Ирина Федичева. Деловая переписка (недокументальный рассказ)

 

               Моя последняя любовь, великий дар соединения  мгновений... Оглушительный  роман, моментально разбившийся вдребезги. Такая вот "осколочная"  получилась "точка" "средь шумного бала". Потом недолгая пауза и - совсем другое наше с ним общение. Он - мой советчик, помощник, друг, почти брат, которого  никогда не было.  В папку "Деловая переписка" моей компьютерной почты  переношу  его письма - независимо от темы.

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1.

              Ту  дождливую, ветреную, хмурую осень, я не вспоминаю...

             "Машина" уехала, "пыль" осела... Давно могу говорить обо всем спокойно, без слез  сожалений, без грез о  повторении. Но тогда... На многолюдном столичном мероприятии, где мне пришлось работать...с  опустошенной душой, я взяла около десятка интервью, получила с десяток комплиментов и "кофейных" приглашений, в голове "написала"  статью, отмеченную позже на планерке  лучшей. Материал, его острые углы, схема подачи и даже финальная часть сложились сами собой, я лишь отмечала кое-что в блокноте, зная, что не забуду ни-че-го.  На обратной дороге и  "отпишусь"... Работала я, точно  кукла, во внутренностях которой -  разрекламированные батарейки. Только  вот для их зарядки нигде не было места - нигде, нигде, нигде...Да их и нельзя зарядить из-за ограниченности ресурсов... Наконец энергия закончилась, и я... рухнула, едва поставив точку в последнем предложении... Автобус тарахтел дальше, а я, обессиленная, торопила: "Скорее... Ну, давай же быстрее..."

              Эмоции, полученные  от перечеркнувшего мое счастье события, были из разряда неподъемных...Меня что-то давило, крутило, пригибало, не позволяя выпрямиться.   Дома жизнь моя едва не завершилась. Ночью я проснулась от тошноты, тяжести во всем теле, невозможности пошевелиться и...от  безразличия... Мелькнуло: "Это сердце...Умираю от разделенной любви..." Ничего похожего со мной не бывало даже в самые, самые трудные периоды - с безденежьем, потерей работы, самоанализами, переосмыслениями, поисками себя в профессии и вообще...Надежда не оставляла меня, и я стремилась к достижению лучшего, всегда думая о жизни, а не о смерти...

              Стресс... Жуткий, противоестественный стресс...

              Держалась я непонятно на чем,  невнятно искала спасительную "соломинку"... Ночь ползла себе, ползла, никак не доползая до нужного мне часа.

               Я боролась за себя одним только желанием - выжить, преодолевая  боль в темноте и глубоком одиночестве. Надо перетерпеть, пересилить слабость, найти компромисс с организмом. Я не могу уйти от своих навсегда именно сейчас. Не хочу их страданий, не хочу их оплакиваний...

               Конечно, я не могла знать, что со мной приключится дальше, что произойдет в самое ближайшее время, но была уверена: события опять придут. Жизнь не стоит на месте. Может быть, все сложится совсем не так, как я того хочу сейчас...Кто знает, вдруг на меня свалится хотя бы немного счастья или еще что-нибудь хорошее... Несомненно, что-то опять будет, я же не одна на планете. Люди, работа, дети, дочкин сынок... Они мои радости и мои самые драгоценные богатства...Печаль пройдет, а с нею - воспоминания. Загоню их подальше, вот и спасу себя...Или забуду...

               А боль и безразличие к ней все не отходят... Справлюсь, справлюсь...Рано еще туда... У меня есть планы,  я не привыкла прятаться  от сложностей. Додышать бы до утра... И там все  образуется... Потому что очень рано опять придется выехать на срочный репортаж, который никто не сделает кроме меня... Даже наши приближенные  к верхам коллеги-"VIPы" здесь "пролетают", а я, хоть к ним и не отношусь, на этот раз  получила шанс блеснуть. Да не ко времени, похоже. Бороться! Бороться! Шансов много не бывает...Будто что-то предчувствовала...

                До  разбудившего меня приступа часа на два я с трудом провалилась в беспокойный сумбурный полусон-полуявь.  Потом вполглаза подремала, ожидая времени подъема, суеверно не разрешая себе настоящего сна.

            - Какая-то ты бледная, с зеленоватым оттенком, - обеспокоилась дочь, поднявшись ни свет, ни заря. - С тобой  все в порядке?

            - Теперь -  нормально...кажется, - помедлив, отозвалась я, раздумывая, сказать или промолчать о моей ночи...

             - Что-то еще?! - нервным полушепотом вопросила дочь.

