Эдвард Эрлих "Минеральные месторождения в истории человечества"


6. Соль земли

Пищевая соль - потребность всего живого, и разработки ее месторождений начались, что называется, на заре времен. Две другие группы солей стали одной из основ химической промышленности.

Соли накапливаются в замкнутых, отрезанных от мирового океана морских бассейнах как часть мощных толщ осадочных пород. Примерами таких бассейнов сегодня являются Средиземное море, Каспий с формирующимся на наших глазах месторождением залива Кара-Богаз-Гол, Красное море и знаменитое озеро Мертвое море. Зачастую такие бассейны располагаются на фронте активно растущих горных систем или в пределах линейных прогибов (грабенов, авлакогенов), рассекающих стабильные блоки. Среди структур последнего типа можно назвать Мертвое море в Израиле, Артемовское месторождение в Донбассе на Украине или месторождения в Рейнском грабене в Германии. Если накопление идет в осадочных условиях поверхности земли, то сами соли и их компоненты поступают с горячими растворами из глубин. В ходе последующих тектонических деформаций пластичные солевые минералы выдавливаются к поверхности Земли, вздергивая и взламывая покрывающие породы. При этом образуются характерные структуры - соляные купола, с которыми зачастую ассоциируются месторождения нефти. Порой на вершинах куполов располагаются соленые озера, из которых издавна добывались соли, как знаменитые месторождения на озерах Эльтон и Баскунчак в русском Заволжье.
Я никогда не занимался месторождениями солей. В Горном институте нас готовили как "рудников", специалистов по рудным месторождениям. Ну, конечно же, общие сведения нам давали, но и не больше. Но, когда я прочел блестящую книгу Марка Курлянского, (1) я был, мягко сказать, изумлен. В обстоятельном и легко написанном рассказе о соли нашлось место всему - технологии приготовления соли, историческому очерку ее применения, обозрению соляных налогов. Но практически ни слова не было сказано о минеральных месторождениях соли. Это поистине удивительно. Как бы ни значительна была добыча соли из морской воды, существенным, если не главным, ее источником служили именно минеральные месторождения каменной соли - галита. Тогда же моя дочь с мужем посетили Краков и находящуюся рядом знаменитую Величку - одно из древнейших месторождений соли в Европе, и привезли соляные сувениры. Так я узнал о существовании этого месторождения. Первое упоминание о нем в письменных документах относится к 1044 году. Это единственное месторождение в Европе, непрерывно разрабатывавшееся со средних веков до XX века. Разработка велась на 9 горизонтах, до глубины 327 метров. Общая длина выработок составляет около 300 километров. Выработки принадлежали казне, но допускалась частная инициатива с целью обнаружения новых горизонтов. Новый участок тоже поступал в собственность казны. Доходы от добычи соли в XIV веке составляли 30% общих доходов государства. В 1364 году король утвердил устав солевых разработок так называемый Казимировский статус. В XIV веке соляные копи Велички стали одним из крупнейших предприятий Европы. Во второй половине XV века доходы от соли позволили восстановить Вавельский замок в Кракове и основать Краковскую академию (позднее Ягеллонский университет). Королевское управление соляными копями прекратилось только после первого раздела Польши в 1772 году. Под властью австрийцев была произведена модернизация рудников. Добыча соли резко увеличилась также в период. Второй мировой войны. Но с середины 50-х годов промышленная отработка копей прекращается. Они становятся чисто туристским объектом. Известность Велички была такова, что в конце XIX века один английский учебник после ее подробного описания делает маленькую приписку: "Рядом расположен Краков - древний город коронации польских королей". Здесь побывали буквально все знаменитые политические деятели и деятели культуры и науки: Александр I, австрийский император Франц I, Гете, Шопен, Сенкевич, Ян Матейка, Менделеев. В 1998 году Величка была включена ЮНЕСКО в список 12 объектов мирового культурного и природного наследия человечества.

