Вильям Шекспир. Гамлет. Перевод А. Пустогарова

Шкода сервис ремонт сервис и обслуживание шкода.

ДЕЙСТВИЕ 1

 

Сцена 1

Эльсинор.  Вал у стен замка.

На посту Франциск.

Появляется Бернард.

 

Бернард

Кто на посту?

 

Франциск

Стой, где стоишь, и говори пароль.

 

Бернард

Да здравствуют король и королева.

 

Франциск

Бернард?

 

Бернард

Я.

 

Франциск

Ты точно в свое время. Спасибо.

 

Бернард

Бьет двенадцать.  Иди, поспи, Франциск.

 

Франциск

Не помешало бы. Я весь продрог

и на сердце тоска.

 

Бернард

А как прошло дежурство?

 

 

Франциск

И мышь не пробегала.

 

Бернард

Ну, пока. Вдруг встретишь

Горацио или Марцела –

скажи, чтоб не опаздывали.

 

Франциск

Похоже, вот они пришли.- Стой! Кто идет? 

 

Входят Горацио и Марцел

 

Марцел

Два ваших сослуживца. 

 

Горацио

Подмога Дании.

 

Франциск

Счастливо оставаться.

 

Марцел

До встречи, старый воин.

А кто тебя сменил?

 

Франциск

Бернард. Счастливо оставаться.

 

Уходит 

 

Марцел

Бернард, ты здесь?

 

Бернард

Да. Горацио с тобой?

 

Горацио

Его остатки.

 

Бернард

Привет, Горацио. Привет, мой дорогой Марцел.

 

Марцел

Ну, что – оно сегодня появлялось?

 

Бернард

Я не видал.

 

Марцел

Гораций нас с тобой считает фантазерами,

не верит, что видели два раза жуткий призрак.

Я упросил его сегодня  стать с нами в караул. 

И если снова придет призрак,

он сможет убедиться сам и с ним заговорить. 

 

Горацио

Чушь! Он не придет.

 

Бернард

Давай присядем.

Мы попытаемся пробить броню, которой

ты защищаешь свои уши от наших слов. 

 

Горацио

Ну, хорошо, присядем.

Рассказывай, Бернард.

 

Бернард

Вчера ночью, как только

вон та звезда, что западней  Полярной,

проложила  курс в ту область неба,

где светит и сейчас,  мы с Марцелом -

как раз  пробило час -...

 

Входит Дух.

 

Марцел

Тихо, молчи. Вот он опять пришел.

 

Бернард

Он в облике  покойного короля.

 

Марцел

Гораций, ты человек образованный,

заговори с ним.

 

Бернард

Точь-в-точь король, гляди, Гораций.

 

Горацио

Вылитый король – как подкосили  изумление и ужас.

 

Бернард

Он хочет, чтобы с ним заговорили.

 

Марцел

Спроси его, Гораций.

 

Горацио

Зачем в ночное время ты  присвоил 

славный облик нашего покойного короля?

Именем небес, отвечай!

 

Марцел

Он выглядит оскорбленным.

 

Бернард

Уходит.

 

Горацио

Стой! Отвечай! Я требую!

 

Дух уходит

 

Марцел

Оставил без ответа...

 

Бернард

Ну как, Гораций?

Фантазии? А что ж тебя всего трясет? А?

 

Горацио

Клянусь,  никогда бы не поверил,

если б не свидетельство  собственных глаз.

 

Марцел

Но как похож на короля!

 

Горацио

Как ты сам на себя.

Он  в том же  доспехе,

в котором зарубил наглого Норвежца;

и так же грозен, как в тот день,

когда по льду он гнал поляков.

Это странно.   

 

Марцел

Вот так же точно он два раза  выныривал

из тьмы во время нашего дежурства

и мимо проходил  военным твердым шагом.

 

Горацио

С моей точки зрения - не знаю, что и думать,

но исходя из общих соображений  -

что-то неожиданное прорежется в нашей стране.

