Екатерина Котляревская. " Не сравнивай: живущий не сравним"

Не сравнивай меня. Я неизбежна.
Как ранняя октябрьская метель,
Прикрывшая листву порошей нежной
Как утренняя смятая постель
Как ночь с тобой. Простые разговоры
До самого рассвета. А потом
На несколько часов пустые споры
Как то, что через век нам будет сто.
Клюкой своей постукивая чинно
Я стану целый день смотреть в окно
Не сравнивай меня так беспричинно
Ведь я … ,я неизбежна все равно.

* * *

Обратно? Только в гости.
Жить и нюхать дождь?
Тоска, не обессудь!
Я по иному отнесусь
К сиюминутной ностальгии.
Малинной горстью.
Закинув в рот и умалив
Ее очередной прилив.
А к следующему приходу
Я приготовлю банку меда
И шаг за шагом, постепенно
Она сама закроет дверь
И затеряются ключи
Что, я надеюсь, и случится.
А нюхать дождь талант
Передарю другим беднягам

* * *

Городу

Мы встретились. Ты угрюмый и ветреный
На мосту Крюкова канала.
Ты несколько раз попытался меня обнять
Я надела перчатки
Принимая твои позднеосенние объятия
Ты что-то бормотал о счастье
А я смеялась тебе в лицо
Ведь рассуждать об этом вслух
Могут только романтики
Ты теребил носком ботинка запоздалый лист
И я любила тебя таким
Потому что другого не знала
Потому что ничто не может быть так взаимно
Как отношения с городом.

* * *

Мюнхен-Петербург

Почему такое небо затянутое?
Словно молоко вылили
И как на колготках затяжки
Облака кривые повылезли
Самолет дергает туловищем
Боль головную выталкивая
Спина устала сутулиться
Рукояткой старушечьей палки
Мы уже летим. Закорючками
Дороги легли осенние
На моей джинсовой брючине
Паутинки висит сплетение
Крыло самолета гладкое
Мешает дивиться небом
И какое-то чувство сладкое
Превращает пространство в небыль.

* * *

Ноябрь настал.
Посв. П. Егорову

Зал кашляет.
Настал ноябрь.
Кузнечик пианист
Стрекочет фугу.
Рояль, как туфелька
На шпильке- каблучке,
Искусно лаков.
Сквозь даму, через
Несколько рядов
Передо мной сидящую,
Я наблюдаю за мужчиной.
Мясистая раскатистая шея
Укутала совсем воротничок
Его потертой клетчатой рубашки.
Из ложи метко косится брюнет,
Безжалостно просверливает дырку
В моем лице.
А мне милее сто
Хрустальных огоньков
Играющих концерт
На старой люстре
Ноябрь настал.
Потуже завяжите шарф.

* * *

Пора была стрижей
……………………..
Параболы-стрижи
Реактивно кромсали
Небо,
Вечерние портные.
Мы лежали
Я справа, ты слева.
Почти родные.

Размешивала чай,
Размежевала булку
На две половинки
Мягкие.
Жевали.
Думали.
Нам завидовали
Птицы,
Люди,
Небо бесшумное

* * *
И.В.Ш.

Пока еще на языке привкус города,
Бежать бы туда без оглядки.
Посреди ночи ворваться в улицы
И спешить скорее к твоим дверям.
В нерешительности теребить потертую ручку,
Боясь разбудить тебя. Сесть на ступеньки
И ждать до рассвета, прислушиваясь
К утренним звукам твоего дома,
К запаху кофе и плачу ребенка.
Ты откроешь дверь такая прозрачная.
Мы будем смеяться, держаться за руки,
Пить кофе, друг друга, раннее утро.
………………………………………
Пока еще на языке привкус города,
Надо бежать туда без оглядки

* * *

От недосказанности слов
Становятся бессонны ночи,
И плоски ледяные утра.
И даже кофе привкус горький
Не растворит в потоке сливок.
Мой поцелуй как жженый сахар
Навязчиво сближает губы,
И тонет, тонет бесполезно,
Такой непойманый тобою
По дну аквариума рыба
Идет. Нарциссам вторя цветом
Своей лимонной чешуи.
Три эти желтые головки
Самовлюбленного кокетства
Вдруг оказались в нашем доме -
Случайное слияние душ.
Я борщ варю. Давай тарелку!
И даже показалось - вкусно,
И вроде оказалось - любишь…
Обеды вместе. Тет-а-тет.
А я счищаю аккуратно
Тугую непослушность шкурки,
И оголяю срез за срезом
Пусть до понятного мне смысла,
До мнимого успокоения
До образа, что мной увиден
Сквозь безнадежности очки.

