Владимир Кузин. Сезон страданий  

     Иду я однажды мимо заброшенного садового участка и вдруг слышу тоненький писк. Миную то, что осталось от забора, подхожу к дачному домику и вижу возле него кошачье семейство – мамку с двумя маленькими пушистыми котятами. Заметив меня, кошка зашипела; а её малыши тут же юркнули в земляное углубление под избушкой… 

     От соседей я узнал, что эту кошку, по кличке Муся, в июне принесла на свой садовый участок одна женщина. А осенью она забирать животное домой не стала. Сказала соседям, что не желает разводить дома “кошатник” (Муська тогда была беременной). Сначала кошка жила на дачном участке своей хозяйки; но когда окотилась, переселилась со своими малышами в эту заброшенную избушку…

     Стал я их подкармливать. Разложу еду на газете и отойду в сторону. Муся мурлыкнет – и тут же из-под домика выбегают два маленьких пушистика и, урча и толкая друг дружку, набрасываются на угощение. Кошка-мать ко мне привыкла. А вот котята по-прежнему меня боятся; стоит мне к ним приблизиться, они сразу прячутся в свою нору под избушкой…

     Вообще, такую осторожность животных я приветствую: людей бессердечных и жестоких у нас немало. Однако в данном случае она, наоборот, обрекала котят на страдания. Я как-то мельком увидел гноящиеся глазки у одного из них, пораненную лапку у другого. И если бы четвероногие малыши давались в руки, я, безусловно, отвёз бы их в приют и оплатил бы лечение. А в дальнейшем, возможно, мы нашли бы для них хороших хозяев. Но увы…

     Для нас, членов “Общества защиты животных” (как и для всех людей, неравнодушных к нашим “меньшим братьям”), настало время душевных переживаний и сердечной боли. По рассказам людей, побывавших в других странах, ни в одной из них нет такого постыдного явления, когда люди оставляют своих питомцев на дачных участках. Да ещё на зиму, в холода. Там за подобное деяние гражданина привлекли бы к ответственности – вплоть до уголовной. А общественность устроила бы такой скандал – с привлечением прессы и телевидения, - что нерадивого хозяина стали бы узнавать на улицах и показывать на него пальцем!

     Особое отношение к животным с древних времён существует в Индии – согласно религиозно-нравственным убеждениям её граждан. Там убийство домашнего животного (а выбрасывание его на произвол судьбы – то же самое!) практически сравнимо с убийством человека. В этой стране даже в неурожайные голодные годы крестьяне не позволяли себе забивать свой “домашний скот” ради пропитания (наши селяне в большинстве своём не понимают, как это можно держать, скажем, корову только ради молока). Многие религиозные деятели индуизма и буддизма, намекая на такие явления, как охота, рыбалка, мясоедство (как следствие – скотобойни), медицинские опыты над животными, собачьи бои и т.д., - говорят о геноциде безвинных и беззащитных существ нашей планеты со стороны человечества! Что мы, люди, оказались оккупантами на Земле – наподобие фашистских!

     Иногда думаешь: почему в нашей стране - практически единственной в мире! - до сих пор не принят “Закон о защите животных от жестокого обращения”, предусматривающий нормы, существующие в цивилизованных странах? Почему ни одна политическая партия, идущая на выборы в Государственную Думу, не включила этот вопрос в свою предвыборную программу? Почему к живым существам - которые, как недавно доказали британские учёные, испытывают голод, холод и физическую боль точно такой же силы, как и человек, - у нас относятся как к неодушевлённой вещи?

     И делаешь вывод: очевидно, правы те общественные деятели, писатели и журналисты, которые утверждают, что в результате войн, революций и репрессий XX века самые совестливые и сострадательные люди в России погибли и теперь её территорию населяют потомки нравственных посредственностей (мы их называем “оловянные” – за их неспособность воспринимать чужую боль).

     Ведь принести в сумке щенка или котёнка, положить его на грядку… а осенью помахать ему ручкой – могут только существа, по своему моральному развитию сами стоящие на уровне животного. Или они не понимают, чем это для их питомцев обернётся? И какая участь постигнет животное, которое называется “домашним” именно потому, что, в отличие от “дикого”, не приспособлено жить без человека?

     Тогда я поведаю им о том, о чём они не знают. А скорее всего, знать не желают.

     Однажды – именно в ноябре – когда несколько дней подряд шли дожди, по пути на свой садовый участок я увидел мокрый и грязный полускелет щенка. Раздувшийся живот, выпирающие по бокам рёбра… Щенок из последних сил полз вверх по крутому склону, идущему от железной дороги к детской больнице (владимирским дачникам эта горка хорошо известна). Затем посмотрел на меня глубокими впадинами глазниц и жалобно заскулил... С минуту я стоял как вкопанный, поражённый увиденным… После вынул из сумки газету, обернул ей щенка и понёс его наверх. Тогда, шесть лет назад, у нас не было приюта. И потому я уложил несчастное животное под навесом электрощита одного из корпусов поликлиники и быстро направился домой за молоком… Минут через сорок вернулся. Приподнял щенку голову и стал осторожно вливать из бутылки тёплое кипячёное молоко ему в рот. Но оно выливалось назад: щенок уже был не в состоянии совершать глотательные движения, только часто-часто дышал… Осознавая своё бессилие, я заплакал над ним, как ребёнок… А утром следующего дня он уже был мёртв… Закопал я его в пойме Клязьмы, возле ручья…

     Через несколько дней я встретил одного из редких для этого периода дачников и описал ему щенка. Мужчина сказал, что это был дитёныш дворняги, которую его знакомый, тоже садовод, привёл на свой дачный участок ещё в конце мая. Собаку тот в сентябре забрал домой, а её полуторамесячных щенков оставил одних… Мы с мужчиной прошли к тому месту, но животных нигде не было…

     Позднее я много раз слышал о случаях, когда люди по осени оставляли своих бывших питомцев или их детёнышей на дачных участках. Не стал исключением и этот год. Такой в России появился новый метод избавления от тех животных, которые людям стали не нужны. Метод для них не хлопотный и чистый…

     Ноябрь и декабрь - месяцы, на которые приходится пик страданий оставленных на дачных участках четвероногих малышей. Обычно в это время пойму Клязьмы покрывает снег – иногда глубиной в метр (зимой ветер сдувает снег на равнину с расположенного рядом холма). И сами зверята будут не в состоянии из него выбраться, и мы не сможем к ним пробраться, чтобы их покормить. А морозы довершат дело. От зимней стужи не спасут ни домики, ни чердаки, ни сараи. Подобная участь, очевидно, ожидает Мусю и её двух котят, которые скрываются сейчас под заброшенной избушкой…

     Ежегодно в начале зимы я прихожу к пойме Клязьмы, окидываю взглядом дачные участки среди снежной равнины – этот огромный могильник! - и прошу у своих “меньших братьев”, лежащих под этим белым саваном, прощения! За их хозяев, которые в этот самый момент, возможно, преспокойно сидят в мягких уютных креслах и, отхлёбывая из кружки горячего кофейка, с величайшим интересом смотрят какой-нибудь сериал или хохочут над очередной выходкой эстрадного юмориста…