Анна Воронцова "Цвет морской волны"

В начале был звук [удар пластмассовой трубки о деревянный стол].
Затем была вода [первая, ещё не осознанная слеза].
После появилась темнота [первые секунды, когда мозг и глаза отключаются].
Внезапная вспышка и откуда-то появляющаяся картинка [один единственный, роковой кадр произошедшего].
Времени пока ещё нет, Его ещё не успели создать, придумать. Оно будет, но после.
Первое время безвоздушного пространства. Ещё ничего нет, есть только глупые пародии.
Вторая вспышка [Боже, какой ужас…Этого не могло произойти…Почему? За что?].
И тут приходят в действие маленькие колесики, болтики, винтики и заклёпки, которые создают Время. Оно с силой накатывает и бьёт прямо в цель [хочешь потерять сознание, но уже не можешь]. Оно несёт тебя…
Улица, день, пробка на дороге, ворох мыслей… А Оно этого не замечает и продолжает тебя нести… Двери, метро, эскалатор, ушедший поезд, передышка. Тут Время даёт тебе отдохнуть; Оно замедляет свой ход [часы над тоннелем медленно, не торопливо идут в неизвестность].
Начинается вторая фаза.
В голове ни единой мысли, может быть, стук часов, но никакой мысли.
Вагон, час пик, давка, духота и ни одной мысли.
Лёгкий вынос из вагона, машинальное движение ногами, снова эскалатор, выход, свежий воздух, ни одной мысли.
Дальше Время ускоряется, устав от бездельничанья. Оно набирает максимальную скорость, а потом бац!.. Ты опять вне времени, вокруг сплошные тени, полумрак коридора, старый кожаный стул и теперь плавно выстраивающиеся в очередь мысли.
Он выживет? Он обязан… Он же сильный…
А теперь дамы и господа, фанфары, блеск ламп дневного света и перед вами, скрывая свою блестящую голливудскую улыбку, пытающийся изобразить на своём лице грусть, появляется главврач! [Время бьёт вас бейсбольной битой по голове, очередная вспышка света и вы во власти голливудского оскала.]
Заученные фразы, наигранное сожаление и в итоге обычное: "Ничего больше мы сделать не можем. Остаётся ждать".
Всё возвращается в безвоздушное пространство. Время, издевательски улыбаясь, уходит спать.
Спокойной ночи.

Мысли, мысли, мысли…
Пока Время отдыхает, человеческий разум не дремлет, аккуратно раскладывая маленькие баночки с мыслями по коробочкам, а коробочки по контейнерам, расклеивая нужные надписи на этих самых контейнерах, чтобы потом не перепутать или забыть.

Что теперь будет? Что будет со мной? Я ведь так сильно его люблю… А я всё никак не могла понять, почему мне последнюю неделю всё снились песочные часы… Что же теперь будет? И зачем я так гнала его домой?.. Ах, да… Он же заболел, и я всё боялась, что может подняться температура… А он все-таки пришёл, не смотря на своё самочувствие [не осознанная улыбка]. А теперь… Боже, как же тяжело… Хм... А она даже не приехала. Вот сволочь! Господи, это же её муж!! Дорогая, извини, у меня сейчас много дел, пригляди за ним сама. Ненавижу! Сколько лет она портила ему жизнь! За что? Он же
ничего плохого не сделал… Как всё это глупо… Зачем я тогда ушла? Почему я дала им право решать всё самим? Во всём как всегда виновата я. Я одна. И в том, что его жизнь стала адом, и в том, что он теперь здесь… Как тяжело… как тяжело… Как тяжело столько лет носить маску благополучия… Господи, как всё глупо… И главное уже нет сил прятаться, скрывать… Это как подземные воды, размывает, вымывает все чувства… Как тяжело… Почему всё так сложилось? Почему он вообще оказался здесь?! Это не справедливо! Ошибка!.. Как сильно бьётся сердце… Надо успокоиться… Как же всё это глупо, избито, наивно, по-детски звучит: я отдала бы всё на свете, лишь бы он был жив…

Стоп.

Затем было перерождение.

