Льюис Кэррол "Приключения Алисы в стране чудес" (в пересказе Михаила Блехмана, с иллюстрациями Дарьи Раковой)

Льюис Кэрролл. Приключения Алисы в Стране Чудес,
Или Странствие в Странную Страну

Пересказ М.С. Блехмана. 1982-2004 г.г. Харьков - Монреаль
Иллюстрации Дарьи Раковой. 2004 г. Харьков

(окончание)

 

Глава 10. Полька "Раковая фантазия"

Морской Бычок вздохнул печально-препечально и провёл лапой по глазам. Потом посмотрел на Алиску, хотел что-то сказать, но не смог: слёзы подступили к горлу, и он закашлялся.

- Прямо как будто ему что-то не в то горло попало, - сказал Морской Волк и принялся хлопать друга по спине.

Наконец, Бычок проглотил комок, слёзы побежали по его щекам, и он заговорил:

- Не знаю, доводилось ли тебе подолгу жить на дне морском…

- Не доводилось, - вздохнула Алиса.

- … и ты, наверно, не знакома ни с одним приличным раком…

- Я однажды пробовала… - начала Алиска, но вовремя поправила себя: - познакомиться с одним, но у меня не получилось…

- … значит, ты не представляешь себе, какая это прелесть - полька "Раковая фантазия"!

- Совсем не представляю, - призналась Алиса. - А как её танцуют?

- Ещё как танцуют! - воскликнул Морской Волк. - Сначала все выстраиваются вдоль берега…

- … в две шеренги! - перекричал его Морской Бычок. - Тюлени, бычки, лососи, все-все! Сначала нужно разгрести медуз…

- … а их знаешь сколько! - перебил Морской Волк.

- … потом делают два шага вперёд…

- … каждый ведёт под руку рака!… - прокричал Морской Волк.

"Наверно, не рака, а… ракушку…, - неуверенно подумала Алиска, - или… раковину…"

- Под самую руку! - подтвердил Бычок. - А кому не достанется рака, танцует с таранкой. Делают два шага вперёд, поворачиваются к партнёршам…


- … меняются партнёршами, делают два шага назад, - продолжал Морской Волк.

- А потом, - сказал Бычок, - а потом каждый бросает свою…

- … партнёршу! - закричал Морской Волк и показал, как это делается.

- … подальше в море!…

- … потом все прыгают за партнёршами! - завопил Морской Волк.

- … Выпрыгивают из воды, делают кувырок! - прокричал Бычок и забегал, запрыгал, заскакал.

- Снова меняются партнёршами! - заверещал Морской Волк.

- Возвращаются на берег, вот и вся первая фигура, - прошептал Бычок.

И друзья, только что прыгавшие и скакавшие, сели, загрустили и вопросительно посмотрели на Алиску.

- Это, наверно, очень красивый танец, - робко проговорила Алиса.

- Хочешь посмотреть? - с надеждой спросил Бычок?

- Конечно, даже очень!

- А ну-ка, давай покажем ей первую фигуру! - обратился Бычок к Морскому Волку. - Обойдёмся без партнёрш. Кто запевает?

- Лучше давай ты, а то я слов не помню.

И они принялись танцевать, всё кружа и кружа вокруг Алиски, с очень серьёзными лицами, иногда наступая ей на ноги и дирижируя самим себе. А Морской Бычок тем временем пел песню:

Станьте, рыбки, станьте в круг!
Станьте в круг, станьте в круг!
Дай плавник, раз нету рук!
Потанцуем, друг!

Я Таранка, ты Лосось,
Ты лосось, ты лосось.
Раскрути меня и брось,
Прямо в море брось!

Подползай сюда, Рачок,
Да, рачок, ты, рачок!
Подставляй-ка свой бочок,
Розовый бочок!

За бочок возьмёт Бычок,
Да, бычок, да, бычок,
Полетит в волну Рачок,
Розовый рачок!

А Таранка весела,
Весела, весела!
Закрутилась, как юла,
Колесом пошла!

