Дмитрий Красавин "Странный человек"

Я хотел бы рассказать вам о своем соседе - Владимире Николаевиче Кашине.

Необычайном, я бы даже сказал - странном человеке!

Он далек от становящихся большинством сексуальных меньшинств.

У него нет любовниц - одна жена, и та законная.

Он вроде как любит ее, но ни разу не побил.

Он не состоит в подпольной террористической организации "Смерть сатрапам", не содержит и не посещает тайных притонов. Не вампир, не ясновидящий, не наркоман, не алкоголик. Никогда не давал предвыборных обещаний, взяток и денег в фонд помощи парижским коммунарам.

Над ним никогда не проводили опытов инопланетяне.

К нему в спальную не залетают по ночам зеленые человечки, а на кухне за плитой не выстукивает морзянкой барабашка.

Его не "напрягает яйцерезка", когда кавалер ордена "Знак Почета" в розовом галстуке поет патриотическое "Московский сухой бамбук".

Его левая пятка не дергается в такт знаменитым "муси-пуси"; а из глаз не льются слезы, когда он слышит голос тоскующей о настоящей любви путаны или страдающего без маминой ласки зека.

Он не выбрасывает на ходу из машины окурки и фантики, не царапает на стенах лифта тайных знаков, не выпускает кошку по нужде в подъезд, не орет из окна четвертого этажа на расшалившихся во дворе ребятишек.

Он русский, но у него вопиюще нероссийское лицо - он не ходит по улице с озабоченным видом или насупленными бровями, его взгляд не источает приличествующей мужчине свирепости, а в уголке губ не болтается потухшая сигарета.

4 ноября он не стоял в шеренге с коммунистами у иконы Казанской Божьей Матери и не маршировал под флагами со свастикой в колоннах евразийцев.

7 ноября он не участвовал в митингах, не клеймил позором и не благодарил за заботу.

И, наконец, 8 ноября он подарил мне свой телевизор, чтобы освободить в комнате место для фортепьяно.

Теперь по вечерам он играет этюды Шопена, смотрит на свою единственную жену, двух малолетних отпрысков и беспородную кошку Муську или выходит на балкон и, запрокинув голову, отыскивает на небе неяркие пятнышки одному лишь ему знакомых созвездий.

Согласитесь, более странного, в старое время я бы сказал - несоветского, человека, чем Владимир Николаевич Кашин, в России вряд ли удастся сыскать.