Владимир Усольцев "Судьба"

Я прошёл по конкурсу и стал студентом. Уже ближе к зимней сессии я неожиданно столкнулся нос к носу с Димой в коридоре нашего общежития на Никитина 17 - странного старинного здания с метровой толщины стенами. Дима сделал вид, что меня не знает. Он каким-то образом обосновался среди наших же первокурсников, от которых я позднее и узнал кое-какие детали его судьбы. Судьба его оказалась поразительно короткой. Через две недели после нашей неожиданной встречи в общежитии он умер. А дело было так.
Дима каким-то чудом - наверное, помог ему тот самый взрослый кавказец - поступил в последнем потоке на вечернее отделение соседнего мединститута, когда-то бывшего факультетом нашего университета. Для вечерников обязательно нужно было работать, и Дима устроился лаборантом в том же мединституте. Как-то зимним вечером распивал он в своей лаборатории со своими приятелями и приятельницами украденный тут же спирт. Спирт оказался метиловым. Возможно, Дима просто не понимал разницы между этиловым и метиловым спиртом, не знаю. При уровне его познаний школьной физики и математики допустить такое было бы вполне можно, ибо химия не входила в круг предметов, в которых он чувствовал себя посильнее. Иначе бы он поступал на химфак.
Дима умер сам и унес ещё четыре других жизни. Меня здорово потрясла эта история. Как хорошо, что он перестал меня узнавать, подумалось мне тогда. А то бы он мог ведь пригласить и меня выпить за моё чудесное спасение на том злополучном экзамене. И я со своим слабым характером, конечно бы, не отказался.