             -  Ты знаешь, - решилась я. - Оказывается, от любви и в самом деле можно... умереть... То есть, не от любви... От ее потери... От потери, самое трагичное, разделенной любви...И от переживаний...

             -  Еще чего выдумала! Мы не поддадимся...  Надумала...Умирать от любви... Да он, небось, так не мучается...

             - Нет... Он тоже не в себе...Я чувствую его и вас - на любых расстояниях. Мы ведь  с ним почти одинаковые, а вы - всегда самые любимые. Он мучается. А я хочу  его мук...Пусть мечется,  жалеет... пусть ему будет больнее, чем мне... (На самом деле я не хотела, ему плохого,   лишь бесконечно вздыхала...)

              Накинув куртку с капюшоном, я вышла из квартиры, пренебрегая  зонтом. Не до внешнего вида  сейчас... Не ехать бы никуда...Мне нечего было ждать - писем сегодня не будет, и завтра тоже, и - никогда теперь ничего не будет, связанного с ним. Его папка в моем компьютере больше не заполнится...

             "Нечего ждать, - вздохнула я.- Ну, и - не жди тогда!  Переключайся!"

             Ничего, конечно, не забывалась. Что-то меня терзало,  било изнутри холодной дрожью, утаскивая непонятно куда. "Душа мучается, тоскует", - в миллионный раз вздохнула я. Да и как забудешь сразу? Я же не робот, а  чувствительный человек, привыкающий и ответственный... Вздохи, вздохи мои... Куда же от вас денешься... Жива, вот и славненько... Давай, отходи... Ни о чем не надо думать... И ни о ком...

              Спустилась по лестнице, открыла дверь подъезда. Дождевые капли  тут же рассыпались  по лицу неприятным душем. Внутри стало легче. Несколько раз  подряд я опять вздохнула, прогоняя глубину тоски и слово "никогда", сверлившее меня с момента расставания с ним... "Не может быть, не может быть, не может быть...Этого не может быть...Никогда...Никогда...Неужели никогда я его больше не увижу..." - повторяла и повторяла я,  смахивая слезы, смешивая их с дождинками...

               Пока редакционная машина двигалась к месту события, которое мне было поручено описать "срочно в номер" и уже к двум часам дня сдать верстальщику   готовым опусом, я не думала ни о  работе, ни о  событии, куда тащусь, едва оправившись от... почти небытия. В голове сидели застывшие фрагменты   наших с ним встреч, бесконечные разговоры. Нам всегда было о чем говорить. И его розы...Сегодня же  выброшу в мусор  сухие  веточки...  Начинаю другую жизнь. Срочно, сейчас, в этой осенней слякоти...

2.

                Несмотря на непогоду, нужный народ подтягивался к месту далекого загородного сбора, оставляя на обочине полуразбитого шоссе старые иномарки и новые таратайки отечественного порождения. Гостей привезут попозже. А нам пока будут давать "указания".

               В легких туфлях местные "шишки" продирались через грязь поближе к означенному месту  церемонии.

                -Мы все вместе, единой бригадой должны отработать хорошо, - суетился вице-губернатор, не привыкший принимать супер-важных персон и решений.

                Он бегал вокруг представителей "нашей" стороны, одновременно  что-то прося  и требуя, наставляя и предупреждая. Он жалостливо оглядывал пишуще-говорящую компанию прессы , в том числе и меня... И что он так мучается? Завез  в место, "куда не ступала нога человека", словно именно здесь  зарыт нужный ему клад, а мы-то и должны его выкопать... Раскомандовался...Да успокойтесь вы!  И так  не до вас, не надо нервов! Напишем-расскажем-покажем все, что надо и не   надо... Да и кому - надо-то?! Разве вот ему, чтоб областной губернатор  дорогой лаской одарил?

              - Важно, какое   мы на них произведем впечатление, от этого зависит, выбьем ли инвестиции, и  какую сумму... Сумма важна, понимаете?.. У нас такой грандиозный проект!

               Он размахивал руками, смешно причитал, похожий на неграмотную деревенскую бабульку:

               - Как некстати, ах, как не вовремя вызвали губернатора в верхи... Ох...    Что я смогу? Такие важные птицы, с такими  деньжищами...Спугнуть можно любой мелочью... О...Скорее бы прошел день...

