Юлиан Тувим. Стихи разных лет (перевод Надежды Далецкой)

ВЕЧЕР

 

Золотом луч заката,

В стеклах волшебным всплеском.

Было ль  со мной когда-то:

    - А если бы?  если?

 

Было…Хутор зелёный,

Призрак мечты над гаем!

Тень от скамьи под клёном…

    - Не знаю…не знаю…

 

Что же случилось с нами

В сумерках осторожных?

А вдруг? -- ? нет…это память…

    - А может быть… может…

 

 

ПЕСЕНКА

 

Мечты мои, прошу вас, мои младые думы,

Шепните ей, скажите ей – её не помню, нет…

Шепните ей, что без неё не мил мне белый свет.

 

Вздох мой летит томленьем над нею ночью лунной:

Скажите ей, шепните, что знать её не знаю…

Скажите – в муках сердце! Страдая, умираю…

 

 

НАПОМИНАНИЕ

 

Солнечной пылью дорога,

В мареве белый мой дом.

Ветер мне сердце потрогал

И смутным растаял сном.

 

И было окно в том доме,

В прошлое милый пунктир.

Взгляд мой, как снег невесомый,

В тихий далёкий мир.

 

Может, одна там лишь дата,

А может, там целый век.

Знаю одно: там когда-то

Белейший выдался снег.

 

И в голубой круговерти

Вновь заискрился мой дом.

Грусть прилегла мне на сердце

Хлопьями белыми, сном.

 

 

МЕЛАНХОЛИЯ СТОЯЩИХ ЗА СТЕНОЙ

 

Тот город уныл, безрассуден – печаль моя скорбно стенает.

В том городе странные люди, молчальники за стенами

 

Застыли в раздумчивых снах, склонённые головы набок…

Быть может, их мучает страх? Их сны наяву, как ухабы…

 

Стеклянные взоры сошлись как в точке, в одной перспективе,

Где серые будни, где жизнь уснула в безжизненном мире.

 

Из скуки высокий плетень… никто их вовек не разбудит.

Без памяти и без страстей – святые и праздные люди.

 

Их душ обворованный дом за серыми буднями с краю.

Они и не знают о том. Но я-то всё вижу, всё знаю.

 

 

ЗА КРУГЛЫМ СТОЛОМ

 

                  «О, Великое искусство, сколько раз в часы печали»

                                                                           Песня Шуберта.

 

А может, вырваться в Томашув

Хотя бы на день, мой любимый?

Там тень сентябрьская пляшет

За сумерками золотыми…

 

В том белом доме, в тех покоях,

Там, где давно чужая мебель,

Должны закончить мы с тобою

Наш разговор. Что был. И  не был…

 

За круглым тем столом доныне

Сидим недвижно, как в заклятье!

Кто снимет чары с нас, кто вырвет

Нас из беспамятства объятий?!

 

Ещё из глаз слеза струится

К губам дорожкою солёной…

Молчанье стылой мукой длится…

И виноград ты ешь зелёный.

 

Ещё покорно за стеною:

«Du holde Kunst…» поёт разлука.

И сердце – лопнувшей струною!

И надо ехать! Дай же руку!

 

Там осень сумерки глотает.

Как сон – беззвучны разговоры…

«Благословляю! Проклинаю!»

«Du holde Kunst!»… Вот так? Без слова?

 

В том белом доме, в белой зале

Скользят в растерянности тени…

Чужую мебель вносят, ставят,

Выходят прочь в недоуменье…

 

Там –  всё осталось! Осень пляшет

За сумерками золотыми…

А может вырваться в Томашув,

Хотя бы на день, мой любимый?

 

 

СОН

 

Снилось мне что-то дивное:

Аллея, бегущая вдаль,

Гроздья акации,

(Белой акации),

Запахи россыпью.

Белые….синие…

Солнечная печаль

Вдаль бесконечной аллеей,

Раннее утро… нежность…

Сон беспечальный, безбрежный,

Сон счастливой надежды…

Белой акации

Запахи россыпью.

Белые… синие…

Взглядом на небо  мольба,

Взглядом, как вспять, на Тебя,

Взгляд в даль…

------------------------------------------

Мне ничего не снилось,

Мне ничего не снилось,

Будто мне сон золотой,

Будто мне голос Твой!..

Теперь же – жаль…

 

 

ЕСЛИ БЫ

 

Ужель ничего? А если бы нет?

И думы самообманом подспудно,

И ясно мне всё, и ясно, и чудно,

В отравленном сне:

А если бы нет?

Но это… трудно.

 

А если что-то? А если бы да?

В фантазиях всплеск зари умножит

Пожар в небесах (и жизнь мою – всё же)…

Пылает, как мак!

Ах, если  бы так,

Но это…Боже!!