Ари Алленби. "Муки евреев " Эдварда Фланнери. – Очерк.

Книга "The Anguish of the Jews", которую моя сестра выбрала для реферата на тему антисемитизма, оказалась в фокусе жизни нашей семьи в последующие 7-8 лет. Автором книги с подзаголовком "Двадцать три столетия антисемитизма" и состоявшей из 13 глав, разбирающих документированную историю антисемитизма, оказался католический священник, некогда занимавший в церковной иерархии довольно высокое место. Мой (ныне покойный) отец, Марк, в прошлом врач-пульманолог, автор более 100 работ по медицине, живший, как и сестра, в Бостоне, решил перевести книгу на русский язык и, подготовив через 2-3 года первый вариант, попросил меня выяснить, жив ли автор. Год был 1995-й, я как раз заканчивал аспирантуру в Калифорнийском университете, где дружил с униатским священником и математиком Куртом Бернетом. Услышав вопрос, Курт на следующий день принёс толстый справочник американской католической церкви и указал на имя в середине: преподобный Эдвард Фланнери, Провиденс, Род-Айленд, адрес, телефон... В тот же вечер, в первых числах января, я набрал этот номер телефона и проговорил с автором минут двадцать. А еще через несколько дней отец получил письмо с обратным адресом епархии Провиденса.

Преподобный Фланнери сообщал, что был бы чрезвычайно рад видеть русский перевод своей книги - книга уже переведена на французский, испанский и португальский. Он, однако, предупреждал, что вслед за первым американским изданием 1965-го года вышло второе издание 1985-го года с двумя дополнительными главами - первая рассказывала о событиях, произошедших за отрезок времени между изданиями, вторая исследовала корни антисемитизма, в том числе так называемого «христианского», более полно, чем раньше. Были и другие изменения. Отец начал практически сызнова и приготовил текст в 2000-м году, затем я взялся за редактуру, и еще через год книга была закончена. Мы добавили послесловие с анализом событий, случившихся за 16 лет после выхода второго издания, постраничные примечания (там, где текст был или неясен, или неточен) и словарь специальных слов и терминов с пояснением христианской терминологии.

Первые тринадцать глав книги пересказывают более или менее известные события, начиная с 3-го века до н.э. Сам автор не был историком в узком смысле слова и опирался как на исторические и архивные находки своих предшественников (Дж. Джастера, Дж. Паркса и др.) и современников (Л. Полякова, М. Марголиса, А. Маркса и др.), так и на редко цитируемые труды церкви (папские буллы, церковные анналы): библиография насчитывает около 200 названий. Анализ и выводы Фланнери делал сам; вообще, он интересовался документированной историей антисемитизма, а не историей евреев вообще. Фланнери предлагает своё определение антисемитизма (ненависть или презрение к евреям как таковым и попытки создать из них некий стереотип) и неуклонно следует ему, разбирая все столкновения между евреями, с одной стороны, и греко-римским миром, церковью, национальными европейскими государствами, с другой. Начальной точкой проблемы он считает не Исход из Египта (квалифицируя позицию фараона как обычную ксенофобию), а Александрию 3-го века до н.э., именно, упомянутые Иосифом Флавием антиеврейские выступления греческих жителей во второй половине 3-го века.

Первые три века до н.э. имеют для Фланнери особое значение - ему важно показать, что антисемитизм не был «христианским» изобретением. Сама же книга - настоящий марафон через страны и народы, сквозь эпохи, и практически ни одно значительное событие в Европе и Америке не избегло внимания и анализа. (Странами ислама Фланнери интересовался меньше). Самая деликатная часть книги приходится на первые три века н.э., когда христиане много претерпели от римских властей, и евреи активно содействовали последним. Хотя Фланнери пытается ослабить впечатление об участии евреев в этих гонениях, доказывая, что многие "факты", которыми до сих пор оперирует церковь, не подтверждаются историческими документами, но всё же недвусмысленно даёт понять, откуда растут корни той взаимной ненависти, которая вскоре станет доминантой отношений между евреями и некоторыми из тех, кто именует себя христианами. Замечательно то, что Фланнери делает ясным, что эти корни, как бы горьки они ни были, не могут служить оправданием всей последующей деятельности церкви в отношении евреев и с горечью говорит о теориях и проповедях св. Августина, Иоанна Хризостома, епископов Агобарда, Амуло, папы Иннокентия Ш, утягчивших еврейский жребий. Их теориям Фланнери противопоставляет доктрину терпимости апостола Павла, и его симпатии всегда на стороне тех, кто пытался смягчить участь евреев: папы Григория Великого, Карла Великого, пап Мартина V и Климента VII, учёного Иоганна Рейхлина.

