Наталия Литвинова "Стихи"

 Амур и Психея

- Падаешь, ласточка, в черные воды забвенья?
Вены ручьев набухают в беспамятстве ночи.
Соль разъедает мне скулы, и гаснет мгновенье
В омуте комнаты... Боль как свинцовые клочья!
Крылья оплавлены маслом горючим, горячим.

- Я ль очертила светильником круг полнолунья?
Сетью паучьей опутано нежное сердце:
Ты ли уловлен, ужален сестрицей-колдуньей?
Кто же мне спрячет за щеку истертый сестерций? -
Ибо и часу не быть мне причастною к зрячим.

- Я, как елей в твоем ветхом сосуде, истаял...
Падает, ласточка, вздохов бескрылая стая.

- Боже, мой Боже, стать камнем мне в каплях стоячих!
Я лишь хотела глазами любить, это значит...

- Значит, прощай.

27 августа 2005 г.


Дюймовочка

Даже рыбы, кажется, перешли на крик,
Прежде чем уснуть под свинцом озёрным.
И разносит ветер тугие зёрна
Заказным посланием по щелям,
Где губами, наощупь сочтя, шевелят
Крохоборы-кроты и кухарки-мыши,
Где, немея, Дюймовочка всё еще дышит
На мутнеющий ласточкин сердолик.

23 сентября 2005 г.

Дудочка

Бирюлька Леля - тоненький тростник -
Пока что с хрипотцой, с морозным кашлем,
Но, задыхаясь воробьиным маршем,
Уже свистит Снегурочке о них -
О жарких каплях, крови солоней,
О жгучих стрелах юного Ярилы -
Пока навылет сердце не пронзила
Ночная трель, что пустит соловей.

4 августа 2005 г.

Мой дивный город

Мой дивный город - за семью вратами,
За девятью печатями кордона,
За тридесятым морем, за устами,
Что замкнуты на сорок оборотов...
Молчи, не вспоминай! В пролёт бездонный
По ниточке трамвайного испуга
Срывайся в сон - под наконечник плуга,
Что память оборвет у поворота
На Сретенку...

18 сентября 2005 г.


Катуллу - в Вифинию

Кипарисов глухая стена - дыбом:
Там навеки нашел покой брат твой.
В метрополию рвёшься немой рыбой,
Чей плавник отхватили тупой бритвой.

Ты в Вифинии нажил мешок скорби,
Паутиной осенней сундук полон.
Непосильным бездельем с утра сгорблен,
Звук гекзаметра гасят - поддых - волны.

...Славен претор разбоем - тебе ль разве
На него равняться, забыв песни?
Он в приписках мастак, но как червь развит -
Вот и строки указов его - ЧТО весят?

В услуженье у власти земной - ты ли?
Поклонись лучше деве своей - Музе!
Та не будет с другими блудить или
Загонять тебя в пропасть - как шар в лузу.

Закажи-ка папирус себе светлый
Да вина - вот отметим твою встречу!
Под ногами листвой шелестит ветер,
Задремав на губах золотой речью.

Что нам, право, кровавых богатств бойня?
Пусть у Цезаря ноги болят: к бриттам
Отправляясь за оловом! На кой ляд
Нам те цацки: не больше от них ритма,

Чем от брани сенатской! Давай всё же
Лучше выпьем за долгую жизнь виршей:
Хоть мы пишем сдирая до жил кожу -
Оболочка истлеет в земле рыжей.

Час ухода во тьму не прозреть - точно.
Возвращайся скорей с берегов дальних!
Лучше, друже, в Вероне поставь точку -
Да на свитке, а не на костях игральных.

6 октября 2004 г.

Кружевница

Вот и лето прошло, хлопотунья, вязальщица кружев.
Где колечко твоё обручальное - знаешь, красотка?
Снегири у реки в горьком рае рябиновом кружат.
Не твоей ли рукой зимний путь по-над Соротью соткан?
Не кручинься, наперсница! Нам ли с тобою бояться
Темноты по углам да алмазов на мраморной шее?
Вышей крестиком мёрзлый погост, что растянут на пяльцах
Онемевшего края - утешься другим, коль сумеешь.

1 сентября 2005 г.


Медея. Жажда

Не остров - острый остов корабля,
И бездна под ребром, а не земля,
И гребни волн вздымают чёлн впотьмах,
И рыбьего хвоста смертелен взмах.
Ты - Водолей. Вода твоя горька
И солона. И, о глотке моля,
Я выроню кувшин для молока.

