Эдвард Эрлих "Минеральные месторождения в истории человечества"

"If you can't grow it, it has to be mined"
Девиз Ассоциации горняков Аляски

Добыча полезных ископаемых изначально должна была удовлетворять потребности человека. Гордый девиз горняков Аляски "Если что-то нельзя вырастить, это надо добыть" точно формулирует смысл использования минерального сырья. Наличие минеральных месторождений зачастую определяло историю государств и народов. Особую роль при этом, естественно, играли уникальные по запасам месторождения. Хотя существуют виды сырья, необходимые на любом этапе истории (пищевые продукты, строительные материалы), с развитием техники менялись потребности промышленности в разных типах сырья.

В Горном институте из нас готовили специалистов-поисковиков. Вершиной институтского обучения был курс «Месторождения полезных ископаемых». Его читал признанный глава российской школы поисковиков Павел Михайлович Татаринов. Он только-только закончил писать книгу-учебник по своему курсу. Вышла она из печати лишь в середине года, а пока нам давали на кафедре под расписку на неделю пухлый ротапринтный том. Поэтому на лекциях мы, не поднимая голов, строчили конспекты, боясь пропустить какие-нибудь важные детали. Павел Михайлович входил в аудиторию, садился и начинал без остановки, монотонно, ровным голосом читать текст. Глаза его были полузакрыты, казалось, он дремлет. Студентов поражало, что он каждую следующую лекцию начинал в точности с той фразы, на какой закончил предыдущую. Дело объяснялось просто: он действительно читал по памяти только что законченную книгу, что подтвердилось, когда учебник, наконец, появился и мы с интересом открывали его на лекциях, сравнивая читаемое с напечатанным текстом. Совпадение было полным. Мы понимали, что весь набор сведений завтра будет необходим нам как профессиональный инструмент, но как же скучно все это было!

Дополнением к курсу служили практические занятия. Александр Евграфович Карякин приносил лотки с набором образцов, характерных для очередного типа месторождения, и начинал разговор о теориях, объясняющих его происхождение. В целом его рассказы можно было озаглавить «Кто за что сидел». Собственно, при всем различии приводимых примеров и пояснений, «сидели» всегда за одно и то же - за занижение перспектив месторождения. К примеру, рассматривается происхождение медно-никелевых месторождений. Одна теория связывает их образование с конечными этапами магматических процессов и констатирует, что руды обычно локализуются в пределах магматических тел. Это сужало площади возможного распространения рудоносных пород. Практические последствия для авторов теории были всем понятны. Таким же образом велся рассказ о происхождении других типов месторождений. В соответствии с принципом «два геолога - четыре мнения», материал был богатейший, и мы с интересом следили за борьбой мнений и логикой исследования (на грани тюремного заключения). Никакого обличительного пыла у рассказчика не было, да и мы воспринимали все спокойно, как естественный порядок вещей. Это была своего рода маркетинговая оценка месторождений в условиях советской системы. Надо ли говорить, что она не имела ни малейшего отношения к нормальному маркетингу, которого не касался и «теоретический» учебник Татаринова. Но в конце концов ситуация на рынке - дело сиюсекундной конъюнктуры, и для студентов это не так уж важно и поучительно. И как ни была значительна и подчас трагична судьба авторов разных гипотез, перипетии личной судьбы не давали ни малейшего представления ни об истории освоения месторождений, ни о той роли, которую сыграли те или иные типы месторождений в экономике и истории страны и мира. А это-то как раз то, что всегда остро интересовало меня и, полагаю, представляет общий интерес.