Величка - лишь одно из многих европейских соляных месторождений. Среди них Люнебург на Рейне, благодаря соли ставший одним из богатейших городов Ганзейской лиги, Берхтесгаден и Бад Райхенхаль в Баварии в Германии. Добыча соли на этих рудниках продолжалась в течение 500-1000 лет. Одними из самых старых разработок соли в Европе являются соляные рудники в Австрии близ Зальцбурга, название которого так и переводится "соляной город". Предполагается, что разработка залежей соли в этом районе на горе Дюрнберг над городом Халляйн, началась в 700х годах до нашей эры. К пятому веку нашей эры благодаря добыче соли Халляйн становится процветающим торговым центром . (2)

Шахтная добыча галита началась в Германии в 1818 году. До того соль добывалась из водных растворов, закачиваемых в солевые пласты. Двадцать лет спустя, началось бурение, в результате которого было установлено, что вперемежку со слоями галита расположены крупнейшие (на тот момент!) в мире залежи калиевых солей. Мощность соленосной толщи в районе Штасфурта превышает 1170 метров. Накопление ее произошло в пермское время (286-220 миллионов лет назад) в лагунах теплого моря. Судя по мощности соленосной толщи, испарение воды шло на протяжении длительного периода времени. Связь с океаном неоднократно прерывалась. Вначале осаждались известь и ангидрит, затем галит. Легкорастворимые соединения калия и магния кристаллизовались относительно поздно. Сверху отлагались тонкие прослойки глинистых минералов, предохранявших соли от растворения.
Калий становился одним из элементов, готовящих новую, вторую промышленную революцию 1870-1914 годов. (3) Соли калия незаменимы как минеральное удобрение, резко повышающее урожайность. Калиевые соединения используются как катализатор в производстве некоторых видов синтетического каучука, и в лабораторной практике. Сплав калия с натрием служит теплоносителем в атомных реакторах. Цианистый калий - основной компонент, применяемый для извлечения золота и серебра из руд. Бромистый калий незаменим в фотографии, йодистый калий - в медицине углекислый калий - в стекольном и мыловаренном производстве, фосфаты калия - компоненты моющих средств, хлорид калия используется в производстве спичек и пиротехнике. (4)

Сейчас в Германии разработки ведутся в районе Магдебурга (Саксен-Анхальт), Тюрингии и Баварии. Крупнейшими в Европе производителем калия являются калиевый комбинат Верра Меркерс и разработки в районе Росслебен, Тюрингия. Здесь добывают сильвинит и карналлит. Добыча этих минералов еще в XIX веке привела к созданию мощной химической промышленности и монопольному производству калия. В соответствии с нуждами века, на базе добываемых калиевых солей была организована крупнейшая химическая компания. Она использовала высококвалифицированные научно-технические кадры Германии. Позднее, в 1923 году, она стала печально-знаменитой И.Г. Фарбениндустри. Компания изначально была теснейшим образом связана с государственной системой, работала на вооружение германской армии и прямо способствовала приходу к власти фашистов. Монополии легко могут быть использованы любым политическим режимом. Так и произошло с германской химией. С 1933 года нацистский режим диктовал задачи промышленности. Так И.Г. Фарбениндустри стала основным производителем Циклона Б, обеспечивавшего "окончательное решение" еврейского вопроса. После поражения фашистской Германии Фарбениндустри была разделена на три различных компании. Но предприятия этих компаний и по сей день играют важнейшую роль в немецкой промышленности. Достаточно сказать, что на них работает более 300 тысяч человек. Монополии всегда разбойны, они диктуют свои условия потребителям. Калийные удобрения с самого начала продавались только за золото. Если в какой-то год заказчик не выбирал запланированного количества, его навсегда исключали из числа потребителей.