Фланнери выделил пять видов антисемитизма. Его не очень интересовали экономический и политический антисемитизмы - хотя последний представлен фигурами, не меньшими, чем Цицерон и Сенека в римский период и Чарльз Линдберг в 20-м веке. Его главная задача была объяснить, как могло случиться, что нацистский (расовый) антисемитизм исторически пришёл на смену «теологическому». Для честного христианина - это вопрос номер один. Уже наработан корпус литературы, где авторы находят параллели для каждого расистского закона нацистов в законодательстве средневековой церкви. Фланнери утверждает, что это сравнение хромает - то, что для церкви было максимумом, верхним пределом репрессий, для нацистов стало минимумом, началом. Его аргумент: для «христианского» антисемита "богоубийца"-еврей не был полностью потерян (осуждён на смерть) - после крещения его прошлые грехи были забыты. А для нацистов крещение не продлило бы жизнь еврея даже на час. Фланнери также оспаривает хронологическую преемственность между христианами и нацистами. Важным для него является век Просвещения - век Вольтера и энциклопедистов, эпоха Французской революции - когда влияние церкви ушло в прошлое. Именно просветители, воюя с церковью, заодно подняли знамя старого языческого, греко-римского антисемитизма, представленного именами Апиона и Тацита и рядом имён меньшего калибра. Это был еще один, националистический антисемитизм, специализирующийся на выделении якобы специфических черт еврейского характера (чванливость, жадность) и глупости еврейских обычаев (суббота, запрет на свинину). Именно националистический антисемитизм полностью доминировал в Европе XIX века, и, по мнению Фланнери, явился вторым важным корнем расистского антисемитизма нацистов. Но и задачей националистического антисемитизма было только перевоспитание («переубеждение») еврея. Расистский же антисемитизм объявил саму еврейскую кровь зараженной, а значит - неизлечимой, оставив для еврея только одну возможность в истории цивилизации - умереть. Фланнери утверждает, что нацистский антисемитизм был, по существу, также и антихристианским, потому что в его основе лежала ненависть ко всему еврейскому, в частности, к христианству, с его понятиями совести, греха и раскаяния, унаследованными от еврейского корня. Фланнери верит, что следующей жертвой нацистов стали бы католики, а затем и остальные христиане. Но Фланнери идет дальше и вскрывает подсознательную основу «христианского» антисемитизма - объявляя евреев убийцами Христа, псевдохристиане ненавидят евреев как давших Христа. Сказав это, Фланнери призывает церковь к безусловному покаянию.

Интересна история появления книги. Первое её издание увидело свет во время второго Ватиканского собора, когда его инициатор папа Иоанн XXIII пытался изменить коренным образом отношение католической церкви к евреям, собираясь удалить антисемитские замечания из молитв, выпустить новые учебники для начальных классов, с особым ударением на еврейство Иисуса и апостолов. Фланнери был одним из инициаторов и деятельных участников этого процесса - свеженапечатанная книга была предложена каждому делегату Собора. К сожалению, папа Иоанн умер во время Собора, а его преемник Павел VI был настроен против реформ. И всё-таки книга была замечена американскими евреями, разошлась там в 100 тысячах экземпляров, получив награды от многих еврейских и католических организаций Америки.

С добавлением последних двух глав книга получила завершенность. В них Фланнери проанализировал несколько феноменов современной эпохи - антисемитизм, прячущийся под вывеской антисионизма, антисемитизм левых и арабский антисемитизм.

Фланнери разоблачает антисемитизм, прячущийся под вывеской антисионизма. Лучший пример в книге - когда каннибал Иди Амин на очередной сессии Совета Безопасности ООН требовал "уничтожить Израиль как пособника американского империализма". И всё это - под штормовые аплодисменты делегатов советского блока, арабских и развивающихся стран - автоматический блок которых, по мнению Фланнери, часто превращал ООН 1970-х и 80-х в чисто антисемитский форум. [Когда читаешь известия о недавнем сборище в Дурбане (ЮАР) под эгидой ООН, думаешь, что история - это всегда повесть, рассказанная дважды].

Отмечая, что, хотя антисемитизм еще существует среди крайне консервативных кругов Европы и Америки (являясь по-прежнему частью идеологии неонацистских партий), Фланнери указывает, что в послевоенное время антисемитизм заметно полевел, добавляя, что крикам левых об израильском империализме нужно противопоставить простой и ясный аргумент: Израиль - единственная демократия на Ближнем Востоке, умеренно социалистическое [на дворе еще 1985-й год!] государство, готовое оказать помощь любой стране третьего мира сельскохозяйственным оборудованием и которое ищет прочный мир со своими арабскими соседями.

Фланнери посвящает ряд страниц арабо-еврейским отношениям и арабскому террору. Он не прячется за эвфемизмами, популярными в Европе и в израильской партии Авода-Мерец, и называет вещи своими именами, в том числе террор - террором. Он подчеркивает, что террор - это религиозный исламский принцип, перенесенный в сферу политики. [Вспоминая, что некоторые деятели из Аводы-Мереца, имеют докторские степени в политике, хочется усадить их обратно за учебники]. Он предупреждает европейских политиков и церкви не стоять в стороне, пропагандируя нейтралитет, когда Израилю угрожают арабы, и называет несколько внешне нейтральных замечаний, сделанных ведущими европейскими церквями во время военных кризисов 67-го и 73-го годов, хорошо замаскированным антисемитизмом.

