Ирина Фещенко-Скворцова

 

Астральный свет созревшего листа… 

Астральный свет
Созревшего листа
Осенний свод
Еще небесней стал.

И проступают черные кресты –
Кресты стволов –
Сквозь праздник влажной прелести и прели,
Как первые цветы
Сквозь снег в апреле.

А в глубине
Упорный рост корней,
Их тел сплетенных
Средь комьев темных.

Закрыты от небес тяжелыми слоями,
В незрячем естестве подобные кроту, -
Так лишь кристалл и свет,
Не врозь и не слиянны,
Так лишь душа и свет
Рождают красоту.
 

Негромкими набросками… 

Негромкими набросками,
Нерезкими, неброскими,-
Тоску, как есть, размыкала
В черты твои размытые.
Черты твои размытые,
Как ночью - бабьи жалобы...
Не осень ли разметила?
Вот и меня - не жалует. 

Давай улыбаться! 

А мне всё: «Построже!», -
а мне всё: «Посуше!».
Ну, может, негоже,
а всё же, послушай!
Вот этой, коварной,
которая дразнит, -
дешёвый ковёрный?
забацанный праздник? -
зажаты
в её виртуальном
режиме,
давай улыбаться,
скудеющей жизни!
В горячем сплетении слёз и волос
сколь было обещано – всё не сбылось…
И, может, по-летнему, глянет последний
и душу разденет, слегка виновато:
рождение – прочерк - и свежая дата.
И всё.
И над жаркой открытостью строчек
сомкнётся краями обыденный прочерк
 

Мы становимся солидными и грузными,..
 

Мы становимся солидными и грузными,
А глаза всё отрешенней, всё седей.
Даже ангелы в Раю бывают грустными,
Если думают подольше о себе.

Даже ангелы, на что ребята праведны,
Если думают подольше о себе,
Забывают про усвоенные правила
И за это низвергаются с небес.

Там у них и небеса бывают разные:
И повыше, и пониже – по судьбе.
Ну а нам с тобой – до ангелов – не рано ли? –
Если думаем все больше о себе…

  СТАРОСТЬ

 1.                 
Пели метели,
Голос глуша.
В гаснущем теле
Ярче душа.

Мудрость и первенство –
Карты не в масть.
Сестры – соперницы:
Старость и страсть.

2.
Не то, чтоб на радость,
А близкой наградой чревата, -
Вальяжно, степенно
Вступает в людей и права.
Утешит: при жизни
Ты будешь во всем виновата.
Потом, постепенно,
Ты станешь немножко права.

На лицах, отжатых
Под прессом крепчающей дани,
Не рано, не поздно, -
А тень проступает, строга.
И все же от жажды
Земного еще оправданья
Нерадостной прозой
Порой подплывает строка.

3.
Под сонной маской молодости – властно
Сквозят твои, исконные черты.
А время разрушает ежечасно
Иллюзию безликой красоты

Как жар клинка сквозь сон старинных ножен -
Способна опалять и опьянять
Иллюзия: -- Я сам кому-то нужен!..
А не кому-то что-то -- от меня…

Наивна и легко опровержима, --
Вся – вызов: -- Что? Слабо? А ну, посмей!
Плутовка-жизнь, прикидываясь жизнью,
Ждет, чтобы жизнью притворилась смерть.

Так, иногда друг другу помогая,
А чаще - разрушая и дробя,
С иллюзии иллюзия другая
Все тянет одеяло на себя.

Иллюзия ума потащит в драку, -
И споришь - и с другими, и с судьбой.
Но, повинуясь внутреннему знаку.
Оглянешься - вальсируешь с собой.

И этот тур с собою - юн и вечен,
Как древних манускриптов перевод.
И, как рассвет сопровождает вечер,
Так боль сопровождает переход.

И, умирая, жалкий и убогий,
И, возрождаясь в переливах форм,
Ты вдохновенью учишься у боли,
Не отвлекаясь на спокойный фон.

4.
Симе Поволоцкой

Из дали взгляда
Чему-то рада, -
Немолодая.

Под наши речи
Сидит, гадая
О близкой встрече.

Над нею веют
Благие вести –
Ей быть нестрогой.

Благоговея.
Тихонько трогать
Людей
И вещи.

5.
Выбираю цвета осенние:
Терпко-желтые, жухло-красные.
За обоих нас – во спасение –
Угасание жизни праздную.

А деревья уже небесные:
Тонкой проседью, яркой прошвою
Высветляют земное прошлое.

И в глаза друг другу над бездною,
Как деревья, почти небесные…

6.
Снова лапочки-лучики свесит
Нежный котик небесных кровей.
Снова радость нам издали светит
Шоколадной оберткой в траве.
Хорошо ей, траве, не бояться осеннего тлена,
Если в клубнях подземных - весна, для весны,
о весне.
Хорошо ей, траве, возвращаться из зимнего плена,
Только верой одной зеленея под снегом во сне.

7.
Вечер символами полон,
Только имя улови…
Ночь стирает всю палитру,
Купиной неопалимой
Проступает контур сути,
Отступает суета…
Если так
Стирает старость
Буйство красок
Сладострастья, -
Может там,
За гранью пола,
Тайна истинной любви?. 

Рубаи, хокку, танка  

* * *
Кролик напрягся
От твоей нежной ласки.
В тебе его страх.

* * *
Сломаны ветви.
Ветер превращает дождь
В облака пыли.

* * *
Песня кенара.
После привычной жары
Похолодало.

* * *
Я высыхаю,
Воды уходят глубже.
Где ты, дождь любви?
 

Капризный ребенок

Капризный ребенок,
Опять, неотвязный, приходит,
Заплачет и тянет за платье,
И нет ему, глупому, дела,
Что я ничего не успела,
Что лучший мой лекарь
Со мной так недолго знаком…

Несбывшимся летом,
Как листьями, город устелен.
Не плачь, мой ребенок.
Мы оба немного устали,
Не плачь, у природы
Любое желанье – закон.

Не плачь… 

И снова друг о друге
Судим праздно
На шкуре неубитого медведя…
Не плачь.
Тревожно, к ветру,
Заалеет запад.
Медвяно – терпкий
Тополиный запах,
Осевший толстым слоем
У ограды.
И винограда
Запотевшей гроздью
Осенний воздух…
Ты счастлива
И, значит, виновата.
Не плачь.
Пускай другие
Будут правы.

 

Шутливое о первичности сознания

 Я думаю, хмурые лица
Всему в этом мире виной:
Природе мешают разлиться
Ликующе-яркой весной.

Зимы или осени тленье?
Сознанье творит бытиё…
Улыбку пошли в наступленье,
А солнце докончит своё.

И как там судьба ни усердствуй,
То дождь насылая, то снег, -
А ты, как ребёнок под сердцем,
Всё дышишь тихонько во мне.