Не остров - даже горсть золы в руке,
И та - надежнее волны в реке,
Вливающейся в черный океан,
Чья безмятежность - гибельный обман.
Я - Лев. Моя стихия - жар степей,
Где солнца шар, не пойманный никем,
Шипя, в колодец канет - хочешь, пей!

Не остров - отрок в млечной глубине,
Отрыв от яви, ямба плач извне
Манят, и дразнят, и влекут, и пьют
Приправленною солью жизнь мою.
И чья ладонь, соломинка, змея
Протянутся из небыли ко мне?
Язон не вздрогнул на корме, смеясь.

25-27 апреля 2005 г.

Навсикая

Нет острокрылых ласточек давно,
Лиловый плющ расщелины ласкает,
И в сморщенных руках веретено
Покорно дремлет... Вспомни, Навсикая,
Того, кому омыла ты ступни,
С кого - ни поцелуя, ни браслета,
Чьи по волнам рассеянные дни
На смуглой коже каплями сверкают!..
Не ты ль напела дивные куплеты
Великому слепцу на склоне лета?


25 августа 2005 г.


Без Герды

Дыханье Севера вливается в гортань,
Кристаллизуя речь в горчичном доме.
И стук подрёберный так глух и тёмен,
Как постового шаг в завьюженную рань.
Скрипят полозья, плачут в поле поезда.
Неси меня, седая королева,
В свой город мёртвых: где и есть звезда,
Так только на верхушке красной башни.
И мне не вспомнить шелеста сухих имён.
Всё ярче расцветает сполох слева,
Всё безысходней погружаюсь в долгий сон -
Ржаным зерном на вытоптанной пашне.
И некому меня окликнуть: "Эй, восстань!"
Неузнанною девой-босоножкой
Проходит жизнь и сыплет из лукошка
Рубиновою пылью мне в гортань.

9 апреля 2006 г.

Ореховый Cпас

Чуть проступает рассвет на губах твоих серых,
А за щекою калёный казанский орешек.
...Значит, не будет ни третьих, ни избранных первых?
Вот и отлично! Тому же, кто волны прорежет
Узкой ступнёю, улавливать в сети рыбёшек,
Вместе с Ильёю-пророком стучаться в макушки...
Ты мне расскажешь, как белый налив нынче дёшев,
Как потеряла перо, кувыркаясь, кукушка,
Как зарыдали за пяльцами сёстры-болтушки,
Как я ушел в пятом часе за хлебом и мёдом.

29 августа 2005 г.

Оттепель

А морось!.. Стёклышки очков
Преображают в двух шагах
Двор леденцовый. И ничком -
На талый лёд глухое "Ах!"
Двоится, сыплется, дрожит
Стена ольшаника. Мотив
Синичкин в подоле зашит.
На языке зимы пути
Истаяли. И лишь подковки -
"Фа-ми-ре-до"... До остановки,
Как до весны, не добрести.

21 февраля 2006 г.

Пора падений

Не окликнуть, не спросить: "Как дела?"
Осень листьев полон лес намела.
Ночь ягнёночка на свет родила.
Вот он по небу и ходит кругом:
То к одной звезде прильнёт, то к другой -

А они в испуге падают вниз,
Соскользнув по веткам мне на карниз.
Я свечу от них затеплю: "Вернись!"
...Только ветер в волосах шелестел,
Да свистел на ухо мне коростель:

Как падут на сирый город снега
И как саваном укроют луга,
Как начнут метели оды слагать -
И ягнёночка завьюжат в ночи,
Не оставят и дымка от свечи.

17-18 сентября 2004 г.

Пора шарлоток, пирогов с грибами, чаепитий
С лимоном желтобоким и с неспешными речами
За жизнь, за осень - августа теплей, за славный Питер,
За сноски судеб в списке примечаний.
Пора сумерничать и взоры подставлять под свечи,
И глубже погружаться в тень, и становиться легче
Гусиного пера и горче вспыхнувшей рябины,
И безысходней песни лебединой.

25 октября 2005 г.


Сестра милосердия

Подамся, право, в сестры милосердья:
То вправить речь, а то заговорить
Косноязычье ямбом - не рассердит
Суровых викингов эольский ритм,
А то еще: утешить напоследок
Живительной латынью кельтский слог,
Снять с арамейского чернильный слепок
И на славянском повторить урок!

30 августа 2005 г.