Почти любое серьезное историческое исследование признает роль, которую играют в развитии общества физико-географические условия той или иной страны. Тем ощутимее пробел в рассмотрении роли источников сырьевых ресурсов в истории. Поскольку материал тут воистину необъятен, я взял на себя смелость отобрать сюжеты произвольно, по своему вкусу и выбору. Мне хотелось хотя бы привлечь внимание к данной проблеме в ряде очерков, аналогичных «Воспоминаниям о камне» А. Е. Ферсмана, некогда популярных у нас, будущих геологов. Настоящая работа, требовавшая параллельного анализа данных самых различных дисциплин - геологии, экономики, истории, - стала возможной только благодаря широкому использованию современных поисковых компьютерных систем типа Google.

Предлагаемый текст обращен к широкому кругу читателей, в первую очередь к студентам геологических ВУЗов, будущим геологам-разведчикам и поисковикам.

1. Олово Корнуолла и Бронзовый век Европы

В институтском курсе мы знакомились с геологией оловянных месторождений Боливии, морскими россыпями района островов Банка и Биллитон к югу от полуострова Малакка, говорили о месторождениях Китая. После этого рассматривались советские месторождения Cихотэ-Алиня. Месторождения Корнуолла в Великобритании, сыгравшие решающую роль в истории человечества, остались вне рамок курса. Настоящим очерком я пытаюсь исправить эту несправедливость.

Наверное, самый значительный скачок в истории цивилизации произошел при переходе от каменного века к веку металлов. Изготовление первых металлических предметов связано с использованием меди. Медные топоры только благодаря своему весу ускоряли втрое процесс рубки дерева. Но медь - мягкий материал, обладающий высокой ковкостью, и медные топоры просто сминаются при ударе. Медные орудия не только не вытеснили каменные, но и уступали им во многих отношениях, имея решительное преимущество лишь в простоте технологии. Более того, в Египте в середине III тысячелетия до нашей эры отмечается даже спад производства медных орудий и частичный возврат к индустрии камня.(1) Перелом наступил только в конце тысячелетия, когда перешли к изготовлению бронзы, сплава меди и олова, то есть с наступлением Бронзового века.

Было замечено, что при добавлении в тигель с медной рудой небольшого количества олова или мышьяка физические свойства нового материала резко меняются, а конечный продукт – бронза - становится твердым и прочным. Так начинали развиваться металлургия и литье. Приблизительно в ту же пору появились и железные изделия, но мягкое железо как материал для оружия и орудий было хуже бронзы. Бронзовый век продолжался еще 1000 лет, пока не появилась технология производства сталей. Из бронзы делали прямые длинные мечи. Бронза была тверже железа и не такой хрупкой, как сталь. Бронзовые наконечники не обладали пробивной способностью железных, но они изготовлялись массово на специальном станке по 100-200 штук разом. Причем бронзовые изделия, полученные при отливке, были стандартны - качество, недостижимое для изделий из железа, которые надо было индивидуально ковать. Огромным преимуществом бронзы была легкость отливки изделий из нее. Особенно это относилось к изделиям сложной формы - шлемам, доспехам, цельнолитым кирасам. Это свойство бронзы открывало возможности для массового производства изделий. Китайцы еще в I тысячелетии новой эры отливали из бронзы детали к арбалетам и многое другое. С XV века бронза стала основным материалом для изготовления пушек.

В Европе бронза начала производиться уже около 2500-2000 года до н. э. Бронза – это сплав, на 85-95% состоящий из меди и на 5-15% из олова или мышьяка. Почти вся бронза до 3000 года до н. э. была мышьяковистой, она содержала до 5% мышьяка. Египетская бронза, бронзы Крита и западной части Средиземноморья исключительно мышьяковистая. Такая бронза не поддается отливке так легко, как оловянная бронза, и намного мягче ее.

В пределе бронза, выплавляемая в древние времена, содержала до 22% олова. Температура плавления оловянной бронзы 9500С, в то время как для плавки меди необходимо 10840С и даже выше. Разница в 1000С оказалась решающим фактором для металлургов древности.