 

Марцел

Ну, хорошо, тогда скажи,

зачем всех  изнуряют ночью суровыми дежурствами,

дни напролет льют бронзовые пушки

и за границей закупают  снаряженье  для войны?

Зачем согнали плотников и, не давая продохнуть,

без выходных, все строят  корабли?

Кто сделал ночь подручной дня,

какая цель у  этой всей запарки?  

 

Горацио

Я объясню.

По крайней мере ходит слух.

Покойного короля, чей облик мы только что тут видели,

вызвал на поединок Норвежец Фортинбрас,

которого подзуживала зависть.

Но Гамлет наш геройски –

укрепив свою славу в этой части света –

убил Норвежца. 

Был  договор с печатями -

все по закону и  обычаю -

что побежденный вместе с жизнью

теряет и свои владенья,

которые отходят к Гамлету.

Ведь по тому же договору,

если б  Гамлет был убит,

то ровно столько же его земли

досталось бы Норвежцу.

И вот теперь не по уму  ретивый

младший Фортинбрас  

по задворкам Норвегии собрал

всю сволочь, что за хлеб и воду

рискнуть готова животом.

Он  хочет  сильною рукой

заставить  нас все земли, что потеряны его отцом,

отдать обратно. 

Об этом известно нашей стороне.

И в этом смысл приготовлений, ночных дежурств,

всей суматохи и переполоха в Дании.

 

Бернард

Да, так оно и есть. Другого объясненья нет.

Поэтому величественный призрак

вооруженным  ходит мимо караульных.

И оттого он так похож на короля,

что эти войны – дело его рук.

 

Горацио

Это та соринка, что должна бы растревожить глаз рассудка.

Вот так в момент расцвета и подъема Рима

накануне гибели всесильного Юлия

могилы пустовали, а мертвецы, завернутые  в саваны,

кривлялись и верещали, разгуливая по улицам,

за звездами тянулись  хвосты из пламени и капель крови,

солнце покрылось пятнами,

луна, что управляет империей Нептуна,

словно в день Страшного суда,

померкла от затменья.

А теперь и  в наши края   

предвестником судьбы и будущих ее знамений

послало небо призрак, предрекающий беду.

 

Дух возвращается.

 

 

Тихо! Смотрите,  он вернулся!

Я тебя не пропущу, хоть громом разрази. - Остановись, иллюзия!

Если ты издаешь звуки или владеешь речью –

отвечай;

если я  могу сделать что-то,

что мне прилично, а тебе даст облегченье –

скажи мне;

если тебе известны будущие беды Дании,

которых мы можем избежать –

скажи!

а если ты припрятал в чреве земли

награбленные при жизни драгоценности,

из-за которых твой дух и бродит после смерти -

 

Кричит петух.

 

скажи о них. Остановись и говори! – Останови его, Марцел.

 

Марцел

Алебардой колоть?

 

Гораций

Если не остановится, коли!

 

Бернард

Вот он!

 

Горацио

Вон он!

 

Дух уходит.

 

Марцел

Ушел.

Нельзя было царственную особу

пугать оружием.

Ведь он неуязвим, как воздух,

и наши дурацкие удары  - одно посмешище.

 

Бернард

Он уже хотел заговорить, но тут запел петух.

 

Горацио

И тут он вздрогнул, как преступник

при окрике «держи его». Мне говорили,

что петух – трубач, зовущий утро –

будит бога дня  своим высоким резким голосом,

по этому сигналу неприкаянный бродячий дух,

где б он ни находился –

в воздухе, на земле, в воде, в огне,

скрывается в свое убежище,

что и доказал наш случай.

 

Марцел

Расстаял в воздухе  при крике петуха...

Рассказывают, что каждый год в сочельник  

петух поет ночь напролет,

поэтому и не разгуливают духи,

планеты не наводят ужас,

ночь безопасна, за собою не уводят эльфы,

теряют колдовскую силу ведьмы,

такое это доброе святое время.

