Ирина Федичева. По Германии (заметки из «дальнего» зарубежья)

  

             Почти три недели в нынешних мае-июне мы с моим мужем-датчанином находились в путешествии, проехав по дорогам Франции, Германии, Дании, Швеции  3617 километров. Возможно, километраж не слишком велик, да ведь и вся Европа в несколько раз меньше нашей России...

  

             1. Наверное, никогда не устану  поражаться чистоте на дорогах, по которым мы ехали, их ухоженности, удобности для автомобилистов. Не забыты и обочины! Трава смотрится  цивилизованным газоном – без древовидных сорняков с огромными белыми зонтиками, без разлапистых лопухов с сотнями колючек,  в изобилии засоряющих   наши околодорожные  земли.     

             Хотя, стоп! Видела и ухоженные... лопухи с их фиолетовыми соцветиями – смотрятся   красиво. Так что дело во вкусе, фантазии, заботе...

           Если по обочинам растут леса, то они отгорожены от дорог  в основном зелеными сетчатыми заборчиками – в тон листвы, которые немного выше половины среднего роста человека.. Если это свободное пространство, то на обочинах  пристроились «некапризные» цветы, размножающиеся самопосевом. Облагораживают и разделительные  полосы,   имеющие крепкие ограждения – металлические, бетонные. На земле между ними –  деревья, кустарники,  цветы.... Так, на одном  из участков  в Германии   километра три, если не больше,  место посредине дороги, внутри ограждений, занимали  кусты темно-красных роз.  

              (А ведь и нам не так уж   трудно было бы привести в порядок ближайшие к загородным дорогам территории. А по обочинам,  взгоркам, вдоль насыпей виадуков посеять те же, к примеру, космеи, огуречник, прочие недорогостоящие, не требующие ежедневной заботы растения.  Начать – с уборки сорняков, которые нужно хотя бы время от времени пропалывать или хотя бы скашивать. Однако и среди них есть весьма симпатичные  - васильки, лесные ромашки, колокольчики, да та же повилика приятно украсит землю... Специалисты подскажут, как такую работу сделать экономичнее.   

             Видимо, еще не раз  в своих материалах волей-неволей сделаю сравнительные отступления. Это  понятно – пока человек сам чего-то не увидит, он об этом знать не будет. Мои «узнавания» положительного в других странах сразу же хочу перенести к нам, в Россию. Чтобы  наша родина заблистала красотой - чистотой.)                      

         ...Ну вот и первая заправка бензином в Германии  (емкость  бензобака то ли 55, то ли 60 литров).  Порядок такой. Сначала заливается девяносто пятый бензин, потом поисходит оплата  в кассе,   находящейся в офисе-магазине неподалеку. Цены в разных  странах  разнятся. На этот раз заплачено  64 евро. Много это или нет? В сравнении с нашими ценами и доходами, да, немало. Но, учитывая, что бензина одной такой заправки, в зависимости от скорости езды,  хватит в среднем на 700-800 километров, то это немного. К примеру, до этого заправочного пункта мы проехали больше тысячи километров!

             За проезд по немецким дорогам, которые все считаются автобанами, платить не надо.(Но туалеты на остановках платные. 0,50 евро-центов стоит билет, который приобретается в автомате.Вход через турникет, выход – тоже).  

            О качестве немецких  дорог рассказано немало хорошего. И это так. Есть дороги,   построенные еще до фашизма. Их базис до сих пор  в хорошем состоянии, но на ряде участков дороги меняют. Надо полагать,   дело здесь большене в физическом,  моральном старении. 

              Кстати, если скоростная автотрасса проходит через  населенный пункт, то  по дороге монтируются звукопоглощающие панели ( так делается в европейских странах  повсюду).   Панели прозрачны, если  рядом с дорогой находятся жилые дома.  Видимо, так делается для удобства жителей, чтобы не  образовывалось  замкнутое пространство, – для  обзора и   получения большего количества естественного дневного света.

             Такие панели - капитальные сооружения, рассчитанные на длительную эксплуатацию, с учетом развития населенных пунктов. Их тоже стараются не оставлять в первозданном виде. Устраивают, к примеру, композиции из растений.  Думаю,  профессия ландшафтных дизайнеров здесь востребована. Кстати, в европейских городах  много цветов и деревьев, за которыми ведется постоянный уход, отчего они имеют свежий вид.

