Виктор Каган "Человек среди людей"

Виктор Каган

Человек среди людей

Дорога ложка к обеду ... В середине марта в Гостевой «Порт-фолио» зашел разговор о конформности, перешедший в дискуссию с достаточно разными мнениями, так или затрагивающими много смежных тем. Поэтому я счел возможным предложить читателю фрагменты из готовящейся к изданию книги «Помогающая психология»

Я В МИРЕ И МИР ВО МНЕ

ВНУТРЕННИЕ КАРТЫ

Когда-то в детстве я открыл для себя интересную игру. Если сесть спокойно, прикрыть глаза и повторять про себя какое-нибудь слово -например, стол, стол, стол …, то через какое-то время перестаешь понимать, что оно обозначает. Повторяешь его, а в нем ничего, кроме букв. Ты не можешь представить себе, что оно обозначает. Открываешь глаза —перед тобой стол. Но какое-то время он никак не связывается со словом, и ты оглядываешь комнату в поисках предмета, которому принадлежит это имя. Потом вдруг в сознании что-то щелкает — ага, это же и есть стол! Легкая растерянность сменяется радостью узнавания и ощущения себя в знакомом мире.

Если бы новорожденный ребенок мог говорить, он, наверное, рассказал бы , как страшно оказаться в мире безымянных вещей, назначение которых непонятно. Что-то подобное мы переживаем, когда тьма сгущается, вещи теряют привычные очертания, и только что дружелюбно шелестевший под легким ветерком куст становится ужасным монстром, издающим заставляющие сжиматься от страха звуки.

Все мы живем в объективном мире и сами являемся его частицами. Будь в этой фразе вся правда о нас, наша жизнь была бы не сложнее жизни дождевого червя или домашнего сверчка — перенеси их к другой луже или в другой запечек , они будут жить, как жили, не зная ни тоски по привычному месту или человеку, ни, тем более, по Синей Птице, по туманам и запахам тайги. Они никогда не окажутся в ситуации любовного треугольника, не будут наслаждаться закатом и спорить о вкусах, не станут сжигать друг друга на кострах из-за разницы во взглядах, сгорать от страсти … Все они вместе за всю историю своего существования не совершили столько ошибок и не наделали столько глупостей, сколько я за одну свою недолгую жизнь. Правда, и ничего не придумали, не написали, не открыли, у них нет имени и индивидуальности.

В отличие от них человек живет не столько в одинаковом для всех людей объективном мире, сколько между ним и миром своих представлений о нем. Мир, в который я помещен, в то же время помещен внутри меня в виде знаний, переживаний, жизненных ценностей, комплексов, моральных стандартов, предубеждений и т.д. Он не дан раз и навсегда, а изменяется, расширяется, обогащается по мере жизни и приобретения опыта. Иногда это удачно, иногда, обжегшись на молоке, человек остаток жизни дует на воду. Один учится на чужих ошибках, другому и свои не впрок. Но так или иначе, мы видим мир, в котором живем, через призму своих представлений о нем. Я не стану это долго и нудно доказывать — просто проведите маленький эксперимент. Вы перед телевизором в кругу семьи или в гостях. Кто-то выступает — певица, политик, юморист. Для вас это красивый, умный, порядочный, интересный человек. А теперь послушайте, что говорят остальные, не спорьте — просто послушайте. Вы скажете, что здесь замешан вкус: один, мол, любит арбуз, а другой свиной хрящик , и никто никому не указ. Допустим. Но вот эксперимент, поставленный в одной из психологических лабораторий. Представьте себе что-то вроде детской раскраски, на которой изображена женская фигура. В одном варианте ее раскрашивают так, что получается типичная мексиканская женщина, а в другом — типичная белокожая американка. Затем оба изображения проецируют на экран так, чтобы контуры точно совпадали. Получается изображение женщины без определенных национальных признаков. Однако мексиканцы узнают в нем мексиканку, а американцы американку.

