Марк Ляндо. Он прыгнул (поэма)

ЭКСПОЗИЦИЯ

Не мо… Нет, быть не может!

И доплыл?

100 километров ?

Миль пятьдесят морских?

До-плыл?

Не верю!

Нет, не может!…

Ночь. Шторм. –

Человек эмигрирует

с кормы

советского круизного

теплохода

прямо в черные клыки волн.

и проплыв ночь-день-ночь-день–ночь:

около ста километров,

достигает одного из Филиппинских островов…

По книге Ст.КУРИЛОВА

«ОДИН В ОКЕАНЕ» М.2004 г.

1.

ВЫХОДИМ В ОКЕАН

Восток

дальний, дальний.

Бусы домов города

По горизонталям сопок.

Зеленые языки бухт

И кракосейры, бишь

серые крокодилы

Крейсеров в них, а дальше

ножи эсминцев

И белое облако

нашего семипалубника,

Вытаскиваемого мазутнодымными

жуками буксиров

К туманносинему

морскому горизонту …

…Вспомнилось.

Отчего же?

Или от этой книги,

под лампой на столе

В ночном Томилино?–

Один в океане

Ане… ане!

Оди-и-и- н!

И ничему не господин…

*

Волна. Валун волны

Под корабельным штевнем.

Волн валуны вокруг.

Я помню.

И в волны звезд

Вздымая волну железа-

Лайнер «Союз Советский»

Океан играя

Дышал…

И ужас ветра куртку

Парусил,

ночь в легкие вгоняя,

И – гоня всех с палубы.

А там, – по борту справа,–

Как светоосьминог –

Лучом мерцальным

душу прожигая

Светил маяк.

И я, держась за фальшборт

на носу махины

летел

меж брызг и звезд,

Вперяясь в тот маяк.

Да, да - маяк Хоккайдо

С берегов японских,

Мерцая и маня,

Мне душу бередил -

Как ялик малый

В жизненном океане

Плутавшую…

Ведь никогда до толе

За борт махины

Имперьи

Мне взглянуть

Не выпадало!

*

Тогда в 61-м

2-м иль втором

Мы плыли два геолога

Океаном-

Вот этим самым

Мощным Пасификом,

В сапфир прозрачнейший

Которого как раз

Чучхейцы красные

С обломками ракет

Гептил пускают…

*

Я – молодым,

Лет через пять

по окончанье вуза,

спецом.

И старый волк

От геологьи

Шугин.

Сидел казалось крепко

В министерстве,

Да вдруг под пенсию

К нам в институт

Пихнули!

Хрущев тогда

зачистил торопливо

Чиновников, да

вышла опечатка:

Они, сойдясь

зачистили его!

Шу-гин!

Как крик совы

прозванье шефа было

Приглядчив, горбонос.

В двадцатых был

бродячим режиссером

И много видно в жизни

Повидал.

Возможно и скрывался

От ареста…

Тогда ведь многие спаслись,

Нырнувши

кто в Заполярье

Кто в тайгу, кто к морю

В геО- в метЕо,

или в гидро – лОги!

Молчал. Как филин.

Или отпускал

Вдруг некий

иронический пассаж:

Как будто

Каплю кислоты ронял

На либеральные

мои мечтанья!

И даже часто

по латыни:

Что из гимназьи царской

Видно вынес!

Con licet jovi,

проскрипел он как-то,

non licet bovi–

Маркус Александрыч!

Дав сразу мне понять

Что за привычки

царят у нас,

Под лозунговой чушью!

Во мне не видя

должностного рвенья -

Он «Созерцателем»

Меня нарек однажды,

За то, что вместо

интереса к камню

К карьере

славного искателя

металлов, –

Я луч ловил,

Игравший в иглах кедра;

В жука на пне,

в лягушку ли вперялся.

Иль в ламинарий

Мерное волненье

У берега

Великого океана…

Короче, олуненый,

Дурачок

С обычной точки

Зренья…

Однако, будучи

понижен в чине

Да, и по возрасту

уже на грани,

Себе дал волю дед,

Махнув на экономью

казенных средств,

И авантюру

нашего вояжа

Одобрил!

*

И мы из Сан -Франциско

Советского,

то бишь, Владивостока

Махнуть решили

сразу на Камчатку

Поближе к гейзерам,

К к снежным пирамидам

Вулканов –

Да,проливом Лаперуза-

Меж Сахалином и Хоккайдо.

