Владимир Усольцев "Натюрморт"

Владимир Усольцев

Натюрморт
(Подражание А. Левинтову)

Из кадки пахнуло дурмяно. Тёмный рассол всколыхнулся, и из-под него вынырнул поддетый на длинную вилку пласт груздей. Раз, два… Пожалуй, хватит. Груздочки - как на подбор. Не большие и не маленькие, крепкие и целые. Даже бахрома по краям сохранилась. Ах, как хороши бывают жёлтые грузди, если посолить их умеючи! Оно и белый груздь ничего, но с жёлтым его не сравнить. Хруст у него слабоват, вкус жидковат, а про вид и говорить нечего. Никакой органолептики!
Так, груздочки положим вот на эту тарелочку. Рядом с черемшой. Хороша черемша в этом году уродилась! Я купил её у одной бабы из Орловки на базаре. Орловские в черемше толк понимают. Одной черемшой, считай, и живут. Они и кедровой шишкой живятся, но главное у них всё-таки черемша. С черемшой ведь любой продукт во сто раз вкуснее становится: хоть картошка, хоть мясо, хоть просто хлебная горбушка. А дух какой от черемши расходится, и какую гармонию он с грибным духом создаёт! Нет, не устоять сегодня Вальке. Ужо я её удивлю!
Валька обещалась сегодня в гости придти. И ведь придёт! Как она вчера на меня посмотрела! От такого взгляда ноги враз к полу приварились и горло напрочь пересохло. Эх, не опоздать бы к её приходу всё приготовить. Сейчас вот в кладовочку сбегаю за брусникой. Вот она, брусничка. Тёмно-алая, как Валькины губы. Отборная брусничка, сам отбирал. Самые крупные ягоды. Сколько соку она уже отдала, а всё равно форму и упругость держит. А вкус-то какой! Я собирал её уже вовсю спелой, по морозцу. Я такие места знаю, куда ни один ягодник не заберётся раньше времени, и там брусничка зреет себе без помех. Разве что глухари с рябчиками её поклюют, ну так это народ деликатный, лишнего не вытопчут. Так, брусничку положим вот в эту вазочку в самый центр стола, глазам в радость.
А сейчас вот включу радиолу. Зелёный индикатор здорово создаёт уют в полумраке. А о полумраке гирлянда позаботится. Гирлянда у меня хитрая, цветомузыку делает, разными огоньками так чарующе перемигивается. Вальс "Берёзку" под эти перемигивания здорово танцевать будет. Нет, не устоять сегодня Вальке!
Пока же послушаем "Марину" и быстренько картошечку в чашку переложим. Эх, и хороша наша картошка! Нигде такой нет. Бульба белорусская против неё как хозяйственное мыло. Про немецкую картошку лучше и не вспоминать. А наша скороспелочка сибирская, у-у-ххх! Ядрёная, рассыпчатая, как сахар кристаллическая. А вкусная! Её просто так-то есть красота, а если с груздями да с селёдочкой, маслицем и лучком, то и в рай не надо. Э-эй, про селёдку не забудь! Как же это я?! Вот она - атлантическая, малосольная, пряного посола по рупь шестьдесят три. Сегодня прямо из бочки пару самых крупных селёдищ мне Семёновна отвалила. Ох, и ушлая наша Семёновна. Как она догадалась, что сегодня ко мне Валька в гости приходит? Сейчас мы этих зверей аккуратненько нарежем. Где же мой ножичек?
Вот он! Это не просто ножичек. Куда там! Его мне в кузне отковали из клапана ДТ-54. Отковали, закалили, отточили и рукоятку наборную из цветного оргстекла насадили. Не ножичек, а бритва. Хоть и не булат, но жесть режет только так. Как раз вчера я его оселочком направил, хоть волос на лету руби. Вот таким ножичком я сейчас селёдочку-то ровненько-ровненько и нарежу.
Эх, Валька, Валя, Валентина, нарисована картина. Когда ты успела так чертовски похорошеть? Была обычная деревенская девчушка, рыжая да конопатая, играла в классики да огород каждый день поливала. А теперь … Рыжие волосы да зелёные глаза, а в глазах дерзкая такая усмешка. А фигура… Такой ни в каком Голливуде не сыскать: крепкая, округлая, не худая и не полная. Ни добавить, ни убавить. Вроде и не красавица, а глаз не оторвать. Чародейница прямо-таки. Как же я тебя раньше-то не замечал? Как хорошо, что ты из техникума домой вернулась! А если бы в городе осталась? Так и не узнал бы я, какою принцессой ты стала.
Вот ведь голова садовая! В печке же баранина в капусте доходит! Печка русская, хорошо протопленная, уголья в ней в дальний угол сметены, они давно потемнели и седой золой покрылись, и жар в печи стал в самый раз. В чугунке свежая баранина в капусте с мелко покрошенной морковкой и брюквой томится и вот-вот её вынимать будет нужно. Где же ухват?
Ну вот, вроде бы всё готово, и "Московская" с зелёной этикеткой с морозца вся инеем покрытая уже на столе, и пора бы Валентине уже появиться. Вот и скрип валенок под её упругим шагом слышен…

Стук в дверь заставил сердце на миг остановиться и забиться дальше в неровном ритме. Но что это? Стук незаметно перешёл в звон будильника. Тьфу ты, напасть! Пора вставать, сегодня очередная сдача анализов. Натощак.