга. В конце концов, игроки кое-как пришли в себя, и началась игра.

Алиска ещё никогда в жизни не видела такой необычной крокетной площадки - сплошные бугры да рытвины. Вместо мячиков были ежи, вместо молоточков - большие длинноногие птицы фламинго, а вместо воротцев - солдаты: каждый изогнулся дугой и упёрся ногами и руками в землю.

Но труднее всего было справиться с фламинго. Алиска взяла его себе под мышку - так, что ноги свесились до земли. Но как только она попыталась выпрямить ему шею и стукнуть головой по мячику-ежу, фламинго поднялся и озабоченно посмотрел на неё. Это было ужасно смешно. Алиска сначала нагнула ему голову, замахнулась и… - надо же - ёж развернулся и пополз себе прочь.

Куда бы Алиска ни прицеливалась - везде были бугорки и канавки. К тому же, солдаты без спросу поднимались и переходили на другие места, куда кому вздумается… Вот и попробуйте играть в таких условиях!

Играли все разом, не ожидая своей очереди. Игроки ссорились, никак не могли поделить ежей. Вскоре Королева разъярилась и всё ходила да топала ногами, выкрикивая:

- Голову с плеч! Голову с плеч!

Алиске стало не по себе. Хорошо хоть, на неё Королева ещё не осерчала, но кто её знает!..

"Бедная моя головушка! - подумала Алиса. - Этой Королеве ужасно нравится оставлять людей без головы. Удивляюсь, как у неё в королевстве кто-то ещё уцелел!"

Она оглянулась по сторонам, ища, куда бы незаметно улизнуть, как вдруг в небе появилось что-то необычное. Она присмотрелась и поняла: это была улыбка!

"Кот Без Сапог! - подумала Алиска про себя. - Вот и хорошо! Теперь будет с кем поговорить!"

-Как делишки? - спросил Кот, как только улыбка обросла ртом.

Алиска подождала, пока появятся глаза, и приветливо кивнула.

"Говорить бесполезно, - решила она. - Без ушей он всё равно ничего не услышит. Пусть хоть одно ушко появится".

Наконец, возникла вся голова. Тогда Алиса поставила фламинго на землю и принялась рассказывать Коту, как тут играют в крокет. Её было очень приятно пообщаться с внимательным собеседником. А тот, наверно, посчитал, что его и так уже достаточно, и больше возникать не стал.

- Играют они нечестно, - пожаловалась Алиска. - И ругаются всё время, и перекрикивают друг друга. И правил у них никаких. А если и есть правила, то их всё равно никто вы соблюдает. И потом: кому же понравится, когда всё вдруг без спросу оживает! Возьмите воротца: мне надо пройти через них, а они берут и уходят непонятно куда. Только что хотела стукнуть королевского ежа, так он заметил моего и пустился наутёк.

- А как тебе Королева? - тихонько спросил Кот.

- Хуже некуда. Настоящая… - тут она увидела, что Королева остановилась поодаль, навострив уши.

- Настоящая чемпионка. Придётся мне сдаваться.

Королева величественно улыбнулась и прошествовала дальше.

- С кем это ты разговариваешь? - удивлённо спросил Король у Алиски, разглядывая усатую голову.

- Позвольте мне представить вам моего друга, ваше величество, - ответила она. - Его зовут Кот Без Сапог.

- Не нравится он мне, - сказал Король. - Впрочем, пусть поцелует мне руку, если уж ему так хочется.

- Перебьюсь, - отозвался Кот.


- Не груби, - сказал Король. - И не смотри на меня свысока. - С этими словами он спрятался за Алису.

- А котам закон не писан, - сказала Алиса. - Я это где-то читала, только не помню, где.

- Убрать его, - решительно заявил Король и обратился к Королеве (она как раз проходила мимо):

- Пупсик, распорядись убрать эту кошку!

У Королевы на семь бед был один ответ.

- Голову с плеч! - сказала она, даже не обернувшись.

