Наташа Штамм "Я сделала это"

Действительно сделала то, о чем мечтала уже давно. Я прыгнула с парашютом. Без преувеличения могу сказать, что осуществила одну мечту своей жизни.Небо и состояние свободного полета просто привораживают меня. Я до сих пор летаю во сне. Причем это ощущение настолько реально, что я не перестаю изумляться, как оно может появляться у человека, мирно посапывающего в постели.

Одно из первых ярких моих впечатлений об Америке - это постоянная активность в небе. Там столько всего летает! Разные маленькие частные самолетики, самолетики, волокущие за собой огромные рекламы, на которых я лично ничего не могу прочитать. Дирижабли. Это огромные и важные красавцы-"сигары", опять же с рекламой на борту, важно проплывают в небе. Они величественны, но жутко неуклюжи. Когда я проезжала на машине под брюхом дирижабля, идущего на посадку, меня обдало чувством нереальности и собственной незначительности. Разноцветные парашютисты в хорошую погоду зависают над океаном. Невозможно оторвать взгляд от захватывающих пируэтов таких разных дельтапланов. И, невзирая на надпись "На эту площадку может упасть дельтаплан", люди часами наблюдают за дельтапланеристами, которые, разбегаясь, взлетают над крутым обрывистым берегом и начинают вдохновенное парение в круговерти неба, солнца и океана... В выходные побережье усеяно любителями воздушных змеев. Разнообразие их форм, размеров и цветов я даже не берусь описывать. Иногда в небо улетают большие связки воздушных шаров, да и просто огромные воздушные шары, катающие публику. Я с легкой завистью поглядывала в небо, прикидывая в уме, появится ли у меня когда-нибудь возможность добраться до этих голубых просторов.

Готовить себя к острым ощущениям я начала с аттракционов "Американские горки". Громадный парк, в котором можно провести не один день, позволит испытать все мыслимые и немыслимые ощущения. Начать мы решили с самой простой на вид горки, полностью деревянной. Это был неправильный выбор. Меня никогда в жизни так не трясли! Весьма ошарашенные и с легким (или нелегким) сотрясением мозга, мы были уже готовы на любые подвиги. Вернее, я все-таки поначалу сомневалась, искренне волнуясь за свою способность производить какие-либо умственные процессы после этого. Но, глядя в просящие и такие сразу ласковые глаза дочки, я покорно шла к очередной горке. Выстаивая солидную очередь, я про себя просчитывала, сколько секунд мне предстояло прокрутиться вниз головой. Получалось, что не так уж и много, и я думала: "Ну, неужели ради дочки я не могу повисеть шесть секунд вниз головой? Конечно, могу". После нескольких горок я уже освоилась вполне и даже получала удовольствие, которое, как и положено, громко демонстрировала. В самых "падающих" моментах выбрасывала руки вверх и вопила "И-и-и-х!!!". Дальше - больше. Мы уже становились в самую большую очередь, чтобы сесть в первую машинку на самой "страшной" горке, где надо было падать вниз головой прямо в озеро. Потом мы устроились в тележке, которую подняли довольно высоко над землей, и пассажиры сами могли себя переворачивать вниз головой. Тут я в очередной раз, проявив свою власть, твердо положила руку на этот рычаг и в очередной раз сдалась, провисев вниз головой столько, сколько хотелось дочке. День заканчивался спуском на больших надувных камерах по бурному потоку , а когда мы уже было перевели дух, в самых неожиданных местах озера начинали бить фонтаны, окатывая нас водой с ног до головы. Это развлекались зрители на берегу, нажимая кнопки и стараясь подловить водных путешественников.Так нам мокрыми и пришлось ехать домой. На обратном пути я прикинула, и получилось, что мы провели практически весь день в очередях. Но впечатления и возбуждение от коротких острых мгновений заслонили все остальное.