Олово было редким металлом, как правило, его надо было завозить. Пожалуй, первыми оловянными бронзами были бронзы Анатолии, связанные с добычей олова из месторождений Киликии и Тавроса. Уже в конце XX века, около 1984 года, археологи установил, что здесь разрабатывалось около 40 месторождений олова. При этом главным минералом - источником олова здесь был, скорее всего, сульфид меди, железа и олова - станнин (Сu2FeSnS4). Большое поселение Кёльтепе производило олово в период с 3290 до 1840 года до н. э. (2) Караваны ослов доставляли металл к потребителю. Около 2350 года до н. э. аккадский царь Саргон пишет о том, что один караван нес около 12 тонн олова. Этого было достаточно, чтобы выплавить 125 тонн бронзы и вооружить значительную армию изделиями из нее. После падения Аккада грузы доставлялись ассирийскими купцами из Ашшура, в нынешнем северном Ираке, в район медных месторождений Кёльтепе в сегодняшней Турции к располагавшимся там металлургическим центрам. Общий вес доставляемого за год олова был существенно выше тонны, а этого хватало для изготовления 1015 тонн бронзы в год. Имперские государства, такие, как Ассирия и Минойская империя, делали все от них зависящее, чтобы охранять торговлю оловом.
Производство бронзы на душу населения было невелико и зависело от наличия добываемых или закупаемых сырьевых ресурсов. В Вавилонии оно достигло 300 граммов, а в Египте - 50 граммов в год на душу населения. В России при Петре за счет освоения медных месторождений Урала ее производство достигло 100 граммов на душу населения.

Появление бронзы - знаменовало начало Второй промышленной революции в истории человечества (Первой я бы назвал неолитическую революцию - переход от палеолита к неолиту). С неё впервые началось развитие настоящего промышленного производства - горной промышленности и металлургии.

Путешествие к Корнуоллу из Средиземноморья требовало выхода за "Геркулесовы столбы" и плавания в открытом океане вокруг Пиренейского полуострова. Именно соединение оловянных ресурсов Корнуолла с медью Средиземноморья сделало возможным Бронзовый век.

Создание бронзы теснейшим образом связывалось с наличием сырьевых ресурсов - меди и олова. Если медь была достаточно распространена в странах Средиземноморья, то второй решающий компонент - олово - отсутствовал здесь полностью. Олово надо было везти из наименее удаленных месторождений на полуострове Корнуолл в Великобритании. В Корнуолле обнаружены остатки древних горнов со шлаком. Отмечается идентичность изотопного состава олова в европейской бронзе и касситеритах (3) из Корнуолльских месторождений. Финикийцы закупали касситерит и доставляли его в Средиземноморье непосредственно к районам добычи меди, в частности, на крупнейших медных месторождениях Кипра. Наряду с Кипром, одним из основных центров производства меди была Тимна к северу от Эйлата. Только в районе самой Тимны обнаружено 300 центров производства меди, а всего на Синае их насчитывается четыре сотни. Другой центр существовал в Феннане на юге Ливана.

Плавка сульфидных медных руд стала экономически доступной примерно около 1600 лет до н. э. С этих пор Кипр становится крупнейшим центром производства меди и бронзы. Около 1470 года до н. э. правитель Кипра заплатил дань фараону Тутмосу III 108 слитками меди, и каждый слиток весил 30 кг (65 фунтов). Корабль, потерпевший кораблекрушение около 1300 года до н. э. у мыса Гелидония турецкого берега, нес до тонны медных и несколько дюжин небольших оловянных слитков, новое бронзовое оружие и орудия кузнечные производства. Таким образом, как полагают археологи, груз одного корабля мог поставить материал для вооружения армии небольшого города-государства микенского времени: 50 бронзовых доспехов, 500 наконечников копий, 500 бронзовых мечей. Гомер говорит, что его герои носили кипрскую броню в период Троянской войны (около 1100 лет до н. э.).
Огюст Роден потрясающе точно передал смысл понятия «Бронзовый век», воплотив его в образе юноши, пробуждающегося к активной жизни в мире и одновременно к мыслительной деятельности.