             В дороге   придумалось  занятие  и для меня. Кроме ведения «бортового журнала» наблюдаю за номерами автомашин. Нескончаемый поток сплошного интернационала!  Много машин из восточно-европейских земель: болгарские, венгерские, румынские, польские, два раза увидела фуры с российскими номерами, жаль, не успела рассмотреть, из каких они были регионов.  

         

            2. Путь наш проходит по дорогам, ведущим к северу. Мимо проносятся  указатели направлений: Баден-Баден, Карлсруэ, Бонн, Берлин. Указатели илометража, съездов для перехода на другие дороги...

            Хейдельберг...  Стоп - у первой же виду гостиницы. Суббота, выходной, жарко... Все закрыто, лишь ворота во двор нараспашку. Вся информация на немецком: что сделать, если требуется ночлег... Автоматика. Похоже на сиракузский вариант. Только тишина и полное безлюдье. Супруг читает, потом жмет кнопки, разговаривает по автоматике, видимо, с хозяйкой. Кнопки, кнопки. Ключи от номера «выскочили» откуда-то тоже... сами... Опять кнопки, коды, авторуководство. Чудо: открывается  входная дверь. Никого... Устраиваемся сами... Идем в город пешком. Ловим такси до старого центра... Любуемся красотами   университетского города...Их немало,  да и не ухватишь все, разве что обзорно.  Красивый, крепкий город... Удивительное сочетание архитектуры, природы, старины, современности. Много  туристов,  слышу родной русский...

           В общем и в частностях, глаза разбегаются, хочется смотреть, смотреть,смотреть, но так, чтобы все запомнилось навсегда...

           Темнеет...Пора  ужинать.

           Мое желание – попробовать  чисто немецкие капусту, сосиски, пиво...Пробую, нравится...

           Вечер переходит в ночь. Ищем  стоянку такси...Вот и неожиданность! Тот же водитель с той же машиной – первый в очереди за пассажирами, первыми из которых оказались мы. Встречаемся уже какстарые знакомые...

           На утренний завтрак в гостинице собралось...приличное количество народу.

           Расплачиваемся, едем дальше...

          

           3. Город Кобленц, основан еще во времена Римской империи.

            В сувенирном киоске купила...путеводитель по Рейну и прилегающим к нему городам на русском языке...

            В городе немало памятников истории. Самый грандиозный, величественный, и, я бы сказала, чисто немецкий, -  конный портрет кайзера Вильгельма I.   

           Из-за ограниченности  времени достопримечательностей посмотрели немного. Может быть, и хорошо, потому что   посчастливилось увидеть –  Немецкий угол, т.е. угловой выступ территории, где сливаются две реки -  Рейн и Мозель. На цветной фотографии заметна разница в цвете вод. В черно-белом варианте это неотличимо. Рейнские воды – коричневато-зеленоватые, мозельские – с синеватым отливом.  

          ( Много лет назад видела слияние Ахтубы и Волги в Астраханской области - красиво, величественно).

          Традиции передаются от поколения к поколению, входя в быт людей с раннего детства, в том числе и винно-виноградарские, органично и эстетично вписавшиеся в жизнь многих народов.

           История германского виноделия восходит к Римской империи. Древние римляне и  определили здешнюю  почву вполне подходящей для виноградников. До начала девятнадцатого века почти все виноградники принадлежали церкви. После завоевания в 1803 году Наполеоном левосторонних  рейнских земель была объявлена приватизация виноградников. Новые хозяева заботились о высоком качестве вин. Их экспорт вскоре начался в Англию, Богемию, Россию.

           Селекционная работа  с виноградом тоже имеет свою давнюю историю.

           К примеру,  рислинг самый главный сорт винограда на Рейне. Вино из него считается королем вин. Его получили путем скрещивания диких сортов предположительно в 11-12 веке!

            Сорт мюллер-тургау – смесь рислинга и гутеделя, выведен в 1882 г., назван в честь швейцарского ученого Мюллера. Имеет мускатный привкус.

            Популярны сорта сильванер, кернер, дорнфельдер, португизер....

 

             4. Ну вот и столица Рурского угольного бассейна – город Эссен. Точнее  сказать, бывший «угольный город»,об истории и современности которого можно рассказывать до бесконечности.

           Останавливаемся  в квартире друга мужа - Ганса-Шока.. Она находится на втором этаже четырехэтажного дома,  напоминающего наши  многоквартирные дома «хрущевского» и несколько более позднего периодов. Чистота   фасадов, подъездов, стеклянные  дверьми в них с белыми присборенными шторками, эстампы вдоль лестниц.    

