Леонид Рохлин "Русские страницы американской истории"

Леонид Рохлин

Прожекты прошлого

(вместо заключения)

В истории России есть сравнительно небольшой, но героический период попыток освоения и даже присоединения Калифорнии к Российской империи. Он длился всего четыре десятилетия на заре Х1Х века и вместил судьбы весьма незаурядных людей того времени - именитого купца, камергера императора, мичмана-декабриста и, наконец, потомственного баронета. Всех их, невероятно разных по темпераменту и таланту, объединяло одно острое желание - присоединить к России благодатную Калифорнию, сделать этот край житницей для замёрзших восточных окраин России, превратить северную часть дуги Тихого океана во "внутренние" воды Российской империи.

Грандиозная задача и, надо признать с "высоты" сегодняшнего дня, неосуществимая, ибо в те времена, к сожалению, не обладал российский этнос необходимым количеством энергичных людей и материальных ресурсов. Мечта бежала уж слишком впереди реальности и потому угасла…

Удивительно, но благодатная Калифорния сравнительно поздно включилась в процесс современной цивилизации.Природа до поры до времени берегла её земли и недра.Проходили столетия со времён великих географических открытий. Завоёваны Африка, Индия и Южная Америка, нещадно эксплуатируются ресурсы Юго-Восточной Азии, Филлипин и Индонезии, осваиваются восток Северо-Американского континента, делаются активные попытки включить в оборот европеизации Китай, Австралию и Японию.
И лишь тихоокеанское побережье Северной Америки продолжает мирно дремать в лучах горячего солнца, равно освещающего и обширные плодородные долины, и величественные водопады Йосемити, и грандиозные каньоны Колорадо, и воды океана, яростно разбивающихся о подножья Орегонских гор, плотно заросших корабельной сосной и могучими секвойями.
Лишь уставшие от постоянных "колониальных движений" испанцы ещё по инерции неспешно продвигаются из центральной Америки на север и только к 60-ым годам ХVIII столетия, через 250 лет после открытия ими Америки, достигают залива Сан-Франциско, где их силы окончательно иссякают. Здесь они осваивают крохотные участки огромного края, но громко претендуют на всю Калифорнию до Британской Колумбии.

К концу XVIII века к землям Калифорнии вдруг стремительно двинулись два молодых, энергичных этноса - российский и американский. Скорость и начало их продвижения к Калифорнии были весьма неодинаковы. Да и препятствия уж очень различны. Перед россиянами витала, начиная с XVI века, непонятная необходимость преодоления невообразимых пространств суши и моря в условиях сурового климата, когда "двенадцать месяцев зима, а остальное лето". Эти пространства с большим напряжением сил они прошли за три века, выйдя на берега холодного океана. И, несмотря на смертельную усталость, по инерции и с тем же напряжением всех сил двинулись далее, преодолели океан и...окончательно захлебнулись к середине XIX века на просторах заснеженной Аляски.

У американцев основным препятствием была политическая разобщённость, да и начали они поздно (в конце XVIII столетия).
Но вот когда они, наконец, объединились, приняв после обычной братоубийственной войны необычную для тех времён конституцию, то вдруг, словно подстёгнутые кнутом державности, рванули на запад, к тому же океану, но значительно более тёплому.

И всё же первыми сюда пришли россияне.
Закрепившись на южных берегах Аляски и островах архипелага Александра, пионер освоения Калифорнии, великий русский гражданин, рыльский купец Григорий Иванович Шелехов в своих "Записках "(1790 год) отмечает: "…вдоль по матёрой Американской земле от острова Кадьяка к южной Калифорнии… во многих местах развезены и оставлены мною императорские знаки, каковы суть данные мне гербы и доски с надписями - "Земля, принадлежащая России…"

Его тяга к Калифорнии была естественной необходимостью организации продовольственной базы для российских поселений Аляски, Камчатки и Восточной Сибири. У него были конкретные планы освоения этого края, где он предполагал создать опорные торговые поселения и крупные земледельческие хозяйства (прожект "Славороссия")

Внезапная смерть (1796 год) помешала реализации этого плана, хотя он и создал необходимые структуры - крупную торгово-промысловую компанию, опорные базы на Аляске и надёжные кадры в лице А.А.Баранова, И.А.Кускова и многих других.

Столь ценное начинание подхватил и развил зять Шелехова - Николай Петрович Резанов, не только придворный жуир, но и тонкий, умный дипломат, человек решительных и обдуманных действий. Его усилиями компания была реорганизована в государственно- акционерную, и первым акционером стал император России Павел1.

В 1805 году Резанов возглавил посольство в Японию и затем детально проинспектировал деятельность компании непосредственно на Аляске. Он воочию убедился, что без освоения или колонизации части Калифорнии российское присутствие на Аляске практически не имеет перспектив. И он спешит на бриге "Юнона" в Калифорнию. Весной 1806 года он первым из российских официальных лиц посещает самый северный форпост испанцев - Пресидиа Святого Франциска, заложенный в одной из лучших бухт мира. Обворожив коменданта крепости Дон Аргуэльо и его прекрасную дочь Консепсион, он сумел договориться о постоянном снабжении продовольствием русских поселений на Аляске. К тому же он полностью убедился в отсутствии реального хозяина края, расположенного севернее залива Сан Франциско.