Новая эра требовала инициативных, деятельных людей. Это тот тип, который мы привыкли определять как «человек эпохи Возрождения», органично сочетающий активную практическую деятельность в различных областях науки и искусства.
Согласно традиции, оловянная руда была впервые привезена в Средиземноморье легендарным Кадмом - финикийским купцом, пиратом, мореплавателем, о котором рассказывает крупнейший знаток античности Анатоль Франс. (4) Не исключено, что он не только привез руду, но и участвовал в разработке технологии получения бронзы и отливки изделий из нее. Это он основал знаменитые Фивы в Беотии в Греции, соперничавшие по богатству с Афинами. Произошло это в достаточно древние времена - во всяком случае, по словам А. Франса, еще современник греко-персидских войн Софокл называл Кадма «Древним Кадмом». В повести Франса призрак Кадма восхваляет себя, говоря, что эллины, египтяне и италийцы раскупали его олово на вес золота: «Я дал им бронзу, и от меня они научились ремеслам». Так что, видимо, он и был истинным родоначальником Бронзового века. С его именем связывается введение в Греции финикийского алфавита по одной версии изобретенного им самим.

Естественно, развитие бронзовой культуры во времени шло параллельно в различных территориальных центрах, где сливались потоки снабжения обеих составляющих бронзы - меди и олова. Среди них, в первую очередь, следует назвать, конечно, Китай. П. Н. Милюков (5) отметил, что на южной границе Европы переход от неолита к бронзе происходил настолько постепенно, что провести границу между ними можно только условно. Это относится к так называемой Трипольской культуре. Предполагается, что «трипольцы» были индоевропейцами, ушедшими на юг, в Грецию. Богатая оловом Чехия ознаменовала начало бронзового века своей Улетецкой культурой (1600-1400 гг. до н. э). Венгрия ее обогнала, создав блестящий стиль, с которым вскоре стал соперничать северный, скандинавский стиль. На территории юга России центрами производства сделались как раз те самые местности в нынешней Украине, куда пришли носители эгейской культуры.

Важнейшим элементом производства металла было топливо, в частности, древесный уголь. Массовая дефорестация восточного Средиземноморья началась к 1200 году до н. э., по-видимому, сначала в сухих районах. Во всяком случае, уже законы Хаммурапи (1750 лет до н. э) налагали высокий штраф за вырубку лесов. По реконструкции современных археологов, производство рудниками Лавриона в Аттике трех с половиной тысяч тонн серебра и 1.4 миллиона тонн свинца на протяжении 300 лет сопровождалось уничтожением 2.5 миллиона акров леса. Разработка рудников Лавриона была приостановлена не из-за исчерпания запасов руды и не потому, что выработка опустилась ниже уровня подземных вод, а из-за того, что стоимость «горючего» для производствам металла - леса -делала рудники убыточными. По словам Платона, район вокруг Афин когда-то он был покрыт густым лесом. Ныне же это - кожа и кости прежней Аттики. Именно металлургия привела и к полному уничтожению растительности Кипра, также некогда покрытого густыми лесами. По свидетельству Эратосфена, до начала интенсивной разработки меди леса на Кипре были так густы, что их вырубка поощрялась. Остров Эльба, (бывшая Aethalia, или Дымный остров) был центром металлургического производства. Но исчезновение лесов вынудило римлян в первом веке до нашей эры перенести производство железа с Эльбы на Аппенинский полуостров.
Как и во многих других горнорудных провинциях, добыча начиналась с разработки россыпей (россыпи и в наши дни поставляют 80% мировой добычи олова). Лишь позже, по мере выработки россыпей, в средние века перешли к отработке индивидуальных жил, пронизывающих граниты и вмещающие их породы. Жилы относятся к типу высокотемпературных слюдисто-кварцевых образований, так называемых грейзенов, (6) сформировавшихся за счет отложения минералов перегретых газов, связанных с гранитной магмой. Отработка россыпей и отдельных жил не требовала строительства больших рудников, но общее их число было очень велико и одно время достигало 2000. (7) Каждое отдельно взятое месторождение Корнуолла невелико по размерам, и правильнее говорить о наличии здесь провинции оловорудных месторождений. Однако запасы олова в провинции были исключительно велики и обеспечили району мировое лидерство в его добыче вплоть до конца XIX века. Еще в 1870 году Корнуолл считался крупнейшим мировым производителем олова.

