Марат Валеев "Пушок и его судьба"


Возвратившись однажды с работы, обнаружили на лестничной площадке лохматого крупного кота дымчатой расцветки (мы его сразу окрестили Пушком). Кот жалобно мяукал, обратив к нам круглую желтоглазую физиономию, а его вертикально поднятый и пушистый как у лисы хвост нетерпеливо подрагивал. Бедное животное было явно голодным. Дома у нас уже жили два кота, Митька и Тема. Мы с женой переглянулись: ну да где двое, там и трое! Уж больно хорош был Пушок. Впустили его в дом, и он сразу же прошел на кухню, с достоинством и неспешно переставляя свои толстые лапы в необъятных "галифе". Однако!
И тут же в прихожей "нарисовались" хозяева квартиры: Темка сходу стал каким-то горбатым и взъерошенным и шел к Пушку боком с утробным мяуканьем. А Дмитрий, как более пожилой (по человеческим меркам ему было около полста) и выдержанный, какое-то время молчал. Однако и у него жесткие усы стали торчком и глаза зажглись недобрым светом. Тем не менее, он не помешал Пушку поесть, наблюдая за ним из дверного проема на кухню. Темка же скоро вообще потерял всякий интерес к Пушку и взобрался спать на телевизор (излюбленное место его отдыха). А Дмитрий тщательно обнюхал Пушка и сел рядом с ним.
Мы решили, что лучше оставить их для дальнейшего знакомства и привыкания друг к другу наедине, и ушли в зал. Но уже через пару минут с кухни донеслись отчаянное шипенье, фырканье, нечеловеческий рев и стук катающихся по полу тел.
Опытный драчун Дмитрий загнал Пушка в тесный закуток за печкой, опрокинул его на спину и обмочил с ног до головы (есть у него такой подлый прием). Мы застали их - непрошеного гостя и нависшего над ним хозяина - там же, за печкой, и с трудом растащили их, неистово вопящих друг на друга, в разные стороны.
В тот вечер Дмитрий еще несколько раз покушался на Пушка - он находил его везде, куда мы ни пытались его спрятать, и снова с боевым и хриплым "мя-я-у!" бросался в драку. Клочья шерсти валялись по всей квартире, соседи стали стучать нам в стены. Перепуганный Темка вообще свалился за телевизор и весь вечер не вылезал оттуда. Даже на ужин не пришел. Наверное, до него только сейчас дошло, какому же он риску ежедневно подвергает себя, легкомысленно задирая Дмитрия.
Но Темка был свой, вырос на глазах у Дмитрия, а Пушок - чужой, и Дмитрий не хотел его принимать. С этим ничего нельзя было поделать. Поскольку ни к кому из соседей приблудного кота устроить не удалось, пришлось увезти его на следующий день на работу.
В редакции все женщины тут же влюбились в очаровательного Пушка. Он это понял и беспрепятственно гулял по всем столам, величественно раскачивая роскошным хвостом и бесцеремонно наступая своими толстыми мохнатыми лапами на клавиатуры компьютеров, бумаги. Его искупали. Вода стала черной, а Пушок как будто светлей и еще красивей. Но надо было решать его дальнейшую судьбу. Решили поместить в газете его снимок и текст следующего содержания: "Отдадим в надежные руки или вернем хозяину". Отправили вместе с другими материалами на верстку в Красноярск, где печатается наша газета. История повторилась: и в Красноярском бюро газеты Пушок пришелся по душе всем женщинам (надо же, какой сердцеед оказался!), и они попросили его передать с кем-нибудь в город, что мы и сделали.
Сотрудницы бюро подарили кота одной своей знакомой на день рождения.
А нам сообщили: Пушка отмыли в трех водах с разными шампунями, и он оказался белоснежным ангорским котом...