В России месторождения калиевых и калий-магниевых солей были открыты в пермском районе западного Приуралья, близ нынешних Березников. Здесь располагались издревле известные месторождения каменной соли, разрабатывавшиеся еще до Ивана Грозного. В 2005 году городу Соликамску исполнилось 575 лет. Здешняя соль-пермянка отличалась красноватым цветом (из-за примеси калиевой соли сильвинита?), была грязновата на вид и не очень-то высоко ценилась, особенно после того, как в конце века появились новые источники чистой каменной соли. Впервые голубоватые и розоватые прослойки в галитовой толще были обнаружены при бурении в 1906 году инженером Николаем Павловичем Рязанцевым. Он передал их на определение немецкому специалисту в Санкт-Петербурге, и тот дал заведомо ложное заключение о том, что "содержание калия крайне мало". На этом история поисков приостановилась до 1918 года. В этом году в Соликамск приехал представитель Российского геологического комитета. Ознакомившись с образцами Рязанцева, он сразу дал заключение о вероятности находки в районе богатых месторождений калиевых солей. Химический анализ полностью подтвердил его выводы. Работа по поискам месторождения калиевых солей была передана под руководство ученого-практика Павла Ивановича Преображенского. До революции он работал в Геологическом департаменте в Санкт-Петербурге. В 1918 году он был послан в экспедицию в Сибирь. Оказавшись в расположении армии адмирала Колчака, он был назначен министром его правительства, и оставался на этом посту до полного разгрома белой армии. Преображенский был арестован "красными" властями, но, учитывая его большой опыт, сибирский Реввоенсовет направил его в Соликамск. Здесь на протяжении 10 лет Преображенский вел свои исследования. Результат - в 1925 году Соликамску был вновь присвоен статус города. В 1927 году началось строительство горно-обогатительного комбината, который и был пущен в строй в 1934 году. Его предполагаемая годовая производительность составляла 500 тысяч тонн продукции. В 1936 году пущен в строй Соликамский магниевый завод.

Размеры месторождения поражают. Оно занимает площадь более 20 тысяч квадратных километров. Разведанные запасы калиево-магниевых солей составляют 10 миллиардов тонн - около 90% мировых запасов. При этом глубина залегания пластов калийсодержащих солей ближе к поверхности, чем на месторождениях Германии и Франции. Но мне куда больше чем эти сухие цифры говорит рассказ одного из тех, кто вел с нами практику по курсу минералогия, Н. К. Разумовского - одного из участников разведки месторождения калиевых солей. Он как-то в минуту откровенности вспоминал: "Прошли мы скважину. Огромная мощность соленосной толщи. Отошли на 500 метров, прошли вторую - тот же результат. Отошли на километр - все то же. Тогда мы на 10 километров отошли, и опять скважину задали - опять то же самое. Ну - тут мы поехали в Ленинград писать отчет о том, что ничего подобного нигде нет!". И рассказывал, как сейчас помню, ровным голосом, скрывая навек оставшееся изумление.
В 1927 году в лесу около Соликамска был забит первый колышек на месте будущей калийной шахты. Строительство велось под руководством немецких специалистов. Расплатой за "ударные" темпы строительства были постоянные аварии. Они начались буквально с первых дней работы. На 60-м метре первой шахты случился обвал. Но авария была ликвидирована, и 1 мая 1930 года со станции Соликамск были отравлены первые 5 вагонов, груженые отечественными калийными солями. (5)

Кто-то должен был вести это ударное строительство, и здесь создается один из первых крупных островов архипелага ГУЛАГ, неофициально называемый Республикой УССОЛЛАГ (прямая перекличка с названием Республики Диггеров в Витватерсранде, но какова разница!). Он занимал почти весь север Пермской области. Размеры его 270Х220 кв. км. На 1 февраля 1939 в Соликамске работали 34,403 заключенных, на 10 февраля 1945 года здесь их было уже 36,456. Рабочая сила состояла из репрессированных и спецпереселенцев - молдаване, литовцы, казаки, раскулаченные всех народов. В годы войны в район направляется большое число так называемых "трудармейцев" (10 января 1942 года их насчитывалось здесь 67,981 человек). (6)

При стратегическом значении продукции и "специфическом" характере трудовой силы работа комбината шла от аварии к аварии. Причины всех аварий немедленно относились к проискам иностранных агентов и партийных оппозиционеров. Судебные процессы шли непрерывно на различном уровне от директора комбината Владимира Ефимовича Цифриновича, оперативно осужденного и расстрелянного в 1938 году, до рабочих и даже ассенизаторов. Обстановка на комбинате ярко характеризуется эпизодом времен Второй мировой войны. Требовалось срочно увеличить выпуск карналлита, для чего предлагалось перейти от пневматической отбойки карналлита к добыче его методом взрывных работ. Этот способ в условиях калиевого рудника считался вредным и опасным. Но эксперты пришли к единодушному мнению о том, что применение взрывных работ не только возможно, но и необходимо. В итоге добыча выросла по сравнению с 1940 годом более чем в четыре раза. Насколько выросла смертность рабочих в результате этих новаций, остается неизвестным. Но фронт получил свое, в том числе, как предполагается, и химическое оружие.