История оловянных месторождений Корнуолла от бронзового века до наших дней являет собой замечательный пример взаимного влияния геологических факторов, общественной обстановки в стране и состояния мирового рынка этого сырья.
Начало средневековья знаменовалось истощением россыпей олова. Приходилось переходить к разработке жильных рудных тел, поначалу тех, что прямо выходили на дневную поверхность. К этому времени горная промышленность Корнуолла давала значительный доход, и в ней было занято большое количество народа. Поэтому, когда король Джон (в русской исторической традиции - Иоанн Безземельный) в эпоху борьбы с баронами, требовавшими подписания Хартии вольностей, старался заручиться поддержкой горняков Корнуолла, те выставили требования о предоставлении им специальных привилегий. Среди этих требований было право на разработку участков, не прилегающих непосредственно к руднику, а также освобождение от налогов и военной службы. Отныне горняки подчинялись специальному "Оловянному парламенту" (Stannery Parliament).

При переходе к разработке более глубоких горизонтов рудных тел горняки столкнулись с тем, что руды содержат значительное количество меди. В результате в XVIII веке, во времена промышленной революции, именно медь стала составлять самую ценную часть руд Корнуолла. Корнуолльские рудники стали основным поставщиком меди в Англии. Запасы были велики, цены высоки и относительно стабильны. В период наиболее интенсивной добычи на рудниках работало 30% мужской рабочей силы страны. Для перевозки руды была проложена специальная железная дорога (железнодорожная линия Хэйл, позднее переименованная в Западно-Корнуолльскую линию). Значительная часть руды стала перевозиться для переработки в Уэльс, в район угольных месторождений. Но открытие в середине XIX века огромных месторождений меди в других районах мира привело к резкому падению цен. Параллельно истощились богатые медью горизонты Корнуолльских рудных тел. Добыча снова сконцентрировалась на олове, которым оказались богаты глубокие горизонты некоторых рудных тел. Переход к разработке глубоких горизонтов резко удорожил добычу. Тем не менее, потребность в олове была исключительно высока и, как уже говорилось выше, в 1870-1872 годах рудники района вновь поставляли значительную часть олова мира. Чтобы обеспечить добычу руды, пришлось создавать крупные установки для откачки воды из рудников. Окончательный удар по английским рудникам нанесли открытия оловорудных месторождений в Боливии и на полуострове Малакка. Между 1871 и 1881 годами треть горняков Корнуолла эмигрировала, в основном в Соединенные Штаты. Здесь они составили самую квалифицированную часть тех, кто разрабатывал свинцовые, серебряные и молибденовые рудники Скалистых гор. Характерна близость этих дат - закрытие в начале 1870х оловянных рудников Корнуолла и начало разработки свинцово-серебряных месторождений Ледвилла в Колорадо в 1874. Только повысившийся спрос на олово, связанный с началом Первой мировой войны, замедлил окончательный упадок горной промышленности Корнуолла. За периодом Великой депрессии последовал новый бум, вызванный началом Второй мировой войны.

После войны снова установились высокие цены на олово. Но зенит Корнуолла остался в XIX веке. Перенеся взлеты и падения в течение XX столетия, к концу его Корнуолл уже не выдерживал соперничества новых богатых месторождений. Лишь некоторые его рудники были в течение короткого времени рентабельны.