И вот, в каюте на двоих -

с волной зеленой,

Захлестывающей вдруг

Иллюминатор

Когтистой лапой,

Как у Хокусая,

из серии его листов Известных –

Плывем…

*

Мы бором занимались,

Который позарез

тогда был нужен

В ракетное горючее…

«Оружье

абсолютное

ракета-изрек Хрущев,

Пугально похваляясь,

Тем фаллосом железным,

душу в пятки

Загнавши

миру!

Горючее ж

и есть гептил,

Которым…

Что там чучхейцы–

Мы все начинали!

Кидать, травить –

И до сих пор все то же…

Камчатка же,

Вулканами курилась.

Ну, а вдруг –

в ключах,

У жерл вулканных –

В больших процентах

Этот самый бор?–

Никто до нас

Его не измерял,

Как будто!

Да, и не раз наверное.

*

Такой себе придумали круиз!

В счет ВПК

Империи Советской

Ну, а так –

На наши-то копейки?

Ни-ко-гда

Мы в те края

Конечно б

Не попали!

*

И вот корабль и ночь.

Ночь и корабль.

И никого на палубе-

Щугин, от ветра задохнувшись

Канул вниз.

И я один–

Беж бездн

как в звездной линзе,

Провихренной

Лишь ветром и солями…

А там – маяк!

Мучительно манящий.

Вот бы

в лучей его лететь

Воронку –

Туда,

По волнам ветра

Ближе, ближе!

…То вспыхнет,

то погаснет!

Что? О чем я?

Ну да влететь

в тот свет

невероятный

и в этом свете жить.

Смеясь, играя

свободной чайкой

Или же разбиться

о рифленые грани

бронестекол?

……………………………………….

Была бы пара ласт

да маска и -

Махнуть за борт:

Миль пять, иль шесть

Проплыл бы, может быть,

Ведь я недаром

на Волге рос

и как-то в бурю,

На спор,

ее переплывал …

И сразу б

Совсем в другой

вдруг оказаться жизни!

Пусть даже нелегалом…

В свобо… свобо… свободе!

Как манила она тогда

Скозь рев глушилок

Чужих радиостанций

голосами! ,

Запретной книгой

Читаной украдкой

,

Иль чернобелым

фильмом итальянским

С Софи Лорен-

Ротастой,

длинноногой!

*

Свобода!…

Эх, Свобода-а!,

Сладка на вкус,

но тяжело похмелье

У тех, кто плыть

в ее волнах не боек!

Свобода…

Вот нас всех освободил

Генсек округлый

С чертовой отметкой

На лысине

Ну, прямо по веленью

Какой же щуки?

Нет чтоб сами, сами!

Орду такую

«Кочевых в засаде»,

Иль зэков из одной

Гигантской зоны!–

привыкших к окрику

с кремлевской будки

*

И началось,

о Господи! веселье-

Тот недокрал.

Тот перекрал с избытком

А этого конкретно пристрелили

У ресторана на Большом Арбате

Змей, пауков ли сборище

иль крабов,

Дерущихся на берегу за мясо?

Неужто мы

К себе попали в сети?

Ах, дурачки……

а может вовсе -

Геньи?

Тот кругломеченый?

И тот медведь Уральский?

А может, надо было

Кинуть в волны

Свободы всех,

Чтоб плыли, так нас!

Плыли,

Или тонули

И опять же, так нас!

А как же

Предков с идолами их

Загнал когда-то в Днепр

Князь Владимир?

………………………………………………

*

А что же я тогда?

ни ласт, ни маски

При мне,

Ну, и конечно страх,

И это правда…

Да и земля

горами и лесами

Геолога меня

Держала;

Дом в Подмосковье

Сборища поэтов

Ну, и еще надежда,

на искру

Может быть,

желанной встречи?

………………………………………..

И вот стою – то вверх,

то вниз

Кидаем

Меж звезд и ветра,

К палубе привинчен…

А там маяк –

То кинет луч летучий,

А то не светит

Две ли, три секунды…

Как будто соблазняет

Ротозея…

*

Маяк, маяк…

Который?

Тот? Другой ли?

Опять вопрос,

В глубинах душ торчаший:

Куда ж нам плыть?