               "Да уж, скорее бы, - комментировала я, - великая важность... Инвестиции, деньги, валюта...С ума посходили, добравшись до власти...Ну и местечко... Зачем я здесь?!  Что выдумали начальственные мудрецы? Какой еще благотворительный магазин? Что за сочетание - "магазин" и - "благотоворительный"! Бывают ли такие? Для чего в чистом поле, парковка на тысячу машино-мест? Для тех,кто нуждается в помощи, что ли? Кто сюда поедет при этой экономической бедности, за километро-часы от областного центра? Когда личных машин на душу населения раз-два  - и нету! Чепуха какая-то... И мне выпало их прославлять...бодренько...Правда, редактор сказал, чтоб сама разбиралась, по  обстоятельствам...Светлая голова...Спасибо и за это..."

                Любимая  работа почти бесила.  Тянуло домой,  в рыдания. Но дом "светил" не скоро, часов  через пять, а может, и больше. Прикинула...Да... Час на осмотр "позиций" и разбор планов строительства, минут сорок - на "экспресс"-конференцию, часа два до редакции, минимум полтора - на написание-описание, вычитку, согласование, верстку и прочее...  Вернувшись из мыслей на мокрую землю,  поняла, что попала в чиновничью игру, когда кое-кто мыслит загрести жар... нашими руками, точнее, нашими статьями или словами... Такое мне не нравится. Надо что-то делать. Я не пишу о том, во что не верю...

                Вице-губернаторская беготня не только  смешила, отвлекая меня  от думания о личном, но и порядком раздражала, - любят они команды, хлебом не корми, а мое свободомыслие, взбрыкивает внутренними протестами... Ну и приехали "птицы" - местный космонавт, иностранцы, благотворители, члены чьих-то правительств... Вон и спецслужбы "как бы" замаскировались, разыгрывают из себя бизнесменов... Сколько лет уж работаю, а все не привыкну к  вот таким "выставиловкам". Потому и не "дослужилась" до высоких мест - престижных кресел. Мне  все ясно без речей и предысторий -  начальство хочет денег... А кто их не хочет? Я, что ли не хочу или мои дети, или...?! Разница в возможностях...Моя задача - эксклюзивно проинтервьюировать Самого главного иностранца, ничего не упустить и... Домой...Хочу домой... Я нахохлилась. Вид мой, наверное, напоминал замерзшую птичку без рода, без племени... Интересно, как я выгляжу? Однако зеркал в этом месте не предусмотрели. А погода?  Мокрота - холодень... И при чем сейчас какое-то зеркало? Абсолютно бесполезный предмет в моем положении... Опять...  Забыть! За-быть!

                 Теперь понятно, за что, если что, меня в редакции смогут сделать козлом отпущения...А я не дамся! Придумаю такой ход...такой ход...придумаю... Может быть...Сейчас вот пошевелю собственные многочисленные идеи, может, и "вырулю"...Так...Что  нужно проинвестировать для бедных земляков, и как повернуть, чтобы средства дошли до цели? Время было. Я активно включила мыслительный процесс. И- таки придумала  важный ход, который непременно, если мы получим эти  "тугрики", будут контролировать сами инвесторы. Вот мне и эксклюзив - ведь мою беседу все услышать-то услышат, но... ровным счетом ничего не поймут. И я одна смогу "осветить" процесс с действительной выгодой для простого народа. Вот он и "шанс", каких практически не бывает...

3.

               "Быстро" домой не получилось. Самый главный иностранец, потрясенный моим шведским, из-за которого-то меня и услали в дождь-слякоть на "дело", настаивал на моем присутствии на банкете...Он, навидавшийся многого, довольно крепкий еще "белый гриб", светился, словно сделал что-то наиважнейшее. И хорошо понимал:   "героем" он становится с моей прямой подачи... И о ней мы оба промолчим. А банкет... некстати...Ну пусть, перетерплю и банкет. Отказаться ж - нельзя, политика, инвестиции, будь они неладны, абсолютно гиблый проект... как о нем писать...? Прямиком, что ли, мол, все это несусветная глупость - не пустят на полосу, лишат премий и прочая. Не прямиком - сама же себя и застыжусь...Все один в один... Ах, да, забыла! Мы же с Самым главным... уже все "переиграли"... Важная я сегодня птичка - в непромокаемой куртке с капюшоном... Банкет... Еда... Питье...  А в горло ничего не лезет... Переживания зажали меня тисками. Я домой хотела добраться, чаю попить, да под одеялом всласть  наплакаться... А  надо писать  репортаж вперемешку с интервью,  и все такое прочее... да что я переживаю и о чем?  Здесь все зависит от Самого главного иностранца. А он уже принял решение... Я его и обнародую. А куда потом денутся власти? Притихнут. Возьмут. Сделают. Да еще и за границу кто-нибудь съездит, опыту  набираться.