 

 Горацио

Я тоже это слышал и отчасти в это верю.

Но вот и утро, набросив красно-желтый плащ, 

шагает по росе  восточного холма.

Пора кончать дежурство. Но стоит поделиться всем,

что мы увидели тут, с принцем Гамлетом.

Дам голову на отсеченье,

что дух, при нас немой, с ним будет говорить.

Вы согласны, руководствуясь  любовью и выполняя  долг,

рассказать обо всем Гамлету?

 

Марцел

Давайте так и сделаем. Я знаю, где

почти наверняка он будет вечером. 

 

Сцена 2

Тронный зал замка.

 

Король

Хоть память о смерти любимого брата

так свежа, что подобает нам носить на сердце траур,

хотя нахмуриться от горя должно все королевство,

и с человеческой натурой напрасно борется благоразумье,

но, думая о брате с мудрою печалью,

должны мы также помнить о себе.

И потому ту, что была сестрой, а стала королевой,

вдову, наследницу  державы, что готовится к войне,

мы  в сокрушенной радости,

с одним сияющим, другим - потупленным вниз глазом,

с весельем на похоронах и  панихидою на свадьбе,

и взвесив на  весах отчаянье и наслажденье,

недавно взяли в жены, при этом не отметая вашу мудрость,

что по своей воле одобрила все это дело. Всем спасибо. 

Теперь о следующем.  Младший Фортинбрас,

нас ни во что не ставя, и посчитав, что из-за смерти брата

разболтался наш государственный механизм,

надоел  требованьями сдать  земли, что на законных основаньях

достались доблестному брату Гамлету от Фортинбраса-старшего.

Но хватит о нем. Поговорим о цели нашего совета.

Сделаем так.  Вот  письмо, которое мы шлем  в Норвегию

дяде молодого Фортинбраса, лежачему больному.

Он, может, и не знает о замыслах племянника,

но должен их пресечь в зародыше -

ведь в его веденье набор солдат.

Мы отправляем тебя, Корнелий, и, Вольтиманд, тебя

послами к старику в Норвегию.

Но обсуждать там только то, что сказано в письме.

В дорогу! Пусть ваша быстрота докажет вашу верность.

 

Корнелий, Вольтиманд

И  в этом,  и во всех  будущих делах  

мы вам покажем нашу верность.

 

Король

Не сомневаюсь. В добрый час   -

 

Вольтиманд и Корнелий уходят.

 

Ну, а теперь... Лаэрт, а что случилось у тебя?

Мы знаем - у тебя есть просьба.

Любое разумное твое слово не будет неуслышанным.

Хотя, что ты такого можешь попросить,

чего б я сам тебе не предложил?

Как голова и сердце,

и как кормящая рука и рот,

сроднился  датский трон с твоим отцом.

Что у тебя, Лаэрт?

 

Лаэрт

Государь! Позвольте возвратиться во Францию.

С готовностью я прибыл в Данию на коронацию,

чтоб доказать вам преданность.

Но долг мой выполнен, 

и мысли и желания опять во Франции,

и я склоняю их пред вашим троном –

позвольте мне уехать.

 

Король

А отец разрешил? – Что скажешь, Полоний?

 

Полоний

Он выжал  из меня согласие.

В конце концов, я пропечатал разрешенье.

Ходатайствую – отпустите его во Францию.

 

Король

Лаэрт, гуляй, пока  есть время,

и проводи свой отпуск  там, где хочешь.

А ты,  любезный племянник Гамлет и наш сын -    

 

Гамлет

Чуть больше, чем племянник, и чуть меньше, чем любезный.

 

Король

Ну, как развеять тучу,  что тебя закрыла?

 

Гамлет

Государь, здесь для меня даже слишком много солнца.

 

Королева

Гамлет, милый, сбрось с себя  цвета ночи

и, как на друга, взгляни на короля.

Нельзя же вечно, потупив взгляд,

разыскивать в земле отца.

Ну, это же естественно,  что все живое умирает

и переходит из природы в вечность.