*

Да, было так тогда…

… А этот – прыгнул.

С летящей в ветре палубы ночной

С «СОВЕТСКОГО СОЮЗА»,

Бишь, того же,

На коем мы когда-то

С Шугиным

Проливом Лаперуза

Проплывали…

И может быть,

он в нашей жил каюте!?…

С кормы посудины

Ушел,

Что Гинденбургом,

Иль Бисмарком

когда-то называлась

И отдана была

В счет репараций

Грманцами.

Ну,а по борту – буквы:

«СОЮЗ СОВЕТСКИЙ»–

Символом имперьи,

Что одолела

этих гинденбургов

И гитлеров,

Ведясь рябым Каганом.

Засеявшим

кровавые поля,

без жалости-

Родимого

народа

Миллионами,

И вот теперь желала

Всех остальных

Безмерно

осчастливить!

Под флагом,

как бы

красного ислама,

Скажу, чтобы

звучало современней.

*

А он решился

в эти всхрапы ночи:

…В волн валуны,

В ваалы!

Ночного штормового океана!

Он йог,

океанограф, водолаз

Невыездной,

запретный -

Для берега любой

Не подчиненной

красным

Территорьи!

Лишь оттого,

что, –видите ль,–

сестра

Жила в Канаде,

в браке с иностранцем!

*

Не любим их!…

Ну, а себя мы любим?

Увы ,большое в этом есть сомненье…

2. ОДИН В ОКЕАНЕ.

НОЧЬ ПЕРВАЯ

Он прыгнул

и влетел

В волну ночную

грозовой свободы

лопастей винта

Подводной мясорубкой

Его к себе влачащего

избегнул

и всплыл.

…А лайнер уходил,

Давя волну

все дальше –

Небесный скрёб

в огнях,

Надстройках, шлюпках…

*

И вот один,

Средь мускулов воды.

И звезд, и бездн,

И пилорам акул –Зверопрекрасных

В волновом кристалле

в стихии им родной

Ища спасенья

От некоторых, увы,

Себе подобных!

*

Тогда как раз

И почечник Андропий

Подтягивать стал

в Красном Риме

Гайки :

Сначала шефом КГБ,

А дальше –

Уж кесарем,–

Что говорю!?-

Генсеком

немеряной Имперьи.

Особым образом,

Дивя вокруг

народы:

Ловили в банях,

в цирках

в гастрономах

Плебеев, клерков

и кого повыше

Чтоб всем работать,

А не прохлаждаться!

И высить пирамиду

Азиопы

Имперьи, бишь,

Что стала

выбухать

Через Афган

И далее, к океану

Индийскому

Уже не зная меры…

Оттуда же пошли в отместку «цинки»

Те с мертвыми,

Иные ж с любопытным

Для многих грузом:

маковая дурь там,

ковры миллионные,

Еще чего-то,

что шелестит,

звенит,

Короче–

Чтоб лишний раз не волновать таможню!

Короче, стало гнить

С тяжелым духом

И армия

и те кто ею правил.

И стало все

Похоже на Титаник,

Что пропорол себе

стальное брюхо…

…………………………………..

*

А он активным

не был диссидентом

Он в йогу уходил

Под толщь сознанья.

Особые

взыскуя состоянья!.

Но все ж и он

уже не смог здесь больше…

И вот плывет –

Один в

океанической вселенной!

*

Он прыгнул в ночь.

В громаду вод.

Но был полет наоборот

Из ночи в свет

Не вниз, а ввысь

В свет

над самим собой побед!..

*

А там на палубах

Веселье… так много молодых,

Красивых, пьяных….

В беседах, в хохоте,

в круизных флиртах…

Но все они,

так думал он,

Рабы

империи, что рано

или поздно

Влетит на риф!

Нет, лучше здесь –

С акулами,

чем

чем с ними!…

И вот перчатки с перепонкой,

ласты, маску,

Из сумки вытащив

Надел

И, сумку броисив,

он потянул свой путь

в утробе океана.

Определившись

По Сириусу,

что слева Ориона-

В просвете туч,

Он двинулся на запад:

Поскольку выпал случай

ему на карту рейса,

в капитанской рубке,

Взглянуть, в какой-то миг,

с большой опаской.