               В общем, наверное, так не бывает или бывает крайне редко. И не со мной. Но на этот раз в центр внимания попала я, абсолютно рядовой работник творческой группы, никак не соотносившая будущее свое творение к разряду творческих. Рутина это, и больше ничего, хоть и "бодренькая". Это из-за шведского я сюда попала. Самый главный иностранец, наверное, пошутил, поставив условием интервью с ним на шведском. Видимо, догадался, что проект-то - "аховый" и потребовал переводчика, а где они в провинции такого отыщут при явной временной ограниченности! А тут и я ненароком "высветилась", наверное "спецы" сдали - они же все про всех знают, вот и подсуетились... Правильно, оказалось, что я единственная в наших краях, и была при этом вот полузабытом мною языке.

 

               А как получилось... При поступлении в университете был огромный конкурс.  Даром, что провинция. Вот они и надумали с экспериментом. Тогда в моде был английский. На него, как на профилирующую дисциплину с переводческим дипломом, хотели попасть все. А я не добрала двух баллов. В приемной комиссии предложили экспериментальную группу со шведским - туда никто не хотел. А я согласилась - не терять же год... Английский у нас тоже был, но как не самый важный предмет. Зато пока учились - на каникулах  два раза бесплатно побывали в Швеции, ничего, язык нам понравился. В группе всего и было - шестеро нас таких вот отчаянно - не отчаявшихся. С годами я подзабыла  невостребованный иностранный, по инерции оставаясь "чернорабочей" в  областной газете . Толкали меня всюду. Да я не отказывалась. Профессия такая. Один из одногруппников погиб в какой-то очень "горячей точке", четверо живут в Скандинавии, а я вот... здесь я  живу... Провинциалка глубокая, страдающая и...чего-то ждущая.

               Дальше было  то самое "дальше", которое случается один раз на миллион вариантов.

               Самый главный иностранец очень тихо сказал, что не сдвинется с этого неуютного места ровно столько времени, сколько потребуется на получение моего согласия на участие в банкете. Я все это переводила, практически не запинаясь. Откуда появлялись давно заученные слова, не имею понятия... Сказал, и... оставив всех с полуоткрытыми ртами,  отправился... в моей редакционной машине... в мою редакцию. Ну поехал, и ладно. Его я уже проинтервьюировала, соглашение достигнуто, а кто сейчас в королях -  совершенно неважно. Он король, я -  подмастерье. Пусть у редактора тогда дожидается. Или в бухгалтерии, там у нас работают хлебосольные дамы... Мне не до внимания ему. Домой бы скорее...

              - Могу ли я помочь вашей проблеме? - едва слышно... по-русски спросил он меня, когда видавшая виды машина по колдобинам выбиралась на шоссе.

              - Да, - по- шведски ответила я, не удивляясь новости  с языкознанием.

              - Готов сделать все, что бы вы улыбнулись, - опять по-русски, и почти без акцента...

              - Женитесь на мне, -  ляпнула я.

              - Хоть сейчас!

              - Сейчас загс не работает, - на полном серьезе ответила я и обо всем забыла. Надо было крепко держаться за внутренние ручки машины, а то как треснешься чем-нибудь, так потом будет долго болеть.

4.

            ...На банкет я привезла компьютерные распечатки сверстанной полосы, где отлично смотрелся мой "горяченький"  репортаж с интервью и размышлениями о целесообразности инвестиций и, может быть, не самом удачном проекте для них, об альтернативах для выдачи иностранных средств и т.п. Непосвященный и не въедет, что я просто "зарубила" губернаторский  проект, рассчитанный на полных профанов в экономике и... удачно предложила благотворительно-перспективную идею от лица Самого главного иностранца, то есть он сам и предложил, а кто здесь еще такой умный? Не вице-губернатор же?

            Одно согревало: на мысль  Самого главного  навела  я.  Проект во мне давно сидел. А когда вопрос встал ребром, когда мне совсем не улыбалось пропагандировать очередную дорогостоящую глупость, он и всплыл при контакте с этим - Самым  главным.... Теперь не отступишь. Он же все взял на себя... Опытный человек, с полувзгляда все понял, и меня, внутренне удрученную, кажется, тоже.  Утром прочтут все. Газета уже печатается.А редактор-то как рад! Ему ведь тоже надоела "обязаловка" про чиновничьи глупости... Теперь у нас появился эксклюзив. Завтра все узнают очень хорошую новость. Сейчас - только "избранные" восхищаются и радуются появившимся надеждам на деньги. Смешно смотреть, как они вчитываются в строчки, исподтишка оглядывая других, делая то же самое, что и другие  - безмятежные улыбки младенцев. Выходит,  нечаянно, так получается, я "пробила" огромную сумму, которая будет всегда под контролем и уж никак не "распадется" на широченные карманы этих вот толстых "дядек" с узкими переносицами.