- Пойти позвать палача!.. - заторопился Король.

Алиска тем временем решила досмотреть игру. Издалека доносились вопли разгневанной Королевы. Она уже приговорила к смертной казни трёх игроков за то, что те прозевали свою очередь. Алиске всё это начинало сильно не нравиться: игра совсем запуталась, свою очередь она давно потеряла. Оставалось только отправиться на поиски мячика-ежа.

Ёж нашёлся: он как раз дрался с другим таким же мячиком. Самое время было ударить одного о другого, вот только бить было нечем: её фламинго шёл в другой конец сада и всё пытался взлететь на дерево, как воробей, но у него ничего не получалось.

 

Когда, наконец, она поймала своего фламинго и вернулась с ним на площадку, ежи-мячи уже додрались и куда-то ушли.

"Ну, ладно, - подумала Алиска. - Зачем мне мяч, если воротцев тоже нет?"

С этими словами она взяла фламинго поудобней и покрепче и пошла к своему другу - ещё немножко поболтать.

Каково же было её удивление, когда она увидела под Котом целое собрание. Палач, Король и Королева громко спорили, перебивая друг друга, а все остальные помалкивали: им было как-то не по себе.

Завидев Алису, спорящие попросили её рассудить их. Правда, они ужасно тараторили, и понять, что к чему, было очень нелегко.

Палач говорил, что если голову, то с плеч, а раз их нет, то ему тут делать нечего. Пусть вырастут - тогда другое дело, а иначе - никак.

Король говорил, что главное - голова, а остальное приложится, и молчать, и не возражать.

Королева говорила, что или сейчас же будет, как она сказала, или она всех до единого лишит головы, так и знайте.

Тут все загрустили.

Алиска только и могла сказать, что голова - Герцогинина, а значит, нужно спросить у неё разрешения.

- Привести её из тюрьмы! - приказала Королева Палачу, и тот бросился со всех ног в тюрьму.

Не успел Палач убежать, как Голова начала таять и к его возвращению совсем исчезла. Сколько Король с Палачом ни бегали взад и вперёд, всё было бесполезно. Тем временем народ вернулся к игре.

Глава 9. Нет повести печальнее на свете

- Солнышко, ты себе не представляешь, как я рада тебя видеть! - С этими словами Герцогиня, как старая приятельница, взяла Алиску под руку, и они пошли гулять.

Алиске было очень приятно, что у Герцогини прекрасное настроение. Наверно, это просто перец её доводил до такого бешенства.

"Вот стану Герцогиней, - сказала она про себя, правда, не очень уверенно, - ни перчинки дома держать не стану! Если суп вкусный, зачем его ещё перчить? А если невкусный - сколько ни перчи, не повкуснеет… Да, всё дело в перце. Вот говорят - "воспитание", "воспитание". А главное - не воспитание, а питание! Почему, спрашивается, что ни мальчик, то не пряник, что ни девочка, то не конфетка, что ни ребёнок, то не сахар? Да потому, что их, то есть нас, неправильно кормят. От лука дети плачут, от уксуса киснут, от чеснока морщатся. От горчицы им горько, да и от перца несладко. Надо детям давать побольше сладостей, тогда жизнь будет - сплошное наслаждение!.."

О Герцогине Алиска совсем забыла, поэтому, когда та вдруг заговорила, она даже вздрогнула от неожиданности.

- Дорогуша, ты, кажется, о чём-то задумалась? Не молчи, пожалуйста. Знаешь, какая тут мораль? Я забыла, сейчас вспомню и скажу.

- А что, обязательно должна быть мораль? - предположила Алиска.

- Разумеется, дитя моё! - воскликнула Герцогиня. - Как же можно без морали?! Во всём есть своя мораль, нужно только разглядеть её. - И она потеснее прижалась к Алисе.

Алиске это не очень понравилось. Во-первых, слишком уж Герцогиня была уродливая, а во-вторых, она положила подбородок Алиске прямо на плечо, а был он ужасно острый. Что поделаешь - пришлось терпеть, чтобы не обидеть собеседницу.