Ибо,

коль скоро кто-нибудь

бы заподозрил

его

в таковом умышленье –

Коптеть ему бы в клетке

Весь круиз

Оставшийся,

А там в Гулаг надолго:

С империей бывали

Шутки плохи!

А стукачей

в таких местах--

С избытком!

*

Еще он вспомнил

деву-астронома, что

Южные созвездья

Указала ему,

когда

вдоль палубы гуляли

Они вдвоем –

Казалось так беспечно!

Конечно же ей

Нежности хотелось…

Ах, знала бы она –

О чем он думал!

И вспомнились Эней

мне и Дидона…

Да. Настоящая

его Дидона

Конечно же осталась

в Петербурге,

Но Может быть, она его

простила?

Отчаянного?

Смутно понимая,

Что он уже

не смог бы жить

в той жизни –

В заклятой,

ставшей мачехой

отчизне!

……………………………………….

И вот,

он знал теперь,

что остров Сиаргао -

В архипелаге Филиппин

Быть должен –

на запад,

Милях в десяти

Всего лишь!–

Под долготой

И широтой такой-то.

*

А как же Родина?–

Пред этим думал он-

Уже отходит,

Как вчерашний сон? -

Родные лица

и туман полей,

Крылатый воздух

вешних тополей?

Жена…обьятья, вздохи и вины.

Увы, все вдаль –

Все за хребтом волны!

*

Но должен же

кто-то решиться

Ночной горизонт прорывать

Тебя проклинать

И молиться,

Чтоб дали тебе

открывать!…

………………………………………..

……………………………………………..

Увы сейчас мы

снова, снова -

Все в ту же колею

или колдобу?

И снова ненавидим

мы свободу!

И снова видим глюки про врага

Или у нас особая дуга?

Опять долбят

про третий срок,

ли Рок

И вновь абхазскиий нужен

нам кусок!

Иль осетинский

Нет, чтоб стлать в якуты

- нам рельсы!

Что за странные лапуты

у нас в мозгу

И сыплют нам лузгу?

…………………………………………………

И «Мазы» тонут

на пути в якуты!

А ежели, кто правду говорит–

Того убьют,

имея скорбный вид!

*

Свободы сеятель пустынный

я вышел рано до звезды

В порабощенные бразды

Бросать живительное семя

Но потерял я только время,

благие мысли и труды!-

За двести лет

тут воздыхал поэт…

Где ж измененья здесь?

Иль оных - нет?

*

Гляди!

здесь от твоих свобод

В торчке и в пьянстве

Весь народ ! -

Мне скажут

А брадатый ваххабит,

Раздравши пасть

Из ящика

вопит:

К исламу все придите,

Вашу мать!

Иначе всех

Придется покарать!

*

Ужель все далее

свободы край

И ждем… чего? –

Когда придет Китай?…

*

А наш пловец плывет

Вчера? Всегда?

Средь волн или веков,

Погибелей

Пророческих ли снов?

Беря за душу нас,

Или не трогая

Здесь никого уже ?

О, Русь, убогая?

Хоть и обильная

От тяжких недр добром-

Что толку в том?!

*

Тебя любить желанно, словно Гоголь

Но все ж сказать,

как строгий носом Гегель

О том, что драйв истории:

Свобода,

Иное ж все –

из варварского рода

И - суть отстой,

Увы, читатель мой!

*

И в книгу погружен,

как он в океан,

Я с ним уже;

Плыву у дальних стран!

Ночь тропиков

Сквозь трубку и загубник

Вдыхая,

Пласт воды

Перегребая.

*

Там звездоволн главы

Волютны и воланны

Их лица и власы

Черны и осиянны.

Вот вал всплеснул.

Несет

В накалы Ориона

Как сказочный полет

в астрал пространства она!..

И длится, длится ночь

И и звездоглазо бродит.

Греби! - Твоя рука

Грядущее выводит.

*

Может, так плыла она

В черновакуума

Океане

Первоискра, прервоптица -

Сингулярная Частица

То зерно, названьем По

По преданиям Догонов,

Что сумело породить

Звездолона, звездолица

Тот поток в миллиардах дет:

Спировихри, спирореи

Ликаоан коа кавэи.

Лирообразы медуз!

И кораллы и планеты…

Милого лица приметы!