 

Гамлет

Да, это все естественно.

 

Королева

Но тогда, что с тобой?  Ты ужасно выглядишь.

 

 

Гамлет

«Выглядишь»? Нет, мама,  я не выгляжу.

Тут дело не в этом черном костюме,

не в сдавленном  дыханье,

не в потоках слез, не в искаженном  лице,

все это действительно «выглядит»

признаками горя, что можно и сыграть.

Но  у меня внутри то, что  прекращает  игру,

а это только атрибуты  горя.

 

Король

Гамлет,  похвальна и приятна

твоя глубокая скорбь об отце.

Но ты  не  забывай – и твой отец терял отца,

а тот - своего. Да, таков сыновний долг -

соблюдать какое-то время положенную печаль.

Но упорствовать в печали – грех  упрямства.

Это  не по-мужски.

Это -  богопротивное своеволие и безответственность.

Ведь если  известно, что чего-то нам не миновать,

и  с точки зренья здравого смысла это вещь обычная,

то зачем же принимать ее так близко к сердцу?

Это капризы. Тьфу! Это проступок перед небесами,

проступок перед мертвыми, проступок перед самой природой,

и наиболее абсурдный проступок перед разумом,

для которого смерть отца - обычное дело,

чей лозунг со времен первого трупа  и до самой последней смерти –

«Так и должно быть».

Мы просим – сбрось наземь  эту обременительную скорбь,

считай нас своим отцом, и пусть весь мир узнает -

нет никого, кто ближе тебя к  трону,

мы наделим тебя любовью, как  самый ласковый отец.

А что касается твоего стремленья

вернуться в Виттенбергский университет -

как далеко оно от наших пожеланий.

Мы тебя просим – останься здесь, на радость нам,

будь первым при дворе,  племянник наш  и сын.

 

Королева

Гамлет, не отказывай моим мольбам.

Останься с нами, не уезжай в Виттенберг.

 

Гамлет

Я вам послушен изо всех сил, королева. 

 

Король

Ну, наконец. Вот подобающий ответ.

В Дании ты будешь равным нам.

– Пойдемте, королева.

Вежливое  добровольное согласие Гамлета

согрело мою душу.

В честь этого пусть самая большая пушка  

салютует  каждый раз, когда я подниму бокал,

чтоб эхом отзывались небеса на королевский тост.

- Идемте все.

 

Фанфары. Все кроме Гамлета уходят.

 

Гамлет

О, если бы это слишком прочное тело

растаяло, исчезло, испарилось!

О, если б Вечно Сущий не осудил самоубийство!

Каким   изношенным, унылым, затхлым, бесполезным

мне кажется все вокруг!

Мир, как вовремя не прополотый огород,

зарос всплошную  сорняками.

Ну, как же так! Только два месяца со дня его смерти!

Нет, даже меньше двух. Лучший на свете король!

Против  которого этот все равно, что сатир против Юпитера.

Как он был нежен с ней –

и райскому ветру не дал бы резко дунуть на нее.

А она как  льнула к нему -

словно чувство голода росло от насыщенья. 

И не прошло  двух месяцев.

О,  если бы я мог забыть, не думать. Чуть больше месяца ... Женщина – вот синоним слову предательство.

Еще, как новые, на ней те туфли,

в которых, рыдая как Ниоба,  шла за телом. 

Как же она -  она - смогла выйти за дядю,

что похож на моего отца, как я на Геркулеса?

Ведь даже бесчувственный зверь тосковал бы дольше.

Чуть больше месяца?

Да у нее вокруг глаз еще краснота от соли лицемерных слез -

с таким проворством юркнула в кровосмесительную постель.

Добром этот брак  не кончится.

Но, хоть рвется на части сердце,

я должен прикусить язык. 

 

Входят Горацио, Марцел и Бернард.

 

Горацио

Приветствую вас, принц!

 

Гамлет

Гораций, ты ли это?

Рад тебя видеть.