               Вице-губернатор лично роздал копии полосы. Приказал: читать! Они и читали, как полагается, и понимали в прочитанном то, что полагается... Кажется, все сошлось... Один шанс на миллион... На банкете говорили здравицы, благодарности от себя лично, от всех вместе и от многострадальной нашей области... Самому главному иностранцу, на мой взгляд, было не по себе...Но завтра   все это будет  оформлено как полагается по международным нормам. Опять надо "освещать"...

               Самый главный иностранец, свидетель моей работы, восхищенно смотрел... нет, не в будущую газетную полосу . С ней и без того все было понятно. Он не отрывал от меня глаз и в конце концов попросил мою визитную карточку, которой у меня при себе не оказалось.  Меня и без нее почти все знали. Протянул  свою ручку и свой блокнот, куда я и записала несколько телефонов и "эмэйлов".

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

1.

              Прошло несколько лет. Три года из них я вместе с моим бывшим "Самым главным иностранцем" пребываю на другом континенте, где тепло, спокойно и почти не бывает дождей. Там он воплощает в жизнь новый долгосрочный проект. По "нашему" проекту дело развернулось нешуточное, и он практически ежедневно самолично получает о нем строжайшие отчеты. Я ностальгирую по своей трудовой беготне, местным "домашним" просторам, стараясь вообще не думать о моих родных, иначе изойду слезами. Я прячу тоску в глубинах подсознания, откуда она вредно выползает, грызя меня изнутри. Но я улыбаюсь, занимаясь домашними делами, постепенно медленно "отупеваю" и линивею. Не зря психологи установили, что женщины, посвятившие себя дому, живут меньше "трудоголичек", хотя можно и поспорить. Но что-то же мне нужно делать здесь, вдали от  близких и любимых. И я придумываю себе всякие дела-мелочевки...Изо дня в день со мной рядом мой "Самый главный иностранец", работающий дома, в долгих телефонных разговорах легко переходя с одного языка на другой.  За ним я, выражаясь по-нашему, как за каменной стеной. Он решает все сам, да и ладно бы, пусть решает, если ему так нравится.  Мне же, повторяет он с периодичностью в один день, ничего не надо делать...И думать теперь мне тоже, оказывается, не надо...А к чему нам, таким вот "дамам", прибывшим из "недоразвитых" стран рухнувшей системы, еще и думать? Однако голова - моя, что хочу в ней, то и делаю!.. Могу повторить громче, если кому-то что-то непонятно... Иногда между нами происходят стычки. Мы ругаемся, и он почти отсылает меня в "мою Россию". Что и как у нас происходит, я знаю получше него, а за державу обидно, не хочу "отдавать" ее в обиду, и я не сдерживаю слез - вот ведь как кстати подворчивается подходящая причина поплакать. Но, подувшись на меня практически из-за ничего, он вроде бы вновь становится нормально-прежним.

              С течением времени каждую такую, как он называет, "спровоцированную" мною, конечно же, ситуацию, я принимаю иначе. Только вот слезы почему-то большими горошинами, как дождинами, падают на скатерть, а пора бы привыкнуть, принимать все шуткой - это больнее бьет, не меня, конечно же... Видя мои слезы, он злится. И говорит явные глупости.  А я - нет, не злюсь я на него, все же старший товарищ по "несчастью", точнее, по браку. Я не злюсь, но разговаривать с ним мне потом не хочется. Только вот все чаще хочется быть одной, а не под его "золотоклеточным" контролем. Вот если... А что? Даже если плюнуть и уехать... Но я предупредила: по своей воле - никогда.. .Пока. Последнего слова он не расслышал, дурочка я, что ли выкладывать ему мои козыри...Не дождется. А сделает, как я захочу, по личному его желанию.

               Чего мне бояться в России? Работы?  Так она для меня обязательно  найдется. Сама придумаю, если не будет подходящей... В первых здешних переживаниях мозг мой сактивизировался и опять выдал идейку... Тайна это пока, никому не скажу, вдруг и впрямь придется "сматывать удочки" -  терпения у меня пока хватает, да ведь и оно не бесконечно... А может быть, опять у меня что-нибудь улучшится...Тогда и вот оно, готовенькое дельце. В то, что перемены будут очень хорошие, я почему-то твердо верю.