- Игра пошла веселее, - сказала Алиса, просто чтобы поддержать разговор.

- О, да! - согласилась Герцогиня. - А мораль тут такая: "Позаботься о партнёре, и он в долгу не останется!".

- А кто-то говорил, - шепнула Алиса, - что если совать нос в чужие дела, заболеешь насморком…

- Ну, да, это же одно и то же, только по-другому сказано! - воскликнула Герцогиня и поудобней упёрлась своим острым подбородком в Алискино плечо. - А мораль тут такая: "Главное - что думаешь, а не что говоришь!"

"Ох, до чего же она любит всякие морали!" - подумала Алиса.

- Ты, наверно, думаешь: "Почему бы ей не обнять меня по-дружески за талию?" - помолчав, снова заговорила Герцогиня. - Понимаешь, я ведь не знаю, какой характер у твоего фламинго. Попробовать, что ли?

- Осторожно, он может клюнуть! - предупредила Алиса. Ей что-то совсем не хотелось, чтобы Герцогиня попробовала.

- Твоя правда, - сказала Герцогиня. - А мораль тут такая: "Не клюй на чужие удочки. Лучше сматывай свои!"

- Вы, наверно, любите ловить рыбу? - спросила Алиска.

- Ой, а как ты догадалась, умница моя? - воскликнула Герцогиня. - Ужасно люблю, особенно в мутной воде. Моё любимое блюдо - заливной рак под перцем.

- Рак - это не рыба, - возразила Алиса. - Он, кажется… животное…

- Ещё бы ему не быть! - подтвердила Герцогиня. Она теперь только и делала, что соглашалась. - Кто бы его тогда ел?! А мораль тут такая: "Аппетит приходит во время еды".

Алиска тем временем хорошенько подумала и обрадовано закричала:

- Вспомнила! Рак называется "водоплавающее"… Вернее - "водоползающее"!

- Совершенно согласна, - кивнула Герцогиня. - А мораль тут такая: "Одно дело - дело, а другое - слово". Или, проще говоря, "Дело становится делом после того, как слово превращается в дело, потому что дело не в слове, а в деле".

- А вы не могли бы записать всё это? - осведомилась Алиска. - Я не совсем поняла с первого раза.

- Это ещё что! - похвасталась Герцогиня. - Я, если захочу, такое могу сказать - и со второго раза не поймёшь!..

- Ой, что вы, не беспокойтесь, пожалуйста! - поспешила ответить Алиска.

- Какое там беспокойство! Обожаю делать людям приятное. Пусть это будет моим скромным подарком тебе!

"Ну и подарочек! - подумала Алиска. - Хорошо, что на день рождения дарят кое-что получше!" - но вслух сказать это она не решилась.

- Опять молчишь? - забеспокоилась Герцогиня и уткнулась ей своим подбородком в плечо.

- Имею право! - огрызнулась Алиска. Она уже начала терять терпение.

- Такое же право, как лево, - ответила Герцогиня. - А мораль…

И тут она, к Алискиному удивлению, осеклась, не успев договорить, а руки у неё задрожали. Алиса подняла голову, и… прямо перед ними стояла Королева. Руки её были скрещены на груди, брови грозно нахмурены.

- Какой сегодня денёчек прекрасненький, ваше величество!.. - пролепетала Герцогиня.

- Предупреждаю тебя, - прогремела Королева. - Либо ты сейчас же уйдёшь, с головой, либо останешься без головы! Считаю до одного.

В ту же секунду Герцогиня исчезла, как заправский Кот Без Сапог.

- Продолжим игру, - обратилась Королева к Алисе как ни в чём не бывало. Алиска от испуга не смогла вымолвить ни словечка и покорно пошла за Королевой.

Тем временем гости отдыхали от Королевы в тенёчке, но, завидев её, все как один вскочили и бросились играть. Королева ничего на это не сказала, только проговорила, что не вскочи они вовремя, не сносить бы им голов.

