Илья Будницкий

знакомства с богатыми мужчинами.


В тишине редколесья последние листья опали,
Ходит берег волнами, вода отступила давно. . -
Значит, скоро потоп - мы опять своё время проспали,
И истлела судьба, намотавшись на веретено. .
Деревянные кони вросли в деревянные сани,
Оловянная стража расплавилась, выпало "Шут" -
Это мир показал нам свои одинокие грани,
И теперь исчезает, как листья, которые жгут.
Постоим на холме - это всё, что осталось от храма. . -
Это всё, что осталось от нас, остальное - зола!
И ни шагу назад! - Заклинает огнём пентаграмма. .
И ни шагу вперёд! - Там цунами - такие дела. . .
Кто останется жив - тот уже никогда не вернётся,
Только птицы по памяти будут лететь и кружить. . -
Это осень, мой друг, как вода, надо мною сомкнётся. . -
И, как рыба в воде, попытаюсь в ней выжить и жить.
. . .


Когда немотствует среда,
И небо ниже нижних веток,
Любовь с повадкою нимфеток
И минет дружба навсегда -
Переходи на лёгкий слог -
Вон паучок играет с мухой,
А цапля мается с лягухой -
И беспечален эпилог -
Один в яйце, другой в игле,
А третий прыгает по тине,
И только первородной глине
Всё не лежится на столе. . -
Создатель думал о своём,
А мы нечаянно проснулись,
Чем дольше паузы тянулись,
Тем чище музыка вдвоём.
И если выдох в унисон
И вдох безмолвием означен -
Поток сознания утрачен,
Пространство заполняет сон. .
Проснись. Переверни главу.
Давно с тобой другие рядом.
Пусть осень правит этим садом -
Но это будет наяву.
. . .

Я нынче осенью богат! -
Хрустальной хрупкостью прозрачен
Мой тихий опустевший сад -
Ни птиц, ни листьев - всё иначе -
Всё сделано, завершено,
Перекипело, обмелело -
Уже разбросано зерно,
А прошлогоднее истлело. .
Рисунок скуп - во всём расчёт
Дожить до зимнего покоя,
Но в этот сад меня влечёт,
Как будто я плыву рекою
И вот он, остров! - Се предел
Скитаний и потерь напрасных -
Я сам не знал, чего хотел,
Но воздух осени бесстрастный
Потребовал всего огня -
Сегодня осень у меня. . .
. . .

Хватайся губами за воздух,
А руки, свободы полны,
Снимают охапками звёзды
И - в стороны! - Ночи черны,
И каждая тянется к свету,
И жалко её провожать -
Мой ангел, закончилось лето,
И дни продолжают бежать. .
Приходит сосед "на стакане",
Мошка мельтешит у окна,
Сирень утонула в бурьяне,
А мне по ночам не до сна -
То маму опять вспоминаю,
То друга, то голос родной. .
Но я никогда не узнаю -
Какой выживают ценой
Убитые - время рассвета,
Туман выше наших холмов.
Ну вот и закончилось лето.
Как все - заготовкою дров.
. . .

Каждый день для меня, как последний -
может быть, я не прав. На соседней
тихой улочке роют траншею
экскаватором. Вытянув шею,
он глодает сухие остатки
под защитой щербатой оградки.
Вся-то улочка - дом и канава,
раньше церковка высилась справа,
куполами белесо сияя.
Пробежит собачонка, виляя,
из ковша перехватит добычу -
что там есть? - Я себя ограничу
наблюдением за облаками
и, как принято меж дураками -
на вопрос отвечаю вопросом,
оставляя всевышнего с носом.
Было солнечно, было дождливо,
было горько и несправедливо,
перепутано и перебито,
Донна Анна и донья Лолита,
шабаши, шалаши, новостройки
и похмелие, точно с попойки.
И движение воздуха, слитно
со предметами, это не вид на
тихой улочки старый огрызок! -
Не бывает высок или низок
опыт! Паника нас обращает
в изваяния и превращает
в опоздавших, смертельно усталых,
вне деяний великих и малых.
Двадцать раз говорил про другое!
Двадцать раз добивался покоя,
все смеялся, катился под гору,
как в глухую осеннюю пору. . .

Олово и свинец, брат, олово и свинец,
Как говорил отец, брат - это уже конец.
Внешний предел очерчен, внутренний - оголён! -
Над Атлантидой смерчи, ветер растреплет лён
Памяти! - Островами станут вершины гор,
Наши мечты - словами, мир на расправу скор,
С теми, кому Ковчегом кажется каждый век,
Бег завершится бегом, падает чёрный снег .
Холодно на вершине! - Небо лежит на нас! -
Тысячелетний иней. - Декоративный Спас.
Вот она - амплитуда! - Кто-то залёг на дно,
Дабы смотреть оттуда !- Олово, брат! - Оно!
Кто-то уже похитил птичку, а в ней - ларец! -
Ты говоришь- "Спаситель", я говорю- Свинец!
Каменные болваны не разомкнут уста! -
Перевяжи мне раны - вся эта речь пуста,
Ибо нас не услышат! - Некому, мон ами!. . -
Вот и решай, кто ближе – я – или вон - они. .
. . .