Многие вещи в мире не открываются нам просто потому, что мы не знаем о них, и потому, что восприятие выхватывает из мира прежде всего то, на что настроено, что ему хорошо знакомо. Говорят, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Но слышим и видим мы то, что готовы или хотим услышать и увидеть. Нужна какая-никакая сексуальная озабоченность, чтобы слова кекс и сойка запомнить как секс и койка . Стоит молодой человек под часами, где свидание назначено, а девушки все нет и нет и «вокруг идут прохожие, все на дьяволов похожие», но вот она показалась вдали и «вокруг идут прохожие, все на ангелов похожие».

Как же мы строим отношения с миром и людьми, если все так переменчиво и зыбко ?

ГЛЯДЯ НА ДРУГОГО

При встрече с новой ситуацией мозговой компьютер прежде всего сличает ее с хранящимися в его памяти схемами, сложившимися в результате опыта, — отбрасывает то в образе человека, что со схемой не совпадает, и выделяет совпадающее. Мы лучше запоминаем и лучше распознаем то, что совпадает с нашими схемами. В движениях человека, представившегося как военный, легче разглядеть выправку, даже если ее нет, чем в движениях недавнего военного, представившегося как вольный художник. Просто мы знаем, что у военных она должна быть. На помощь приходят и хранящиеся в памяти прототипы — образы, например, старика, преступника, врача , политического лидера.

Чтобы узнать человека, нужно с ним пуд соли съесть — полтора года, если не пересаливать. Да и то без особых гарантий. А первое впечатление рождается мгновенно и часто оказывается самым верным..

Об одном говорят, что он умный, умелый, трудолюбивый, теплый, решительный, практичный и осмотрительный. О другом — умный, умелый, трудолюбивый, холодный, решительный, практичный и осмотрительный. Какой из них по этим описаниям производит на вас более положительное впечатление? С. Эш в 1946 г. показал, что большинство людей отдает предпочтение первому. Он объяснил это тем, что не все характеристики имеют одинаковый « вес » — некоторые «весят» больше других . Они сообщают что-то очень важное. «Умный, умелый, трудолюбивый, решительный, практичный и осмотрительный» — это кто: наш разведчик или их шпион, мой друг или враг? Но стоит добавить «теплый» или «холодный», как вопросы исчезают. Не очень верится ? Переберите все известные вам фильмы от «Семнадцати мгновений весны» до похождений Джеймса Бонда и вы без особого труда убедитесь в этом. Попробуйте представить человека, обратившегося в службу знакомств. Привлечет его кандидатура, в описании которой будут слова «колючий» или «холодный»?

Сложен человек, широк и противоречив. Сегодня он такой, завтра этакий. Верим мы больше тому, с чем столкнулись раньше. Был у меня приятель, который безо всяких знаний психологии использовал это очень умело. Устроившись на новую работу, он месяц-другой приходил на работу минут на 20 раньше, а уходил минут на 20 позже, зато потом мог опаздывать и исчезать раньше («Если я опоздал на работу, то не могу же я еще и с работы опаздывать!»), но никто этого не замечал — его воспринимали уже через призму сложившегося образа беззаветного трудяги.