Итак, игра продолжалась. Королева по-прежнему ругала всех на чём свет стоит, то и дело выкрикивая:

- Голову с плеч! Голову с плеч!

Приговорённых брали под стражу воротца-солдаты, и вот через каких-нибудь полчаса воротцев совсем не осталось, а все игроки, кроме Короля с Алиской, покорно ждали казни.

Королева решила передохнуть: у неё началась одышка.

- Ты у Морского Бычка была уже? - спросила она.

- Нет, а кто это? - удивилась Алиска.

- Бычки в томате ела?

- Ела…

- А этот без томата.

- Тогда совсем непонятно, - вздохнула Алиска.

- Ну, так пойдём. Он тебе кое-что расскажет о себе.

И они пошли. Уходя, Алиса услышала, как Король тихонько говорит:

- Вы все помилованы.

"Вот и хорошо!" - подумала Алиска: ей бы не хотелось, чтобы безвинно погибло столько народу.

Шли они недолго и пришли к Старому Морскому Волку, спавшему на солнышке, на берегу моря.

- Вставай, старый лоботряс! - приказала Королева. - Отведи эту молодую даму к Морскому Бычку. Да пусть он ей расскажет о себе. А то у меня дела. Казнить ту нужно некоторых.

С этими словами она пошла обратно, и Алиска осталась со Старым Морским Волком. На первый взгляд он ей не очень-то понравился, но Королева была не лучше. Итак, что же будет дальше?

Морской Волк протёр глаза. Потом посмотрел вслед Королеве, подождал, пока она скроется из виду, и ухмыльнулся:

- Смехота!

- Что смехота? - спросила Алиса.

- Да с ней одна смехота, с этой. Всё она выдумывает. Никого они там не казнят. Пойдём!

"Опять "пойдём"! - подумала Алиска, но всё-таки пошла. А про себя добавила: "Никогда ещё мной так не командовали!"

Шли они недолго и вскоре увидели Морского Бычка. Он сидел себе один-одинёшенек на камне, пригорюнившись, а когда они подошли поближе, Алиса услышала, что он тяжело вздыхает, да так, что, казалось, сердце разорвётся. Алиске стало его ужасно жалко.

- О чём он так горюет? - тихонько спросила она у Морского Волка, и тот ответил слово в слово:

- Да всё он выдумывает. Какое там у него горе!

Тут они подошли к Морскому Бычку, и он посмотрел на них своими большими бычьими глазами, полными слёз, но ничего не сказал.

- Тут вот дамочка пришла, - обратился к нему Морской Волк. - Хочет тебя послушать.

- Пусть слушает, - ответил Морской Бычок. - Садитесь же и слушайте, и не перебивайте.

Они уселись. Несколько минут все молчали.

"Как же я смогу его перебить, - подумала Алиска, - если он молчит?" - но снова промолчала.

Наконец, Морской Бычок заговорил:

- Был я когда-то молод и красив. - Тут он снова тяжело вздохнул. - Бывало, подплыву к берегу - все Божьи Коровки засматриваются… А теперь я старый, больной, неповоротливый, как черепаха. И совсем не похож на бычка…

Снова воцарилась тишина. Только Старый Морской Волк время от времени прочищал горло, да старый Морской Бычок всё всхлипывал. Алиска подумывала, не встать ли и не сказать ли: Спасибо, дедушка, было очень интересно", но всё-таки ей очень хотелось узнать, что же будет дальше, и она ещё раз промолчала.

Наконец, Морской Бычок заговорил, уже спокойнее, хотя и всхлипывая время от времени:

Давным-давно это было. Мы были тогда совсем маленькие и ходили в школу. А школа была на дне морском. И был у нас классный лаповодитель…

- Кто-кто? - переспросила Алиска.

- Лаповодитель, тебе говорят, - повторил Бычок. - Тебя что, никогда не водили за лапу? Ну, так вот: был он строгий, но справедливый, зря никогда не ставил нас в угол.