Заканчивая очерк, следует упомянуть о проекте создания центра химической (или химико-металлургической) промышленности на Мертвом море в Израиле. Это - бессточное озеро, протянувшееся на 76 километров вдоль границы Израиля с Иорданией, заполняя рифтовую впадину Эль Гхор. При ширине 4-17 км, оно представляет, по сути, то же самое Соликамское месторождение, но находящееся на стадии формирования. Вода в озере до предела насыщена солями калия и магния. Каждый литр этой уникальной воды содержит 170 грамм хлорида магния. Само название озера в переводе с арабского и иврита означает "море соли". (7) Для разработки месторождения здесь не нужны горные работы - качай воду и извлекай полезные компоненты. Освоением богатств Мертвого моря занимается совместная компания JORMAG на 65% принадлежащая компании Израиль Кемикалс и на 35% компании Фольксваген. Менеджмент компании располагается в США. Предполагается, что магний будет извлекаться за счет электролитического разложения карналлита. В проекте использования минеральных богатств Мертвого моря соединились природные ресурсы Палестины, разработанная в России (в Соликамске!) технология получения металлического магния и инвестиции Германии. На берегу озера стояли легендарные библейские города Содом и Гоморра и были известны соляные столбы. Озеро еще с 30-х годов рассматривалось пионерами будущего Израиля как потенциальный источник огромных богатств. Американские сионисты даже посылали сюда своих детей работать на разведке потенциальных солевых месторождений. Здесь в течение двух сезонов работал Гёрсон Броди - будущий первооткрыватель уранового Щварцвальдера в предгорье Скалистых гор Колорадо. Сейчас ведутся подготовительные работы по проекту. Важно осуществить его, не нарушив равновесие хрупкой экосистемы Мертвого Моря.

А пока в море вода еще не исчезла, оно служит уникальным мировым оздоровительным курортом и одним из самых замечательных туристских объектов Израиля.

Вместо заключения



Дуют ветры, йо-хо-хо!
В Кали -фор-ни-ю!
Много, слышно, золота
Там, на Сакраменто!

(песня "фортинайнеров" - "людей 49-го")

Из приведенных очерков можно видеть, что в истории освоения крупных месторождений четко прослеживается этапность. На разных стадиях открытия и эксплуатации месторождения меняются его масштаб, его влияние на современность и на задачи, встающие перед геологом.

Первый этап освоения месторождения почти всегда сопровождался поисковым бумом - так называемой "лихорадкой", вызванной сенсационной случайной находкой. Чаще всего она связана с рудой драгоценных металлов или камней и в зависимости от ценного компонента руды называется "золотой", "серебряной", или "алмазной"; термин "рудная лихорадка" непривычен. Ассоциируется это явление, как правило, с открытием россыпных месторождений - здесь не требуется крупных вложений в оборудование, нужны лишь физическая сила и, главное, желание человека раз и навсегда изменить свою судьбу. На этом этапе влияние месторождений на исторические события выражается главным образом в миграции населения.

Все, кто описывал такие миграции, подчеркивают их массовость - количество новоприбывших измеряется десятками тысяч в год, что очень существенно, особенно для малонаселенных областей. За год после начала золотой лихорадки в Калифорнию прибыло 80 000 человек. Тогда же захудалое селение Йерба Буэна превратилось в один из лучших городов Америки - Сан-Франциско. Мне так больше любых цифр говорит снимок непрерывного потока людей, идущих по крутой тропе к перевалу Чилкут, Аляска, или кинокадры враз, за пару суток, опустевшего Сан-Франциско - весь город уехал на Аляску! ("Райком закрыт - все ушли на фронт!").