- Большое спасибо, мне очень понравилось, - сказала Алиска. - В душе она радовалась, что танец, наконец, закончился. - И песня такая смешная! Никогда бы не подумала, что таранка любит танцевать.

- А ты когда-нибудь видела Таранку? - спросил Морской Бычок.

- Конечно! Она такая солёная и сухая.

- Солёная - это от морской воды, - проговорил Бычок, - а вот почему сухая - непонятно. Она ведь всё время живёт в воде - поневоле намокнешь. Ты где её видела?

- На рынке, с няней, - ответила Алиска и тут же испуганно подумала: "Ой, она же там была с у ш ё н а я!"

- А какая она у тебя? - осведомился Бычок?

- Ой, она такая миленькая! Строгая, но справедливая.

- Я имею в виду, как она относится к Таранке?

- Не знаю, по-моему, она ей не по вкусу. Какая-то она, знаете, не такая…

- Горбуша, наверно, - задумчиво проговорил Морской Бычок.

- Ну что вы! - воскликнула Алиска. - Она ещё очень стройная.

- А я и не говорю, что сутулая. Ты что, никогда Горбушу не видела? Ну, хотя бы маленькую Горбушечку?

- Ой, я вас неправильно поняла! - воскликнула Алиска. - Я очень люблю горбушечку. Я и мякушку люблю, но меньше.

- Мякушку? - удивился Бычок? - А как она выглядит? Что-то я о таких не слыхивал.

- Как, разве вы питаетесь одними горбушками?! - изумилась Алиса.

- Как тебе не стыдно! - возмутился Морской Волк. - Это же Бычок, а не акула!

- Кроме того, очень невежливо называть Горбушу Горбушкой, - обиженно заметил Бычок. А Морской Волк продолжал:

- Расскажи-ка нам лучше о своих приключениях, а то всё мы да мы.

- Я вам, наверно, расскажу о с е г о д н я ш н и х приключениях, - несмело проговорила Алиска. - А то вчера я всё равно была не я. Вернее, сегодня.

- То есть? - удивился Бычок. - Нельзя ли яснее?

- Нет уж! - вмешался Морской Волк. - Чем яснее, тем длиннее. Сначала пусть о приключениях расскажет!

И Алиска принялась рассказывать им всё, что с ней приключилось, с той самой минуты, как она повстречала Белого Кролика и прыгнула за ним в норку.

Старые друзья сидели рядом с ней - один по левую руку, другой - по правую. Глаза и рты у них были так широко раскрыты, что Алиске сначала было даже как-то даже не по себе. Но она собралась с силами и заставила себя не бояться.

Морской Бычок и Морской Волк не проронили ни слова, пока она не дошла до своей встречи с Гусеницем. Когда же Алиска поведала о том, как рассказала "Что такое хорошо и что такое плохо" и как всё получилось шиворот-навыворот, Бычок тяжело вздохнул и проговорил:

- Весьма странно…

- Страннее не бывает! - подтвердил Морской Волк.

- Никуда не годится!.. - задумчиво сказал Бычок и обратился к Морскому Волку, как будто тот был главный:

- Скажи ей, чтоб ещё какой-нибудь стишок рассказала!

- Ну-ка, встань и расскажи нам что-нибудь детское! - распорядился Морской Волк.

"Ой, как же они любят командовать! Просто учителя какие-то!" - подумала Алиска, но всё-таки встала и принялась декламировать. Увы, в голове у неё всё ещё звучала "Раковая фантазия", и стишок получился совсем не тот, который она хотела рассказать:

Уронили рака на пол,
Оторвали раку лапу…

- Что-что?! - воскликнул Морской Волк. - Мы в садике ничего такого не проходили!

- Не говоря уже о школе! - подтвердил Бычок. - Не стихи, а форменное безобразие.

Алиска ничего не ответила, только села, спрятала лицо в ладошки и решила про себя, что, наверно, теперь уже никогда не вернуть старое доброе время, когда всё получалось правильно.

