Владимир Шуля-Табиб. Трактат о средней замушенности. – Рассказ.

Курсы усовершенствования медицинского состава (КУМС) всегда были маленькой, но заветной мечтой любого войскового врача. Слава Богу, существовал Приказ МО СССР, согласно которому у всех военных врачей каждые пять лет внезапно падала квалификация и её срочно нужно было поднимать. И это был праздник! Единственное, что омрачало его - экзамены.. Не то чтобы их кто-то всерьёз опасался, завалов не бывало в принципе, а остальное, как говорится , лучше 10 минут позора, чем 6 месяцев тяжёлой работы.

            Учиться Серёга любил, это вообще интересно, а уж в столице, подальше от любимого начальства, без построений на плацу, нарядов, проверяющих, отчетов, рапортов - праздник, праздник, один из самых больших и любимых! И без жены! Нет, жену Серёга любил, но...

            И вот как раз сегодня и были эти 10 минут... Экзамен по инфекционным болезням, всё-таки не совсем его специальность, смежная...

             В тени платанов, на территории старого Ташкентского окружного госпиталя, в одноэтажном учебном корпусе собрались пятнадцать "студентов" и преподаватель, начальник инфекционного отделения полковник Шкитко. Обычно у начальников отделений хватало своих дел, и, если им не удавалось открутиться от приёма экзаменов, старались всё сделать побыстрее, лишь бы формальность соблюсти. Но полковник Шкитко очень серьёзно относился как к чтению лекций, так и к приёму экзаменов. Говорят, ему обещали перевод в Военно-медицинскую академию, так что, похоже, он уже чувствовал себя профессором.

            Серёга вошёл в числе первых: он знал, что «перед смертью не надышишься», т.е. чего не выучил - не доучишь, поэтому лучше сразу «отбомбиться», и гуляй - не хочу! И билет всегда тянул первый попавшийся. Ну, Господи, если ты есть, выручай!

             Первый вопрос был лёгким: «ангина, диагностика, лечение», а вот второй... Со вторым были серьёзные проблемы: "Вирусный гепатит. Эпидемиология. Профилактика".

             Не то чтобы Серёга этого не знал, наоборот, после пяти лет службы в Средней Азии, да двух лет Афганистана он знал об этом даже слишком много, пожалуй, побольше преподавателя. В этом «слишком» всё и дело: оно не совпадало с учебником, с лекциями, то есть - с официальной точкой зрения. Видимо, в Ленинграде и в Москве всё выглядело иначе: то ли хитрый вирус понимал, где он находится, и проникался соответствующим пиететом, то ли просто боялся, что сошлют назад, в Азию - но вёл себя в столице прилично, сильно не распространялся, протекал стандартно, не отклоняясь от учебника. А может, просто сортиры здесь были другие. В учебниках о сортирах, правда, не было ничего, но как же без них?

            ....Когда, вернувшись с очередного «прочёсывания», т.е. попытки найти и уничтожить парочку-другую душманов в каком-то Богом забытом кишлаке, ст. лейтенант м/с Сергей Марголин сбросил с себя автомат, подсумок, и прочую амуницию и собрался, приняв на душу граммов 150 спиртяги, отвалиться и отоспаться, он, конечно, даже не догадывался, какую подлянку подготовила ему судьба. Он был на хорошем счету у комбрига, уважавшего «боевиков», т.е. тех медиков, кто не отсиживался в лагере, а раз за разом выходил на боевые. Комбриг плевать хотел на национальность, партийность и умение с наслаждением лизать начальственный зад. К тому же Серёга был неплохим терапевтом, а комбриг страдал хроническим бронхитом и нередко обращался за помощью. Поэтому вызов к комбригу не удивил, Серёга взял шприцы и набор медикаментов, сложил в сумку санитара и двинул в бункер.

            Недоумение появилось перед входом: внутри явно шла пьянка! А во время пьянки комбригу плохо быть не могло по определению!

             - Разрешите войти?

             - А, доктор! Входи! Только, сдается, ты не то взял с собой!

             - Ну, я как обычно...

             - Вот-вот, как обычно! А тут необычно! Тут приказ командующего армией о назначении тебя начальником медицинской службы бригады! Так что ты теперь входишь в управление, а посему кр-ру-гом! За водкой бегом ма-арш!

            И началась новая, руководящая жизнь. Это только наивный человек думает, что начальник командует. На самом деле командует только ОЧЕНЬ БОЛЬШОЙ НАЧАЛЬНИК. Все остальные «отвечают головой», докладывают, составляют отчёты и требования и т.д., и т.п. И постоянно получают втыки от всевозможных проверяющих. Получение втыка от вышестоящего начальника есть главная работа нижестоящего. И, конечно же, принцип «немедленной отдачи втыка»! То есть получил - не держи при себе, а немедленно отдай подчинённому. Не волнуйся, тебе ещё дадут!