* * *

Одинокая в гости заходит луна
Наливаешь ей чай, угощаешь халвой.
Что прекрасного в нашей разлуке с тобой?
Однословно ответил он мне: "Тишина…"

Когда в комнате царствуют сон и уют
И ночные цикады гудят пастораль
И любовь беспредельно слепа и стара
И ее как опавшие листья метут

Когда утро немыслимо долгое спит
Превращается в длинный цыганский романс
Черно-белой тоски небывалый роман
Что связал ты без помощи пряжи и спиц

А гитара забыто стоит у окна
Вновь напомнит меня силуэта штрихом
Что печалит тебя, когда я далеко?
Он немного смущенно сказал: "Тишина…"

* * *

И.В.Ш.

Обрывки прошлого ложатся
В большие цельные полотна.
Под кистью ссохшейся и плотной
Они как прежде холодны.
Из твоего окна видны
Два фонаря, почти в обнимку,
И снег, кружащий между ними,
И целый город наших слов,
Закрученных в тугие косы
Теней, глядящих на асфальт.
Мы постарели на столетья,
На телефонные гудки,
На то, что этим лишь близки.
И твои руки тоже ближе.
Мой пес их по привычке лижет.
Мой пес…, которого и нет…
Вот ты кладешь небрежно трубку,
Целуешь спящее дитя.
А я все представляю руки
Твои. Пятнадцать лет спустя.

* * *

Ты и Вы

Вы сказали, что таксы похожи на фикус.
Мне показалось сравнение странным.
Сладковато-вишневый глинтвейна привкус
Делает Вас особо желанной.

Слушать тебя - откусывать грушу.
Сочную, гладкую, по кусочкам.
За роялем маэстро, ему скучно.
Ты читаешь стихи, строчку за строчкой.

Я такая нелепая. Мысли, как пчелы
Над бархатным клевером танго танцуют.
Ты слегка смутилась, поправила челку,
А я волнуюсь и Вас волную.

Сумерки падают на мостовые.
Ты смеешься солнцем, звездами, небом.
Но никак не решить на "ты" на "Вы" ли
Мне обращаться к тебе….?

* * *

Мне ходилось по городу. Люди мелькали.
Мимолетными взглядами рвали покой.
Рядом дождь пролетал. Постепенно смеркалось.
Мне мечталось. А ты был совсем далеко.

Мне ходилось по городу. Ветер ласкался.
Как собака лизал. Теребил воротник.
Пусть он не был тобой, но тобою казался.
Я гуляла. Вокруг зажигались огни.

И мерцали дома отражениями в лужах.
Исчезали прохожие вместе с дождем.
Мне ходилось по городу. Мне было нужно
Знать, что кто-то меня обязательно ждет.

* * *

Я шла к тебе. За мной ползла звезда
По небу и смотрела лупоглазо.
На то, как я несла тебе поклажу,
Из радости, страданий и стыда.

Она не отставала от меня
Гипнозом синеоким окружая
Все повторяя: "Ты ему чужая!"
А я ее пыталась прогонять,

Ругать ее, сворачивать с пути.
Она ж меня преследовала жутко,
Смотрела в сердце. Мне бы хоть минутку,
Чтоб только до дверей твоих дойти!

* * *

Россия скучная, ненужные края.
Промокшие до ниток перекрестки
Кафе ночные, голые березки
Стихия не моя
И губы тонкие и колкие зонты
Прогорклое метро, косые взгляды
Случайно оказавшиеся рядом
Зовут меня на "ты"
Босые странники, творящие туман
Подолами закутывая город
Вселяют то неистовство, то гордость
То вдруг самообман
Так эти скучные, ненужные края
Забытые пустые перекрестки
Становятся печалью. А березки…
Стихия… Не моя ль?

* * *

Абрамовой

В небрежный хвост поспешно соберешь
Пучок волос - величие колдуньи.
Бокал вина, и как всегда раздумье,
И в пальцах неизведанная дрожь.

Так большинство унылых вечеров,
Раскрасив, смело лицами живыми,
Ты им сама придумываешь имя,
И наделяешь отпечатком слов.

И я приду. Приветствовать платан
За маленьким окошком, безделушки
На стенах. И, конечно же, послушать
Пророчества, чтоб душу залатать.

Что волосы? - величие твое…
Мы обе неизбежно одиноки.
Не лечатся врожденные пороки,
Когда вокруг чужое бытие.

