Татьяна Лайн "Заначка"

Сказка для бывалых.

Непоздний ещё вечер. Тренькают на калитке валдайские колокольчики…

- Открывай, свои, шереметьевские...
Открываю - наконец-то! Это сосед - добрейший души человек, надёжный, проверенный: бывший пятиборец, диггер и бывший морской навигатор, а также строитель особняка по собственному проекту - объекта гордости, зависти и затяжных судебных склок соседней улицы. Принёс коньячку две бутылочки.
- …Куда пропал, Колываныч? Как настроение?
- На троечку… Я звонил вам неоднократно, всё время занято - в Мировой Паутине завязли? Твой мобильник тоже давно заблокирован.
- Аккумулятор сел, но я уже новый купила. Поставишь, пока накрываю?
Поставили аккумулятор, сварили картошку, подождали минут сорок, потом позвонили третьему. Он сказал, что немного задерживается, но демократично просил начинать без него, только какой-нибудь не очень ядовитой еды оставить.
Выпили по чуть-чуть. Сидим - о том, о сём и ни о чём… Разговор, как никогда, не клеится - не тот пошёл разговор. Обсудили гнусность предвыборной ситуации, предстоящее повышение подоходного налога; подорожание общественного транспорта; подготовку закона об Интернете и вчерашний, обычный для беспризорных зимующих дач, пожар на Зелёной улице.
Вдруг сосед как-то нехорошо надулся, стал одним глазом на меня косить и - ух! - прямо головой в натруженные ладошки… (рыдания)
- Ты уже, я смотрю, где-то немножечко приложился?
- В электричке.
- О! С каких это пор ты ездишь на паровозе?
- Продал машину, год уже не езжу. Ты вообще ничего не знаешь...
- Тебя это сильно беспокоит?
- Гони меня…
- Ладно, давай-ка "зажигай", не тяни резину.
- Да я… В общем, помнишь позапрошлый год? Тогда мороз был под тридцать, все улицы снегом завалены, Новый год на носу - через неделю. Подарков всяких своим накупил - хотели здесь, на даче встречать, заехал подготовиться. Ко мне сюда по звонку, по предварительной договорённости, как сейчас говорится "на стрелку", вечерком подъехали два молодца. С оговорками, но в целом сторговались. Пошёл проводить их до машины. Застряли, говорят, они там, на повороте в посёлок, в леску…
- Зря - остался бы дома. А крепкий коньяк - хорош! Дорогой, небось?
- Французский, родной… Они сказали, что серьёзно завязли, машина тяжёлая - микроавтобус, нужно было прикинуть, как и чем тащить. Дошли до опушки, когда я наклонился - первый сделал слишком характерное движение в мою сторону, второй явно его страховал. Я понял, что это ловушка. Мне отец рассказывал, как он точно также, во времена финской убил рыжего финна-разведчика, совсем мальчишку. Они выскочили друг на друга из-за угла бани, как два воробья. Отцу было тогда девятнадцать, финну столько же примерно. Только успели друг другу в глаза взглянуть и всё - отец оказался шустрее. Мне сейчас кажется, что я во многом повторяю его судьбу. У меня тоже всё это перед глазами как пронеслось, я не успел упасть - только отпрянул немного, чтобы сконцентрироваться, а нападавшего - напротив - неудачно как-то развернуло. У меня оказалась большая площадь опоры и одежда поудобней - я был в унтах и в пуховке, а он в скользких полуботинках и в дублёнке. Всё очень быстро произошло. Настолько быстро - оружие не понадобилось.
- Не сомневаюсь, при твоей аэродинамике… У тебя для твоего возраста прямо какая-то нечеловеческая энергетика. И что же дальше?