             У начмеда есть две "вражеских" территории в части: столовая и туалеты. Оттуда распространяются желудочные инфекции, выговоры, оргвыводы о санитарном состоянии в части. Именно туда идут все проверяющие: в столовой вкусно накормят после разноса в пух и прах, а уж где легче всего найти дерьмо? Проверяющие каждый раз с удивлением обнаруживают, что в туалете ещё и испражняются! Да если бы просто испражнялись, то есть аккуратно, как в Европе, - нет, они нагло гадят, да ещё мимо отверстий! Увы, не снайпера-с! А здесь, в поле, хотя и построены большие многодырочные дворцы из саманной глины, всё равно гадят вокруг! Что делать, в России плевательница - это место, вокруг которого плюют! Это было, есть и будет.

            По крайней мере, это дало возможность Серёге вместе с его новым другом - эпидемиологом в Кундузе майором Прошкиным – сказать свое слово в теории распространения гепатита: моча и фекалии больных вокруг туалета высыхают и превращаются в пыль, мелкую, как пудра. Любой взлетающий или садящийся вертолёт подымает эту пыль, она стоит часами в безветренную погоду, ею дышат все - и заражаются. Залить весь песок вокруг - никакой хлорки не хватит! А стало быть, понятна бесполезность борьбы с гепатитом.

            Доклад Прошкина начмед армии принял в штыки:

 -Ты что это, б... такая, задумал? Да я тебя, сволочь, расстреляю немедленно!

            Он размахивал пистолетом, который перед тем, видимо, чистил, да так и забыл магазин вставить.

            - А потом к чёртовой матери с должности сниму! Ты что, хочешь, чтобы я доложил в министерство обороны, что мы бессильны? Враньё! Советская военная медицина способна победить любую инфекцию! Иначе меня, начмеда армии, снимут, а другой, вновь назначенный, уж точно справится!

            Прошкин промолчал: лечение и профилактика любых заболеваний методом снятия врача с должности широко распространены в войсковой медицине. Вывод был один: не можем победить пыль - будем бороться с мухами, ибо они тоже виноваты!

            Соответствующая бумага была немедленно спущена вниз, в части, т.е. Серёге. И командирам, само собой, тоже - чтобы не препятствовали и, по возможности, помогали. Как всегда, авторы приказа не учли главного: панического страха командиров перед эпидемией. Страх заставлял командиров усомниться в способностях докторов и брать инициативу в свои руки. Впрочем, ответственность с врача не снималась...

            Совещание, как обычно, проводилось в просторной штабной палатке. Говорили о боевых выходах, о потерях, о снабжении и т.д. В середине совещания комбриг, высокий крепкий полковник лет 45, с коротким, тронутым сединой бобриком, встал и возгласил:

            - На нас идёт гепатит! Его нам несут мухи! Ну-ка, доктор, скажи, на какое расстояние летит муха?

             - На 2-3 км, товарищ полковник! - ляпнул наугад Серёга. Он, конечно, не мог так вот, сходу, вспомнить точно, но этого обычно и не требовалось, надо было отвечать уверенно и не задумываясь.

            - Садись, мудак, ни хрена не знаешь! Я вот сегодня прочитал, что муха дальше 250-300 метров не летает! От нас до вертолётной эскадрильи и мотострелков напрямую через полосу - 700 метров. До афганского кишлака - больше километра. Значит, если мы своих мух перебьём, чужие к нам не прилетят! Понятно? Приказываю: от каждого взвода выделить по два мухобоя, сделать из подручных средств мухобойки, перебить всех мух! Срок - три дня, начиная с завтрашнего! Доктору - взять под контроль и ежедневно мне докладывать!

            Дальше комбриг разнёс в пух и прах комбата 3-его батальона, потом начпрода, начальника ГСМ. В конце совещания опять поднял Серёгу:

            - Доктор! Найди мне семейную путёвку куда-нибудь на юга!

             - На какое число, товарищ полковник?

             - Да всё равно! Как достанешь, так и поеду. Но про три дня борьбы с мухами не забудь! Я проверю!

            - Док! - сзади зашептал зам по тылу. - Достань ему путёвку, будь другом! Это ведь не он, это, считай, вся бригада отдыхать будет!

            -Бу сде!

            Три дня пролетели быстро. Количество убитых мух учёту не поддавалось, (впрочем, никто и не пробовал считать), но... Живых мух было всё же больше! Причем, похоже, даже больше, чем до битвы. Комбриг вызвал Серёгу к себе:

             - Доктор! Что за фигня? Только не говори мне, что мухи прилетели из Кабула: муха летит 300 метров - и точка! Откуда взялись эти твари?

             - Товарищ полковник! Даже если представить, что мухи вообще не летают, они размножаются в огромных количествах. Здесь у них все условия: жара, грязь, отходы - короче, мушиный санаторий! Когда увеличили паёк нам, естественно, его увеличили и мухам.

             - Стоп! Что предлагаешь? Кастрировать?

             - Никак нет! Есть одно средство, ещё в Великую Отечественную опробовано, вот только...

             - Что только? Ну-ка, быстро выкладывай!

            - Если места выплода мух залить остатками дизтоплива, то образуется плёнка, под которой гибнут личинки мух. Но здесь, в жаре, это может быть огнеопасно!