Она открыла глаза и встала со стула. Как она могла уснуть?! Подождите… Ноги, руки, всё тело стали невесомы. Обернулась: Она продолжала всё так же неподвижно сидеть на стуле. Что это? Почему она видит себя со стороны? Невозможно…
"Всё возможно".
Она обернулась.
У входа в палату стояла фигура в чёрном, размывчатая, не чёткая.
"Человек может невозможное, стоит ему только этого захотеть. Я всегда удивлялся этой способности людей".
Она стояла и не знала что делать. Она не боялась, у неё не появилось массы вопросов, она не стала молить о пощаде. Зачем?
"Я уважаю таких людей, как ты. С ними всегда меньше проблем".
Она стояла и ждала, что будет делать фигура.
"Ты же всё понимаешь".
Молчание.
"Идём со мной".
Они вместе вошли в палату.
В кровати лежал молодой человек весь укутанный в провода. А рядом с кроватью сидел тот же молодой человек, в белой рубашке и в руках он держал песочные часы.
"Кто это?" - спросила Она, кивая в сторону человека с часами.
"Сложно ответить. Я их называю "хранителями часов". Это маленькая частичка души, управляющая жизнью человека. Это создаёт у человека иллюзию, что он сам распоряжается своей жизнью. Но не всё так просто…"
вокруг царила тишина.
"Я понимаю, тебе сейчас это не очень интересно. Впрочем, потом, тоже.
Фигура издала звук на подобие вздоха.
В часах, которые держал молодой человек, было очень мало песка.
"Что?.. Как?" - начала Она.
"Никак. Это течение времени. Его не изменить".
Молчание.
"Люди такие смешные, они пытаются изменить то, что изменить нельзя…"
идеальная тишина. И только шёрох. Песчинки медленно падали вниз.
"Сколько осталось?" - задумчиво спросила Она.
"Не долго".
"В часах".
"Три-четыре",
Она развернулась и медленно вышла из палаты. Ничего нельзя сделать. Оставалось только… Ничего не оставалось. Она медленно шла по коридору тишины, где никто её не трогал, не замечал. Вокруг бегали и суетились люди. А рядом с ними, будто подвешенные за невидимые ниточки плыли их копии с песочными часами в руках.
Только теперь Она обратила внимание на часы. Какие они все разные! Вот проплыла копия врача, держа в руках часы с ярким, блестящим голубым песком. Вот сидит копия молодого человека, с железной стружкой вместо песка, часы. Многие плыли с простыми неотёсанными деревянными часами. Проплыл младенец с невероятно большими серебряными часами с голубым песком внутри. Она заметила, что копий с голубым песком очень мало, всего одна или две на огромную толпу.
Она вышла на улицу.
Тишина избивала уши. Митр стал серым, а яркое голубое холодное небо кололо глаза. И только золотистые бабочки летали, не обращая внимания на произошедшие с миром перемены.
Интересно, когда я вернусь, всё останется так же?..
Сколько же песка в Часах? Когда всё это оборвется? Каким будет этот момент, когда упадёт последняя песчинка?
Смешно, Она совсем не думала о Нём. В голову плавно и липко втекали мысли, которые она оставила много лет назад. В детстве.
Нет! Стоп! Зачем я здесь? Ради этих глупых мыслишек, на которые я всё равно не получу ответа? Я похоронила их. Без них жить проще. Они как серная кислота, медленно, капая по капле, разъедают мозг, открывая слишком страшные истины. А каким высоким словом это называют - философия! Идиотизм. При этом слове перед глазами сразу появляются люди, ищущие ответы в положение минус от точки отсчёта. И только дети знают истину…
Она тряхнула головой.
Теперь лучше… Всего остались какие-то два часа… Зачем?
Мимо пробежал мальчик. Не останавливаясь, он кинул камень в урну. Урна закрутилась и упала, оголив блестящее дно от мусора.
А что если?..
Из-за дерева вышла фигура в чёрном.
"Это возможно…"
"Да" - ответила фигура, садясь рядом с Ней на скамейку.
"Но как?"
"Тебя больше интересует физический вопрос, чем эффект?"
"Нет".
"Тогда у тебя остался ещё час".
Тишина, сладкая, липкая, успокаивающая, заставляющая тебя тонуть в ней.
Она уже встала и хотела идти, но остановилась не оборачиваясь.
"Не стоит. Не спрашивай. Ты только запутаешься. Разочаруешься. Ты ещё до конца сама не решила, зачем ты здесь. У тебя есть выбор: остаться здесь и получить ответы на вопросы, те самые дурацкие, которыми человечество уже давно мучает свой мозг. Или иди спасай Его. Что тебе важно? Чувства. Живёте чувствами, а когда они пропадают - задаётесь вопросами".
Фигура в чёрном замолчала.
"Но я всегда могу вернуться" - не оборачиваясь, сказала Она.
"Нет".
Эхо от слова разнеслось по всей тишине, звучно ударяясь о стены домов, деревья, небо.
Всё стихло.
"Но почему?!" - обернувшись, спросила Она.
Но скамейка уже блистала своим деревом, отражая солнечные блики и весело зазывая широкой улыбкой молодую пару.
Она развернулась и медленно пошла по аллее к больнице о чём-то размышляя.
Голова кружилась. Мысли, мысли, мысли. Выбор. Решение. Вспышка. Паника.
Только теперь она окунулась в ту удушающую панику. Остался час. Но где взять песок? Как нарочно по близости никого нет. Паника охватывала её всё сильнее, и Она уже не понимала что делает. Теперь вся Она была направлена на поиски. Глаза жадно хватали холодную, неестественно яркую улицу.
Никого.
И вот где-то вдали, в конце аллеи стоит маленькая фигурка.
Она побежала туда, где виднелся силуэт.
Подбегая всё ближе, Она начала разглядывать фигурку, становившуюся всё чётче с каждым шагом. Голубое платьице. Беленькие носочки. Голубые сандалики. Светлые, практически белые, как лист бумаги волосы, завязанные голубым бантиком в мальвинку. Маленькие пухлые ручки, почему-то прикрывавшие глаза.
Подойдя практически вплотную, она смогла разглядеть сквозь дымку [непонятно откуда взявшуюся] лицо фигурки. Аккуратные брови. Огромные пушистые ресницы, слипшиеся от слёз. Совершенно кукольный, красивый маленький ротик. Курносенький нос. И глаза цвета морской волны, чуть похожие на небо над головой, только в сотни тысячи раз теплее.
"Мамочка… Где моя мама?.." - всхлипывала девочка.
А рядом с девочкой, подвешенная за ниточку, плавала её копия, держа в руках крохотные, сделанные из белых перьев песочные часы, с голубым песком внутри.
Сколько песка! Тут может хватить на нас двоих! Да, ради Него я готова на всё.
Она подошла ближе и с жадностью вырвала часы у копии.
Восстановилась идеальная тишина.
Песок в часах потускнел, копия исчезла, а маленькая девочка бездыханно упала в причудливой позе на асфальт.
Ещё чуть-чуть, и мы будем вместе… и тогда я точно тебя никуда не отпущу.
Она бросилась бежать в больницу.
Теперь же пропало всё. Уже не бегали и не суетились тени и копии, не летали беззаботно золотистые бабочки. Теперь тишина была холодной, прокалывающей уши.
И вот уже нужный коридор. Осталось ещё совсем чуть-чуть. И вот уже не далеко была заветная дверь…
Она внезапно остановилась. Рядом с палатой на кожаном стуле сидела Она же, а рядом с ней стояла Её копия. Что происходит?.. Копия становилась более невесомой и прозрачной, а Она настоящая, сидящая в кресле становилась чёрно-белой, как фотография.
"Почему?!"
Её лицо переменилось, и взгляд упал на свои часы. Они были изо льда, а внутри вместо песка капал огонь, искорки, падая в нижнюю колбу превращался в пепел.
Теперь часы начали таять и под копией начала образовываться лужа. А падающий в лужу пепел окрашивал её в красный.
"Что я сделала?"
Последний взгляд на часы, и… Последняя искорка, падая в нижнюю колбу, уже превращалась в пепел.
"Что я натворила…"