- Второй присмирел, стал утверждать, что нападение было личной инициативой первого, но у меня ведь нюх на эти штучки. Я ему всё снова, в мягкой форме объяснил - он сознался. Долго рассказывать. Понимаешь, ситуация стремительным домкратом менялась не в лучшую сторону - очередной передел кормушек, а у меня были свои планы и менять я их не собирался. Мы всё ещё раз все обговорили, я принёс две лопаты - откопали машину, я сказал, что всё беру на себя, и он уехал. Первого я припорошил в сугробе, пошёл домой, отогрелся, хлопнул "Брынцаловки", через час вернулся с капроновым тросом, привязал к нему старый движок и… в пруд, что около леса. Нужно было выиграть время и чтобы никакой милиции. Ну, ты понимаешь…
- В наш прудик? Не всплывёт по весне фрагментами?
- Что ты! Его выловили через полгода, когда следствие началось. Но рыбы или инфузории какие над ним поработали не хуже пираний. Наверное, с "Хим-Дыма" в воду что-то несёт. Кошмар… Я ещё налью? …За меня ведь сын художника Валерки Ипполитова сел - в будущем апреле уже выйдет. Я его неплохо устроил в Тверской колонии: играет в ансамбле на домре, картинки какие-то рисует, ложки режет, даже носки, говорят, сам себе вяжет.
- Фидель? У него же лёгкая степень дебильности.
- Именно - угораздило родиться в день штурма казарм Монкадо.
- А Валерка мужик с юмором, однако…
- Вот продукт этого чёрного юмора в три часа ночи около леса и оказался - припёрся туда с санками, прямо во время разборки. Красный матрац какой-то, видите ли, с помойки забрать хотел. У нас ведь вся опушка теперь сплошная помойка. На вид-то он здоровый, но ведь бестолочь такая - рылся, рылся там до посинения… Он даже понять ничего не успел: я его слегка глушанул - он упал, рассёк себе висок о край контейнера, потерял сознание… Потом отвёз его домой на санках, вместе с матрасом. У Валерки внушил ему, будто он со страху начал на первого тянуть и со всей дури сам же его и ударил, а затем уже его второй за это дело нейтрализовал, а я его, замёрзшего, там, якобы, нашёл и домой отвёз. Он меня не узнал - я сначала в машине сидел. Затем велел затвердить, будто бы очнувшись, он в состоянии аффекта, сам труп и утопил. Мол, это всё для его же блага делается, мол, мафия шереметьевская бессмертна и всё такое - иначе всем будет только хуже, а не лучше. В общем, когда этого… рысачка из пруда выловили - две экспертизы было. Хотя, для суда они необязательны. Решил - на всякий случай надо, пусть будут. А Фидель, спустя некоторое время, написал заявление под нашу с Валеркой дудку. Сколько Валерке отвалил - не спрашивай. А Фиделя коллектив булочной, где он грузчиком работает, с удовольствием взял на поруки. В общем, я всё продумал, и всё оплатил: экспертизы и прочее. Даже булочникам премии выдал как бы за моральную поддержку безвинно пострадавшего, якобы, моего родственника - превышение пределов необходимой обороны всё-таки. Срок, конечно, как и ожидалось, дали. Но совсем небольшой - я ведь не мог знать наверняка, чем всё обернётся, и как бы я сам на нарах носки вязал. И так ни на кого положиться невозможно, а дела кому-то нужно делать. Ипполитовы же сразу согласились на эту манипуляцию за улучшение жилищных условий. Мы ведь с Валеркой с детства знакомы, он мне верит. Конечно, я объяснил, что не Корейко, что последнее отдаю…
- Ещё бы не согласиться - они из той части населения, которая всё ещё полоскает бельё в прудах. Их ведь тут сто человек на квадратный метр. Я и смотрю: жена с детишками здесь, а Фиделя давненько не видно. Значит, дэза прошла, что он уехал с дядькой в Эмираты деньги зарабатывать. Будто бы, искусственные цветы и бижутерию какую-то оттуда возят.
- Это я дал им денег на трёхкомнатную. Вернее, купил и оформил на Валерку дарственную, чтоб без возни и по честному. Фидель думает, что это мафия из чувства глубокой признательности его облагодетельствовала.
