Елена Фельдман

Я задеваю крыльями людей...

Я задеваю крыльями людей,
Когда бреду в толпе, пытаясь с ней
Свой шаг ровнять, средь улиц бесконечных.
Но хорошо знакомый мне испуг
Читаю я в глазах случайных встречных.
И взглядом, провожающим увечных,
Очерчен прокаженный круг.

Я закрываю медленно глаза…
В вечернем небе синяя звезда
Уходит за черту земной границы,
Оставив отзвуки копыт на мостовых,
Мерцанье факелов сквозь старые бойницы…
Опустятся на мох ступеней птицы,
И потечет рой масок мимо них.

Я возвращаюсь в явь издалека…
Реальности уставшая рука
Углем рисует мир, оставив краски.
Вот проступает в контурах толпа,
И шум шагов сейчас заглушит сказку…
Но пестрая мелькнёт случайно маска,
И всадник мне кивнёт из-за угла.

Муза

Горючая моя, горячая,
Разбитая верстами по полю!
Я и теперь, во тьме незрячая,
Тебя так ясно вижу,
к тополю

На перепутье прислонившуюся,
В тумане слиплись пряди чёрные.
Бывалая моя, несбывшаяся!
Идёшь своей тропой неторною.

Степная, горькая, полынная...
Чужая всем, всегда далёкая.
Ручьями, зорями, рябинами
Встаёшь, горящими востоками

Заглядываешь в окна - как я там?
Диктуешь еле слышным шёпотом
И таешь в небе утром, вспоротым
Гортанным соколиным клёкотом.

Звать - не откликнется, искать - не сыщется.
Уйдёт, как вздумает - дай Бог, воротится.
И где ей до ночи на воле рыщется?..
Не забывай меня, моя пророчица!


Все города похожи друг на друга

"Все острова похожи друг на друга…"
И. Бродский


Все города похожи друг на друга,
По крайней мере, в этом странном "здесь".
Пронзая снега илистую взвесь,
Я прорываюсь за пределы круга,

Очерченного сломанным забором,
Заледеневшей лужей, где крестом
Сошлись две трещины, и чуть левей - собором,
Оставленным в дар времени - на слом.

Закрытый мир, где ждать чудес устали.
Земля мертва. Плат неба над землёй
Перетекает в лед из тусклой стали,
И в мутной вышине собачий вой,

Что был когда-то шёпотом молитвы,
Стихает под напором тишины -
Она не терпит ни любви, ни битвы.
И нет виновных в том, и нет вины -

Так говорил Отец, давным-давно
Покинув эти земли в воскресенье,
Оставив смутный привкус ощущенья,
Что большего, наверно, не дано.

Его последний след укрыла вьюга -
За страх людей причудливая месть.
Все города похожи друг на друга,
По крайней мере, в этом странном "здесь".

Кассандра

"- Предскажи мне удачу, сестра! - смеясь, воскликнул Парис.
- Не могу, - ответила девушка с чёрными печальными глазами. - Ты погибнешь"


Убери ладонь с моей груди,
Пусть она легка и осторожна.
В эту ночь мне снова не уйти
От предчувствий смутных и тревожных.
Чудятся в разбитых зеркалах
Чёрные расправленные стяги,
Слышится шум ветра в парусах...
Брат, вернись! Поверь мне - нет отваги
В том, чтоб молодым идти на смерть!
Вам не победить - я это знаю.
Вещих снов и бреда круговерть,
Грех и дар мой - вечно проклинаю!
Хмурился ты от горячих слов:
"Не пророчь!", поднялся на галеру...
Вспенилось под вёслами челнов
От ударов море. Что за веру
Нёс ты в сердце, преданный богам,
Разделивший Яблоко раздора?..
Будет хоронить сынов Приам,
Буду по тебе я плакать скоро.
...Минули с той ночи сотни лет,
Но забыть тебя мне невозможно.
И вновь чёрным кажется рассвет
От предчувствий смутных и тревожных.

***
Пусть ты дальше, чем самый большой из шагов,
Это всё-таки ближе, чем недостижимость.
Я сплетаю в подарок узоры из слов -
Ты ведь любишь их яркость и неуловимость?

На карнизе встречаю весеннюю ночь -
Привилегия ведьм и кошачьих из марта.
Лишь желанье назло небу спрыгнуть и смочь,
А не крылья меня тормозят у асфальта.

И гудящие трассы больших городов
Раскрывают объятья, пропахшие кофе.
Мутным глазом луна смотрит в щель облаков,
Полуспрятав за ней засыпающий профиль.

А далёкий твой дом - с нараспашку - окном
Лучше карты ведёт непогашенным светом.
Ты встречаешь обычным усталым теплом
Эту гостью, пришедшую с поздним приветом.

Не прогонишь - я только чуть-чуть посижу,
Сонно жмурясь от лампы, мурлыча на ушко,
А захочешь - и сказку на ночь расскажу,
И украдкой оставлю письмо под подушкой...

А потом я уйду, зная, что в этот час
Изолента дорог снова стала короче,
Что не скрыть воспалённых и радостных глаз..
Просто это так важно - сказать "доброй ночи".

Мечта

Мне нужно иногда совсем немного -
Вернуться в тёплый, тихий старый дом,
Оставив меч и посох у порога,
А с ними Путь и битвы - на потом.

Руки того, кто ждёт давно, коснуться -
Такой надёжной, сильной и родной,
И прошептать "Люблю...", и задохнуться
От нежности - щемящей и простой.

И слабой стать, в объятьях засыпая,
Забыв о нескончаемой войне,
Рассвет сквозь сон улыбкою встречая...
Как жаль, что это только снится мне.

***
Тетрадь в сафьяновой обложке,
Осенний вечер тих и пуст.
Укрыты листьями дорожки
В саду за домом: старый куст,

Что шелестел совсем недавно
Зелёной шёлковой листвой,
Теперь молчит, и как-то странно
Мне видеть дремлющий покой

Нагих и почерневших веток.
Закат погас, не догорев.
Ненужность в тёмных окнах сеток,
Вдали смолкающий напев...

Пантера

Мускул пантеры - стальная струна,
Вечно натянутый, вечно готовый.
Снова одна на двоих нам луна
И на двоих - тёмной ночи покровы.

Коготь - кинжал, чёрная масть!
Синее пламя двуострий зрачковых.
Ввысь - и вперёд! Захлестнувшая страсть,
Сладость пружины распрямленной - снова!

Вечный полёт, вечный разбег...
Гибкого тела жестокая нежность -
Так коротают бессмертные век,
В смертных объятьях ища безмятежность.

Мягкость мехов и опасность ножа.
Переплетенье отрывистых взглядов.
Только безумьем своим дорожа,
Избранных дарим сладчайшим из ядов.

Пересечёмся - тогда берегись!
Силы спрямленье, родство всех томлений.
Камнем-пружинами-струнами вниз,
В бездну, обнявшись на пару мгновений, -
Рухнем...

***
Береги меня, как берегут
Тень загадки в сказании длинном,
Пой мне песни, как песни поют
Своим детям, столь нежно любимым.

И храни меня так, как хранят
Письма редкие в шёлковой шали;
Жди всегда, как ушедших - назад
Ждёт свеча черёз тёмные дали.

И люби - так, как любят рассвет
После долгой, удушливой ночи.
Я - удачи твоей амулет,
Ты - мой сон, что мне крылья пророчил…