Ухудшение горно-геологических условий с увеличением глубины разработки вело к повышению конечной стоимости продукции, мало компенсировавшемуся применением более эффективной технологии. Последним ударом послужил мировой кризис 1986 года в оловодобывающей промышленности.

6 марта 1998 года последние насосы на крупнейшем руднике Саут Крофти были остановлены. Это был последний рудник в районе, снабжавшем оловом весь мир на протяжении почти 4000 лет, и последний оловянный рудник в Европе.
Работа на Корнуолльских месторождениях завершилась, но это вовсе не означает конца их истории. Существует проект признать Корнуолльские месторождения памятником исторического наследия человечества (World Heritage Site) подобно Венеции или Стоунхеджу. И это будет достойным памятником месторождениям, давшим начало Бронзовому веку в Европе.

2. Мраморы Греции и Италии - символ античности

Когда мы говорим об античности, о греческой и римской цивилизациях, первое, что возникает перед нашим мысленным взором - это строения и скульптура из мрамора.

Мрамор образуется при перекристаллизации осадочных известняков под действием высокой температуры и давления. Исходные известняки, породы осадочного происхождения, имеют мономинеральный состав: они состоят из зерен одного минерала кальцита CaCO3, иногда с примесью доломита CaMg(CO3)2. Переход от известняка к мрамору не сопровождается изменением химического состава породы. Исходный известняк просто перекристаллизован и в результате приобрел зернистость. Чтобы известняк стал мрамором, отделочным камнем, надо, чтобы он выдерживал строгие кондиции. Порода не должна быть трещиноватой, не должна содержать примесей чужеродного обломочного материала. Мрамор должен быть равномерно зернистым, то есть кристаллы кальцита и доломита должны быть практически одного размера.

Мрамор служит символом античного мира. Все мы знаем мраморные храмы Греции. Маленькая Греция обладает наибольшим разнообразием мраморов в мире. Можно сказать, что вся страна стоит на мраморе. Высшим воплощением древней Эллады, безусловно, является прекрасный облик Парфенона. Он высится на скале Акрополя над хаосом современных Афин, парит над сутолокой скучного, лишенного зелени города. По вечерам его подсвечивают, и он сияет мягким кремовым тоном. Он сияет и днем, без всякой подсветки, такова фактура слагающего его камня - белый и чуть кремовый, кажется, что он сам излучает свет. Парфенон строился из мрамора, который привозили с горы Пентеликон, расположенной в 10 милях к северу от Афин, где мрамор скрытокристаллический, равномернозернистый, почти лишенный примесей. В античной Греции мрамор широчайшим образом использовался в строительстве культовых зданий - храмов, амфитеатров, а также в скульптуре. Мраморные колонны Парфенона весят до 12 тонн. Из мрамора были созданы колонны в храме Артемиды в Эфесе, считавшемся одним из семи чудес света. Мрамор с того же месторождения Пентеликон служил материалом таким мастерам, как Фидий и Пракситель. Использование этого мрамора дало возможность существования школы скульптуры в Фасосе (Thasos), которая подарила миру скульптурные шедевры: Гермеса Праксителя, Афродиту Милосскую, Нику Самофракийскую. В Элладе было много других месторождений прекрасного отделочного мрамора: Паросский мрамор с одноименного острова, использовавшийся при строительстве Галикарнасского мавзолея, мрамор с островов Наксос и Тинос, Химметианский мрамор Аттики, который вывозился в Рим для строительства арки Траяна.
Греки античности прекрасно осознавали, что мрамор является символом их цивилизации. Само слово «мрамор»: marmaros по-гречески (от корня marmarein) означает «сияющий», да и само название древней Греции «Эллада» связано с мрамором (от Hellas – «сияющий камень»).