Проведя перед телевизором час, вы наверняка увидите рекламу освежителей дыхания, отбеливателей для зубов или нового семиэтажного гамбургера . Аккуратный, хорошо одетый, подтянутый, красивый молодой человек, а от него женщины в лифте брезгливо шарахаются — зубы желтые или изо рта не фиалками пахнет. Рекламируемый гамбургер с аппетитом уплетают стройные девушки и без жиринки парни. А появись вместо них какие-нибудь замарашки или коротышки с весом за центнер, вы когда-нибудь купите эти освежители-отбеливатели и гамбургеры ? Было дело, на американский рынок вбрасывали новый холодильник — чертовски красивый и снаружи, и изнутри. На рекламе он был изображен с приоткрытой дверцей, позволявшей увидеть, как много внутри удобных полочек и разных прибамбасов . А он не продавался ! Отчаявшаяся фирма наняла команду психологов, которые обнаружили один маленький нюансик : открытая дверца ассоциировалась с плохой хозяйкой и испортившимися продуктами. Чего, впрочем, можно было ожидать — любой хозяйке (а кто выбирает холодильник, как не она?) известно, что будет через несколько часов. На той же самой рекламе появилась женская рука , закрывающая дверцу, и холодильник стали покупать. Из этого примера видна еще одна особенность восприятия — отрицательные характеристики производят более сильное впечатление, чем положительные. Иначе и быть не может: инстинкт самосохранения диктует прежде всего избегание опасностей и неприятностей, и только потом приходит черед «принципа удовольствия».

Физическая привлекательность очень сильно влияет на впечатление . Мы легче простим проступок стройному красивому человеку, увидим больше ума в привлекательном ребенке. Знаем, что внешность бывает обманчива, но встречаем все-таки по одежке и удивляемся: как, такой красивый — и бандит?!

В Средние века ведьмы распознавались по стигмам — отметинам дьявола. Времена изменились, вера в бога и дьявола поослабла , а стигмы — отвергаемые культурой или определенными социальными группами признаки — остались, хотя и изменились. В Америке сегодня это физическая или психическая инвалидность, бедность, ожирение. В России свои стигмы, вроде малинового пиджака или бритой головы, например. Какими бы они ни были, они формируют негативное впечатление тем вероятнее, чем больше заметны и чем больше их происхождение связывается с поведением их обладателя. Человек, «награжденный» СПИД'ом ( ВИЧ-инфицированный ) медиками при переливании крови, встретит больше сочувствия, чем «схвативший» СПИД через грязный шприц наркомана, в беспорядочной сексуальной жизни или гомосексуальной связи. Шрам на лице может украшать мужчину или делать его отталкивающим в зависимости от того, что мы знаем о происхождении этого шрама.

Впечатление о человеке может искажать тенденция переоценки его сходства с нами. «Орел, он думает, что все орлы , у каждого подозревая гордость» ( Олжас Сулейменов ), а вор уверен, что все люди воруют. Мне, например, в свое время потребовалось несколько лет на избавление от иллюзии, что всем студентам интересен мой предмет.

« Искреннее всех, — заметил В. Шкловский , — обезьяна на ветке. Но ветка тоже влияет на психологию». Впечатление о человеке зависит от ситуации, в которой мы с ним встречаемся, и от того, с какой точки зрения мы на него смотрим. В 1973 г. Д. Розенхам провел очень показательный эксперимент. Восемь здоровых добровольцев обратились к психиатрам с жалобами на «голоса» и были госпитализированы. Оказавшись в психиатрической больнице, они больше не симулировали болезнь и вели себя нормально. Примерно треть пациентов догадывались, что эти люди здоровы. Врачи же всем восьмерым поставили диагноз шизофрении. Что, врачи глупее пациентов или такие злоумышленные, хлебом их не корми , но дай только кому-нибудь укол аминазина вкатить? Нет, конечно, и все мы бываем такими « врачами » в экспериментах, которые ставит сама жизнь. Количество звонков в полицию с сообщениями о подозрительных людях резко увеличивается после сообщений о серийных убийцах, насильниках или угонщиках автомобилей.

Сами по себе механизмы формирования впечатления ни хороши, ни дурны, ни правильны, ни ошибочны. Они прекрасно известны имиджмейкерам ( мордоделам , как иронично именуют их в народе), и в период любой избирательной кампании в этом легко убедиться. О рекламе, представляющей не столько продукт , сколько его соблазняющий образ, я уж и не говорю.