- Да, такую липу провернуть…
- Я почти был уверен, что всё получится. Но, само собой, в копейку влетели и другие инстанции. А до этого купил жене и дочери по квартире. Что-то по приезду они сильно с дочерью собачиться стали. Алёна ведь и в Англии не прижилась. Когда вернулась, купил ей голую коробку на "Университете" и ёщё почти двести тысяч вложил в отделку, да ещё сам работы контролировал. Полтинник - в обстановку. Этой... мадам - однокомнатную VIP, на Малой Грузинской, как договоривались. Машины и той, и другой, как обещал, поменял. Взял самые дорогие ...
- ...с гидравликой.
- А ты откуда знаешь?
- Ты не жадный. А цвета?
- Электрик и кофе с молоком.
- Понятно.
- Что тебе понятно?
- Что всё закончилось, все устроены, ты всю жизнь по командировкам мотаешься, вкалываешь, как проклятый - займёшься теперь собой, компьютером своим, фотографии свои, наконец, в порядок приведёшь. С апгрейдом мы тебе поможем - сейчас железо стареет прямо на глазах. Какой у тебя процессор-то?
- Ты не поняла - я банкрот. По всем статьям. Я всё продал и в офшор загнал, на Бермуды, пока дочь там год загорала, но она не приживается нигде, хоть зашибись. Здесь уже невозможно ничего сохранить, а мне самому светиться нельзя. Недвижимости хватало, но ведь её содержать надо, как говориться: собственность - она обязывает… У банков наших очень низкая капитализация, их основной заработок - от объёма банковских операций. А какие у нас сейчас объёмы? Есть, конечно, карманные банки, но для меня это несерьёзно. Дочь через полтора года переехала в Лондон, сходу подцепила там какого-то клошара из Питера, который представился ей экспертом по современной живописи. Классика! Он как будто там её дожидался - она клюнула, открыли галерею - и понеслось…
- Ты же знаешь, мне с этим никогда не разобраться.
- Не суть. А Алёна…Не знаю, как её после этого назвать. Поздно спохватилась, мне ничего не сказала - я бы его тогда быстро нашёл и на место поставил.
- У вас прямо какая-то тотальная несогласованность, прямо какие-то акунинские страсти.
- Помнишь, тогда, осенью, в неё ведомственная "тачка" на Дмитровке влетела? Это было только начало истории - целый год расхлёбывал.
- Служба разборок у нас хорошо налажена. Пытались шантажировать?
- Давили.
- Ну, жильё у всех есть, а работу ты найдёшь себе какую-нибудь. Хоть в сидячей охране, тысяч за десять. Хватит тебе?
- С меня вообще всего уже хватит. В астральном плане мои дела также плохи, как и в физическом. Пора к праотцам. Пора, мой друг, пора - готовность номер один.
- Врёшь - покажи справку! (Роется в дипломате, показывает снимки и результаты обследования из поликлиники Управления делами Президента).
- Зря ты так настраиваешься. Надо в обычных профильных клиниках консультироваться, где людей пачками приходуют - там всегда точнее. Скажи, тебя что, кто-то заложил? Ты это чувствуешь?
- Жена! Других заинтересованных не вижу. По заключению прокуратуры вчера вызов в суд пришёл с формулировкой: "О необходимости возобновления производства по делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств". Ведь кто-то же их открыл?
- Существуют сроки исковой давности, нужно в комментарий заглянуть.
- Уже заглянул - сроки пересмотра для таких дел не ограничены.
- Мне кажется, ты или опять мне чего-то недоговариваешь или…
- Я стал для всех проблемой - выработался. Меня ведь всё равно либо по состоянию здоровья из зала суда освободят, либо сам, ещё до пересмотра сдохну. Уже и "Кетанов" не помогает. За что они так меня ненавидят? Не до такой же степени - ведь я же всегда для них в лепёшку… (рыдания)
- Слушай, пожалуйста, перестань сопли жевать! Это порода такая - хищные гоминиды. Странно, что они ещё сами не входят ни в один бандитский клан. Разливай…
- Может, уже и входят. Ну, а себя-то ты как классифицируешь?
