Яков Кротов "Заметки"

Яков Кротов - эссеист и историк, создатель крупнейшей
библиотеки церковно-исторической литературы (www.krotov.info)
С ноября 2002 года - священник.
Печатается с разрешения автора.

На антифашистском марше 18 декабря не было "представительства Церкви", и на это в интернете пожаловались: где, мол, отцы такие-то и такие-то, почему не выступали!

Кстати, большой плюс мероприятия был в том, что речей было на 15 минут. Все были кратки.

Главное же: вполне ли разумно полагать, что, если во главе фашистствующего марша шёл человек с иконой, то и во главе антифашистского марша должен кто-нибудь идти с иконой?

Мне кажется, что это логика не христианская, а скорее светская, материалистическая. Христиане часто слышат попрёки: вот, мол, Церковь ваша не выступает в защиту правозащитников, демократии, свободы, поэтому мы её и не любим и в храм не ходим.

Верующему ясно, что человек, который не ходит в Церковь и ругает её, потому что не видит священников на митингах своей партии, не станет посещать храма или лучше относиться к Церкви, если вдруг такие священники станут на этих митингах появляться. Человек с настоящими убеждениями не нуждается во внешних подпорках и не обвиняет других, ищет не их помощи, а старается им помочь.

Когда мы сокрушаемся, что "голос Церкви не слышен" или слышен не там, где надо, мы рассуждаем по логике власти и силы, по логике авторитета - именно так, как рассуждают фашисты и коммунисты. Когда люди Церкви участвуют в политике, пусть даже прогрессивной, именно как люди Церкви, они побуждают тех, кто придерживается других политических взглядов, ненавидеть Церковь, а тех, кто придерживается близких политических взглядов - глядеть на Церковь свысока либо потребительски.

Какова цель участия христиан в политике? Помочь христианству или помочь политике? Помочь христианству можно только, участвуя в популярной политике - но это неблагородно. Помочь непопулярной, но хорошей политике, используя христианство в качестве паровоза - благородно, но неблагочестиво. И непрактично, кстати. Люди, не симпатизирующие свободе, по определению таковы, что они скорее возненавидят христианство за демократизм, чем полюбят демократию за христианские её истоки.

Атеисты, которые подчёркивают свой атеизм, участвуя в политике, христианам не нравятся - и правильно не нравятся. Не понравится христианам, если на трибуну митинга станут подыматься, чтобы засвидетельствовать демократичность своих религий, взглядов, профессиональных цехов, кришнаиты, филателисты, оккультисты, астрологи, сатанисты, трактористы и т.п. Вот и следует так же не желать примешивать христианство к политике, как нежелательно примешивание к политике антихристианства.

Человек не должен дистанцироваться от политики, но человек должен дистанцировать от политики свою веру. Христиане должны поступать так не только из вежливости, но также из благоразумия. Нельзя превращать христианство, символы нашей веры, в приложение к чему бы то ни было, в средство чего бы то ни было. Церковь оправдана не тем, что она за демократию, а тем, что она - за Христом. Конечно, если какой-нибудь христианин прославится как хороший, нравственный, разумный и успешный политик, это поможет (хотя не слишком) делу проповеди Евангелия. Но то же можно сказать и о христианах - программистах, поварах, спортсменах.
Однако, именно для того, чтобы быть хорошим политиком (программистом, поваром, спортсменом, христианин должен выступать не от имени Церкви, а от своего собственного, на себя принимать всю ответственность за победы и поражения, как если бы за его спиной не было Всемогущего Бога. Иначе мы сползаем в пустозвонство, пусть даже демократическое.

Политика, в отличие от Церкви, никогда не ставит вопрос по существу. Политика по определению стоит на компромиссах. В политике всегда много умолчаний, половинчатости. Конечно, это лучше, чем ничего, но это очень мало гармонирует с христианским духом.