               Обидно, что  стычки эти, пусть и нечастые, забирают, не восстанавливая, чувства, человек-то он неплохой, местами добрый, с тонким юмором... Вон какую мы с ним "заварушку" с инвестициями провернули... И рада быть той, прежней, трех-четырехлетней "давности", когда из шутки получился серьез . Да ведь сердцу не прикажешь...Уходит вера, остывает душа... Глядишь, и возвернусь, если Президент получше попросит...А он уже дает намеки...Да пока не на тех напал... Ну ладно, речь не об этом...

             Живу я без привычной гонки, однако на месте не сижу. То многоязычные гости прибудут, то еще что. Но это так...Лишь бы время прошло, в обязанностях. А люблю-то я совсем, совсем другое... Немного пишу  в здешние русскоязычные газеты, думая при этом обо всем, что было со мной и не думая о том, что со мной будет еще. А ведь обязательно будет! Жизнь на месте не стоит, я не одна на планете, перемены приходят какой-то неожиданной толпой. И ко мне они скоро опять придут, убеждена в этом... Чем еще я занимаюсь? Немного читаю на английском. А с мужем мы прекрасно общаемся на русском. Он зачем-то его выучил в молодости. Он многое знает, а я периодически черпаю знания из него. Странно, но темы для газетных материалов, предлагаемые моей  "заграничной жизнью", не интересуют редакторов на родине. Ну и не надо. Тогда напишу книжку для себя  об увиденном и узнанном, а потом подумаю, что с ней делать. Заодно и время пройдет до моей следующей поездки к своим, а может, как раз и перемены подоспеют, как блины в деревенской русской печке.... Самый главный иностранец - тоже мой. Но он мой по-другому, по-иностранному... С ним как-то иначе... с ним я не чувствую себя  собой и никак не привыкну опять быть женой.

               Да, вот это  оказалось посложнее, чем перечеркивание губернаторских надежд...

             Здесь я никогда не вспоминаю эмоции моего последнего страстного и бурного романа, эмоции  последней любви. Не блуждаю по воспоминаниям, никогда не жалею  -   случилось то, что случилось, что, наверное, и должно было произойти. Хотя и не доверяю фаталистическим теориям. Но ведь все получилось, как в сказке.  Счастлива ли я?  Наверное. Однако новое счастье какого-то другого вида - то ли оно есть, а то ли его и нет вовсе....  Может, я уже слишком "повзрослела" , а быть может, все это из-за того, наверное,  что за  новое   место под солнышком с голубым небом мне не нужно было бороться или страдать из-за него. Оно пришло "на блюдечке с каемочкой". Вот если б препятствий побольше, тогда,- да, были бы поводы для сожалений-стрессов.

            "Он"... человек из далекой осени, тоже вернулся и "живет" в папке "Деловая переписка", в другом компьютере. В другой стране... Раньше, до "революции",  все его и мои послания пребывали  отдельно. Из наших писем можно было бы написать изумительно-эмоциональный роман. Что я и собиралась со временем сделать.Увы, эту папку случайно, по ошибке  выбросил компьютерный мастер. Его нынешние письма иногда попадают точь-в-точь в мои сегодняшние эмоциональные настрои. Он-то и помогает мне осознавать настоящее. Его анализы ситуации ничем не хуже рекомендаций профессионалов в этих вопросах.   Он лучший друг теперь. В "день рождения" расставания я отослала ему письмо. Не помню, что в нем было, - как писалось, так и  ушло,  копию  тут же удалила.  Я не очень хотела получить ответ, но знала: он его пришлет. И будут в нем приблизительно такие строчки: "Здравствуй...Написала и верно - значит, надо было написать. А я тоже вчера-сегодня думал… Правда, число точное не помнил, но   по телевизору говорили про  это событие... И сегодня опять вспоминалось, тем более, что погода такая же противная, темная и ветреная… Это было с нами, значит  оно должно было быть, это предопределено в Системе, поэтому  не берусь оценивать. Но ты при твоей человеческой непрактичности очень здраво взвесила  минусы и плюсы. Верно, очень верно. А то, что "переворачивает" до сих пор, - это груз прошлого опыта, он внутри и его  трудно перебороть. И очень хорошо, что это постепенно тебе удается, - давай, додавливай… Потому что я и поныне в "гонке за материалом…" и не то, что по часам, а вообще живу без времени суток. Случится надлом,  внутренняя истерика - зальешь ее водкой, назавтра полдня болеешь, потом опять к "станку"… Зачем? А чтобы выжить, чтобы хотя бы как все, чтоб не пойти на дно.  Не вспоминай. Ничего не вспоминай...Может быть, у тебе еще случатся головокружительные перемены, ты ведь умница у нас...А жизнь не стоит на месте...И ты не одна на планете."