В тишине редколесья последние листья опали,
Ходит берег волнами, вода отступила давно. . -
Значит, скоро потоп - мы опять своё время проспали,
И истлела судьба, намотавшись на веретено. .
Деревянные кони вросли в деревянные сани,
Оловянная стража расплавилась, выпало "Шут" -
Это мир показал нам свои одинокие грани,
И теперь исчезает, как листья, которые жгут.
Постоим на холме - это всё, что осталось от храма. . -
Это всё, что осталось от нас, остальное - зола!
И ни шагу назад! - Заклинает огнём пентаграмма. .
И ни шагу вперёд! - Там цунами - такие дела. . .
Кто останется жив - тот уже никогда не вернётся,
Только птицы по памяти будут лететь и кружить. . -
Это осень, мой друг, как вода надо мною сомкнётся. . -
И, как рыба в воде, попытаюсь в ней выжить и жить.
. . .

Когда немотствует среда,
И небо ниже нижних веток,
Любовь с повадкою нимфеток
И минет дружба навсегда -
Переходи на лёгкий слог -
Вон паучок играет с мухой,
А цапля мается с лягухой -
И беспечален эпилог -
Один в яйце, другой в игле,
А третий прыгает по тине,
И только первородной глине
Всё не лежится на столе.
Создатель думал о своём,
А мы нечаянно проснулись,
Чем дольше паузы тянулись,
Тем чище музыка вдвоём.
И если выдох в унисон
И вдох безмолвием означен -
Поток сознания утрачен,
Пространство заполняет сон.
Проснись. Переверни главу.
Давно с тобой другие рядом.
Пусть осень правит этим садом -
Но это будет наяву.
. . .

Хватайся губами за воздух,
А руки, свободы полны,
Снимают охапками звёзды
И - в стороны! - Ночи черны,
И каждая тянется к свету,
И жалко её провожать -
Мой ангел, закончилось лето,
И дни продолжают бежать. .
Приходит сосед "на стакане",
Мошка мельтешит у окна,
Сирень утонула в бурьяне,
А мне по ночам не до сна -
То маму опять вспоминаю,
То друга, то голос родной. .
Но я никогда не узнаю -
Какой выживают ценой
Убитые - время рассвета,
Туман выше наших холмов.
Ну вот и закончилось лето.
Как все - заготовкою дров.
. . .

Из цикла "Прекрасная Елена"

Гомер - Одиссею

Ты знаешь - Парка давно ослепла,
И крутит нить из песка и пепла,
"Из праха в прах" - повторяй за нею! -
И время жать, только я не сею!
И время лечит своих героев! -
Какую встречу готовит Троя! -
Я рву из рук сей песок и сажу,
Я бью на звук, но всё время мажу!
И нить теряет свою структуру -
Я жив де-факто и мёртв де-юре! -
Поскольку нет меня в гобелене!
И всё, что вижу - лишь тень, а тени
То пропадут, то качнутся ближе -
Я вижу, Парка! - Ты слышишь? - Вижу. . .
. . .

Я бы сказал - всё, увы - примитивно -
Только бы жизнь не была инстинктивна! -
Прятала ум, но хвалила за что-то -
Выправку, голос, одёжку, работу!
За оптимизм или - к чёрту детали! -
Веру в надежду в далёкие дали!. .
Свет - это конус и круг объектива -
Вспышка - улыбка - и стало красиво. .
Что же ты замер, как птица в полёте?
Что же мы ищем в гармонии плоти?
Что я оставил за кадром, за вспышкой? -
Вся моя жизнь оказалась в излишке. .
Всё моё детство и юность в избытке. .
Все мои - впрочем, смешные - попытки
Выжить в саду расходящихся тропок -
Жизнь - это бык, уносящий Европу. .
Я - остаюсь. Кто-то должен остаться -
Жизнь - это то, что должно продолжаться.
. . .

. . . Говорю, закрывая глаза,
Фиолетом мерцают огни,
Вот мелькнул аметист, бирюза -
Наконец мы с тобою одни. .
Я родное дыханье ловлю,
Даже если беззвучен твой сон,
Я тебя безнадежно люблю! -
Потому что, мой ангел - влюблён.
Всё мне мало руки и тепла -
Ночи коротки, дни - в суете,
И всегда не хватает угла,
Чтоб укрыться с тобой в темноте. .
Свод - бездонен, земля - тяжела,
Вечность мнима, а ты терпелива -
На себя эту ношу взяла -
Как луна бесконечность прилива. .
. . .

Неповторимый голос твой
Как тень невидимого света,
В седую стужу - память лета,
В кромешном мраке путь домой.
Как нож, вращающийся в ране,
Осколок зеркала в крови! -
Как обещание любви,
Невыполнимое заране.
Воспоминание плывёт
И бездна ширится и бьётся
И больше нет того колодца,
Где отражался небосвод.
Но в каждом шорохе столетий
Созвучий ищет эхолот
Как будто знает наперёд,
Но сомневается в ответе.
. . .