Затем была оглушающая темнота. Ничто. Нигде. Самое страшное место потому, что боишься здесь застрять. Здесь только зарождается тишина, а темнота ещё не приняла до конца своего окраса и формы. И только всепоглощающий страх…

После было пробуждение.

В начале был звук [чей-то голос].
Затем была темнота [готовящаяся стать светом, как только дрогнут ресницы].
После была внезапная вспышка [дрогнувшие, чуть приоткрывшиеся ресницы].
Время пока ещё нет, как нет и мыслей. Ещё ничего нет, есть только глупые пародии.
Вторая вспышка света, появляется цвет [что произошло?].
И тут приходит в движение машинка времени. Всё вокруг начинает бегать и суетиться. Вокруг пока разлаженная гармоника звуков. Ухо и глаз ещё не привыкли, для них всё это ново.
Прошли первые секунды автопилота, и теперь постепенный переход на ручное управление. А голове начали всплывать картинки недавнего прошлого [какой ужас… что я натворила…].

Она открыла глаза. Справа и слева что-то зашуршало. Только сейчас Она поняла, что лежит в больничной палате.
"Она открыла глаза!" - раздался тоненький голосок справа.
Откуда-то слева начали приближаться шаги, и через секунду она увидела Его, целого и невредимого.
Теперь была вода [первая, ещё не осознанная слеза].
"Мы очень боялись, что потеряем тебя. И зачем я тебя только отпустил?.. Всё, больше я никуда тебя от себя не отпущу. Теперь всё хорошо, мы вместе. Мы больше не расстанемся".
Как всё это странно… Эти слова… И всего несколько минут назад он…
Она почувствовала странный холодок. Подняв правую руку, она увидела на безымянном пальце кольцо.
Какое облегчение! Она вспомнила. Значит всё, что было до этого сон? Просто кошмар? Как сразу стало легко. Они женаты и живут вместе уже целую вечность. Как спокойно… С ним всё в порядке, всё хорошо… Это был просто кошмарный нелепый сон… Ничего больше. В жизни ничего не изменилось, всё осталось по-прежнему… осталось по-прежнему…
Откуда-то справа послышался шорох и перед Её глазами внезапно появилось лицо с глазами цвета морской волны, чуть похожие на небо, что за окном, только в сотни тысяч раз теплее.
"Мамочка, ты себя уже лучше чувствуешь?".