- Объясни, что всё это значит, - сказал Морской Бычок.

- Да ей и самой непонятно! - поспешил вставить Морской Волк. - Давай дальше!

- Нет, но как же можно уронить рака на пол? - не успокаивался Бычок. - Спрашивается, откуда же в море пол? В море живут на дне морском, а не на полу!

- Наверно, это был не морской рак, а домашний, - попробовала объяснить Алиска. - То есть комнатный…

Но она уже так запуталась, что с большущим удовольствием поговорила бы на другую тему.

- Дальше давай! - повторил Морской Волк и добавил, пытаясь ей помочь: - Там говорится, что, мол, я его не брошу… Ну, давай, давай!

Алиска не осмелилась перечить, хотя знала, что снова всё получится неправильно:

Раскручу его и брошу,
Он без лапы нехороший!

- Я требую прекратить это безобразие! - потребовал Бычок и поджал губы.

- Да уж, - согласился Морской Волк. - Хорошего понемножку!

Алиска облегчённо вздохнула. Она и сама была рада прекратить это безобразие.

- Ну что, станцевать тебе ещё одну фигуру или, может, пусть Бычок песню споёт? - обратился к ней Морской Волк.

- Ой, я бы с удовольствием послушала песенку! - так радостно воскликнула Алиска, что теперь уже Морской Волк поджал губы.

- О вкусах не спорят, - буркнул он. - Спой ей "Вечерний суп", старина.

Морской Бычок глубоко вздохнул и запел, всхлипывая время от времени:

Вечерний суп, суп, суп,
Вечерний суп, суп, суп
Люблю слизать - ать, -ать
Я с сытых губ, губ, губ.

Не из цыплён - плён - плён-
ка табака -ка -ка,
А из отбор - бор - бор-
ного бычка, ка- ка.

Я с юных лет, лет, лет
Его люблю, -лю, -лю,
И блюд иных, -ных, ных
Я не терплю, -плю, -плю.

Вечерний суп, суп, суп,
Вечерний сон, сон, сон -
На радость нам, -ам, -ам
Приготовлён, -лён, -лён.

- А теперь - хором! - закричал Морской Волк.

Но только Бычок собрался запеть хором, как вдали послышалось:

- Встать! Суд идёт!

- Пойдём! - крикнул Морской Волк, схватил Алису под руку, и они побежали, не дожидаясь конца песни.

- А кого судят? - запыхавшись, выговорила Алиска на бегу.

- Какая разница? - пожал плечами Морской Волк. - Поторапливайся, а то пропустим самое интересное.

А издали всё ещё доносились затихающие звуки грустной песни:

Вечерний суп, суп, суп,
Вечерний суп, суп, суп…

Глава 11. Кто украл калач?

На королевском троне восседали Червонные Король и Дама. Перед троном собралась целая толпа - всякие птички, зверушки, да ещё и целая колода карт в придачу. Среди карт Алиса увидела и Червонного Валета. Был он закован в кандалы, с двух сторон его караулили стражники.

Подле Короля стоял Белый Кролик. В одной руке он держал трубу, а в другой - свиток пергамента. Посередине суда поставлен был стол, на котором стояла тарелка с одним-единственным бубликом или, вернее, калачом. На вид калач был такой вкусный, что у Алисы потекли слюнки.

"Скорей бы суд закончился, - подумала она, - и начали бы раздавать угощения!"

Но надежд на это было очень мало, и она принялась рассматривать суд, чтобы как-то скоротать время.

Алиска ещё никогда не бывала в суде, зато читала о нём в книжках, и теперь с удовольствием всё узнавала.

"Вот и судья! - подумала она. - Они все в большущих париках".

Судьёй был сам Король. Корону он надел поверх парика, ему было жарко, и выглядел он не лучшим образом.

"А вот и скамья присяжных, - подумала Алиска. - А вон те двенадцать птичек и зверушек - это, наверно, и есть присяжные".

