Владимир Усольцев "Новогодняя сказка"

"Тьфу ты, напасть!" - Дед Мороз сердито сплюнул звонкой льдинкой. Льдинка стукнулась о торчащую из снега белую скалу и рассыпалась на множество голубых блёсток. Рядом с дедом Морозом уткнулись в сугроб санки, на которых стоял портативный морозильный агрегат с разбитым вдребезги маховичком. "Эх, хорошо Снегурочка не видела, как я на лыжах со скалы сиганул, а про саночки-то забыл, - подумал Дед Мороз, почёсывая макушку. - Ай-я-яй. Хотел, понимаешь, крещенские морозы устроить, и на тебе! Морозить нечем".

- Ага! Так я и знала! Опять со скал на лыжах прыгал. Вон и следы замести позабыл. Ну сколько раз тебе говорить, что стар ты на такие фокусы. Сам-то хоть целый?
- А-а, это ты, Снегурка… Да я тут, понимаешь, по старой памяти прокатиться захотел. Помнишь, в прошлом году, какой мы тут мороз наделали. Речку насквозь проморозили…
- И что хорошего? Речка всё равно сквозь лёд пробилась. А это что такое?!
- Где, что?
- Ах ты притворщик старый! Морозильничек-то того. Чем теперь крещенский мороз делать будешь? Ха-ха-ха! Вот умора-то! На дворе крещение, а морозов нет.
- М-да… Не повезло. Придётся морозильник на починку отвозить.
- Эх, деда-деда. Тут такая красота, уходить не хочется. Давай так. Ты иди на базу сам, а я тут останусь и снежку добавлю.
- Ну что ж, Снегурка, оставайся, посыпь лес снежком, а то Ветер тут уже весь снег с деревьев посдувал.

* * *
Мальчик вышел на крыльцо и удивился. Было совсем не холодно. С неба медленно опускались большие пушистые снежинки, словно на новогодней открытке. Ух ты! Красота-то какая! Весело напевая и размахивая ведром, он направился к проруби. Прорубь оказалась чистой ото льда. Кто-то уже продолбил намёрзший за ночь слой, а новый ледок так и не появился - тепло. Воткнутая в лёд пешня не понадобилась. Мальчик наклонился над водой и увидел несколько пескарей и красноглазых сорожек, шевелящих жабрами у самой поверхности. Мальчик зачерпнул воду ведром, и в нём оказался один зазевавшийся пескарь. Выплеснув пескаря назад в прорубь, мальчик понёс воду домой.
Вылив воду в кадку, он вернулся на речку. В проруби опять оказались рыбки. Отогнав их, мальчик снова набрал ведро воды и поспешил домой. Ещё три таких ходки, и кадка наполнилась. И каждый раз мальчика встречали в проруби рыбки. Он рассказал о них бабушке, и бабушка закивала головой: рыбки всегда подплывают к чистой ото льда проруби подышать. Зимой подо льдом рыбки полусонные, и их можно поймать руками.
Мальчику тут же захотелось порыбачить. Он взял бидончик и вновь пошёл к проруби. Было на удивление тепло. В проруби стояла чистая вода без малейшего ледка над нею. Больше дюжины пескарей, словно запыхавшись после долгого бега, тяжело дышали у поверхности. Мальчик лёг на лёд у края проруби и осторожно подвёл руку без рукавицы к воде. Хвать! В руке забилась скользкая рыбка. Набрав в бидончик воды, он запустил туда пойманного пескаря. Рыбки лениво разбежались, но вскоре стали возвращаться назад. Через минуту в бидончике появился ещё один пескарь. Запустив третьего пескаря в бидончик, мальчик сунул мокрую руку в тёплую меховую варежку, и рука быстро отогрелась. А в проруби снова медленно плавали пескари, к которым присоединился грозный окунь. Хвать! И окунь оказался в бидончике.
Снежинки медленно падали в прорубь и тут же таяли. Мальчик лежал на льду в своей обычной зимней одежде и совершенно не ощущал холода. "Как тепло сегодня! - подумал он. - Вот если бы каждые каникулы была такая теплынь!". Зимние каникулы приходятся на самые морозы. В морозные ночи прорубь зарастает толстым слоем льда, и по утрам его приходится с трудом продалбливать пешнёй. А только отчерпаешь лёд, вода тут же на глазах затягивается свежим ледком. В такие дни рыбку не половишь.
Через час бидончик кишел пескарями. Были там и несколько окуней с сорожками. Радуясь богатому улову, мальчик заспешил домой.

* * *

Дед Мороз бойко летел на своих лыжах на север. На лямочке за ним тянулись санки с поломанным морозильным агрегатом. Сумерки сменились ярким полярным сиянием, и Дед Мороз без задержки преодолел Диксон. Там, на север от Диксона, была его штаб-квартира, мастерская и склад запчастей. Прибыв на место, Дед Мороз сразу направился в погребок. Там хранились его излюбленные деликатесы - сосульки, выдержанные со времён, когда по Диксону гуляли мамонты, а Дед Мороз - тогда ещё совсем молоденький - жил далеко на юге - в центре Антарктиды. В уютном погребке Дед Мороз выпил стопку фреона и с аппетитом закусил парой сосулек. Передохнув немного, Дед Мороз поднялся в склад запчастей, нашёл подходящий маховик с гарантийным сертификатом и занялся ремонтом своего морозильника.
Большая Медведица на небе не успела обежать и четверти круга, как Дед Мороз поспешил назад. Лёгок был бег Деда Мороза. Фреон хорошо морозил его душу, и Дед Мороз тряхнул стариной, добравшись до Усолки уже в третьем часу ночи. Пролетая над Ангарой, Дед Мороз запустил свой морозильный агрегат на полные обороты, и тут началось... Вышедшие на охоту волки срочно вернулись в свои норы. Даже густая серая шерсть не могла защитить их от жуткого холода. Зарылись в снег зайцы и косули. Медведи в берлогах, не просыпаясь, свернулись поплотнее в клубочки. Деревья начали оглушительно трещать, разрываемые обратившимися в лёд остатками соков.
Хорошо, что Снегурочка успела укрыть Приусолье толстым слоем пушистого снега, иначе беды было бы не миновать.

* * *
Поужинав вкусной ухой, мальчик лёг спать. Ему снилась большая щука, которую он поймал вместе с пескарями. Проснувшись утром, он заспешил за водой. "Одевайся, как следует! - наказала ему бабушка. - Сегодня сильный мороз". И точно. Выйдя на крыльцо, мальчик зябко поёжился. Из-за густого тумана ничего не было видно. Подойдя к проруби, он взялся за пешню и приготовился долбить толстый свежий лёд. Какой-то изогнутый предмет, лежащий поперёк проруби, привлёк его внимание. Приглядевшись, он понял, что это большая щука, которая, очевидно, попала в ледовый плен, приплыв подышать. Мальчик быстро выдолбил острой пешнёй щуку, набрал воды и с гордым видом понёс ведро с торчащим из него обледенелым щучьим хвостом.