Мне повезло работать с необыкновенно энергичной и жизнерадостной молодой женщиной Элби, которую я про себя нежно называю электровеником. Она и собрала нашу группу - любителей острых ощущений. Произвела исследование на предмет парашютных компаний, цен, условий полета (высота, продолжительность), местонахождения, истории несчастных случаев, квалификации инструкторов и зарезервировала наше коллективное приключение. Все для нас стало просто. Приходи, плати и получай удовольствие. Поразмышляв на тему "Что такое хорошая мама", я все-таки предложила дочке принять в этом участие.

И вот, рано утром, мы двинулись в путь. Этот маленький аэродромчик находится между невысокими горами, среди ферм и полей, за 120 км от моего дома. Дорога одиноко вилась между холмов, где на желтых осенних склонах то там, то сям появлялись островки пушистой яркой зелени.
Громкое рычание мотоциклов обратило наше внимание и заставило остановиться. Перед нами раскинулся довольно большой, весь изрытый, огороженный участок. Громадные колдобины, ямы, крутые, высокие валы земли. И по всему этому земляному месиву летают мотоциклисты, высоко отрываясь от земли, лихо приземляясь и взлетая опять. Зрелище стоило того, чтобы разинуть рот.
Налюбовавшись, мы продолжили путь по безлюдной сельской дороге. Все склоны были усыпаны "ветряками". Легкие, ажурные ветряные мельницы разнообразной конструкции весело жужжали не ветру, снабжая электроэнергией не одну ферму. Наконец, последний поворот - и нам уже идут навстречу.

В информационном буклете было сказано, что все это удовольствие занимает обычно около пяти часов. Ну, и, как всегда, все начинается с заполнения бумажек. Сначала имя, телефоны и с кем связываться в случае, если парашют не раскроется. Потом идет длинный-предлинный перечень того, за что компания ответственности не несет. И возле каждого такого пунктика надо поставить свои инициалы. Прочитать это все просто нет никакой возможности, а если все-таки приспичит кому-то, то даже англо-говорящие с пеленок спотыкаются на первой же фразе о медико-юридическую терминологию. Оказывается, не только русский язык богат и сложен. Да и какой смысл читать все это, если в начале написано, что "если вы не согласны с чем-то и не ставите свои инициалы хотя бы в одном месте, то мы будем рады снабдить вас информацией о других подобных компаниях".

Чтобы мы не сильно заскучали за этой творческой работой, нам показали видео, где после фрагментов полета совершенно счастливых людей вдруг на экране появился человек с длинной бородой и в рясе, как мне показалось. Ну, сейчас причащать будут, испугалась я. Или отпевать уж сразу. Оказалось, что это изобретатель техники таких парашютных прыжков. Он стал объяснять, то, что было написано в бумажках (на случай, если кто читать не умеет). Сказал, что это очень рискованное мероприятие, которое не покрывается ни одной медицинской страховкой. Если кто-то захочет подать в суд на компанию, то ему придется оплатить все судебные расходы. Ну, а в заключение показали скорую помощь, увозящую с поля то, что осталось от любителя острых ощущений, и пожелали насладиться сполна предстоящим прыжком. На этой жизнерадостной ноте мы и поставили последнюю подпись.Мы отправились в обход большого ангара, наблюдая, как складывают парашюты. С вопроса, а что если прыгнуть без парашюта - прыгнет ли кто-нибудь следом, чтобы поймать, - началась полоса черного юмора. Нервно хохоча, мы обыгрывали ситуации нераскрытия парашюта, выпадения из него, отскабливания товарища от лётного поля. Повздыхали, решили, что самое опасное место для человека - это кровать и, кто знает, может быть, это лучший способ перейти в мир иной.