- В настоящее время я д-д-диффузный вид - социально и сексуально безициативный. Таких отличает необычайная, а порой просто фантастическая, глупость. Для д-д-диффузниц смена партнёра дело трудное и явление относительно редкое. Обычно им свойственна рабская преданность, но при обязательном н-н-аличии кнута. В моём случае это всегда какая-нибудь творческая повинность типа…
- Перестань пить - поставь стакан! Чего ты на себя наговариваешь? Понимаешь, я ведь не пересмотра дела и не смерти боюсь. Я просто понять хочу, что вообще происходит? (рыдания…)
- Да просто ты другой породы и сначала был для них чужим - они тебя терпели, как добытчика. Но после длительного совместного проживания ты стал своим! Разве непонятно? А теперь ты попался - банальная адельфофагия - умерщвление и поедание части представителей своего собственного вида. Внутри такого сообщества взаимное умерщвление - дело бытовое. Хотя… Можешь дать мне напрокат свою роскошную пушку, и я без всякого сожаления прибью твою половину только за то, что она выпила всю твою кровь и, изобретательно цепляясь за тебя, схавала твои лучшие годы. Только всё это, по-моему, без толку - ты в них уже душу вложил, ты всё равно любишь свою жену как жену и мать своего ребёнка, иначе давно бы смотался, спился или сошёл бы с ума. И дочь ты обожаешь. Просто тебя всё это раньше вполне устраивало.
- Для дочери я сделаю всё!
- Не сомневаюсь. У нас ведь вообще плох тот родитель, который не доводит дитё до пенсии. Извини, конечно, но напор-то у неё твой, а фактура и мозги - матери. Поэтому такие результаты.
- А ты что, серьёзно вот так…убила бы?
- Ну? У тебя-то получилось! Я по-быстрому. Правда, возможна накладочка: вдруг она через годик-другой успокоится, приклеится к кому-нибудь, начнёт рисовать углём, как Зверев или писать маслом, как Лукас Кранах Старший, а мы её грохнем? Н-э-х-о-р-о-ш-о.
- Ты с ума сошла! Она, кроме тру-ля-ля, ни черта не умеет. Могла бы, конечно, хореографом работать в нашем клубе, да детей терпеть не может.
- У-у-у-у... н-э-х-о-р-о-ш-о...
- Слушай, давай не пей больше.
- " …И-и почему так часто мы согреты с-с-с-иянием павлиньего хвоста"? А?
Мне, в общем, тоже ведь всё равно, если по справке...
- Врёшь - покажи справку! (Лезу в шкаф, показываю длинное, малопонятное заключение при выписке из больницы). Что, страшно? Не боись, видишь, как много, оказывается, в организме человека лишних деталей… Ладно уж - тебе своего хватает. И вообще, я заметила - ты давно стал побаиваться домашних конфликтов. Пора разбегаться. А где же наш третий друг? Чего-то не торопится сегодня с нами посидеть.
- Деликатный - даёт нам возможность неформально пообщаться. Мне теперь некуда спешить и вообще, ты знаешь моё к тебе отношение.
- О, да-а-а-а… Такие, как ты, тоже на дороге н-н-е валяются.
- Ты мне также очень, очень дорога. Я всегда старался, чтобы тебе стало хоть немного легче. Нас, наверное, вместе на кладбище отнесут (распухшие глаза высохли, руки потянулись…)
- Э, не-е-е-т… Но! Ни с одним м-м-мужиком я не чувствую себя так комфортно и безопасно - прямо как курица в чулке, на откорме. П-п-прямо паралич воли, понимашь… Но это не д-д-ля меня… Нет! Не для меня!
- Не ерепенься, пожалуйста, послушай… Я бы хотел оставить тебе деньжат - всё, что у меня осталось. Всё равно без денег сейчас ничего не изменишь. Раньше это выглядело бы как-то неестественно. Всему своё время. У меня, правда, не так много осталось - раньше были, конечно, совсем другие возможности. Часть- здесь, в бане под полом тайничёк…
- Ясно теперь, почему б-б-аню ты всегда сам растапливаешь.
- Тысяч четыреста, четыреста-пятьдесят баксов тебе на жизнь хватит?