Обычно мы не делаем различия между использованием камня, в данном случае мрамора, как строительного и как отделочного материала в античной Греции и Древнем Риме. Это в корне неправильно. Для меня было большим разочарованием увидеть, что все римские сооружения строились из кирпича или бетона и только снаружи покрывались тонкими плитками мрамора. Зато цельный мрамор в Риме широко использовался в скульптуре. Для некоторых наиболее важных сооружений римляне даже привозили мрамор из Греции. Знаменитые месторождения Тосканы Масса, Каррара и Пиетра Санта в 50 милях к западу от Флоренции начали разрабатываться в III веке до нашей эры. В отличие от пентеликонского мрамора, мрамор Каррары равномернозернистый, мелкозернистый, но зернистость отчетливо выражена. Он были любимым материалом лучших скульпторов эпохи Возрождения, таких, как Донателло и Микеланджело. Этот мрамор использовался в колонне Траяна и в статуе Аполлона Бельведерского. Именно из него созданы все творения так называемого «позднего римского портрета». Когда входишь в зал музея Dei conservatori на римском Капитолии и оказываешься окруженным полками с бюстами римлян, создается впечатление, что тебя окружают живые люди конца империи. Оглядываешься с восторгом – «пришел на Форум, там полный кворум».

Добыча мрамора и сегодня составляет одну из важнейших отраслей промышленности Греции. Доля греческого мрамора на рынке в последнее время увеличилась вдвое. Страна сейчас производит более 2.0 миллионов тонн мрамора в год. Одновременно возросла доля обработанного камня в общей продукции. Производительность камнерезных установок составляло 2.5 миллиона тонн в год. В 1989 году 25% экспорта составляли необработанные блоки, но уже в следующем году их доля упала до 20%. В мраморной промышленности занято более 50.000 человек. Добычей мрамора занимается 3500 компаний.

Основные итальянские мраморные рудники располагаются в провинции Верона в Апуанских Альпах. Всего здесь около 500 рудников, на двухстах из которых занято более 1000 человек, включая самый знаменитый в мире Каррарский мраморный рудник. Еще 5 тысяч человек работает в компаниях, которые обрабатывают мрамор. Общая стоимость годовой продукции составляет 1.200 миллиона евро в год. Особое значение имеет добыча высокоценных, декоративных мраморов - от классического красного мрамора, в течение двадцати столетий украшающего Веронскую Арену, до черного мрамора Роверс и желтых и розовых мраморов Лессинии. Общая годовая продажа этих мраморов составляет 2 миллиарда евро, из которых 20% поступает с иностранных рынков. На протяжении столетий Апуанские рудники являлись несравненной мировой школой добычи и обработки мрамора.

В США лучший мрамор добывается в Колорадо, недалеко от города Аспен. Именно отсюда добыт белый мрамор, из которого были созданы монумент в Линкольновском мемориале в Вашингтоне, могила Неизвестного солдата на Арлингтонском кладбище и облицовка сотен домов в столице США. Во времена расцвета добычи мрамора здесь жили и работали тысячи людей. Это был третий по размерам промышленный город в Колорадо. После закрытия рудника примерно 50 лет назад он превратился в еще один город-призрак в 17 милях к юго-западу от процветающего лыжного курортного Аспена.

(1) http:// ru.wikipedia.org (История меди и бронзы) и www.krugosvet.ru/articles
(2) Здесь и далее источником о масштабах и местах древнего производства бронзы служит работа http://www.geology.ucdavis.edu/-cowen/-GEL115/115CH4.html
(3) Касситерит - диоксид олова - наиболее распространенный минерал и основная руда этого металла.
(4) А. Франс. "Сады Эпикура", Собрание сочинений, в 8 томах. Художественная литература, Москва, том 3.
(5) П. Н. Милюков, 1995, Очерки по истории русской культуры, т. 1. Москва, Издательская группа Прогресс, Культура. Издательство газеты "Труд".
(6) грейзены - высокотемпературные жильные образования, сложенные кварцем, слюдой, касситеритом, топазом. Обычно связаны с гранитами.
(7) www.bbc.co.uk