Людмила Куликова.  А дождевые черви, между прочим, умеют хорошо слушать... (эссе)

Конец марта. Давно ушли морозы, слабенькие, несмелые. Стесняясь, заглянули в положенные им месяцы и ретировались виновато. Солнце спутало все карты: зима ужалась, истеплилась. Теперь лето ходит королем, подгоняя пажей - весну и осень. Они готовят дорогу своему господину, а я готовлю себя и сад к цветенью. Вынесены в заранее вырытую яму пожухлые за осень и зиму листья, стебли, коренья - пусть теперь гниют на удобрение. Земля очищена - радуется! Все опасения и грусти, скопившиеся за зиму, скатились туда же, в яму... Надену цветастое платье, кофточку - поверх - вязаную, косыночку на шею, ножки - в босоножки!  - тепло встречаю. Уйди, черная меланхолия! Да здравствует солнечная медитация!

Но сначала надо к земле - с подарками. Удобрить ее, ублажить, взрыхлить, окучить, полить. Работа грязная, но благодарная. Настоящее ментальное отдохновение. В голове - ни одной мысли, лицо расслаблено, улыбка чуть заметная выдает состояние просветления. Глаза направляют руки, руки безошибочно выполняют необходимые действия. Соединиться с землей - первейшее желание. Древняя метафизическая связь увязывает воедино труд человека, работу земли  и  рост растений. Единый природный процесс открывает человеку тайну его места на Земле, его предназначения.

В саду, в огороде хорошо уединяться. Это место можно использовать и как укрытие. От ссор, от неприятных выяснений отношений, от обид. Можно быстренько убежать в сад, пока не успел наговорить лишнего любимым людям. Здесь отлично перемалываются оскорбления. Здесь можно выпустить пар гнева через активные усердные действия. Здесь примут и поймут. Всё, что ни скажешь, уйдет в землю - она вберет в себя высокий эмоциональный заряд, и разрядка наступит непременно. 

Здесь - лекарство от одиночества. Вон сколько тех, кто нуждается в заботе! А уж если есть о ком заботиться, то о каком одиночестве может быть речь? Гортензия любит стрижки осенне-весенние, из благодарности выпустит в пять раз больше цветочных шаров, да и водичку - не простую, а уксусом разбавленную. У материнских луковичек тюльпанов надо бы отделить дочерние чешуйки и долек, тогда из небольшой грядки вырастет огромный живой ковер. И будет он пламенеть до конца июня.

К розам непременно посажу голубую лаванду, и не будут ей страшны полчища ядовито-зеленой тли. Рассажу вперемежку с цветами пряные травы: кориандр, петрушку, тимьян, розмарин и базилик. Рядом поставлю садовые стулья и маленький круглый столик – вот и райский уголок готов.

Первыми, как всегда, выскочили крокусы, в сине-желтую полоску, крепенькие, терпко пахнущие. Встали солдатиками в парадных мундирах, рассыпались малыми группками по поляне - сияют. За ними занялись сиреневым цветом кусты азалий. Еще дули холодные ветры с Северного моря, а они уже выставили свое убранство напоказ, ничего не боясь. Листочков зеленых почти не видать - всё закрыло собой цветенье - сплошная сиреневая вуаль.

В предвечерних сумерках - сияние в моем саду. Это желтые острова нарциссов освещают энергией, принятой от солнца, садовое пространство. Над ними - облако невидимой глазу пыльцы. Смешение ароматов превращает воздух в особый настой - его бы назначать по рецепту влюбленным.    

Сад делает людей счастливыми. Вот она - конкуренция психотерапии. Дождевые черви, между прочим, умеют хорошо слушать. С ними можно поплакать, они влагу любят. Ты им про свое горе, а они знай себе колечки медитативно перекатывают. И смотришь ты на колечки зачарованно - в транс входишь, убаюкиваешься под психоделический шелест ветвей молодого сада. И понимаешь: всё проходит, заживает, забывается, прощается. Открываешь глаза - мир по иному выглядит. Светлее, прозрачнее стало на душе - людям снова рада.  

Эй, прохожий! Зайди в мой сад! Сегодня чудесная погода! Мы устроим вечеринку среди цветущих магнолий и солнечных нарциссов и окутаем всё растущее заговором на счастье.