- С-с-с-колько-сколько?
- Правда, треть пока в акциях "Крюкоса", но уже избавляюсь, процесс пошёл... Ещё можно, можно избавиться. Мне бы какого-нибудь, "спеца по протоколам" найти - с информацией затык. Я бы неплохо ему заплатил.
- Что? Продвинутый хакер что ли нужен?
- Ну да, просто я их так называю… Надо бы в базы влезть, пошуровать малость.
- Нет, таких знакомых у меня сейчас не найдётся - одни юзеры.
- Ладно, сам. Доллар валится, давай хоть сразу часть в евро переведём - я помогу.
- Ага… Европа никак фальшивые евро не сбросит, а мы их з-з-з-затыривать будем?
- Ладно, как хочешь - оставим в зелёных. Вместе с мини-сейфом вечерком как-нибудь и подвезу, мне он тоже на фиг теперь не нужен, а вам пригодится какие-нибудь семейные архивы хранить. Зер гуд сейф - австрийский. Извини, кусков двадцать я себе всё-таки отложу пока на всякий случай. Ну, не привык без заначек! Давай уж по последней за нашу с тобой друж… Ты… Ты что это? Ты давай мне тут не...

* * *

На этой высокой ноте соседа меня серьёзно занесло и повело …
Муж сказал, что когда вернулся из Москвы - мы братались, плакали и ели лимоны прямо с кожей, как яблоки и не обратили на него ни малейшего внимания. Он отнял у нас лимоны, меня бросил на кровать, а соседа отвёз на саночках до дома, помог открыть калитку, бронированную входную дверь и уложил, прикрыв ангорским пледиком. Очень сокрушался потом, что не сумел стянуть с него унты.
Но теперь я точно знаю: всё, что со мной ещё может произойти - случится обязательно по всем канонам наших телетриллеров. Всё может поменяться в один день, в один час! На этот раз я твёрдо решила: если мне не вешают на уши очередную лапшу - так тому и быть. Ведь, приняв этот посреднический дар не то от нефти, не то от такого же криминального рекламного бизнеса, я смогла бы использовать его в самых разнообразных гуманных целях уже без всяких указаний и посредников! Не стоит упускать столь великих возможностей, если решено никогда уже больше не пить с мужиками ни дорогого французского коньяка, ни "Брынцаловки", ни чего-нибудь подобного. С доверием сейчас вообще такие трудности - как волшебным серпом…
Всё-таки в мужском коллективе двадцать лет проработала и хорошо помню, при каких таких обстоятельствах матёрые шпионы Дункели, только что тянувшие по дну Темзы оптоволоконный кабель для нашинской прослушки, в одночасье превращались в гуляющих с зонтиками дамочек. А те, что с зонтиками, чёрт возьми, тут же начинали врать так запойно, что уже и сами во все это верили.
По-моему, и наш проверенный сосед оказался вовлечённым в какую-то давнюю, сложную, многоуровневую игру с доминированием Эго, а я выбрана то ли в качестве зрителя, то ли соучастника. Но в любом случае покидать этот мир я пока что не настроена, несмотря ни на какие справки. Генетика - да! - немного кривая, ну и что? С такими-то бабками и генетика сейчас, наверное, поправима. А может, заранее хочет таким образом подготовить и оплатить заказное убийство жены, купить свежую справку, остаться в живых, а меня "по полному лимону"… в наш прудик? Так я ж там на коньках катаюсь! Дела-а-а…
Значит, можно вот так вот, всё время на грани фола: ссудите и не судимы будете?
Пошутила я, конечно: ведь не то, что чужую жену - чужую муху пристрелить не способна. Не ведает сосед и о том, что финал этой истории я предугадываю, кажется, с точностью до марки грузовика, с движком от которого мой труп полгода может проваляться в тине нашего прудика. Ой… фу ты!
Пожелаю себе удачи. Но если моя финансовая ситуация в ближайшее время действительно заметно улучшится, то это будет означать лишь то, что я здорово просчиталась в чём-то другом.