И кто же не хотел бы уметь создавать свой образ в глазах других людей? О, это товар вечно повышенного спроса! Журналы для мужчин из номера в номер рассказывают о простых способах охмурения женщин, а журналы для женщин — о надежных способах очарования мужчин. Как понравиться начальству? Как замылить глаза профессору на экзамене? Если отжать из тысяч подобных советов воду, останется не так уж много, но кое-что останется.

Завоевать расположение бывает важно, когда мы обладаем малой властью. Неважно, происходит это в отношениях с начальником или супругом. В ход идут лесть, подхалимаж, поддакивание. Слова какие-то нехорошие. И не на каждого это действует. Но в общем действует, и еще как действует. Потому что доброе слово и кошке приятно. Отчего бы и начальнику не слышать, что он/она хорошо выглядит? Почему бы не видеть, что ему не просто из страха подчиняются, но согласны с ним? Когда женщина в гостях на вопрос о ее потрясающих сережках отвечает, повернувшись в сторону мужа, что это его подарок и он умеет выбирать, хотя он эти сережки впервые видит, она что делает? Да, льстит благоверному, а заодно и прозрачно намекает на то, как он мог бы проявить внимание к ней. Согласитесь, что это много лучше, чем в ответ на вопрос: «Это тебе муж подарил?» заявить: «Да уж, от него дождешься!!!»

Прямо противоположный способ — запугивание, подчеркивание своей силы или власти. Человек, из которого можно веревки вить, симпатии и уважения не завоюет. На одном из речных островов в Псковской области был обезьяний заповедник. Работавшие там исследователи рассказали интересную историю. Умер вожак стаи. Это сложное время, когда разворачивается борьба за власть между самыми сильными самцами. И тут какой-то несмышленыш-сопляк принялся со страшным грохотом гонять забытый исследователями пустой металлический бочонок. Он и стал вожаком! В человеческом обществе эти игры сложнее, но, если поскрести, то часто под ними не так трудно разглядеть «эффект пустого бочонка».

Самореклама — о ней хорошо говорят геологи: не похвалишь сам себя, сиди как оплеванный. В обществах, где говорить «Я» - значит якать, высовываться, хвастать, быть нескромным, это осуждается: сиди и жди, пока другие скажут о тебе хорошо. Но кто может представить вас лучше, чем вы сами? Когда вы составляете резюме или проходите интервью, от вас ведь не скромности ждут — не в Смольный институт благородных девиц поступаете, а информации о том, что вы умеете, почему вы предпочтительнее других кандидатов. Из скромности тоже можно сделать рекламируемый товар: я такой скромный, такой скромный, что впереди вечно оказываются ничего из себя не представляющие горлопаны.

Можно использовать убеждение : «Я — добрый человек … люди этим злоупотребляют, но я все равно не могу отказать … я всем помогаю …». Если при этих ваших словах у вас желваки на скулах гуляют и руки сжаты в кулаки , никто не поверит. Если это только слова, вас рано или поздно раскусят. Если же вы хотя бы изредка подкрепляете их делом, можете слыть добрым всю жизнь. Если вы постоянно делаете что-то доброе, пусть говорят другие, ибо «имеющий в кармане мускус не кричит об этом на улицах — запах мускуса говорит сам за себя».

Прошение — тоже способ произвести впечатление. Люди, видящие в вас нуждающегося в помощи и заслуживающего ее человека, будут к вам расположены. Когда вы просите о чем-то, другой чувствует себя значимым человеком, а это всегда приятно. Тут важно не перегнуть палку, не переиграть и не заиграться — вечно хныкающих и прибедняющихся попрошаек не любят.

