Владимир Николаев

Посошок на дорожку

                     Е.Шалагиновой


Непослушное золото волос,
Ропот сердца, и - прощенья не проси...

Растекается февральский мусс. И кросс
Убегающих дорог. Груз парусин
Снеговатных, облегающих небес,
Луч фонарика и шёпоты колёс.

Вперемешку йод молитв и вымпел месс
Обещал кому-то рай, да не донёс.
И летят над автобаном орифламм
Чёрно-синие тесёмки. Ты - одна...

И обрывки электронных телеграмм
Подбирает по обочинам луна.


          
Полёт на Луну


Тело луны белым-бело.
Мозга грецкий орех устал.
От неудобства ногу свело,
Так промежуток меж кресел мал.

Голая грудь. Загорелый зад -
Сосед мой разглядывает журнал.
Впереди спорит о сумме трат
Семья, покидающая Урал.

Губит поэтику облаков
Точная выверенность крыла.
Кромка небес позади светла,
А впереди горизонт суров.

Взлёт был удачен. Он позади.
А про посадку думать - не срок.
Я улетаю. И мой сурок-
Память, уставившись в потолок,

Дремлет. И ближе душам, поди,
В рай. Над которым луна чадит.


       Утро 14 января на Фонтанке

Накрыта неподвижным одеялом
Манерного, лекарственного льда,
Спала Фонтанка, сны струились вяло.
Их ватная, пустая череда
Перебирала прожитое лето,
Отважное безумие листвы,
Чужой любви заклятие, и вето
Осенней обнажённой синевы,
Что замерли навеки подо льдом
Реки, где я, собакою ведом,
Её гуляю. Рядом, на ограде,
Сидит ворона с мордой в шоколаде...


           Стол находок и утрат

Перец  зимнего загула,
Пресный  пряник Рождества.

И приглаженные скулы
Иудея-божества
На иконе новодельной.

Юлианский календарь
Колкой ниткою кудельной
Привязал к шесту январь.

И до масляной недели
По асфальтовому мху
Станет бегать понедельник
В безрукавке на меху.

Понедельник повсеместно
Будет звать свою невесту,

Что на Стрелке бросил он
Снежной ночью у колонн.

Стол находок и утрат
Не вернёт её назад.

            Румянцевский сад


Ветхий ком воспоминаний
Полуправды, полулжи
Отыскал в своём кармане
И обратно положил.

Изменил грядущей ночи
С прошлым, ушлым, стёртым в прах.
С тем, что пятки многоточий
Оставляет на стенах.

Соблазняюсь прошлым раем -
Из оттуда здешний клон.
....................................
А в саду  апрель играет
Майский вальс "Осенний сон".


             Грехи средней тяжести

 

Кажется, всё же случится весна -
Как-нибудь, походя, мельком.
Искрами брызнул Обводный канал,
Вымерзший  полностью, в стельку.

Зеброй тельняшки рябит переход.
Всадников голых доверчивый Клодт,

Как побеждённых, пустил на поток.
Их не согреет на сраме листок.

Строк неизбежных витает туман
Возле дворца Белозерских.
Еду вдоль речки не рван и  не пьян
И без судебной повестки.

Сан: Петербург. Он же - чин: Петербург.
Не изувер, вовсе не Демиург.
Имидж и имя. Здесь  всё - креатив:
Торсы атлантов, груди кариатид.

Голые ноги деревьев - в снегу.
Ватные сны - до упаду.
Переиначить ничто не смогу,
Да и, пожалуй, не надо.

Кучно цветут за рекой купола
Злато-кровавого Спаса
И Петропавловской клети игла -
Костью восстала из мяса.

Сэр Петербург, гражданин Петроград.
Бывший товарищ,  нечаянный брат
Царственной нынешней цыцы-столицы,
Ангел реликтовый с небом в деснице.



        Ночь накануне Ивана Купала

                                            Е.Ю.


Жарко. Рассохлись глины.
Сник паутины тюль.
Лето до пуповины
Расшнуровал июль.

Спутались ини-яни:
Что пустоту толочь.
Влажною от желаний
Падает навзничь ночь.

  

       Вальс рождественского ангела  

                                             Е.Ц.



Город набит январём,
Сумерки - к четырём.
Спящих деревьев пустые кресты,
В инее белом мосты.

Снится ангелу рай,
Снится ангелу май,
Снятся ему голубая трава
И облаков кружева.

Кончилось Рождество,
Выползло естество,
Вырван из неги стальной конвой
Под золотой луной.

Вновь начитает ныть
Нежити нашей нить.
Ангел проснется и рождество
Спрячет себе под крыло.

Он улетит назад
В райский волшебный сад.
Туда вместе с ним полетим и мы
Пеплом иной зимы.



          Январь феи            

              Е.А.

  В руках у неё - осколок
  Рождественского обряда.
  Ограда. За ней - посёлок
  Города или града,
  Что съёжился в снегопаде
  Или в дожде потёмок.
  Включится по команде
  Осыпь зелёных ёлок,
  И улетит Крещенье
  И угодит в полнолунье
  Раннее обольщенье,
  Посланное колдуньей.


           Призрак осени           

           А.Е.  на память

Светел отчаянный призрак седьмого восхода
Года отверженных. Без вести павшего года.
Мода была в том году на кленовые листья.
Чистил чердак запылённый отчаянный мистик.
Ластиком липким  почти неотжатой рубахи.
Страхи летели в окно слуховое. И ахи
Архитектуры с отбитой  ольховой лепниной
Миной взрывали упавшее эхо. Куриный
Колер над речкою Карповкой пылью клубился.
Бился. Влюбился. Забылся. И в клумбу зарылся
Зверем-кротом. Этот призрак седьмого восхода
Да. Он ушёл. Улетел. Как звезда с августовского неба
Без вести. Без извещений. Как будто приснился. Иль не был.


     
         К Нине...

              (К.М.)

  

Перевернув страницы дневника,
Где было все - война, сороковины,
Я понял, что оставить "на пока"
Уже нельзя ни - дня, ни - половины.
 
Пустых листов осталось - на понюх,
Как отражений в зеркале слоистом.
Невинной спички огонек потух.
Дымок пропал. Опять темно и чисто.
  
В прихожей - лета брошенный чулок
И мертвый лепесток от георгина.
А на столе, как тайна между строк -
Пустой конверт, где Ваши слезы, Нина.