Миграции изменяют населенность отдаленных областей не только количественно, но и качественно меняют сам состав населения. На Аляску устремились, в основном, белые золотоискатели. В Африку, кроме того, прибыли огромные массы людей из соседней Индии, тем самым, добавив новый элемент в сложный расовый состав местного населения.

Вновь прибывшие основывают новые города, прокладывают шоссе и железнодорожные линии (к Ледвиллю сразу три) для транспортировки людей и грузов, организуют регулярную почтовую связь, наконец, в случае удачи - традиционно возводят оперный театр (Ледвилль, Сентрал Сити, Сильвертон). Новое население в корне меняет характер жизни в районе. Племенные устои жизни рушатся раз и навсегда. Это в равной мере относится к индейским племенам Аляски и Калифорнии и к негритянским племенам Африки. Все, что мешало развитию района (например, принадлежность Калифорнии к Мексике) отбрасывается прочь. Уравнивающая всех работа в забоях и на приисках ломает рабовладельческие традиции. Негритянское население впервые проходит здесь школу свободы. Недаром Калифорния изначально становится свободным от рабства штатом. Возможно, именно это определило победу Севера и падение рабовладельческого Юга. Вновь прибывшим некогда церемониться - они поставили на карту свою жизнь! - если существующие законы мешают им, они заново создают свое государство. Такова, как мы видели, была Республика диггеров в Южной Африке, такой же стала и Республика Калифорния. На примере Южной Африки прекрасно видны те политические проблемы, которые порождаются волной переселенцев. В конечном итоге именно наплыв уитлендеров вызвал трения, послужившие толчком к Англо-бурским войнам, и недаром права уитлендеров были одной из важнейших статей мирного договора, заключенного по окончании войны.

Именно значительные демографические сдвиги, связанные с золотой и прочими лихорадками, в первую очередь вызывают политические перемены.

Надобность в рабочей силе - первое, что порождают новые месторождения. В бывшем Советском Союзе, в условиях практически крепостной зависимости, и невозможности свободного перемещения городского населения (не говоря о сельском!) , миграция "трудовой силы" к новым горнорудным центрам искусственно регулировалась при помощи так называемого "оргнабора". Контрактным рабочим оплачивали переезд к новому месту жительства, давали повышенную зарплату и главное - сохраняли драгоценную прописку по старому месту жительства. Нередко переезд подстегивался "партийно-комсомольскими призывами" и воззванием к молодежи "вкусить романтику освоения дальних краев". И в тошнотворном застое советской жизни это работало.

Но вот бум кончен. Сливки руды сняты. Теперь разработка месторождения меняет характер: как правило, нужно переходить к подземной выработке руды, обогащать руду и транспортировать ее к металлургическим заводам. Словом, требуются крупные капиталовложения. Теперь месторождение должно само показать себя - насколько выгодна его разработка, насколько его содержимое отвечает запросам прогрессивных отраслей экономики и требованиям рынка. Массовое поступление на рынок нового добытого сырья вызывает переход к принципиально новым технологиям (бронзовый век и начало металлургии), дает толчок промышленным революциям (олово Корнуолла и калийные соли Германии). Разработка огромных месторождений как таран ломает патриархальные устои племенных обществ, меняет жизнь и политическую карту континентов (Витватерсранд). Добыча определенного минерального сырья диктует политическую позицию стран (железные руды Кируны и нейтралитет Швеции в войнах XX века), предопределяет исход исторических событий мирового масштаба (молибден Клаймакса и две мировые войны). Более того, месторождения определяют характер жизни целых стран и районов (Рудные горы), создают финансовую основу современного мира (серебряные рудники Лаврион, обеспечившие расцвет классических Афин; серебро Рудных гор; золото Витватерсранда; алмазы Африки; серебряные рудники Запада США). Добываемые материалы порой даже становятся символом эпохи (мраморы античности). Если для некоторых читателей, выросших под сенью российской исторической концепции, предполагающей примат государственности (автор, увы, не исключение) приведенный перечень покажется недостаточным, предлагаю еще раз взглянуть на наши истории. Они дают убедительную картину влияния минеральных месторождений на историю государств и их взаимоотношений.