Слово "присяжные" она повторила несколько раз. Ещё бы! Многие ли девочки знают, кто такие присяжные?

Все присяжные с деловым видом писали что-то грифелями на дощечках.


- Что это они пишут? - шёпотом спросила Алиска у Морского Волка. - Суда же ещё не было!..

- Фамилии свои записывают, - ответил Морской Волк, тоже шёпотом. - Чтобы не забыть.

- Какие глупые, а ещё судьи! - возмутилась Алиса, но тут же осеклась, потому что Белый Кролик прокричал:

- Просьба соблюдать тишину! Суд пришёл.

Король надел очки и озабоченно обвёл суд взглядом - узнать, кто разговаривает.

Алисе было хорошо видно, что все до единого присяжные принялись записывать на дощечках: "Какие мы глупые!", а один не знал, как пишется "какие": "какие" или "кокие" - и списал у соседа.

"Представляю, что они ещё там понаписывают, пока суд закончится!" - подумала Алиска.

У одного из присяжных грифель невыносимо скрипел. Алиса зашла ему за спину и выхватила грифель - да так быстро, что бедняжка присяжный (кстати, это был Билли) ничего не понял. Он поискал, поискал свой грифель, но, конечно, не нашёл, так что ему пришлось писать пальцем - да что толку от чистого пальца?

- Глашатай, зачитайте обвинительную часть! - распорядился Король.

Белый Кролик трижды продудел в трубу, развернул свиток и прочитал:

Наша Дама громко плачет:
"Потерялся мой калачик!"
Тише, дамочка, не плачь!
Знай: Валет украл калач.

- Огласите приговор! - обратился Король к присяжным.

- Ещё рано, ваше величество, ещё очень рано! - услужливо затараторил Кролик. - До приговора ещё дожить нужно!

- Тогда пригласите первого свидетеля, - приказал Король.

- Тут Белый Кролик снова трижды продудел в трубу и громко позвал:

- Первый свидетель!

Первым свидетелем был Странник. В одной руке он держал чашку чая, а в другой - хлеб с маслом.

- Прошу прощения у ваших величеств, что пришёл не с пустыми руками, - пробормотал Странник. - Я, изволите ли видеть, как раз завтракал, когда меня, так сказать, взяли…

- Быстрей надо есть, - ответил Король. - Вы когда начали?

Странник вопросительно взглянул на Лопуха: они с Соней пришли в суд под руку.

- Кажется, четырнадцатого марта.

- Пятнадцатого, - уточнил Заяц.

- Шестнадцатого, - вставил Соня.

- Внесите это в протокол, - обратился Король к присяжным.

Те старательно записали все даты на своих дощечках, потом сложили и перевели в копейки.

- Сейчас же снимите эту вашу шляпу! - приказал Король Страннику.

- А она не моя, ваше величество, - ответил тот.

- Ворованная! - воскликнул Король, снова обращаясь к присяжным.

Те мгновенно записали: "Шляпа - ворованная".

- Они у меня продажные, ваше величество, - объяснил Странник. - Сделаю и продам, сделаю и продам. Промышляю я ими…"

Тут Королева надела очки и принялась внимательно смотреть на Странника. Тот побледнел и стал переминаться с ноги на ногу.

- Отвечать! - приказал Король. - Стоять смирно! Не то приговор будет приведён в исполнение.

Услышав это, свидетель совсем оробел, стал ещё больше переминаться с ноги на ногу, застеснялся и откусил большой кусок чашки вместо бутерброда.

И вдруг с Алиской стало происходить что-то очень странное. Вскоре она поняла, что именно: она снова увеличивалась. Первым её желанием было поскорее уйти, но потом она передумала и решила не уходить, пока есть место.

- Что вы напираете?! - обиделся Соня (он сидел рядом с Алисой). - Вздохнуть же уже невозможно!

- Я бы с удовольствием не напирала, - ответила Алиска, - но я, к сожалению, расту.