 

Горацио

Он самый. Ваш покорный слуга.

 

 

Гамлет

Взаимно. Давно из Виттенберга? –

Марцел?  

 

Марцел

Милорд –

 

Гамлет

Рад тебя видеть

 

(Бернарду)

Добрый вечер. –

Так почему не в Виттенберге?

 

Горацио

Прогуливаем занятия, милорд.

 

Гамлет

Не клевещите на себя, Гораций.

Меня вы не заставите  

поверить вашему самооговору.

Вы не прогульщик

Но что привело вас в Эльсинор?

Хотите, чтоб мы  вас научили пить?

 

Горацио

Милорд, я приехал на похороны вашего отца.

 

Гамлет

Бросьте ваши розыгрыши, студент.

Вы приплыли на свадьбу моей матери.

 

Горацио

Действительно, милорд, она последовала  очень скоро.

 

Гамлет

Бережливость, Горацио! Мясо, зажаренное на поминки,

подали в качестве холодной закуски к свадебному столу.

Лучше  встретить в раю заклятого врага,

чем пережить такое. 

Отец - я вижу своего отца. 

 

Горацио

Где, принц?     

 

Гамлет

Глазами своей памяти, Гораций.

 

Горацио

Я тоже его помню. Это был настоящий король.

 

Гамлет

Он был настоящим человеком, во всех смыслах.

Такого мы уже не встретим.

 

Гораций

Милорд, мне кажется, я  видел его этой ночью.

 

Гамлет

Видел? Кого?

 

Горацио

Короля. Вашего отца.

 

Гамлет

Моего отца?

 

Горацио

Милорд, сдержите  свое волненье

и выслушайте меня внимательно.

Эти господа – свидетели невероятной вещи,
о которой я хочу вам рассказать.

 

Гамлет

Ради бога, говори.

 

Горацио

Последние две ночи Марцел с Бернардом

стояли вместе  в карауле.

В глухой полночный час

они увидели кого-то, похожего на вашего отца.

Он был один. В доспехах с головы до ног

он трижды с достоинством, не торопясь,

прошел на расстоянье вытянутой руки 

от их широко раскрытых от испуга глаз.

Они, дрожа, как студень, не смогли и рта открыть. 

Тогда под строгим секретом они позвали меня.

На  третью ночь я вместе с ними стал в караул.

И, как они и докладывали, в то же время и в том же облике,

подтверждая каждое их слово, появился призрак.

Я помню вашего отца.

Он и призрак похожи, как две капли воды.

 

 Гамлет

Где это было?

 

Марцел

На валу, милорд.

 

Гамлет

Но вы с ним не разговаривали?

 

Горацио

Я заговаривал. Но он мне не ответил.

Мне показалось, что он уже собрался что-то сказать,

как вдруг запел петух -

он отпрянул и быстро скрылся.

 

Гамлет

Все это странно.

 

Горацио

Клянусь жизнью, это правда.

И мы посчитали своим долгом

вам это сообщить. 

 

Гамлет

Во все это трудно поверить.

Вы дежурите сегодня ночью?

 

Марцел, Бернард

Да, милорд.

 

Гамлет

Вы говорите, он был в доспехах?

 

Марцел, Бернард

В доспехах.

 

Гамлет

С головы до ног?

 

Марцел, Бернард

Милорд, с головы до ног.

 

 

Гамлет

Значит, лица вы не видели?

 

Горацио

Видели, милорд - у него было поднято забрало.

 

Гамлет

Он был мрачен?

 

Горацио

Выражение лица скорее печальное, чем гневное.

 

Гамлет

Лицо бледное или раскрасневшееся?

 

Горацио

Очень бледное.

 

 

Гамлет

И он смотрел на вас?

 

Горацио

Пристально.

 

Гамлет

Я  хочу это увидеть.

 

Горацио

Для вас  это было бы

слишком острое переживание.

 

Гамлет

Возможно, возможно.

Сколько это продолжалось?

 

Горацио

Я бы успел  сосчитать до ста.