Появление какого-либо комплекса крупных месторождений ценного сырья обычно являлось прямым ответом на запросы экономики. Нужда в тех или иных группах сырья всегда возникает с изменением технологической ситуации в мире. Ярчайший пример - спрос на "легкие металлы" - алюминий, магний и титан, который вырос в десятки тысяч раз с появлением реактивной авиации. Клаймакс был "открыт" (читай - понят!) только тогда когда определилась область применения его руды. Но что привело к находке калиевых солей Германии? В середине XIX века впервые стала очевидной невозможность прокормить растущее население планеты, используя старые методы земледелия. Не случайно еще на гребне французской революции, в 1798 году, появилась работа Томаса Роберта Мальтуса "Опыт о законе народонаселения". Актуальность этой работы подтверждается тем, что первое ее издание вышло из печати за 20 лет до основополагающей работы об экономике - книги Адама Смита. Вот когда во весь рост встала необходимость в массовой добыче калиевых солей. Было доказано, что использование одного килограмма калиевых удобрений увеличивает урожай зерна от 3 до 8 кг, картофеля до 35 кг, сахарной свеклы до 40 кг . (8) Одновременно потребовались большие количества калия для растущей химической промышленности. Это было время начала новой, второй промышленной революции. Она характеризовалась сменой паровых двигателей на электрические, массовым развитием химической промышленности, появлением самоходных транспортных средств. (9) Так что открытие месторождений калийных солей Германии пришлось как нельзя более кстати. Открытие это прямо отвечало потребностям нового технологического века. Неудивительно, что и Россия стала искать сходные месторождения калийных солей. Надо было как-то увеличить производительность застойного сельского хозяйства, по возможности, не меняя его социальную структуру. Решением проблемы и явилось открытие Соликамского месторождения. Разведка и освоение этого месторождения стали во много раз более актуальными после Октябрьской революции, с ее идеологией осажденной крепости, когда главной движущей идеей промышленного развития стала установка на самообеспечение страны всеми видами сырья. Поставленные задачи были решены методами столь органично присущими советской системе.

Однажды появившись, месторождения послужили мощным катализатором промышленных революций. Так, промышленная революция бронзового века была результатом освоения оловорудных месторождений. Когда горнорудная промышленность стала основой экономики, ее собственные нужды стали движущей силой быстрейшего освоения новых методов производства, разработки и внедрения новых технологий. Необходимость интенсификации горных работ на месторождениях Рудных гор впервые привела к применению взрывчатки. Борьба с усиливающимся водопритоком на глубоких горизонтах рудников Корнуолла потребовала создания насосов, использующих силу пара. Так появились паровые машины Джеймса Уатта. Вскоре паровые машины Уатта были использованы текстильными фабриками, работавшими на гидравлической энергии. Так началась великая промышленная революция, связанная с использованием паровой энергии. В 1819 году, в год смерти Уатта, в одном Глазго работало 18 паровых ткацких машин, и еще 2800 машин готовы были вступить в строй. В 1788 году Саймингтоном был построен первый катамаран, использующий паровую машину . (10)

Не менее важно и то, что, раз начавшись, та или иная промышленная революция создает свои собственные требования к развитию мира. Промышленная революция начала бронзового века. как мы видели, привела к созданию металлургической промышленности. Результатом этого в свою очередь на протяжении каких-нибудь 100-200 лет стала полная дефорестация восточного Средиземноморья - Кипра, Ливана, Закавказья. Ответом на это, в свою очередь, явилось начало применения каменного угля как топлива и как сырья для металлургического процесса. В полной мере использование каменного угля (в частности, коксового угля) связано уже с началом массового производства стали и строительством тепловых электростанций. Вторая промышленная революция сопровождалась сменой вида топлива и активной разработкой нефтяных месторождений. Одновременно наступил век редких металлов: ранее неизвестные и ненужные металлы вроде молибдена, вольфрама и, позднее, урана стали предметом первой необходимости.