Последнее время в ходу слово харизма (от греч. charisme —божественная благодать, дар) — исключительные свойства, которыми наделяется лидер в глазах своих почитателей. Говорят — харизматическая личность, харизматический лидер. Я бы сказал, что харизматический дар это способность воздействовать на людей так, чтобы они считали тебя харизматической личностью. Мы очень различаемся по умению контролировать свое поведение, по необходимости и способности активно формировать у других впечатление о себе. У харизматичных людей эти признаки ярко выражены. Они видят свое поведение не изнутри, а снаружи — как бы со стороны, но еще чаще «пупом чувствуют», какими надо быть, чтобы покорять людей. О. Уайльд заметил, что о чужом произведении мы судим по тексту, а о своем по замыслу. Харизматичные люди как бы видят текст своего поведения. Они обостренно чувствительны к тому, что желательно и чего от них ждут в разных ситуациях, очень восприимчивы к используемым другими способам контроля производимого впечатления и легко перенимают их, постоянно обогащая свой арсенал. Но это не значит, что их можно «лепить». Они «лепят» сами себя, ориентируясь на внутренние цели, обычно очень целеустремленны и упорны. Их задача не нравиться людям, а подчинять их, вести за собой. Они всегда загадочны, в них есть некая тайна, нераскрытость и способность вести себя неожиданным образом, очень точно отвечая на ожидания других. Но — не всех. Во всем этом нетрудно убедиться , наблюдая поведение публичных политиков и реакции на них.

ТОЛКОВАНИЕ ПОВЕДЕНИЯ И ВОСПРИЯТИЕ СЕБЯ

Даже профессиональным психологам не всегда удается быть нейтральными наблюдателями, принимающими человеческое поведение таким, как оно есть, без толкования его причин. Почему человек плюнул: во рту противно стало, легкие больные, слюнки на что-то потекли, дурная привычка такая, хотел выразить свое отношение? Как ответим на вопрос, так и отнесемся к плюнувшему. Хотя, с другой стороны, как относимся, так и толкуем. Фрейд однажды заметил, что, если человек морщится , глядя на вас, вовсе не обязательно, что вы ему неприятны — может быть, у него просто живот болит. Мой ребенок ударил — дал сдачи, защищал кого-то, отстаивал принципы; соседский — хулиганил, плохо воспитан, злодей. Житейская философия оценивает причины поведения по четырем признакам:

1. Вызвано оно внутренними (настроение, способности, здоровье, наследственность, желание) или внешними (особенности ситуации, окружения, стоящих перед человеком задач) причинами;

2. Обязано поведение постоянным или временным, преходящим факторам;

3. Включает оно какие-то специфические ситуации или события или распространяется на все;

4. Контролируемы ли причины поведения.

Но самое интересное состоит не в самих этих признаках, а в том, что люди пользуются ими по-разному при оценке чужого и своего поведения.

При интерпретации чужого поведения обычны переоценка внутренних и недооценка внешних причин. Если кто-то не справился с задачей, значит недостает ума, способностей или воли. Такое толкование свойственно западным культурам с их ценностью индивидуальной свободы и ответственности за поведение. В восточных культурах с их сильным коллективистским началом толкование скорее обратится к особенностям ситуации. Думаю, что причины такой разницы связаны вот с чем: в коллективистских культурах человек ведет себя по неким общим для группы или культуры законам — его поведение вполне предсказуемо («Я вел бы себя так же»), и это позволяет обратиться к внешним причинам. В культуре индивидуальной свободы другой человек для меня гораздо менее предсказуем, и я подсознательно стремлюсь как-то это компенсировать, чтобы строить с ним отношения.

В оценке чужого успеха-неуспеха мы обычно используем два измерения: « внутреннее — внешнее » и «временное — постоянное».

Б. Вейнер представляет это такой схемой:

Временное

Постоянное

Внутреннее

Усилие

Настроение

Усталость

Способность

Внешнее

Случай

Удача

Возможность

Задача

Условия

Измерение «временное-постоянное» помогает прогнозировать успех и неудачу, а «внешнее-внутреннее» — определять отношение к ним. Если я думаю, что мой ребенок умница, я свяжу его успех со способностями, а неудачу со слишком трудным заданием, шумом в классе, его усталостью или случайностью — найду с чем. При удаче похвалю, при неудаче поддержу. Если думаю, что он туповат, буду ждать провала на каждом шагу даже при легкой задаче и счастливом случае. Его успех натолкнется на мое: «Ну, тебе повезло сегодня», а неудача будет расценена как вина.