         Немецкие  «типа хрущевки» больше по площади, лучше по планировке, удобнее для жизни.  Квартира друга - как бы две наших  «хрущевских» «двушки». Две раздельные большие комнаты, совмещенный санузел с душевой кабиной,маленькая, но функциональная кухня с индивидуально изготовленной мебелью, где учтен каждый миллиметр пространства. Просто, рационально, удобно и - красиво.

           Как позднее объяснила мне подруга Ганса-Шока Хейде, таких домов в Германии много. После второй мировой войны практически все население страны не имело жилья. Строительство велось быстро, добротно, в удобном для  людей варианте, не на «пока» пройдут тяжелые времена, а с учетом  будущего, чтобы со временм не потребовалось дорогостоящих переделок. Восстановлено все, что можно было восстановить. Дома в жилых микрорайонах центра,  по нашим меркам, довольно старые, но крепкие, и, видимо, прослужат еще не один десяток лет. (После войны  в разрушенных наших городах,  немецкие военнопленные тоже занимались строительством жилья. Квартиры в таких домах и сейчас ценятся высоко).

          Хейде живет в большой трехкомнатной наисовременнейшей квартире в доме с деревянными лестницами, построенном... в 1910 году. Ее дочери 45, она известный немецкий скульптор – живет в Берлине.

          Хейде и Ганс-Шок   пенсионеры, но им еще нет семидесяти. Выглядт просто отлично, полны оптимистических планов.  Путешествуют . Живут, по-моему, очень хорошо, по их меркам, – средне. Я не спрашивала их о денежном выражении их пенсий, о капиталах, подготовленных к этому периоду жизни... Но на их вопрос о сумме наших пенсий ответила. Они весьма деликатно заметили, что это: «...наверное, очень мало...»  

         В первый же вечер мы все вместе отправились... Ну конечно же! На рядом расположенное предприятие, где делают пиво, а при заводе  работает ресторан, в котором мы и дегустировали сорта. Второй вечер провели там же. Вообще-то, я пиво не люблю.Но быть в Германии и отказаться? Моей силы воли на это не хватило. Мой заказ был прост -  пиво, капуста...Обслуживала нас на этот раз русская  девушка Наташа из Украины, которая учится в Эссене на факультете немецкой филологии,  одновременно заканчивает университет в Киеве.  На учебу зарабатывает сама. Ей трудно, боится, что из-за недостатка средств придется оставить учебу в Германии. Вместе с другой девушкой они арендуют квартиру, на оплату которой тоже надо заработать. Но молодец, не стоит на месте, рискует. В таких рисках есть свои минусы и плюсы. Самое трудное – сделать выбор, решиться на изменения собственной жизни.

 

      5. В Германии много крупных городов с больше чем миллионным населением.

       В Эссене – 600 тысяч жителей. Здесь проводится в жизнь крупнейшая программа преобразования некогда  одного из самых грязных городов  - из-за многочисленных угледобывающих предприятий -  в крупнейший европейский культурный экологически чистый центр. Предполагается, что в 2010-м  город станет столицей европейской культуры.

       В сопровождении Ганса и Хейде  отправляемся посмотреть...на что-то...

       Это «что-то» оказалось огромнейшим культурным центром... Некогда это было огромное   угольное предприятие. Трудно описать, ЧТО здесь УЖЕ сделано и ЧТО  сделать предстоит. Однако Центр   действующий   и популярный.

 

         Его территория необозрима. Проведены и продолжаются  серьезнейшие  работы по очищению, рекультивации земли,    новому  покрытию. Внешние стены цехов, выстроенные  из красного кирпича, со временем ставшим черным,  отмывают  до естестственного цвета. Получается волшебное превращение. Чтобы посетители могли сравнить, «как было – как стало», оставляются  небольшие нетронутые ремонтами зоны.

        Цеха тоже очищены, но вид имеют производственный. Хотя никакого производства там нет.  Зато много музеев с подлинными экспонатами всего, что когда-то работало на угледобычу и переработку. Много ресторанов с отличным  обслуживанием и магазинов. Много выставочных и концертных залов. Много новых рабочих мест. Всего – много.

         В общем, бывшая индустрия теперь работает  на  искусство и на все, что относится к культурной части современной жизни не только Эссена, но и мира.  Сюда приезжают как известные, так и начинающие таланты с разных континентов.Я видела  проспекты выставок русских художников из собраний наших лучших музеев, программы выступлений российских  музыкантов. Чему тут же и радовалась... Наравне с классическим искусством,   предлагаются  разнообразные модернистские  направления – живописи, музыки, танца...