- Нашли тоже, где расти! - возмутился Соня. - Нечего расти в общественном месте!

- Ну, вот ещё! - в тон ему сказала Алиса. - Я ведь вам не мешаю расти, где вам вздумается.

- Я расту постепенно, а не сломя голову! - с этими словами Соня встал, и, нахмурив брови, ушёл в другой угол.

А Королева всё смотрела и смотрела на Странника и, как раз когда Соня переходил из угла в угол, приказала одному из стражников:

- Подать мне список тех, кто пел на последнем концерте!

Тут бедный Странник затрясся с головы до пят и трясся, пока не вытрясся из собственных башмаков.

- Отвечать! - грозно повторил Король. - Или приговор будет приведён в исполнение, хоть трясись, хоть не трясись.

- Ваше величество, я человек маленький, козявочка, можно сказать… - проговорил Странник. - Целую неделю - всё чай да чай… А заварки нужно - сами знаете, сколько… Я так расстроился, вот и заварилась вся эта каша…

- Нечего было заваривать, - сказал Король.

- С вашего позволения, было, ваше величество, - осмелился возразить Странник. - Заварка-то у нас хорошая…

- А каша?

Странник совсем запутался и пролепетал:

- Я человек маленький, ваше величество… Мне не всё так понятно, как вашему величеству…

- Каша, говорю, причём? - нахмурился Король. - Которую вы якобы заварили.

- Это всё Заяц!… - принялся оправдываться Странник. - С ним кашу не сваришь…

- Сваришь! - поспешно вставил Заяц-Лопух.

- Нет, не сваришь!

- Протестую! - заявил Заяц.

- Вы что, не видите: человек протестует! - перебил Странника Король.

- А с Сонькой… - проговорил Странник и испуганно обернулся, но Соня не протестовал: ему, кажется, как раз снилось что-то интересное. - А с Сонькой-то уж точно не сваришь!.. Беру я тогда хлеб с маслом…

- Это почему же с Соней не сваришь? - осведомился один из присяжных.

- Да мало ли… - протянул Странник.

- Боюсь, что много! - язвительно заметил Король. - За это мы вас, милейший, по головке не погладим. Мы её лучше с плеч!

Бедный странник уронил чашку и бутерброд и рухнул на одно колено.

- Помилуйте, ваше величество! Будьте отцом родным!..

- Тоже мне принц нашёлся! - пренебрежительно ответил Король.

Тут одна морская свинка весело хрюкнула. Тогда двое стражников схватили её и намылили ей шею. Мыло было мокрое, а морские свинки, в отличие от обычных, боятся сырости как огня. Вода для них - худшее наказание.

"Здорово! - подумала Алиска. - Где бы я ещё увидела, что значит "намылить шею"!

- Если вам больше нечего сказать, можете сесть, - повелел Король.

- Да я и так уже почти сижу, ваше величество…

- Тогда можете встать, - ответил Король.

Тут и вторая морская свинка насмешливо хрюкнула, и ей тоже намылили шею.

"Так им и надо! - подумала Алиска. - Не будут насмехаться!"

- Я, если позволите, пойду, чаёк допью, ваше величество, - осмелился попросить Странник и с тревогой взглянул на Королеву: та как раз читала список певцов.

- Можете идти, - разрешил Король.

Странник, забыв о башмаках, опрометью бросился домой.

- Голову ему там с плеч! - деловито распорядилась Королева, но Странник уже скрылся из виду.

- Позвать следующего свидетеля! - приказал Король.

Алиска сразу догадалась, что следующим свидетелем будет Герцогинина повариха. Так оно и было. В руке у старой перечницы была перечница. Не успела она войти, как все, кто сидел у двери, разом чихнули.

- Давайте показания! - повелел Король.

- Дудки! - ответила Повариха.

Король озабоченно посмотрел на Белого Кролика, и тот шёпотом подсказал ему:

- Ваше величество, необходимо подвергнуть свидетельницу перекрёстному допросу!..