 

Марцел, Бернард

Дольше, дольше.

 

Горацио

В последний раз не дольше.

 

Гамлет

А борода седая или нет?

 

Горацио

Как и при жизни -

с проседью.

 

Гамлет

Сегодня  я встану с вами в караул.

Вдруг он опять придет.

 

Горацио

Наверняка придет. 

 

Гамлет

Если он примет прекрасный облик моего отца -

я заговорю с ним, пусть даже ад раскроет пасть

и мне прикажет замолчать.

А вас прошу, как вы до сих пор никому не говорили

об увиденном, молчите и  дальше.

Что б ни случилось этой  ночью -

пытайтесь  понять, но не болтайте языком.

Я очень ценю вашу любовь ко мне. До встречи.

Между одиннадцатью и полночью я приду на вал.

 

Все

Будем рады доказать вам свою преданность.

 

Гамлет

И  любовь, как и я вам свою любовь. До встречи.

 

Все кроме Гамлета уходят.

 

Дух моего отца в доспехах!

Это знак, что кто-то ведет грязную игру.

Скорей бы ночь!

Но наберись терпения, душа.

Наружу выйдут грязные дела,

хотя бы вся  Земля их под собою погребла.

 

Уходит. 

 

 

Сцена 3

 

Дом Полония

 

Входят Лаэрт и Офелия.

 

Лаэрт

Мои вещи уже на корабле. Пора прощаться.

И если подует попутный ветер

и будет корабль в мою сторону -

не ленись, сестренка,  и передай привет.

 

Офелия

Конечно, конечно, передам.

 

Лаэрт

А Гамлета влюбленность  -  пустяки.

Он притворяется, в нем просто кровь играет.

Все это, как фиалка – лишь  непрочный

предвестник расцветающей природы:

внезапный, ранний, сладкий, но недолгий,

летучий аромат, порыв мгновенный.

И только.

 

Офелия

                И только-то?

 

Лаэрт

                                           Считай, и только.

Ведь созревание - не  просто  рост размеров,

и нужно, чтобы душа и ум все лучше  правили бы службу

в строящемся храме.  

Допустим, что сейчас тебя он любит,

допустим, что чисты его желанья -

да он им не хозяин. Им от рожденья  правит

его предназначенье. Он, как простые люди,

не может думать только о себе.

От выбора его зависят  безопасность и благополучие страны.

А  выбор ему продиктуют нужды тела,

которому он – голова. И если Гамлет говорит,

что любит, то верь ему настолько,

насколько он  эту  веру сможет оправдать.

Ведь за него решит вся Дания.

А станешь слушать его песни,

так запятнаешь свою честь,

или себе ты сердце разобьешь,

или, поддавшись буйному напору,

отдашь  ему сокровище невинности.

Остерегайся этого, сестренка.

Твоя любовь к родным.

пусть  отразит опасный выстрел вожделенья.

 Для девушки уже опасно, если месяц

увидит сквозь окно ее  красу.

Ведь целомудрие оклеветать нетрудно.

И червоточина так часто губит первенцев весны

и не дает бутонам распуститься,

и в утренней росе вредителям раздолье.

Запомни, лучшая защита – это страх.

О, молодость! Сама себе ты злейший враг.

 

Офелия

Твои слова, как стража, будут охранять меня.

Но милый брат, не стань похожим

на плохого пастыря, что, всем указывая

крутой, тернистый путь на небеса,

сам, как отчаянный развратник,

сворачивает на дорожку наслаждений.

 

Лаэрт

Не бойся  за меня. Но мне давно пора...

Сюда идет отец.

 

Входит Полоний

 

В двойном благословении двойная милость:

мне улыбнулся случай проститься второй раз.

 

Полоний

Ты еще здесь, Лаэрт?! Давай скорей на борт,

пока есть ветер в полных парусах. Все ждут тебя.

Ну,  прими благословенье.

 

Кладет ладонь на голову Лаэрта.