* * *

Архаична я.
Голову мыть в скорлупе яичной,
Мечтать о кресле-качалке,
И каком-то нелепом счастье.

Устарела я.
Считать года по апрелю,
В бездетности задыхаться,
За что-то тихонько каяться.

Уникальна ли,
Проверенная веками
Любовь к холодному городу?
Я только этим и гордая,
Что знаю запах Обводного,
Невскую серую воду,
Промозглый ветер Гражданки.
Осталось только дождаться…
……………………………
И все-таки мне привычно
Немного быть архаичной!

* * *

Прищемлена
И чуть надрезана
Расщелина - моя душа.
В партере, где места за креслами,
Запряталась, едва дыша.

Раскровлена. И так растертая
Раздробленная память-гнет.
Расправлю на столе скатерку я,
И друг ко мне на чай придет.

И облако Свердловской булочки,
И образы, и сплетен рой.
"Ну, как тебе, по сердцу ль улочки?
И новая удобна ль роль?"

И вроде невзначай потупишься.
За гроздью набежавших слез
Чуть видно, как почти потухшая,
Свеча ваяет тени поз.

Взъерошенных воспоминаньями,
Раскрошенных, как сухари,
И, связанных одним сознанием,
Да случаем поговорить.

* * *

Перед окном реклама - надпись.
Что это? Дактиль иль анапест?
Кольцо натягиваю на перст,
Чтоб замужем казаться наспех.
Познать все ямбы и хореи
Не удалось. В стихах сгорели
Силлаботоники отливы,
А я душой касалась лиры,
А я творила что-то Божье,
Как оказалось, даже больше
На улице подобье лета.
И жанром оперно-балетным
Овладевают мошки-мухи,
Кружа над вымышленным мужем
Три разноцветных попугая
Концерт дают мне полу-гала.
Сижу на солнце полу-голо,
По бедрам пробегают годы.
Так что ни дактиль, ни анапест
Не остановят эту напасть.

* * *

Он был
…………….. Г.В.
Он был колдун и эгоист,
Он был романтик и прагматик,
Контроизысканныйбасист,
Богоотец и Богоматерь.

Он был наверное таким,
Какими мы творим героев.
Слегка наивный арлекин
В костюме модного покроя.

Он взглядом пеленал всегда.
Туманом Староневским создан,
Вдруг испарился вникуда.
И был не пойман, и не познан

Моей метрической строкой,
Неосторожно запоздавшей
На эти годы, на покой,
На пару нот, его создавших.

* * *

Замуж больше нельзя
Насмехаюсь сама над собой
Не берите поэта в семью,
Отличается непостоянством,

Настроений сплетениями,
Ворохом старых журналов
Недомытой посудой и,
Безрезультатностью сна.

Замуж? Зреет сыночек внутри.
Пианист! Он такие пассажи
Мне играет на стенках желудка
Или, может быть, это стихи?...

Не берите поэтов в семью…

* * *

"Когда…
Мы будем жить с тобой на берегу"
И.Бродский

Когда……

Когда я стану бабушкой дородной
У нас с тобой, конечно, будет дом
С нарциссами живыми под окном
И парой рыжих такс.

Я буду пить молочные коктейли
Гостей случайных потчевать вином
Вести беседы с ними ни о чем
На несколько часов

А в праздники на джазовые ночи
К нам будут приезжать твои друзья
Мы станем до утра курить кальян
И слушать теплый джаз

Но внуки заиграются с тобою
До первых звезд. И мы пойдем гулять
До самого рассвета собирать
Ночные васильки

А утром в гамаке такая нега
Роса питает воздух и цветы
А рядом пара такс, друзья и ты,
Да прожитая жизнь

* * *
Т.Е

Кофейни пряные сушат промерзшие руки
Нежат корицей и сливочной пенкой
И постепенно
Закончился день
Полужидки сегодня проспекты
Проплывают по ним корабли
Запотевших машин
Яхты шляпок и лодочки сумок
Я сюда возвращаться едва ли способона
Притягательность улиц растеряна
Как-то бесследно
Мы увидимся в этом кафе
Отсканируем лица
Ты мое, пробегая по каждой морщинке
Я твое, примеряя другую судьбу
И, взглянув на часы,
пожелав обязательной встречи,
снова в жизнь
Якоря побросав впопыхах

Мне останется кофе на память
Аромат свой упрятавший в шали
И еще полурезкое фото
С ироничной улыбкой зимы

* * *