Паруса облакадивы

Перелив закатных трав…

А он плывет в ночной расплав

Соль-волн, на плечи их взбираясь…

*

Но волны туч

Над ним сбираясь

Закрыли звезды

Черною кошмой.

Куда же плыть?

Рукой, ногой -

Куда направить путь?

И жуть

Скользнула в сердце..

Горячо в воде

Ему вдруг стало.

Страх волной

Прихлынул к животу

и горло сжал.

Соль-пена с гребней

слетала в шноркель

Не могу дышать!– подумал он,–

Закашлявшись…

Так, что же?

Себя я начинаю убивать?

И вспомнил

о Бомбаровых* словах:

«Не море губит–

Убивает страх».

На месте оставаться

До утра?

Не плыть? -

Куда ж снесут ветра?

Течение?

Покуда на волне

Бог Гелиос

Покажется в огне.

И страх опять как вал

Метнулся и еще;

и зашатал

Сознание…

- В лоб на него иди!

Как бы на танк.

И он отступит, вспомни!

Только так.

Ребенком

Ночью

ты на кладбище ходил,

Хоть был безумный трус,

но победил.

* БОМБАР – Врач,

Переплывший

Атлантику в надувной лодке.

=====================

*

И он держался

просто на воде

Лишь иногда подъемля взгляд -

Туда где

должно быть звезде,

Но невпопад.

А тучи шли,

все более сгущаясь

И чудо

ливмя-ливень вдруг

Из темных грозд,

Упал,

К нему склоняясь…

Пить, пить!

И капли он,

Откинув маску

Ртом хватает Средь бездны соли!……

И вдруг просвет меж туч

И там да это же

Юпитер!

Сладчайшей

виноградиной повис.

О, ласковая высь!

А На Ю-ЗЭ -

Любимый Орион

С огненноглазым

звездошерстным псом.

Охотник! –

Осиянно невесом.

Ну, а теперь – вперед

на запад, запад.

И он поплыл,

одной рукой, другой

Гребя,

Ногами

Колебля пласт воды

Вот, в книге здесь–

навек его следы!

И ровно задышал

И каждый вал

цветы

и ветви звездны отражал…

*

А я

Маяковского

Помню площадь

В Шестидесятых

Его стих “Про лошадь”

А потом и свои

Читали поэты

И менты запоминали

Наши приметы…

Ах, на Маяковке

в тех давних годах

И я как бы прыгнул,

Прорвавшись сквозь страх!

Я вымолвил слово

Сквозь ревы машин,

Бросая в толпу

Свой призыв –

«Виногимн!»

О новых мирах,

Разрывающих

Мрак

О дальних свободы морях!

И вот за годами,

За волнами дней

Я жив маяками

Тех глаз и огней!

3. ОДИН В ОКЕАНЕ

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Лиа-лиэли-и-т.

Люсветит.

Кружит.

Плещет,

Колышет,

Вздымается

Вьюжится

В брызгах солей

на лианах ветров

Розофламинговый

Розолиловый

Зеленокрылый

вспых облаков –

Этот рассвет,

Спектролет

Над океаном

В тропиках!..

Око –кеан!

Эко-кеан!

Светосиян!….

*

А Солнце-сфероплан

Все выше

И блики,

всплески огнесвета

В качающихся зеркалах

Жгут кожу, бледную от зим

Всей силой лета

Сквозь маску,

Вдоль позвонков

и плеч

бросая краску!…

А океан

Все также юн,

как

миллионы лет назад

В жасминах пен

В изгибах волн-наяд!..

Какая мощь

Аквамаринных этих тонн

Излучий, длин

вокруг!

А он

Один.

Ну, хоть бы рядом друг!..

И никакой

Ни там, ни тут

Земли…

Моли!

Его? Её?

Всю эту даль

Моли!…

Ведь ты же порождение Природы.

В тебе

все эти дали блики, воды…

Ровней дышать!

Чтоб не закашляться,

не сбиться с ритма!

Вдох. Выдох

Выдох. Вдох…

Ровнее, медленней

Спокойней

Плеск воды

В ушах…

Ах,

Ихтиандром новым

Плыви. Плыви!

Вот только нету жабр.

И в легкие заплеск

вот этих капель соли

Опасен!…

Но – облака.

И тени легкая рука

Ласкает лоб…

Продолжение следует