Михаил Эфрус. Стихи

Стихи любезно предоставлены Фатимой Цаголовой. Сохранена авторская пунктуация.   

КУРСКОЕ ЛЕТО

 

Когда звенят ленивыми шмелями

расплавленные недра тишины,

такой покой над курскими полями,

как будто здесь

и не было войны.

Как будто небо было вечно синим,

и не пылало никогда жнивьё,

и не терзало никогда Россию

горластое чужое вороньё.

По пояс лету вымахали травы.

Не видно от окопов и следа...

Лишь на холме -

бетонная оправа

да жестяная красная звезда.

И головы свои склоняют низко

цветы, что мной сюда принесены

солдатам, тем, что спят под обелиском.

Спят

и не слышат

этой тишины.

 

***

Они уходят...

Их ряды редеют.

Старенье беспощадней, чем война.

Меж траурных венков прощально рдеют

овеянные славой ордена,

и, пополняя роковые списки

проклятых фронтовых сороковых,

выстраивает Время обелиски

над шелестом кладбищенской травы.

И подкрадётся день такой когда-то,

такая неизбежная пора,

когда огню Безвестного Солдата

поклонится Последний Ветеран...

Я знаю: вечно жить нельзя на свете,

но я хочу бессмертья хоть ему,

из тех, кто грудью встретил чёрный ветер,

последнему.

Хотя бы одному.

ЗАЛ ОЖИДАНИЯ

 

Словно мышь на кошачьем концерте,

как чугунный утюг на плаву,

в ожиданьи клинической смерти

я клинической жизнью живу.

Зря пытаюсь найти оправданье

бесполезной растрате годов-

Жизнь моя, вечный зал ожиданья

на вокзале, где нет поездов,

нет билетов,

и вещи украли,

и в депо омертвел паровоз,

и заносчивый блеск магистрали

лебедой непроглядно зарос.

На перроне  дерьма по колени,

тлеют лозунги в едком дыму-

Свалка судеб,

тупик поколений,

променявших тюрьму на суму.

 

ЗЕРКАЛА ДУШИ

 

Бывает взгляд, как добрая рука,

протянутая к нам из далека

спасительная вспышка маяка,

из темноты пришедшая навстречу.

Бывает взгляд

морозней ледника,

который словно лезвие клинка,

во всё, ему неясное пока,

вонзается пытлив и недоверчив.

Бывает взгляд, как белизна клыка:

о хрусте вражьих косточек тоска;

звериная готовность для броска,

что если не убить, так изувечить.

Но для меня страшней иные взгляды:

в них ни вопроса,

ни тепла,

ни яда.

Они пусты.

Их каменный покой

чужие боль и горе не нарушат -

Я разным быть могу -

Но  равнодушным?!

Избави Бог от участи такой!

 

ПЕРЕЖИТОК

 

Меняются моды и нравы,

меняемся мы заодно,

и то, в чём казались мы правы,

ненужно теперь и смешно.

Среди устаревших привычек

успели давно позабыть

жестокий, но гордый обычай

достоинство шпагой хранить.

Защита поруганной чести 

поистине славная цель.

Расплата свершалась на месте:

пощёчина,

вызов,

дуэль.

Со многих ознобною дрожью

сбивало спесивую стать,

когда вылетала из ножен

холодная тусклая сталь,

когда на рассветной опушке

за мерзость поступков и слов

их с маху сажали на мушку

угрюмых гранёных стволов.

Наглец,

клеветник

или шулер

извольте подставить бока

клеймящему клёкоту пули,

карающим бликам клинка!

Фортуна слепа

и жестока,

и слишком щедра к подлецам -

Но наше оружие  стойкость,

и бой мы ведём до конца.

Случись - и хватило бы силы,

забыв о смертельном свинце,

во имя любви и России

дантесов ловить на прицел -

Но в нашу гуманную эру

с дуэлями мир незнаком.

Мерзавца сегодня к барьеру

не вытащить  даже силком

и шпаги ржавеют, забыты,

и в страхе подлец не дрожит -

Конечно, дуэль пережиток,

но жаль,

что он вовсе изжит.

 

НАПРАСНЫЙ СПОР

 

Уж и не знаю, по какой причине

и сам не понимаю, почему,

но только очень низкую

мужчины

дают оценку женскому уму.

А между тем на прочном пьедестале

мужскому самомнению назло

всегда богини мудрости стояли.

Богам на мудрость как-то не везло.

Но в этом не найти противоречья:

с Адама с Евой ведомо о том,

что к истине одной идут навстречу

она  своим,

а он  своим путём.

К чему решать, чей путь верней и выше?

Спокон веков известно хорошо:

во всём мужчина точных знаний ищет.

А женщина

всё чувствует.

Душой.

Мужчина - мыслит.

Женщина  провидит.

И всё-таки дорогою любой

они к одной и той же точке выйдут:

он  через логику,

она  через любовь.

Что предпочесть?

Дискуссия напрасна.

Об этом спорить можно до утра,

но, если разбираться беспристрастно,

умён мужчина,

женщина  мудра.

Традиции мужские сохраняя,

позиции своей не изменю:

перед умом я голову склоняю!

Пред мудростью

колени преклоню.

 

ТЁПЛАЯ МИНУТА

 

Умостилась одна у меня на коленях,

а друга присела у края стола -

И такою уютной и ласковой ленью

вся минута наполнена эта была,

так насыщена тёплым надёжным покоем,

от забот и тревог отгорожена так,

что мы трое, совсем неразрывные трое,

уходить из нее не хотели никак.

Не ушли до сих пор.

Как судьба ни ломала,

до сих пор и навек в сумасшествии дня

два  родных существа,

и большое и малое,

согреваются мной,

согревая меня.

 

***

Ничего ещё в жизни не кончено,

ничего ещё не позади,

если в зелень газона вколочены

раскалённые гвозди гвоздик.

Если волосы ветром всколочены,

и щедра над тобой синева,

ничего ещё в жизни не кончено

это просто пустые слова!

Если ты выгребаешь уверенно

в круговертице неразберих,

и работа, аж чёртом не мереная,

получается, чёрт побери;

если спорить готов хоть до полночи,

если можешь стоять, как стена,

не давая ни хаму, ни сволочи

безнаказанно ездить на нас;

если зыбкой улыбкою женщины,

как призывным касаньем руки,

ожидания чуда обещаны

сотням трезвых преград вопреки,

значит, как бы судьба ни морочила,

как бы жёстко ни била сплеча,

ничего ещё в жизни

не кончено.

Ещё многое можно

начать.