- Перекрёстному, так перекрёстному, - покорно согласился Король.

Он перекрестился и сказал величественным басом:

- Свидетельница, отвечайте: что было в калаче?

- Перец, - сказала Повариха.

- Сливки, - раздался сзади сонный голос. - Только не с пенкой, а с косточками.

- На цепь негодяя! - заверещала Королева. - Намылить ему шею! Намять бока!! Голову с плеч!!! Усы с лица!!!!

Стражники набросились на Соню и принялись приводить приговор в исполнение. Король же тем временем всё крестился и крестился. Когда, наконец, Соне намылили шею и намяли бока, все успокоились, а Поварихи и след простыл.

- Вот и хорошо, - вздохнул Король с огромным облегчением. - Позвать следующего свидетеля!

И добавил шёпотом, обращаясь к Королеве:

- Ласточка, этого ты, пожалуйста, сама подвергай перекрёстному допросу, а то у меня рука совсем онемела.

Алиска с любопытством посмотрела на Белого Кролика: кого же он теперь вызовет? Может, хотя бы этот свидетель даст какие-нибудь показания?

Кролик покрутил свиток взад-вперёд, и… представьте себе Алискино удивление, когда он вдруг что есть силы прокричал:

- Алиса!

Глава 12. Алиска даёт показания

- Здесь! - крикнула Алиска и вскочила с места, совсем позабыв, какая она теперь большая.

Краем платья она задела скамью присяжных, та перевернулась, и бедные присяжные кубарем полетели на зрителей. Как тут Алиске было не вспомнить аквариум с рыбками, который она прошлой неделе опрокинула!..

- Ой, простите, пожалуйста! - испуганно воскликнула она и бросилась поднимать зверушек, растянувшихся на полу.

Она и рыбок тогда собирала так же точно, ведь если кто-то откуда-то выпал, его надо побыстрее бросить обратно, не то он задохнётся.

- Мы не сможем продолжать заседание, - строго произнёс Король, - пока все присяжные не займут свои места. Повторяю: ВСЕ! - ещё строже произнёс он и сурово посмотрел на Алису.

Тут Алиска увидела, что в спешке усадила ящерку Билли вверх тормашками. Бедняга печально покручивал хвостиком, не в силах перевернуться. Алиска усадила его как следует, хотя и подумала про себя:


"Вообще-то проку от него вниз тормашками не больше, чем вверх тормашками".

Как только присяжные немного пришли в себя от пережитого потрясения и получили обратно свои дощечки и грифели, они принялись старательно записывать всё, что с ними приключилось. Не писал только Билли: новое происшествие так подействовало на него, что он просто раскрыл рот и уставился в потолок.

- Что вы можете сообщить по существу дела? - обратился Король к Алисе.

- Ничего.

- Совсем ничего?

- Совсем ничего.

- Это же очень важно! - воскликнул Король, обращаясь к присяжным.

Те принялись записывать высочайшие слова, но Белый Кролик осмелился возразить:

- Ваше величество, наверно, хотели сказать не "же", а "не" - "не очень важно", - и принялся исподтишка подмигивать Королеве, ища у неё поддержки.

- Конечно, конечно, - поспешил поправить себя Король. - Одна буква не считается! Я хотел сказать "не очень важно".

И он принялся повторять шёпотом:

- Это не - это же, это не - это же… - как будто определяя, как красивее звучит.

Поэтому одни присяжные написали "Это же", а другие - "Это не". Алиске всё это было хорошо видно - она ведь возвышалась над скамьёй присяжных.

"По-моему, они и сами не знают, как будет правильно", - подумала она.

Король тем временем что-то озабоченно записывал в блокноте. Вдруг он выкрикнул:

- Тишина!

И прочёл:

- Правило сорок второе: "Тем, кто вымахал, нет места в суде".

Все как один посмотрели на Алису.

- Ничего я не вымахала! - возмутилась Алиска. - Я и не думала вымахивать!
- Нет, вымахала! - возразил Король.