Первые проявления минерализации зачастую обнаруживаются случайно. Первооткрыватель при этом порой не понимает значимости находки. Харрис заметил оруденение на территории будущего Витватерсранда и… продал свой участок за десяток фунтов (обогатился!). Тем не менее, его находка послужила толчком к золотой лихорадке -. десятки тысяч людей взяли кирки, лотки и лопаты и устремились в Южную Африку, чтобы заклеймить участок и разом изменить свою судьбу,. Роль первооткрывателей здесь вполне подобна роли апокрифического коня Рамелуса, чьи копыта взрыли серебряную жилу в районе будущего Раммельсберга в Гарце (Германия). С той только разницей, что памятника коню не поставили.

Но ситуация в корне меняется, когда ставится вопрос о масштабной разработке месторождения. Теперь требуется другая категория первооткрывателей - люди, осознавшие значимость находки. История не сохранила имена безымянных кельтов, нашедших рудные жилы касситерита. Для мира эти месторождения открыл финикийский купец и пират Кадм, организовавший закупку касситерита и вывоз его к потенциальным потребителям в Средиземноморье. В наши дни разработка может начаться лишь тогда, когда месторождение оценено, найдена его модель и установлен генотип, определено содержание полезного компонента в руде, подсчитаны его запасы. Требования к геологу на этом этапе возрастают. Он, геолог, должен хорошо понимать обстановку на рынке, еще лучше - чувствовать не только сегодняшние, но и завтрашние потребности экономики и, что не менее важно - свободно "плавать" в корпорационной структуре, чтобы "вырастить деньги". Вот тогда (и только тогда!) Витватерсранд и становится Витватерсрандом. Такова же история открытия крупнейшего в США уранового месторождения Шварцвальдер в предгорьях Скалистых гор Колорадо. Первые радиоактивные аномалии на этой площади были найдены проспектором Шварцвальдером, чье имя и носит сегодня месторождение. Но ничего, кроме поверхностного интереса эта находка не вызвала. Только тщательный анализ, проведенный американским геологом Гёрсоном Броди, высказавшим гипотезу о том, что найденная минерализация по типу аналогична крупнейшему в мире урановому месторождению Шинколобве (Демократическая республика Конго - Заир), вызвал интерес к месторождению и определил его дальнейшую судьбу. Это месторождение, обеспечило Соединенные Штаты ураном для создания атомного щита свободного мира. Недаром крупнейший завод по производству плутония - Роки Флатс в Голдене, Колорадо, располагается прямо рядом со Шварцвальдером.

С открытием и освоением месторождений связаны два важных морально-этических вопроса: кого следует считать первооткрывателем месторождения и как должно вознаграждаться первооткрывательство. Вся неоднозначность ответа на первый вопрос была рассмотрена на примере истории молибденового Клаймакса. Вторая проблема относительно просто решается в условиях рыночной экономики - геолог получает процент от стоимости предприятия, ведущего разработку. В условиях ханжеской советской системы денежная ценность месторождения оставалась за рамками любых дискуссий, а геолог произвольно вознаграждался по воле администрации. Ожесточенный спор о том, кто же является первооткрывателем алмазных месторождений России, длится уже более полувека, с 1954 года, не дал никому из реальных участников удовлетворения. Разве что Наталья Николаевна Сарсадских получила, наконец, вполне заслуженный значок первооткрывателя и более чем скромную денежную премию. Обнаружившая первую российскую кимберлитовую трубку Лариса Попугаева была вначале уволена с работы, а позже получила орден Ленина и по совокупности достижений - ученую степень кандидата геолого-минералогических наук. Да, и памятник ей поставили (как Харрису!). А о том, как загубили, по сути, результаты этих замечательных открытий, я уже писал в статье "Послесловие к открытию", опубликованной в настоящем альманахе. А вот вознаграждение Н.О. Рязанцева - бесспорно признанного автора гигантского месторождения калийных солей. Президиум областного совета народного хозяйства записывает в протоколе (сохраняем стиль и текст): "Считать Рязанцева Н. П. Первым открывателем в Соликамском заводе на Урале калийных солей. Разрешить тресту Пермосоль выдать ему денежное вознаграждение в размере двухмесячного оклада его содержания" (11)