 

А это краткая инструкция, как позаботиться

о репутации. Держи язык за зубами,

прежде, чем что-то сделать, сто раз взвесь.

Веди себя непринужденно, но без вульгарности.

Не утомляй ладонь,  пожимая руки всем желторотым

без разбора, но выбирай друзей, а выбрав,

привязывай к себе стальными путами.

В драку не лезь. А ввяжешься –

держись так, чтоб противник пожалел.

И больше слушай, меньше говори.

Выслушивай злословье, но вывод делай сам.

Живи не прибедняясь, но без роскоши,

богато, но со вкусом,  ведь встречают по одежке,

особенно во Франции, где высшие слои

разборчивы и не скупятся.

В долг не давай и не бери взаймы.

Дав в долг, и деньги можешь потерять, и друга,

а занимая  - притупляешь свой хозяйский глаз.

Но главное: будь честен сам с собой,

тогда ты и других не подведешь.

Слова мои пусть закрепит благословенье. Прощай.

 

Лаэрт

С благодарностью ухожу, отец.

 

Полоний

Время не ждет, и слуги застоялись. Иди.

 

Лаэрт

Прощай, Офелия, и помни,

что я тебе сейчас сказал.

 

Офелия

Твои слова замкну я в сердце,

а ключ ты увезешь с собой.

 

Лаэрт

Прощайте.

 

Уходит

 

Полоний

А что он говорил тебе, Офелия?

 

Офелия

Если вам угодно это знать, речь шла о принце Гамлете.

 

Полоний

Бог свидетель, это не лишнее.

Мне говорят, что в последнее время

он часто стал с тобой уединяться,

а ты слишком охотно разделяешь его общество.

Если это так – а так мне передали –

то я обязан тебя предостеречь:

ты недостаточно ясно сознаешь,

как должно себя вести моей дочери,

чтобы не уронить свою честь.

Что между вами? Скажи мне прямо.

 

Офелия

Отец,  он очень нежен

в своей привязанности ко мне.      

 

Полоний

«Привязанности»! Ну и ну! Слова девчушки,

не знающей,  как разобраться в таких опасных обстоятельствах.

И ты веришь в эти, как ты их называешь, нежности?

 

Офелия

Мне кажется, он не шутил.

 

 

 Полоний

Меня пугает не на шутку,

что ты такой ребенок, что  приняла

все эти «нежности» за чистую монету.

Цени себя дороже,  или – вот прилипло слово -

ты сделаешь из меня шута.

 

Офелия

Отец, он уверял меня в своей любви

в приличных выраженьях.

 

Полоний

Приличным это быть не может.

 

Офелия

Он клялся всеми святыми клятвами.

 

Полоний

Это все силки для щеглов.

Когда в крови огонь, как щедро

душа одалживает клятвы языку!

Но эти вспышки светят, да не греют,

а после гаснут даже обещанья.

Будь с этих пор скупей на встречи,

не поддавайся на пустые уговоры.

Верь лишь тому, что Гамлет молод,

и до поры до времени  разгуливает на поводке,

что  чуть длинней, чем у тебя.

Короче говоря, не верь, дочь, в эти клятвы,

они - посредники и зазывалы

на службе у дурных желаний,

вздыхающие благочестиво сводни,

переодетые, чтоб легче  обмануть.

Поэтому, чтоб досужие языки

не оклеветали тебя в любой момент,

прекрати свои беседы с Гамлетом.

Я так приказываю. А теперь иди.

 

Офелия

Я подчиняюсь вам, отец.

  

«Он хочет, чтобы с ним заговорили» - см. ниже

 

«когда по льду он гнал поляков» - В оригинале “He smote the sledded Polacks on the ice» - В качестве гипотезы предлагается следующее объяснение: в издании «Гамлета» 1623 года начертания букв «s» и «f» очень похожи. Если при наборе или ранее буквы были перепутаны, то   «sledded», через  «fledded», ошибочно произведено от «fled»  -past от «flee»: бежать, спасаться бегством. 