              Конечно, мне очень даже хорошо удавалось "не вспоминать" времени, когда я считала недели, дни, часы - с точностью до последнего атома чувствовала его на самых дальних расстояниях. По своему характеру я далеко не нытик, но!!! Бывают  теперь со мной периоды тако-о-й психологической "ломки", что я полностью забываю, как вообще может идти жизнь. Тогда, гораздо реже, чем это со мной случается, я немного злоупотребляю им, "выписываюсь" ему, выговариваясь, почти как чужому человеку, встреченному в поезде. В отличие от "поездного собеседника" он отвечает, и мне опять становится легче. Как-то летом я получила вот такой ответ: "Извини на некоторую разудалую резкость предыдущего письма, - немного расслабился в выходной и потянуло пофилософствовать, а тут как раз и твое письмо попало… Но ведь по сути-то написал именно так, как думал, разве что без оглядки… Так что за "без оглядки" извини, а в остальном так и есть, как думаю и точнее, пожалуй, на абсолютно трезвую голову не смог бы изложить, ну разве просидел бы, промучился полдня, подбирая слова…

              Да, я много думал о тебе, потому и написал про благосклонную Судьбу… И, знаешь, на самом деле, открыл для себя механизм управления ею - то, что ты делаешь неосознанно, но все-таки делаешь,  тебе  удается. Механизм прост как три копейки - нужно захотеть. Но захотеть так, чтобы аж физически ощущалось…

             Ты "захотела" - и вот ты не в неубранном городе Б., а на   берегу теплого моря, на другом континенте. Ты - не на первом этаже "хрущобы" в раздумьях о квартплате, а в пристойном доме без мыслей о его содержании… Не нищим провинциальным корреспондентом, а   женой, о которой заботятся… Продолжить?…Думаю, не надо, и так все знаешь.

             Не представляешь, сколько твоих же знакомых тебе завидует и многие бы просто не поверили в такую возможность. Скажи ты соседям в районном городишке, где ты жила по распределению после университета, что будет так, как сейчас есть у тебя, - поверили бы?… Да и сама бы не поверила...Согласна?

             Судьбу не гневи.    У тебя есть самое главное - время… Которое ты не растрачиваешь в судорожных метаниях по поводу зарабатывания грошей на пропитание или кусочка масла на утренний хлеб. Как это было у тебя всегда, как есть у меня, да и у  большинства из нас, сейчас… Все время на это уходит. А время - это жизнь. У тебя  есть жизнь.

                У меня - выживание…

                А всё остальное - то, что я называю немножечко резко "нытьё". У самого зачастую "нет настроения" и "состояние не то", но если надо… Или с голоду сдохнешь, или придет настроение, куда же оно  денется… Вот так и появляются уникальные и востребованные мои работы,  это ведь тоже творчество.

               Любви, похоже, на этом свете больше нет. По крайней мере, в нашем возрасте.

Не жди Любовь,   в жизни, не ищи… А лучше дай её людям. Пиши о ней. Твое место там, вдалеке...Ты не захочешь жить, как раньше, физически не захочешь, а значит и не будешь - Судьба не даст. Точно?

                Значит, ты счастлива сейчас. Вспомни, как вы встретились... Я к этому имею относительную причастность...Физически прочувствуй, что счастлива. И все у тебя прекрасно. И великолепные чувства зреют у тебя в голове, просящиеся на бумагу. Так ведь?…   Посамокопайся… Думаешь, он тебя не любит или любит недостаточно? А ты? Можно поискать компромисс - жить как будто бы любя... Это трудно. Но куда деваться? Здесь, у нас, никто никому не нужен...Ты тоже будешь не нужна. Никому. Это жестоко. Но это - так. Ты знаешь это. И пусть ты любишь одиночество, но на него тоже нужно заработать...Где? Как?

              Это просто жизнь...А! Кстати. Сейчас скажу, а ты подумаешь… Вот ночью я поднялся, достал бутылку, налил рюмку и стал писать свою философию… И... Ладно!   Теперь представь, что ты моя жена, а я тут ночью встал, влез в шкаф, достал бутылку, налил и сел за компьютер… Представила все свои мысли?… Все свои слова?… Перечитай еще разок сюжет, чтобы воочию представить…

Я себя знаю лучше всех. И ты теперь знаешь объяснение тому, тогдашнему моему очень больному поступку, когда, разорвав нашу с тобой красоту, я чуть было не умер... Представляешь, я чуть было не умер от потери разделенной тобою любви...Нет любви у нас теперь, нет! А  эмоции остались… Не самое ли оптимальное решение? Мы оба живы. Мы не тоскуем. А все остальное - ерунда, переживешь, привыкнешь и все уже есть хорошо, а будет - еще лучше... Ты получишь награду, о которой мечтаешь, и разрешишь оставшиеся проблемы...Доброе утро..."

