Дмитрий Денисов. - Стихи.

Поздняя встреча

И когда-нибудь за столиком
Под зеленое вино,
Не узнав друг-друга, стойкие,
Всех посуд увидим дно.
Как нечаянно встречаются
Наши странные глаза.
Души, те еще, молчальники,
Вдруг запросятся назад.
И за тихими улыбками
Закипает море слез.
Парус над судьбою зыбкою,
Что меня к тебе принес,
За пределы неизбежности,
Где исходы решены.
Переполненные нежностью,
Будем мнительно-больны.
Вспомню я за стойкой винною,
Зацепивши взглядом взгляд.
Сердце прежнее, наивное
И тебя вернет назад
За пределы одиночества,
Где рождаются слова.
И забытые пророчества,
Как пожухшая трава
Встанет, влагой напоенная.
Заиграет вдалеке
Над бутылкою зеленую
Свет просящийся к тебе.

Журавли

Не затронутый горем взгляд
Не сыскать…
Остается он там, вдалеке
Тысяч лет и журавль в реке
Отражается, дразнит. И нет
Ничего, никого, только ты…
В половодье мосты
Снесены.
И меняют местами слова
Белизной своей манят листы..
Только суть остается одна.
Как песок из песочных часов,
Отмеряет последний предел
За которым таится весна
И куда я так долго глядел
Сквозь туманы несказанных слов,
Частоколы несделанных дел…
Обновлялась и гасла Луна.
И кого я так долго жалел
И чего я так долго желал,
Ускользая от чувственных стрел,
Изнутри потихоньку сгорал…
Все меняется…взгляд и тоска
Тысяч лет остается вдали
Впереди за веками века
Но в реке как тогда - журавли.

 Я бы и дал вам денег...

Я бы и дал вам денег,
Если б они смотрели
В сторону светлых мыслей,
В край не скорбей - веселья.
Я бы любовь вам бросил
Бисером да под ноги,
Если б средь зим и весен
Наши б свелись дороги.
Мантр безначалье слушай
Коли бредем в поземках,
Может и станут души
Ясным огнем в потемках.
Счастье мелькнуло, пало
Искрой в отроги рая.
Знаю я, все бывает,
Все может быть, я знаю.
Дней несочтенных поступь
Дней четырех круженье,
Святость скотины в яслях,
Твердость в морях сомненья,
Зыбкость песков на тверди,
Платы за все подарки,
Брошенный кем-то бисер,
Что же, дави - не жалко.
Я бы и дал вам денег,
Если б они горели
Ваш согревая берег,
Душу в краю метелей.
 

Цирк уехал, клоуны остались

Цирк уехал, клоуны остались
Облака по небу разметались -
На настиле в лужах размокают,
Мы до них дотянемся руками.

Эскимо долизано до палки, -
Брось ее, но почему-то жалко.
На закате тлеет вера в небо,
Тягачом вытягивая душу.
Цирк уехал, а как будто не был,
Но оплот сознания разрушил.

А дожди идут, как заводные,
Не потерян их заветный ключик,
Пятна радуг на воде расплылись,
Чемоданы на земле без ручек,
Но в надежде что поднимут лихо,
Понесут поклажу, да не бросят
На дорогу. Тихо, дети, тихо -
Слышите, что бога они просят.....

А попкорна горка поднимаясь
Чертит серпантинную дорожку.
Остановка, шум и лязг трамвая,
Цирк уехал, висни на подножку.....

Да, буфетных грез осталось мало
Тает карамелька за щекою,
Цирк уехал, ты ж крути в начало
Что запечатлелось в нас с тобою

Клоунада, как хмельная радость,
Идиотский смех - кажи лишь палец,
Все ушло, но что то же осталось
И лечу за цирком я , скиталец.
Висну с чемоданами без ручек
На трамваях, на подножках боли
Тучи мне подарят тайный ключик
Плача и суровости застолья,
Осознанья пройденного чуда
Отголоском смеха в эти звезды,
Цирк уехал и смотреть я буду,
Как грачи растаскивают гнезда.
 

За гранью бытия

Сотру черту меж явью и тем зыбким,
Что предстает за гранью бытия,
Увижу я
Одну твою улыбку,
Сквозь лес еще не вставшего былья,
Через меня не вставшего былья....

И белизна больничных потолков
Покажется летящим покрывалом,
Где Смерть твое источенное жало,
Где череда предактовых звонков,
В театре судеб вечное начало -
Любовь и смерть в дроблении веков,
Во мнимом прекращенье череды
Идущих в мир спасения и горя,
Но нам лететь от Солнца до Звезды,
Зовущейся Извечною Любовью....
Сокрытою больничной простыней,
От глаз горящих - марлевые стенки,
Но и они просвечены Тобой,
Открыты все спасительные дверки....
Но то не путь в круги, где правит Смерть, -
Туда, что мне не выразить, не спеть....
Что наша жизнь не сцены, - только сценки...

  

Смерть глядела бездонным взором...