- А ведь и вправду вымахала! - подтвердила Королева.

- Всё равно не уйду! - заявила Алиска. - И потом, такого правила всё равно нет, вы его сейчас нарочно выдумали.

- Что?! - возмутился Король. - Да это самое главное правило! И самое-пресамое старое!

- Тогда у него должен быть первый номер! - решительно возразила Алиска.

Король побледнел и поспешно захлопнул блокнот.

- Огласите приговор, пожалуйста, - с дрожью в голосе попросил он присяжных.

- Ой, ваше величество, обнаружена ещё одна улика! - затараторил Кролик, вскакивая с места. - Только что был найден вот этот документ.

- Что ещё за документ? - спросила Королева.

- Я не осмелился прочитать, ваше величество, - ответил Кролик, - но, скорее всего, это письмо подсудимого кому-то.

- Ещё бы не кому-то! - понимающе заметил Король. - Раз письмо написано, значит, кто-то должен его прочесть, иначе зачем же писать?

И он торжествующе обвёл взглядом присутствующих, в душе удивляясь собственной мудрости.

- Так точно, ваше величество, но неясно, кому именно оно адресовано, - сказал Кролик. - Потому что адреса на письме нет.

Он развернул листок и добавил:

- Оказывается, это вовсе не письмо, а стихи.

- А почерк - подсудимого? - осведомился Король.

- Отнюдь нет, - многозначительно произнёс Кролик. - И это внушает наибольшие подозрения.

Тут присяжные призадумались.

- По всей вероятности, он подделал почерк, - предположил Король.

- Помилуйте, ваше величество! - взмолился Валет. - Не писал я этих стихов, и улик против меня никаких нет: стихи ведь не подписаны.

- Значит, это анонимка? - вскинул брови Король. - Тем хуже для вас!

Эти слова были встречены бурными аплодисментами присутствующих: Король был поистине мудр!

- Вина подсудимого доказана! - сказала Королева.

- Ничего не доказана! - вмешалась Алиска. - Вы же даже ещё не прочитали эти стихи!

- Прочесть! - приказал Король.

Кролик надел очки и обратился к Королю:

- С чего прикажете начать, ваше величество?

- С начала, - твёрдо сказал Король. - И читайте, пока не дочитаете до конца. А когда дочитаете, больше не читайте.

И Кролик принялся читать:

Собрались трое кое-где
И стали совещаться
О том, что было не везде,
Но будет повторяться.

Один тираду произнёс
Второму в назиданье
И третьего довёл до слёз
Речами о купанье.

Второй сидел и уплетал
С улыбкой кое-что:
Давным-давно он это знал,
Давней, чем кое-кто.

Ведь что же может быть вкусней?
И он не притворялся,
Что, мол, задумался о ней,
Когда проголодался.

Её было не до пирогов,
Вязания и лепки:
Она рубила лес голов -
Так, что летели щепки.

С тех пор одни едят и пьют,
Другие их не любят,
А третьи счёт голов ведут
И иногда их рубят.

- Эта самые важные улики из всех! - воскликнул Король, радостно потирая руки. - Пусть теперь присяжные…

- …попробуют объяснить, что к чему! - договорила Алиса. Она успела так вырасти, что совсем перестала бояться. - Кто отгадает, получит конфетку! В этих стихах нет ни капли смысла!

Присяжные записали на своих дощечках:

"Алиса говорит, что в стихах нет ни капли смысла".

А разгадать загадку никто из них даже не попробовал, это ведь не их ума дело, а королевского.

- Тем лучше! - сказал Король. - Раз смысла нет, то и искать его не придётся!

Тут он взял свиток, развернул его у себя на коленях, внимательно посмотрел, прищурившись, как будто прицеливаясь, и проговорил:

- Ну-ка, ну-ка! Я, кажется, кое-что понимаю… "довёл до слёз речами о купанье". Обвиняемый, вы бы огорчились, если бы вас заставили искупаться?