И вот немедленно пишется письмо (июнь 1806 года) министру коммерции графу Румянцеву с обоснованием возможности отторжения Калифорнии от испанцев: …"легко было бы частию Калифорнии по 34 градус северной широты до миссии Санкта-Барбара воспользоваться можно было и навсегда за собой
удержать лоскут сей, потому что из Мексики по самому положению природы никакой бы помощи сухим путём подать им не можно…" Он и практически начинает действовать, настоятельно рекомендуя Баранову, правителю компании на Аляске, выбрать место где-то севернее Сан Франциско и создать опорную базу.
И опять внезапная смерть (март 1807 года) снова отдаляет решение Калифорнийской проблемы.

Правда, А.А.Баранов всё- таки выполнил "рекомендацию" Резанова.
В 1812 году взвился Андреевский флаг в Форте Росс, в окрестностях которого были созданы небольшие земледельческие ранчо. Но это не решило проблему отторжения и лишь в малой степени обеспечило продовольствием российские поселения на Аляске.

Прошли годы, и вот в заливе Сан Франциско появляется другой российский фрегат - "Крейсер", совершающий кругосветное путешествие и имеющий особую задачу патрулирования Российских владений на Аляске (1822-1824 годы). На берег сходит молодой мичман Дмитрий Завалишин, романтик и мечтатель, человек импульсивных и авантюристических действий. Он много слышал о проблеме российской Калифорнии ещё в Санкт-Петербурге от К.Ф.Рылеева, в то время правителя канцелярии Российско-
Американской компании и, как теперь нам известно, предводителя тайного общества декабристов "Северная звезда".

Увидев Калифорнию, он страстно загорается идеей её колонизации и, естественно, у него рождается грандиозный план…
Время его пребывания в Калифорнии - время смут и крайней политической неустойчивости этой, уже бывшей, колонии Испании. Идёт ожесточенная борьба двух местных партий - мексиканской, требующей тесного союза с Мексикой, и испанской - борющейся за самостоятельность Калифорнии ( президенство) под эгидой испанского короля. В сознании Завалишина возникает весьма остросюжетный проект, достойный великолепного голливудского боевика о временах американской колонизации Запада.
В разговорах с руководителями партий Завалишин выступает как Великий Магистр "Ордена Восстановления", находящегося под покровительством русского императора Александра1 и имеющего разветвлённую сеть своих сообщников при дворах Европейских держав. Завалишин предлагает покровительство "Ордена" сразу двум партиям. Мексиканская партия в лице временного президента Калифорнии Дона Аргуэльо - того , кто чуть было не стал тестем Н.П.Резанова, - отвергает помощь мифического "Ордена".
Лидер более слабой испанской партии Альтимира решает воспользоваться услугами "Ордена". Ему безразлична реальность существования "Ордена", он хорошо понимает авантюрность действий "Великого Магистра", но …ему нужна широкая реклама о поддержке его партии со стороны России и других европейских стран. Как бы то ни было, но идеи и действия Завалишина так закружили политическую ситуацию, что на первом же съезде политической юнты Калифорнии (органа выборщиков президента) он уже мог рассчитывать на трёх членов из пяти выборщиков, то есть реально мог полагаться на выбор Президентом независимой Калифорнии человека, который в ближайшее время после выборов попросит покровительства России в обмен на официальное
признание своей самостоятельности.

Потрясающий план! Удивляет быстрота его претворения - несколько месяцев. Вот только не смог учесть он самую малость: как только слух об его "революционных" действиях достиг местного начальства (на Аляске), так сразу фрегат "Крейсер" был отозван, естественно, с мичманом Завалишиным на борту. Уже потом, по прибытию в Петербург, ему пришлось писать специальный рапорт на имя императора с объяснением своих действий. А к этому времени подоспели события 14 декабря 1825 года, в которых офицер Завалишин был активным участником , а потому решение по его делу было вдвойне суровым - 20 лет каторжных работ.
Он достойно пережил каторгу и умер 88 лет отроду в своём небольшом поместье.

Опять пробежали годы, и вот уже в последний раз великая мечта нашла своего покровителя. Им стал правитель Российско-Американской компании барон Ф.П.Врангель - человек основательных, тщательно и скрупулёзно продуманных действий. Он правил на Аляске в 1830-1835 годы и дважды бывал в Калифорнии. Глубокий, вдумчивый анализ обстановки подсказал ему единственно возможную линию поведения.

В эти годы Калифорния окончательно, но ненадолго, стала провинцией республиканской Мексики. Международное положение последней было весьма туманным и, именно этим и решил воспользоваться барон Врангель. Он выдвинул проект признания Россией Мексиканского правительства взамен территориальных уступок в Калифорнии под видом долгосрочной аренды на 99 лет. Не получив на то полномочий от Петербурга, Врангель связался с Мексиканским правительством, которое весьма заинтересовалось этим проектом. Он получает официальное письмо от президента Мексики, где тот уполномачивает руководителя Калифорнии генерала Фигероа начать переговоры в Монтерее, столице края. И только тогда барон Врангель сообщает обо всём происходящем в Россию. Но…Россия страна неторопливых людей. К тому же Николай 1 страсть как не любит всё республиканское. Он долго колеблется и всё же отказывается от сближения и признания Мексиканской республики.
Так и на сей раз была упущена возможность закрепиться на берегах Калифорнии, и теперь уже - окончательно.

В октябре 1836 года Калифорния официально отделяется от Мексики и моментально подпадает под пресс Северо-Американских Соединённых Штатов. Территория края наводняется американскими пионерами и - как результат - исчезает первое и последнее присутствие России в Калифорнии - Форт Росс. Сейчас это только исторический и мемориальный ансамбль.

На этом закончились российско-американские территориальные соревнования, и с тех пор вот уже более 150 лет над просторами Калифорнии реет звёзднополосатый флаг.