         Полностью осмотреть это место невозможно и за день Информация, находящаясяв бывших цехах,  бесплатна.

         Много туристов. Продуманная система безопасности.

         На все эти достижения невозможно не смотреть с восхищением – идея насколько дорогостоящая, настолько и необходимая живущим сегодня и будущим поколениям. 

         Вот  бы и нам перенять хотя бы частично отношение к старому и вроде как выработавшему свой ресурс. Многое можно было бы  использовать для людей...

 

         Неподалеку от Эссена расположена вилла Круппов, крупнейших некогда изготовителей стали, владельцев многочисленных предприятий. Сейчас здесь расположен  музей, в который из-за окончания работы мы не попали, но   внутрь можно было заглянуть через стекла дверей первого этажа  . Роскошь там, конечно, неописуемая, а само здание – огромно по площади. От мысли, что здесь бывали все вожди некогда нацистского государства во главе с первым лицом, мне становится немного не по себе.Прячу эмоции, восхищаюсь красотой парка  со старыми ухоженными деревьями и газонами, а также  остальной   красотой.

        В том числе  закатом на реке Рур.

        Несмотря на то, что практически все семьи  Эссена имеют  хотя бы одну собственную автотранспортную единицу , в городе развит транспорт общественный: трамвай, автобус, подземка, такси. К слову, везде, где бы я ни была, в европейских странах , он хорошо работает  имеет спрос. Нередко пользоваться им удобнее, к тому же, есть система проездных билетов, которые можно приобрести с любого дня месяца  на необходимое количество дней или поездок...

        Заехали в квартал застройки частных вилл неподалеку от Эссена. Дома разные, а строительство ведется в  едином стиле. Нет строительной грязи. Проекты до мельчайших нюансов утверждаются местными властями, и только после разрешения хозяин может приступать к  стройке.

       

         6.Германия, как и наша страна, понесла много потерь во второй мировой войне.Говорить об это страшно, больно,  горько...   Однако и у нас, и у них выросли новые поколения людей, для которых ТА  война стала глубокой историей.

         Отрадно, что Германия быстро обрела экономическую силу, разработала и выполняет удобные для нации программы в разных жизненных аспектах, имеет  иммиграционные программы поддержки .  Ее высшее руководство не так  давно перед всем миром признало вину за деяния фашизма, выплачивает денежные компенсации разным категориям пострадавших.  Современная политика страны ведется в интересах человека и его благополучной жизни.

         Но, как и в наших, так и в немецких семьях, хрянят память о погибших на войне родственниках...

         На стенах холлов отеля Хейдельберга  представлена история семьи хозяйки в фотографиях разных исторических периодов, пожалуй, с того самого времени, когда была изобретена фотография. Есть там и фото людей в форме наци.

          Не знаю подробностей о родителях Ханса – Шока, но знаю то, что во время войны его семья жила на севере  Германии, на границе с Датским Королевством, где он впоследствии учился в школе с преподаванием на датском языке. После окончания войны и капитуляции Германии многие датчане помогали немецким детям, становясь им вторыми родителями. Такие родители есть и у Ханса,они еще живы. Он   навещает их  минимум один раз в год-полтора.

          Вглядываюсь в лица людей семейного снимка, где на руках отца, одетого в форму немецкого офицера,  сидит совсем маленькая Хейде. Ее отец был  дантист. Как и всех врачей,его  призвали в армию. Эта фотография – последняя в его жизни. Погиб он в мае сорок пятого...   Место   гибели неизвестно. Жена в одиночку вырастила  троих дочерей...

          Мой отец почти подростком попал в партизанский отряд. После освобождения  ушел с Красной Армией, дошел до Берлина, потом учился в офицерской школе и служил в Потсдаме...

         

          Трагедии войны...

          Теперь это история, которую нельзя перелицовывать в угоду  каким бы то ни было и чьм бы то ни было политическим интересам.

          Нельзя забывать ужасы фашизма,  нельзя возрождать фашизм, оправдывать его, поклоняться ему.

          Прошлое было. Им нельзя жить, но  о нем  нельзя  забывать.

                                        ****

          После Эссена  мы направились в Данию.

          Однако встреча с Германией в той же поездке состоялась вновь на обратном пути. Когда   отличным поездом, придуманным немцами, для перевозки людей и их автомобилей, мы возвращались из Гамбурга во Францию.

           Об этом я тоже расскажу.

 

          Ирина Федичева.

          Фото автора.