Важнейшей заслугой Фланнери является защита еврейства от самих евреев, таких, как Ханна Арендт - близкий друг пронацистского философа Хайдеггера, - обвинявшая евреев Катастрофы в трусости и одновременно боровшаяся изо всех сил против создания государства Израиль. Фланнери твердо отвечает миссис Арендт, повторяя слова Нормана Подгореца: "Правда состоит в том, что евреи при Гитлере вели себя так, как ведут себя люди, захваченные врасплох обыкновенными убийцами, - не лучше и не хуже. Катастрофа не открыла ничего нового в её жертвах, кроме того, что они смертные существа и безнадёжно уязвимы в своей беспомощности". Фланнери не знал, что корни антиеврейской истерии "миссис Арендт" ведут к борьбе профессоров гуманитарных факультетов Еврейского университета против создания еврейского государства Израиль.

Фланнери указывает на новые, положительные сдвиги в христианской теологии, одним из которых стало признание иудаизма равным (с христианством) способом достижения персонального религиозного спасения. [Недавно это стало официальной доктриной Американской католической церкви.] Он был счастлив увидеть, что папа Иоанн-Павел II отметил 50-ю годовщину освобождения Освенцима осуждением антисемитизма и национализма всех сортов внутри христианской веры. В письме к нам с отцом, Фланнери обсуждает возможности искреннего еврейско-христианского диалога и упоминает о своём участии во встрече большой группы деятелей церкви с раввином Соловейчиком, тогда лидером ортодоксального иудаизма и главным оппонентом такого диалога. Несмотря на ясное противостояние теологических позиций, писал нам Фланнери, личный контакт был дружеским и многообещающим. [Недавние заявления лидеров Американской католической церкви говорят о том, что эти контакты принесли свои плоды.]

Эдвард Фланнери скончался в 1998-м году, не увидев русского перевода. Наши попытки опубликовать перевод в известных издательствах закончились неудачей. Христианские организации, прежде охотно содействовавшие публикации такого рода литературы, внезапно закрыли для неё свои двери. После соглашений Осло тема антисемитизма стала табу. Слыша заявления нынешних лидеров ряда европейских стран (Бельгия, Франция, Норвегия), немедленно различаешь симптомы всё той же неизлечимой болезни. Однажды, историк и глубокий знаток проблемы Джеймс Паркс ответил на вопрос, сколько времени продлится антисемитизм, - 300 лет. Фланнери говорит, что накопленный за 23 столетия опыт вынуждает согласиться с этой оценкой.

Поразительна духовная эволюция, проделанная Фланнери. Необычен сам факт, что католический священник мог так глубоко понять проблему и с таким тактом и мужеством поднять её, не боясь противодействия всегда более консервативной паствы. Но тех, кто откроет оба американских издания, поразит еще один факт. В первом издании Фланнери призывает к покаянию и евреев (вспоминая первые три века н.э.), и христиан. В втором издании Фланнери призывает к покаянию только христиан. Эта его двадцатилетняя духовная эволюция поражает - видишь в ней ту духовную работу над собой, о необходимости которой так часто читаешь и слышишь (например, в синагогах). Чувствуешь, что за воспоминаниями об обидах, нанесённых нам церковью, мы, евреи, удобно забыли о несправедливостях, нанесенных с нашей помощью церкви в первые века н.э. Понимаешь, что прочного примирения не может быть без такой же духовной работы с нашей стороны и что отказ евреев от признания своих ошибок рано или поздно может привести к новым катастрофам, как это многократно бывало и раньше. Примером тому может служить раскол евреев Испании и Прованса, после того, как группа раввинов уговорила в 1232-м году инквизиторов-доминиканцев сжечь книги Маймонида, за чем последовало неизбежное наказание - сожжение Талмуда в 1240-м году. Раввин Иона из Героны, инициатор доноса, покаялся слишком поздно. Эта история обычно замалчивается еврейскими пропагандистами (в синагогах её вспоминают, только чтобы рассказать о покаянии раввина Ионы), а ведь последний действовал не один, да и сторонники Маймонида радовались (!) сожжению Талмуда, как справедливому возмездию. Значит, глубокого покаяния не произошло, как не произошло покаяния и в десятках других случаев, и можно с уверенностью ожидать, что история повторится, хотя, быть может, и в несколько ином варианте.

В этом свете совершенно понятна позиция еврейских организаций, не желающих слышать о книге Фланнери. Нежелание учиться у истории, конечно, не пройдет даром. Первые успехи молодой государственности Израиля могут обернуться, как во времена Хашмонаим, вначале потерей независимости, а затем и саморазрушительным всплеском отчаяния.

Мой отец, к счастью успел увидеть свою книгу напечатанной. По уровню исторического материала книга "Муки евреев" достойно соперничает с классикой жанра - книгами Семёна Дубнова и Льва Полякова. По глубине проникновения в подкорку антисемитизма и уровню аналитических обобщений она займёт особое место в любой библиотеке.

  

 Гиват Шмуэль

Сентябрь 2002 г.