Борис Неплох "День в Квебекском парламенте"

Дворец Национальной Ассамблеи: в проемах бронзовые фигуры героев и первопроходцев, на башне – квебекский флаг. Деревья в изморози – 22-ое марта. Лестница, гардероб: нас уже ждут.

Внутри – отделка в стиле арт-нуво: лепка, узорчатый паркет « в звездах», деревянная лестница, витражные стекла галереи. А еще – улыбки, радушие всех, кто нас встречал, – от технического персонала до депутатов, министров и президента Национальной Ассамблеи. Цель нашей поездки в город Квебек записана так: «Встреча русскоязычных жителей Монреаля с Президентом Национальной Ассамблеи господином Мишелем Биссоне.»

Тот день начался рано. В 7.15. мы уже сидели в автобусе, возле колледжа Бребеф, нарядные и готовые к празднику.

Слово «русскоязычные» - громоздко, но все-таки отражает смысл - в нашем автобусе были люди, объединенные родным русским языком, а прежде жившие в России и Прибалтике, в Украине и Закавказье, в Белоруссии, Молдавии, республиках Средней Азии. Возрастной состав группы тоже был пестрым: ветераны в пилотках Королевского Канадского легиона, среднее поколение, студенческая молодежь. Организовал поездку Центр русскоговорящих жителей провинции Квебек (президент Светлана Литвин).

На входе в Квебекский парламент каждому прикрепили зеленый значок с силуэтом Дворца Национальной Ассамблеи – что-то вроде пропуска. Потом каждый из нас расписался в книге почетных посетителей Национального Собрания. Президент Ассамблеи господин Биссоне произнес приветственный спич. В ответном слове Светлана Литвин поблагодарила от имени всех за предоставленную возможность лучше познакомиться с парламентской жизнью Квебека. Генеральный директор Союза профессиональных художников и скульпторов Виолетта Сафарова от имени группы подарила картину художника Бориса Ехмана «Это-Квебек».

Ровно в полдень мы сидели за белоснежными скатертями ресторана Ассамблеи и разглядывали отпечатанное специально по случаю нашего приезда меню – на дорогой рыхлой бумаге, с выпуклыми лилиями: «Закуска: хрустящий салат из маринованных овощей. Горячее: телятина, выращенная на зерне, и поданная с травой чабрец. Десерт: сорбет – легкое мороженое из трех видов фруктов».

Трапезу пришли разделить с нами известные в Квебеке люди: депутаты, министры, много узнаваемых лиц, - их часто показывают по телевизору, у них берут интервью газеты. За столиком рядом, в окружении наших, сидел министр здравоохранения, известный в стране нейрохирург Филипп Куяр, за другим - новый министр иммиграции госпожа Лиз Терио, президент Ассамблеи сел между ветеранами и молодежью.

( Третий справа - наш автор Яков Гельфандбейн)

Официанты щедро разливали по бокалам вино, атмосфера быстро набирала градус сердечности. Обмен тостами, шутки, смех. Сидевший рядом со мной вице-президент Ассамблеи, член Партии Кебекуа Франсуа Жендрон представился так, иронизируя по поводу газетных штампов относительно его партии: «Жендрон, сепаратист». Между вторым и третьим бокалом я его спросил: «Бывает ли, что дебаты в парламенте перерастают в драку, как это случается в российской Думе»? Мой сосед улыбнулся: «Драк не помню, но словесная перепалка иногда ведется очень темпераментно».

Зал для дебатов Дворца Национальной Ассамблеи напоминает старинный театр: хрустальная люстра, драпировки, ложа-бенуар, балкон для гостей. Над председательским местом монументальная картина «Спор о языках. Заседание Национальной Ассамблеи Нижней Канады. 21 января 1793 года». Нам разрешили посмотреть воочию, как проходят парламентские слушания, после обеда мы направились туда. Президент Национального собрания Мишель Биссоне, с которым мы полчаса назад фотографировались, пели «Катюшу» и «Подмосковные вечера», вошел в зал. Все встали, приветствуя его. Президент объявил о почетных гостях заседания – депутатах и министрах ряда африканских стран, представителе японского парламента, и, наконец, озвучил наше присутствие: «У нас в гостях группа русскоязычных жителей Монреаля» Все зааплодировали.

В парламенте был обычный рабочий день, обсуждались текущие вопросы. Вначале, о студенческих забастовках. Оппозиция наседала, правительство отбивалось. Президент Ассамблеи иногда взмахивал руками, как дирижер. В стороне, на подушках, лежал его жезл – символ спикерской власти. Наше посещение квебекского парламента подходило к концу. Что больше всего запомнилось: добрая и хорошая атмосфера. И еще слова, обращенные к нам: «Берегите и сохраняйте вашу культуру, ваш язык, тем самым вы обогатите квебекское сообщество».