- Откуда же в море углы? - удивилась Алиска.

- Это на суше их всего четыре, - гордо сказал Бычок. - А в воде знаешь, сколько! Ну, так вот. Мы все его любили и звали "дорогой мучитель".

- Ой, как же вам было не стыдно? - воскликнула Алиска.

- Что же тут стыдного?! - вспылил Бычок. - Он же сам говорил: "Вас учить - сплошное мучение!" А ты, если не понимаешь, помалкивай!

- Постыдилась бы старшим перечить! - вмешался Морской Волк. - Чему вас только в школе учат?


Некоторое время они с укоризной смотрели на Алиску, и она готова была провалиться сквозь землю от стыда. Наконец, Морской Волк сказал Бычку:

- Давай, старина, не трави душу!

И Бычок продолжал:

- Ну, так вот. Ходили мы в школу, хоть ты и не веришь…

- Да нет, что вы! - воскликнула Алиска.

- Нет, да!- Цыц! - вмешался Морской Волк.

И Бычок продолжал:

- Учили нас как нигде. В школу мы ходили каждый день…

- Ну и что? - сказала Алиса. - Я тоже хожу в школу каждый день. Можете не задаваться!

- А продлёнка у тебя есть? - заволновался Морской Бычок.

- Конечно, есть. Там делают домашнее задание, гуляют и спят. Правда, я туда не хожу, меня няня забирает.

- А отбивают там всех или только некоторых?

- Какие глупости! - возмутилась Алиса.

- Так я и знал! - обрадовался Бычок. - А у нас в расписании было чёрным по белому написано: "Продлёнка: с двух до трёх прогулка, с трёх до четырёх - домашнее задание, в четыре - общий отбой и мёртвый час". Жаль, я так и не узнал, что это такое: родители не захотели сдать меня в продлёнку. Зато уроки я посещал регулярно.

- А чему вас учили? - спросила Алиска.

- Всему, что нужно и не нужно в жизни, - сказал Морской Бычок. - Сначала - ненужное: не нужно сидеть, сложа лапы, не нужно работать спустя чешую, не нужно пресмыкаться и метать икру перед недостойными. Потом - нужное. Арифметика: сложение в три погибели…

- Ой, а как это? - удивилась Алиска.

- Я бы показал, да стар стал, - вздохнул Морской Бычок. - Мне теперь и одну погибель не осилить…

- Не расстраивай человека! - прикрикнул на неё Морской Волк. - До чего недогадливая!

Алиске стало стыдно.

- А что ещё вы учили по арифметике? - спросила она у Бычка.

- Много чего. Умножать радости, делить горести с друзьями…

- А отнимать?

- За кого ты нас принимаешь?! - с достоинством ответил Бычок. - Мы ни у кого ничего не отнимаем!

Он гордо вскинул голову и продолжал:

- Раз в неделю у нас было чистописание. Учил нас старый Угорь. Угрюмый был старик, зато писал чисто. Моя бабушка говаривала: "Ох, как красиво пишет! Чистый писатель!" Он нас учил писать автолапкой. Чистая работа! А стирать кляксы мы научились без труда - воды вокруг достаточно.

- А у меня был другой учитель - Морской Лев, - сказал Морской Волк.

- Говорят, он учил физике и культуре, - вздохнул Бычок. - "Физкультура" называется.

- Ещё как учил! - вздохнул Старый Морской Волк, и они зарылись лицами в лапы.

- А сколько лет вы ходили в школу? - поспешила Алиса переменить тему.

- Пока не выйдем в люди, - ответил Бычок.

- И у вас это получалось? - осторожно спросила Алиска.

- Хороший учитель кого угодно в люди выведет! - сказал Морской Волк.

- Да, добавил Бычок, - а когда выходили, у нас был выходной.

- А чем вы занимались после выходного? Неужели возвращались обратно?

Что это мы всё об уроках да об уроках?! - решительно заявил Морской Волк. - Лучше расскажи ей, как мы играли.