Ирина Фещенко-Скворцова.  А ты - кто ему будешь?

"Мир ловил меня, но не поймал", - говорит нам Григорий Сковорода. Мир ловит любого из нас в том самый миг, когда руки врачей подхватывают беспомощное, хрупкое тельце новорожденного.

Мир проводит нас через Ад, проверяя, чем готовы мы пожертвовать ради своего благополучия, удовольствия, наконец, просто ради выживания. Попробуйте выжить и остаться людьми: бросает он вызов каждому. Попробуйте, а я посмотрю…

Об этом - и мои миниатюры, которые я объединила под названием "Тест на выживание".

 

Почему мне сегодня, именно сегодня вспомнился этот эпизод? Эпизодом ли было это или, может, событием, перевернувшим всю мою жизнь?

Была я фактически ещё девчонка, влюблённая в своего мужа, военного, на 10 лет старше. Первый день нашей совместной жизни в небольшом военном городке. Потихоньку обживаясь в роли жены, хлопотала я по хозяйству, когда в дверь позвонили. Спросили моего мужа, назвав его по имени-отчеству. Я открыла. Две шумные молодые женщины, по виду то ли буфетчицы, то ли продавщицы, бесцеремонно отстранив меня, ворвались в квартиру.

- А где Валера? - Уже без имени-отчества назвали они его.

- На работе.

- А ты - кто ему будешь? Знакооомая? - сказано явно с издёвкой.

- Да, в некотором роде. Жена.

- Кончай разыгрывать, он же неженатый у нас.

- Да, нет, девочки, я не шучу. Давайте выпьем чаю или вам лучше кофе?

Так началась наша супружеская жизнь. Я с юмором принимала многочисленных знакомых-женщин, крутившихся всегда возле моего мужа. Вскоре его перевели в Сибирь, к счастью, в город, где был университет. Так что, я смогла подумать о своей карьере. На кафедре, куда я пришла на работу, в основном были дамы, как часто бывает на гуманитарных кафедрах вузов. И только заведующий - уже пожилой мужчина. И, как обычно, я стала девочкой на побегушках: пришлая, да ещё и молодая, сама недавняя студентка. Встречи гостей, организация различных конференций и других кафедральных и институтских событий. И, как водится, мои усилия, моя энергия оставались незамеченными начальством: благодарности и премии получали другие, а я оставалась при своей маленькой зарплате. Ничего, думала про себя: я ещё всех вас тут на место поставлю, все будете подо мной ходить.

Так и случилось. Защита диссертации, буквально через год - место заведующей кафедрой вместо ушедшей на пенсию, не будем говорить о причинах её поспешного ухода, немолодой женщины. Я стала правой рукой проректора, правда, он иногда позволял себе вольные шутки на мой счёт: "Меня волнуют её формы". Я сохраняла спокойствие, я изучала политику ректора, разгадывала, исподволь расспрашивала, заводила нужные знакомства. И настал день, когда проректор "по собственному желанию" отстранился от должности, оставив за собой только преподавательскую работу. Ректор легко пошёл на это: я-то давно узнала о неладах между ними в не столь отдалённые времена, о том, что первое лицо вуза втайне побаивался соперника в человеке, наделённом выдающимися организаторскими способностями и имевшем полезные старые связи, ещё по партийной школе. Думаю, вы догадываетесь, кто занял освободившуюся должность?

В общем, всё сложилось так, как я не могла и мечтать в студенческие годы. Быстрая, почти головокружительная карьера. Ну, у меня-то голова не закружится. Я - человек трезвый и наделённый чувством юмора.

Почему же именно теперь, в дни моего триумфа, мне вспомнился этот эпизод первых дней моего замужества, глупенькая девочка, которая как могла защищалась от нестерпимой боли?

И какая-то жалость…