             - Да хрен с ним! Напишем на дверях сортиров: «Не курить». А если что... Всё равно один сгоревший дурак - это меньше, чем полбригады больных гепатитом или брюшняком!

            Дурное дело нехитрое... В тот же день залили всё, что можно, и половину того, что нельзя. В тот же вечер солдат, прочитав надпись на дверях, усмехнулся: "Во начальники долбанутые! Да где же ещё спокойно покуришь, как не здесь?" Сделав свои дела, он с наслаждением затянулся в последний раз и бросил окурок в дырку. Жахнуло так, что вылетела дверь. Солдат, правда, остался жив, но в дальнейшем мог решать только сугубо производственные задачи. Проблемы будущего потомства сгорели вместе со штанами.

            А тем временем в бригаде появились первые жёлтенькие: гепатит всё-таки пришёл! А вслед за ним и первые проверяющие. В армии это называется «контроль и помощь». Причём помощь всегда в приказе после «но». Если кто не знаком, объясняю: обычно все приказы пишутся примерно одинаково. В начале что-то типа: " Весь советский народ под руководством нашей Партии... (далее об успехах), наши Вооружённые Силы...( далее об успехах). Но вместе с тем имеются и отдельные недостатки"... - это уже будет про нас, с раздачей втыков, и т.д., и т.п. Вот эти втыки и есть «помощь».

             А вот и помощнички прибыли: главный эпидемиолог Вооружённых Сил полковник Литенец со свитой из пяти полковников и парочки подполковников.

            И началось: хорошо поужинавшие с вечера проверяющие отдыхают да опохмеляются часов до 10-11, а проверяемые с пяти утра носятся, как угорелые, устраняя замеченные вчера недостатки. Потом проверка продолжается.

            Один из полковников направился из дивизии по ту сторону аэродрома - в бригаду. В груди у Серёги противно ёкнуло, и он не ошибся.

             Полковник молча обходит все объекты: столовую, палатки, туалеты, где мухи разве что не сбивают его с ног, да и то лишь потому, что мужик он дородный. Затем он направляется в здание медроты (самодельное, из саманной глины), идёт прямо в кабинет начмеда. Выпив стакан воды, садится, расстёгивает воротник гимнастёрки, отдувается и произносит первые значимые слова:

            - Ну и бардак!

             Потом, пристально посмотрев на Серёгу:

            - Покажите мне, старший лейтенант, как вы делаете контрольный лист отлова мух!

            У Серёги - глаза на лоб: он закончил Военно-медицинскую академию, прослужил уже 5 лет, но такого ещё не слышал!

            - Виноват, товарищ полковник, но я не знаю, что это такое.

            - Что? Ты не знаешь? Но как же ты тогда можешь определить среднюю замушенность данного района? А без этого ты не можешь правильно рассчитать расход и потребность в дезинфицирующих средствах! Бездельники, в лоб вашу мать! Чем вы тут занимаетесь?

             - Воюем, товарищ полковник! На боевые ходим, помощь оказываем, больных и раненых лечим.

             - Идиоты! Без профилактики нет лечения! Садись, старший лейтенант, и записывай! Контрольный лист отлова мух делается просто: на стандартные листы бумаги наносится клеящий состав, потом листы раскладываются в туалетах и других местах, где замушенность велика, на 24 часа, из расчёта 1 лист на 25 квадратных метров. Затем вычисляется среднее число мух на один лист, а потом вот по этой формуле - средняя замушенность данного района. Теперь по другой формуле ты можешь рассчитать потребность в дезсредствах и их расход! А не наваливать горы хлорки и не разливать реки дизтоплива!

            - Товарищ полковник! Да меня все остальные начальники убьют, если утром не увидят этих гор и рек! Да и так ли уж важно здесь, сколько мух на квадратный метр, если их миллионы, и они нас буквально с ног сбивают!

             Бедный Серёга не знал тогда, что замушенность - тема диссертации этого полковника!

            - Так вот, товарищ старший лейтенант! - полковник встал и ожег Серегу таким взглядом, что тому показалось - уже задымилась гимнастерка. - Если вы немедленно не устраните указанные недостатки то ... Знаете, куда вас пошлют служить дальше?

             - Разрешите узнать, куда? - не стерпел Серёга. Приехал тут столичный хлыщ, свиста пули, небось, еще не слыхал, а пугает. За этот год Серёга объездил и обползал почти весь Афганистан, был в Кандагаре, в пустыне Дашти-Марго, Герате, Шинданде, Файзабаде! И еще много где. Так что посылать его дальше некуда - дальше уже Пакистан!

            Видимо, что-то понял и полковник. Ни слова не говоря, он резко развернулся и ушел, не прощаясь. А на следующий день уехала вся комиссия.

            Через неделю пришёл итоговый приказ. Серёга получил строгий выговор, первый, но далеко не последний в его карьере.

            ...Выложить бы все это надутому от важности экзаменатору, только вряд ли поймет, а нагадить сможет.

             Шитко уже недовольно поглядывает в его сторону: пора бы уже подготовиться да идти отвечать.

            Всё, стоп! Так, вспоминаем, что там в учебнике на эту тему?