Новые крупные месторождения нуждались в квалифицированных кадрах геологов и горняков. Не случайно, они становятся настоящей кузницей кадров горнометаллургической промышленности всего мира. Прекрасные примеры этого дает влияние опыта немецких горняков на развитие горнометаллургической промышленности России. Другой замечательный пример являет эмиграция высоко квалифицированных, но потерявших работу горняков Корнуолла в США и их роль в развитии добычи металлов в месторождениях Скалистых гор. Возникновение почти каждого нового крупного центра горнодобывающей промышленности сопровождается появлением учебно-исследовательских центров. Таковы Фрайбергская горная академия, Горная школа Колорадо, Петербургский горный кадетский корпус (будущий Государственный петербургский горный институт). Последний был создан далеко от рудных месторождений Урала в силу российской традиции, согласно которой все должно исходить из столицы. Горные школы не просто снабжали кадрами горно-геологические предприятия, но и служили центрами научного исследования в области геологии, горного дела, металлургии. Здесь создавались научные школы, возглавившие поисковое дело соответствующих стран.

Всему на свете приходит конец. И как бы ни были велики те или иные месторождения, но приходит час, и их дальнейшая разработка становится невозможной: либо истощились запасы, либо изменилась рыночная ситуация с тем или иным видом сырья. Следовательно, должен умереть и город, возникший близ месторождения, или, как вариант, изменить свою специализацию. Поэтому на флангах существующих рудников, не прекращаясь, проводятся интенсивные поиски новых месторождений, способных продлить жизнь старых, а с ними и жизнь города. Другое решение - создание туристских центров, воссоздающих историю месторождения и его эксплуатации. Оформление таких туристских объектов меняется в зависимости от традиций страны и уровня предполагаемых туристов. В Величке рассчитывали на визиты знаменитостей и людей "света" - там создавали подземные часовни и концертные залы, украшали их канделябрами и скульптурами из соли. В Германии особый упор делается на образовательную сторону экспозиции, создаются горнолыжные курорты, а в соляных растворах туристы принимают лечебные ванны. У нас, в США, в горняцких городах Запада стараются привлечь массового туриста (и их количество исчисляется десятками и сотнями тысяч в год). Предлагаемые посетителям программы умело сочетают ознакомление с природой данного месторождения, знакомство с Историей на примере воссозданного шахтерского городка времен расцвета Дикого Запада, с его характерным обликом и образом жизни, и непременное сопровождение - всякого рода аттракционы. Значимость этого признана ЮНЕСКО объявлением целой серии исторических рудников памятниками культурного наследия человечества. Туристский бизнес приносит многомиллионные доходы, зачастую превышающие доходы от эксплуатации умершего месторождения.

1. Kurlansky, M., 2002, Salt. A World History, Walker and Company, New York, 484 p.
2
. B. Helminger, 2004, Salzburg, Colorama, 2003, 64 p.
3. Термин "вторая промышленная революция" используется в значении, предложенным в работе Mokyr, J., and Storz, R., 1998, The Second Industrial Revolution 1870-1914.
4. Все сведения о калии и соликамском комбинате из статьи Людмила Долгина, 2006 Это наша с тобой биография. www. Amr-museum.ru/magazine/mag._10_04/n10_hym
5. Маркелова, О. А. И Агапова, Ж. А, 2006, Соликамский калийный комбинат - первенец калийной промышленности на Урале. www.rusarchives.ru/publication/solikamsk.shtml
6. Долгина, Л., 2005, Это - наша с тобой биография, Мир и музей, no.10,
www.amr-museum.ru/russ/oficial/magazine/mag_10_04/n10_htm

7. Мертвое море. Ru.Wikipedia.org
8. Долгина, Л., 2002, Это наша с тобой биография, Музей и мир, no. 10, стр. 1-9,
www.amr-museum.ru/russ/oficial/magazine/mfg_10_04/n10_2.htm

9. Mokyr, J., and Strotz, R. H., 1998, The Second Industrial Revolution, 1870-1914.
10. http://level2.phys.strath.ac.uk/ScienceOnStreets/jameswatt.html

11. Долгина, Людмила, 2004, Это наша с тобой биография. Мир и музей, no 10,
www.amr- museum.ru/russ/oficial/magazine/mag_10_04/n10_02.htm