Ян Торчинский. Первородство (стихи)

                                                                                          "С кем вы, мастера культуры?"

                                                                                                                            М.Горький

                                                                                           "И дал Иаков Исаву хлеба и ку-

                                                                                          шанья из чечевицы: и он ел, и пил,

                                                                                          и встал, и пошел; и пренебрег Исав

                                                                                          первородство".

                                                                                                                   "Бытие", гл.25, п.34

 

  Когда решали судьбу России,                           

К тебе пристали, тебя спросили:               

  – Каких ты взглядов?                                        

Какой ты масти?                                                

И чем ты дышишь?                                            

И с кем ты, мастер?                                           

Какою песней отверзнешь рот свой?          

Когда уступишь ты первородство?                  

                                                                           

  А время было тогда лукаво…                        

Так кто ты – левый?                                          

Так кто ты – правый?                                        

Куда -– в эсдеки?                                                

Куда -– в эсеры?                                                  

Куда – в кадеты?.. –                                            

Все кошки серы…                                             

А ты не знаешь?

Не разобрался?                     

Чего ж ты первым за ложку взялся?                

Твоя нейтральность – твое уродство.               

Кому уступишь ты первородство?                    

Когда обнимешь светло и прямо                      

Меньшого брата -– потомка Хама? 

И призовешь его на замену,

И сам достойно покинешь сцену?                 

А в утешенье тебе сгодится                             

Тарелка супа из чечевицы.                               

Не слишком сытно, зато, не скрою,                

Прекрасно лечит от геморроя…                      

                                                                           

   Свистели ветры над русской ширью,          

Над Петербургом и над Сибирью,                 

Неслись разбойно и окаянно                          

От океана до океана,                                       

Тайгу валили, мутили воду,                           

Вещали смуту и непогоду,                              

Пожар багровый, закат кровавый…               

  Так кто ты – левый?                                       

Так кто ты – правый?                                         

Куда – в толстовство?                                        

В махизм?

В юродство?                                      

Кому уступишь ты первородство?

 

  А время било в лихие бубны.

Оно  лепило на спины бубны,

На руки – цепи,

Петлю – на глотке.

Прищур жандармский да четверть водки…

И «Славься, славься!..» – толпа ревела.

А ты внимал ей оцепенело.

И черносотенной дружной ратью

К тебе являлись меньшие братья.

Ах, постоянные их «клиенты»:

Интеллигенты,

                          жиды,

                                      студенты…

И ты, понятно, в их полной власти.

Так что – ты дышишь?

Так с кем ты, мастер?!

 

Но ты спокоен:

– Сказать для справок,

Громилы эти из грязных лавок.

Они – отребье.

Они – подонки.

Их мир – болото.

Их мир – потемки.

Они не наши меньшие братья.

Их не желаю к груди прижать я!

А наши братья – совсем не эти,

Они натурой чисты, как дети.

В них искупленье и очищение,

И просветленье и всепрощенье.

У них – врожденное благородство.

Им уступаю я первородство!

И я согласен всю жизнь кормиться

Простой похлебкой из чечевицы.

Не столь пикантно.

Не блин с икрою.

Но помогает при геморрое…

…………………………………

  Когда решили судьбу России,

То не спросили, а допросили!

…………………………………

  Ах, время, время! –

Оно летуче.

  Приплыли тучи, и сплыли тучи.

А после солнце и снова слякоть…

Смеяться можно, а можно плакать,

А можно биться лицом о стены,

Всему, что стало, познавши цены,

Припоминая, как сон ужасный,

Бородку клином,

Прищур опасный,

Пенсне прозрачность,

Допросов дикость,

Свою проклятую безъяыкость,

Полы застенков в кровавом крапе,

Приклад конвойного на этапе,

В снегах бескрайних замерзших лица,

Глоток баланды из чечевицы

(«Довольно вкусно. Притом порою

Прекрасно лечит от геморроя…»),

И ожидая, покуда в зоне

Тебя прикончит ворье в законе

За пайку хлеба, за горсть махорки…

  … Так где он, мастер?

                                         Скажите, Горький,

Что распевает, какие песни

Ваш обескрыленный буревестник?

Наивный мастер – что птичка Божья

В глуши российского бездорожья.

Простим  бедняге грехи и вины…

Простим?!

                    По мне бы – так на осину,

И пусть висел бы на ней,

                                            покуда

Не будет Богом прощен Иуда!

Моя бы воля… Да нету воли!

И как ответить:

   –  За что? Доколе?

Какая польза?

Какие цели?

Где оступились?                                                                   

Что не сумели?                                                

На чем споткнулись?                                    

Где оплошали?                    

Про что сказали?

О чем смолчали?

………………………………………

  Здесь все ответы – как вопли в вату 

Ты думал: званье меньшого брата,

Как графский титул, тебе в награду

За ту измену, за ту растрату.

Тебе же титлы иного рода:

Ты – жалкий хлюпик,

Ты – враг народа,

Ты – искуситель и расхититель,

И совратитель и осквернитель…

О, ты из братьев навечно выбыл.

Чего ж ты хочешь?

Ты сделал выбор –

Без принуждения, добровольно…

«Jedem das Seine!» *) –

С тебя довольно.

Твое потомственное сиротство –

Цена за преданное первородство!

 

………………………………………

 

*)  «Jedem das Seine» (нем) – каждому свое,

надпись над входом в концлагерь Бухенвальд