Собственные неудачи мы чаще объясняем внешними причинами. Никто о себе не скажет, что сам виноват в том, что его в переулке избили, или что выбрал скучную и плохо оплачиваемую работу потому, что она ему нравится.

Джейн Гудселл описывает эту разницу восприятия и толкования своего и чужого поведения так:

Я задержалась не по своей вине.

Ты вечно опаздываешь.

Она решительно ни с кем не считается.

У меня богатое воображение.

Ты немного странновата.

Она совершенно чокнутая.

Я обожаю живой обмен мнениями.

Ты любишь спорить.

Она всем навязывает свои взгляды.

Я деловой человек.

Ты ловкач.

Он просто жулик.

Мой ребенок не напорист.

Твой ребенок ленив.

Ее ребенок тупица.

Мне весь вечер не шли карты.

Ты слишком рискованно играешь.

Она ничего не смыслит в игре.

Я натура утонченная.

Ты пускаешь пыль в глаза.

Она кривляка.

Я ошибся.

Ты свалял дурака.

Он ничего не может сделать толком.

Я знаю себе цену.

Ты слишком самоуверен.

Он самовлюбленный дурак.

Я экономна.

Ты скуповата.

Она скряга.

Я впечатлительна.

Ты горячишься по пустякам.

Ей бы лучше сходить к психиатру.

Я не поспеваю всего прочесть.

Ты многого не знаешь.

Она просто невежда.

Я люблю модерные фильмы.

Ты склонна к эротике.

Она увлекается порнографией.

Я съел что-то лишнее.

Ты объелся.

Он блевал.

Я не так молода, как прежде.

Ты перешагнула за 45.

Она подбирается к 50.

Я требовательна.

Ты придирчива.

Она вечно всем недовольна.

Такой вот простенький способ поддерживать самоуважение. Успех, конечно же, обязан нашим способностям, неудача — чему-то внешнему и временному. То есть, я замечательный, а мир плохой. А вот у людей депрессивного склада или с депрессией — как раз наоборот: успех они припишут везению или случайности, а неудачу своему неумению. Плохо это или хорошо, я не знаю, но думаю, что легкая депрессинка подталкивает к самосовершенствованию. В приподнятом настроении, конечно, лучше и интереснее пребывать, но когда море по колено и одним махом семерых побивахом , что за смысл в самосовершенствовании?

Над всем этим можно поиронизировать , но, если серьезно, то без Другого нет меня. Стандарты поведения чаще всего более или менее относительны, и мы оглядываемся на других, чтобы оценить самих себя. Не на всех подряд, а с перебором — чаще всего на тех, кто сходен с нами по каким-то важным для нас признакам. Профессиональный футболист не станет сравнивать себя с политиком или членом дворовой команды. Но когда речь заходит о нежелательных чертах или состояниях, сравнение ориентируется на тех, кто или кому еще хуже. Если вас считают слишком агрессивным человеком, вы, скорее всего, оглянетесь на тех, кто еще агрессивнее и на чьем фоне вы сущий ангел. Когда мы заболеваем, серьезной поддержкой может быть пример тех, кто болен гораздо тяжелее, но лечиться мы все же предпочтем в компании людей с той же болезнью, чувствующих себя так же, как мы, или лучше.

Восприятие себя и других не может быть совершенно беспристрастным и полностью объективным. Его невозможно подогнать под единые для всех правила. Оно всегда процесс, в который нельзя вступить дважды, как нельзя дважды вступить в одну и ту же реку. Однако представление о нем помогает лучше понимать себя и других, контролировать и поддерживать продуктивные отношения.

Продолжение следует