Смерть глядела бездонным взором,
От которого леденело
Сердце,
Сонмы миров в котором
Проявлялись один за другим....
И я шел как будто бы бором,
Поздней осенью,
С мыслью - согреться б!
И с немым, бестолковым укором
Внутрь глядел с иконки Христос.

Опускались надежды пелёны...
Небеленой холстины пелёны...
Кто-то тихо разматывал ленты,
Сквозь туманы нечаянных слез,
Смерть прошла от порога до окон,
Посмотрела в стекло - будто лето
И снаружи от боли заохав,
Припозднившийся кто-то упал...
Это только ее половина,
Это лишь ожиданье рассвета,
Это только сведение судеб,
Через самый большой интеграл...

Неприкаянная Звезда

Соломинка лежит в пыли дорожной,
По ней ступают,
Но не держатся...

Волы
идут,
Упряжка как вздыхает...
Тропинка. Осознание. Миры.
Я шел за счастьем ли,
О нет, оно дается,
как хлеб засохший
В засуху,
чтоб быть,
казаться,
мниться
сладким
Время льется,
и пьется,
Чтобы Счастье размочить.

Я шел. иду, под светом, пред Горою,
В каком ярме, в какой святой короне,
Пред Вышними роняя словеса,
В распаханные борозды воловьи
Ячменные всезращие глаза...
Как мне сберечь Сознанье в полуслове
Оставшимся, забывшим адреса.

Вот и вопросы не задеты горем,
Тоской не тронуты
И близко до Воды.
Цветет и дышит травяное море
В предгорьях,
Не мои ли там следы...
Следы...Следы....Следы...

И ямы пересчитаны мои
Волками, воем....
Сколько видно звезд
Оттуда!
Ты меня хоть напои, о Небо,
И я встану во весь рост.

Я шел, иду, и знаю, Кто со мной
В ту стужу, в тот тяжелый зной,
Каким ярмом, короной наградят,
Воловьей неприкаянной Звездой
И грустен и бездонен вечный взгляд
в неведомость, в движенье и покой
Души...
Откуда и куда
Идем, идти, таща свое ярмо,
Корону,
О всезрящая Звезда,
О, Истина,
Соломинкой восьмой
Под ноги ляжет
И я здесь и Там,
И в будущем сплетающий узор
И в миге, где горящая Звезда
Вселенной дышит...
Сердцем Белых Гор...

 Душа ждала, страдала и скиталась

Душа ждала, страдала и скиталась,
Но ей земная твердь
Не мир, в котором нелюбовь и жалость
фундамент бытия.
И по крупицам мне добрать осталось
Не золото, не медь,
То, что в зенит всходило и сияло -
Любовь, любовь твоя...

И что ж потом? Непознанность событий,
Зовущий рог.
Поверх голов, взлетающая, ждите,-
Моя Любовь.
Но тонко, тонко перемелен
Сомнений сор,
И я стою в распутиях, растерян,
Стучит в висок....

Звенит покой, который только снится,
За коим Смерть -
Взлетает ввысь испуганная птица,
Куда ж ей петь.
В далекий путь уйти нам среди ночи.
Неуловим,
Парит, невидим, в тишине, меж строчек,
Бес, Серафим...
Не знать, не ведать кто там прилепился
В движенье стай
Но в вышине уж больше не разбиться -
Давай, взлетай.
 

Странное чувство

Странное чувство - меняют холсты,
Странное действо - линяют чешуйки,
Но в новизне непреложное - ты,
Я рассмотрю все прожилки, рисунки.

Упокоения райского мед
Тянется сладкой янтарною струйкой,
Кто подберется и кто подойдет -
Будут задеты нездешние струнки.

Что же, юродивый сунул мне грош,
Мне б обернуться, сказать - что, ты, милый,
Я в кабале одиноких святош
Грошик и сам безнадежному кину.

Полный костюмов на плечиках шкаф
Все укоряет - надень да и выйди,
Плавно ныряя в туманных мирах,
Резко откинувши голову сидя,
Мни свой расписанный клубный камзол.
Боль неожиданна - швы расточают
И улетишь ты, свободный орел,
Кто-то стремглав побежит за врачами.

За дровяные амбары мотать,
Девок, кого еще там, хомутать

Что ж ты, дружище, стоишь как бревно -
Глянь улыбаются звезды в окно.

Выпито, брат мой, изрядно за все -
Лунную поступь и острый язык,
Солнца иголки, пронзившие сон,
Время покоя и время грозы.
Склонятся тени, впитавшие стон,
Будут его изо тьмы вывозить,
За дровяные амбары мотать,
Звездам слова золотые шептать.
Пей же мой брат, это злое вино -
Все за последним глотком суждено.
Все мы бескрайнего вздоха истцы,
Выдохнем мир - пустомели, творцы....
Выдохнем мир, тот, который о нас
Просто не вспомнит в назначенный час.

Только юродивый ломаный грош
Сунет, простив одиноких святош.