 

«в момент расцвета и подъема Рима накануне гибели всесильного Юлия» - Ср. «В это время могущество Цицерона в Городе достигло высшего подъема». Плутарх, Избранные жизнеописания, Цицерон, XLV. (перевод В. Петуховой)

 

«за звездами тянулись  хвосты из пламени и капель крови,

солнце покрылось пятнами,

луна, что управляет империей Нептуна,

словно в день Страшного суда,

померкла от затменья» -  Ср. «Из сверхъестественных же явлений самым замечательным было появление великой кометы, которая ярко засияла спустя семь ночей после убийства Цезаря и затем исчезла, а также ослабление солнечного света».  Плутарх, Избранные жизнеописания , Цезарь, LXIX. (перевод К.Лампсакова и Г.Стратановского)

 

«предвестником судьбы и будущих ее знамений

послало небо призрак, предрекающий беду» - Ср. «Явление призрака Цезаря Бруту показало с особенной ясностью, что это убийство неугодно богам. {...} При свете уже гаснувшей лампы он увидел страшный призрак человека огромного роста и грозного на вид. Сначала Брут был поражен, а затем, как только увидел, что призрак бездействует и не издает никаких звуков, но молча стоит около его постели, спросил, кто он. Призрак отвечал: «Брут, я – твой злой дух. Ты увидишь меня при Филиппах». Брут бесстрашно отвечал: «Увижу» - и призрак тотчас же исчез. Спустя недолгое время Брут стоял при Филиппах со своим войском против Антония и Цезаря (Октавиана Августа –  А.П.). В первом сражении он одержал победу, обратив в бегство стоявшую против него армию Цезаря, и во время преследования разорил его лагерь. Когда Брут задумал дать второе сражение, ночью к нему явился призрак; он ничего не сказал Бруту, но Брут понял, что судьбы его решена, и бросился навстречу опасности».   Плутарх, Избранные жизнеописания  Цезарь, LXIX.

 

«Как вовремя не прополотый огород, мир зарос всплошную  сорняками» - ср. «И оставлю невозделанным виноградник Мой, и да не будет он ни обрезываем, ни вскапываем; и зарастет он, словно бесплодный, тернием» (Ис. 5, 1—7). Также «Увидят Бога всевышнего, окруженного святыми и облеченного в плоть, - и он произнесет душам приговор со своего престола. Тогда весь мир сделается пустыней и зарастет тернием» . Евсевий Памфил. Жизнь блаженного василевса Константина. Глава 18. (Цит. по Г.Носовский, А. Фоменко «Начало Ордынской Руси», М., Аст, 2005).

 

«Против  которого этот все равно, что сатир против Юпитера» - в оригинале «Hyperion to a satir»  Ср. «как Юпитер в обличьи наглеца-сатира» Овидий, VI, 110 (согласно переводу А. Содоморы).

 

 «Женщина – вот синоним слову предательство» - Ср.

«О Зевс! Зачем ты создавал жену?

И это зло с его фальшивым блеском

Лучам небес позволил обливать?» -  Еврипид, «Ипполит», 615-618. (перевод И.Анненского)

 

 «рыдая как Ниоба,  шла за телом» - Ср. Овидий, Метаморфозы, VI, 302-312 –

 

Сирой сидит, между тел сыновей, дочерей и супруга,
Оцепенев от бед. Волос не шевелит ей ветер,
Нет ни кровинки в щеках; на лице ее скорбном недвижно

Очи стоят; ничего не осталось в Ниобе живого.
Вот у нее и язык с отвердевшим смерзается нёбом;
Вот уже в мышцах ее к напряженью пропала способность,
Шея не гнется уже, не в силах двинуться руки,
Ноги не могут ступить, и нутро ее все каменеет.

Плачет, однако, и вот, окутана вихрем могучим,
Унесена в свой отеческий край. На горной вершине
Плачет: поныне еще источаются мрамором слезы.

(перевод С.В. Шервинского)