                   Время проходит-уходит. Я рядом с моим Самым главным иностранцем, езжу с ним время от времени по свету, увлеклась фотографией...   Как-то вечером, когда он смотрел новости, меня вновь забрала тоска, я включила компьютер. Почта принесла письмо "оттуда": "Судьба тебе его послала, потому что ты сама этого хотела. Ты очень хотела, Судьба услышала, соблаговолила…  Ты просто феноменально умеешь ею управлять, она к тебе благосклонна… Живи и радуйся - всем бы так… Управлять своей Судьбой…   А все остальные издержки - они не на её, Судьбе, а на твоей ответственности - она сделала всё ровно так, как ты хотела.  Она повернула  все именно так, как заказывали… Поэтому нельзя винить Судьбу, нельзя винить себя (ты ведь не знала об этих "тосках", они пройдут, вот увидишь), нельзя винить , никого винить нельзя. Не вини - проиграешь..."

                 Надо переложить  его письмо в папку "Деловая переписка".  И снова попросить Судьбу...Знаю, знаю, о чем я должна ее попросить, он невольно подсказал...

                В одном не согласна... Я ведь по сути своего характера никого ни в чем никогда не виню. Кроме собственной персоны...Да ведь не в этом дело! Вот если б мы с моим Самым главным... расстались. Вот тогда бы! Я бы...Ох, о чем бы я только не сожалела, о чем бы только не мечтала, о чем бы только не плакала! Прав он...Нет любви? Есть, есть она.  Думаю, есть. Просто теперь у нас другой возраст и другая любовь.

                *** И тут, наверное, кстати, и  вспомнилось... Звонок телефона. Подойти?.. Подойду...

               - А  ты права! - без предисловий и приветствий сказал Самый главный... Чей голос я сразу же узнала.

                "В чем это еще он определил мою "правильность? - насторожилась я, одним ухом вслушиваясь в  его дальнейший монолог. - Что  еще?!"

               - Предлагаю тебе руку и сердце...

                "...Этого мне не хватало..." -   , внутрь себя пробормотала я.

                Он увлекался, и голос его был по-отечески добрым... Вот и "преобразование"...

              -  Сколько нам еще жить? Меньше, чем прожили...

               "Умненький какой, - запротивилась я. - А то сама не знаю..."

              - Уверен, -  продолжил он, -   вдвоем нам будет лучше в одной стране, чем поодиночке в разных...

              "И обо всем-то ты знаешь лучше других", - я вела собственный молчаливый диалог.  Мне было все равно и сейчас, и тогда, когда хотела от него сбежать - поближе к дому, или хотя бы запереться у себя в редакции. Моим слезам, моей потере требовался выход. Мне ничего  не нужно, кроме  внутреннего спокойствия.

              "Странно как-то он делает предложение... Хоть бы какой намек о какой-нибудь любви ...- тем не менее, размышлялось во мне. -   Наверное, все у них по-другому. Сначала контракт - потом - любовь с обязанностями".

              Угораздило же нас познакомиться  в тот противный день,  вдалеке от цивилизации , на расползающейся под ногами земле.

              Я попросила  времени на "обдумья". Не знаю, как там мне будет "лучше" в одной стране с ним, но ... все же решила попробовать... Живу теперь  в других условиях...   И...и... очень даже неплохих. В моем бы городе мне все это, плюс море с пальмами... Время меня переменило. Кажется, немного стала "пофигисткой", немного актрисой, немного несобой...

              Привыкла к внутренним монологам-самовнушениям. Мне хорошо здесь, мне всегда будет хорошо, и  "последальше" и... до тех самых пор, пока моя Судьба решится на исполнение моего желания. Потому что я его уже...поп-рр-р-р-осила...до хруста в костях... Вот как сильно я хочу его исполнения. Знаю только, что придет оно ко мне по частям, но не знаю, когда... А потом будет  Самое хорошее из того, о чем я просила... Будет, конечно,будет... Судьба для этого назначит время сама. Я должна ждать и терпеть, терпеть и ждать...  

 

30 декабря 2006 г. - 3 февраля 2007 г.

Франция