Нам предстояло еще несколько часов ожидания. Мы летели в группе под номером 13. Я занялась своим любимым делом - разглядыванием посетителей и хозяев, погружаясь в необычные трудовые будни этой парашютной компании. Я уже привыкла встречать людей в инвалидных колясках в любых местах: в спортивных залах, на катках, на всевозможных аттракционах. Поэтому, когда я увидела молодую симпатичную женщину, которая не могла ходить, даже стать на ноги не могла, то подумала, что она приехала "поболеть" за кого-то. Но женщина прыгала с парашютом! Ее лицо просто светилось предстоящим удовольствием. Позже, на видео, я видела, как докатили ее в коляске до трапа и инструктора на руках внесли ее в самолет. Парила над землей она так же, как и все остальные. Инвалидная коляска осталась на земле, она была не нужна. Ее хозяйка летала!Наша предусмотрительная Элби привезла каждому по бутерброду, и мы устроились во дворе на перекус. Потом сидели, болтали, катались на низких тележках, "дрессировали" веселых собачек и изучали предстоящий процесс. Скучать клиент не должен. Клиента надо развлекать. Поэтому инструктаж больше походил на шоу, и кучка тренирующихся, то есть мы, то и дело взрывалась хохотом. Когда согнуть ноги, а когда вытянуть вперед, когда скрестить руки на груди, а когда изобразить птичку, и как не задохнуться от ветра. Вывалившись из самолета, не так-то просто вспомнить, что означают самые простые слова, и перепутать "вперед" и "назад" можно как дважды два. Прыгать нам предстояла с высоты 14000 футов. И всего 69 секунд свободного парения и затем 4 минуты под раскрытым куполом парашюта.Вот так всегда! Ожидание и подготовка так длинны, а моменты удовольствия так коротки

Нас позвали. И начались обнимания! Пообнимались с персональным инструктором. Пообнимались с персональным фотографом, который будет снимать видео и фото. Пообнимались друг с другом, и нас стали запрягать и затягивать. При этом уже начали снимать на видео и жизнерадостными голосами спрашивать, какое наше последнее напутствие остающимся на земле. В эти оживленные предстартовые минуты мое родительское чувство было польщено. Каждый, узнав, что рядом со мной моя дочь, приятельски подмигивал моей дочери и доверительно сообщал, что у нее хорошая мама.
Нас повели…
Маленький, совершенно легкомысленный самолетик с прозрачной дверью. Мы плотно уселись друг за другом, инструктор сзади, подопытный - впереди. На подъеме инструктор стал пристегивать меня к себе, не переставая шутить, что он от страха всегда закрывает глаза. Я прыгала следом за дочкой. На удивление спокойно прореагировала, как мой ребенок улетел в бездну. Как потом поняла, прилично нервничала, потому что мало что замечала вокруг. Стояла в дверях и не чувствовала ничего. Выпали из самолета нежно и мягко. И тут же задохнулась от ветра. Первая мысль была: "Такие муки - за свои собственные деньги!" Дышалось, как при хорошем урагане! А надо было улыбаться в камеру и махать рукой. Но, черт возьми, до чего же здорово было лететь и кувыркаться в воздухе!!! Я даже пыталась что-то изображать перед камерой. Инструктор зажал мою голову и открыл парашют. Мы зависли над землей. И сразу воцарилась райская тишина. Тишина, солнце и небо! Инструктор якобы дал мне бразды правления парашютом. И я, устроившись поудобней, стала поворачивать направо, налево, вращаться, зависать и ускорять парашютный полет.

Приземлились мы плавненько, на ножки. Как только я почувствовала себя на земле, сразу же поняла, что придется повторить. Не все успела прочувствовать, как хотелось бы. Но не сегодня, конечно. Последние кадры и, конечно же, счастливые обнимания: "С благополучным приземлением!"Поджидая остальных, я посмотрела свое видео. Это было ужасно. Мои щеки трепыхались на ветру, как паруса! Одно утешение, что не только у меня. Надо срочно укреплять щеки. Наша неуемная Элби достала из багажника шампанское. Прячась за машиной, совсем по-русски, мы пили шампанское прямо из горлышка (стаканчики забыли). Решили принести на производственное собрание в понедельник эти видео и начать собрание с их просмотра. А когда Элби спросила, резервировать ли сплав на плоту по горной реке в октябре - все дружно закивали головами.Надо не забыть стаканчики на этот раз. Неудобно из горлышка все-таки.