Валет печально вздохнул:

- Ах, ваше величество… Разве по мне не видно? Чем больше воды, тем меньше меня…

По нему было очень даже видно - он ведь был бумажным.

- Чудесно! - воодушевился Король и принялся читать дальше, приговаривая:

- "стали совещаться" - это, конечно, присяжные. "Сидел и уплетал с улыбкой кое-что" - ну, это, скорее всего, похищенный калач!..

- А как же тогда этот калач оказался здесь? - вмешалась Алиса.

- Очень просто! Там сказано "уплетал", а не "уплёл". Значит, не успел уплести!

И Король торжествующе обвёл взглядом присутствующих.

- Так, дальше: "Она рубила лес голов, так что летели щепки". Ты ведь время от времени порубываешь головы, мой котёночек? - обратился он к Королеве.

- Рублю!! - рявкнула Королева и запустила чернильницей в бедного Билли.

Тот до сих пор так ничего и не писал - много ли напишешь сухим пальцем? Зато теперь у него со лба потекли чернила, он поспешно обмакнул в них палец и принялся что-то записывать.

- Вот от них щепки и летят! - мудро улыбаясь, сказал Король и снова обвёл взглядом всех присутствующих. - Как говорится, лес рубят - щепки летят!

Воцарилась мёртвая тишина.

- Это же очень остроумно! - обиделся Король.

Тут все верноподданно засмеялись.

- Присяжные, огласите приговор! - приказал он снова, кажется, уже в сотый раз.

- Нет! - вмешалась Королева. - Сначала пусть приведут в исполнение, а потом - приговаривай себе, сколько хочешь.

- Че-пу-ха! - во всеуслышание заявила Алиса. - После исполнения некого уже будет приговаривать!

- Молчать! - гаркнула Королева, наливаясь кровью.

- И не подумаю! - заявила Алиса.

- Голову с плеч!!!! - взвыла Королева. Но никто не сдвинулся с места.

- Да кто вас боится, карты несчастные!? - воскликнула Алиса. Она уже стала такой, какой была дома.

Тут все карты взвились в воздух и посыпались на неё. Алиса вскрикнула от испуга и возмущения, принялась отмахиваться… и проснулась на берегу реки. Голова её лежала на коленях у сестры, та ласково и осторожно убирала с её лица сухие листья, сорванные ветром с дерева.

- Вставай, Алисонька! - сказала сестра. - Как же долго ты спала!

- Ой, до чего же интересный сон мне приснился!.. - проговорила Алиска.

И она рассказала сестре всё, что с ней приключилось. А когда закончила рассказывать, сестра поцеловала её и сказала:

- Да, солнышко, это был очень интересный сон! Ну, а теперь беги домой, пора полдничать.

Алиска вскочила и побежала, и пока бежала, всё думала, какой же всё-таки чудесный сон ей приснился!

Заключение (от переводчика)

Каждая из двух моих дочек задала мне один и тот же правильный и очень важный вопрос:

- Папа, а это всё было на самом деле?

- Конечно, - ответил я. - Как же может быть не на самом?

- Ну что ты! - удивилась мне каждая из них. - Может быть не по-настоящему, а понарошку. Вот хотя бы Баба Яга. Ты когда-нибудь видел настоящую Бабу Ягу?

- Да сколько угодно! В том числе и среди твоих подружек. Правда, они ещё маленькие бабушки, вернее, девочки Яжечки, но рано или поздно станут настоящими Бабами.

И та, и другая подумали и согласились. А потом каждая сказала:

- Зато среди них есть и Алиски. С ними так интересно было бы прыгнуть в кроличью норку!

- Нет ничего проще! Как только вам этого снова захочется, бери за руку свою подружку и отправляйтесь в путешествие. Только торопитесь: Кролик и Алиска бегут со всех ног. И в норку прыгайте, не раздумывая, а дальше всё будет ещё лучше, чем в прошлый раз.

Не веришь? Клянусь ушами!