Нахум Виленкин. Время (стихи)

“Время проходит!” - привыкли вы говорить

вследствие установившегося неверного понятия.

Время вечно: проходите вы!

Мориц-Готлиб Сафир

 

1.

 

время не бежало,

не шло,

не тянулось,

не торопилось,

не утекало,

не просыпалось сквозь пальцы,

оно не лечило,

его не было в избытке или недостатке –

его вообще НЕ  БЫЛО.

 

2.

TV

 

время – вперед и пам-пара-пам!!

в голубое марево уткнулись как дети:

глазам не верю – неужто там

две минуты сплошной “оливетти”?

всей стране под-дых, да по темечку -

заждались родимые стремена.

время

          через 600 секунд

                                      прыжком во времечко;

и пришли времена...

 

3.

Песочные часы

 

я предвидел – рука моя отклик найдет.

в этой талии хрупкой прозрачная сила,

непреклонность, которая невыносима,

где вчерашние страсти и новый восход;

и готовность опять опрокинуть свой мир

для хозяина нового, снова и снова,

за собой оставляя последнее слово,

заполняя прочерченный кем-то пунктир.

и в отпущенный срок, отсчитав до конца,

не оставить надежду на миг внеурочный.

каждодневная серо-песочная точность;

неспособность менять выраженье лица;

невозможность потери мельчайших частиц

без того, чтобы вдребезги, до распыленья.

рук касанья, конечно же, и отраженья

чьих-то глаз, и метания чьих-то ресниц –

можно сделать усилье и все разгадать.

только тайны чужие как письма чужие.

может быть, доживем, но пока не дожили,

и пока не сомкнулась безвременья гладь...

 

4.

Мягкие часы Дали

 

час растворился у края мольберта;

день подбирал неприевшийся стиль;

время оплавлено солнечным ветром,

точно задуть позабыли фитиль.

 

двадцатьпрыжков и еще плюс восемь;

шесть часов – коли вы не врете,

кошек – нет, но его попросят

ради фото побыть в полете.

 

время омлетом плывет под лавку,

с ветки падает звонкой нотой -

славу давай – унеслась слава

нотным станом хвоста енота.

 

5.

Идет бычок

 

продолженье последует или нет,

но вильнет переднее колесо;

шепеляво- свернутый пируэт –

“вот и все...”                                                             

там прокладки от крана секунд и минут

прохудились-съежились? ерунда -

никуда не денутся – не убегут

в никуда.

а бычок качается и ворчит,

но идет безропотно – не пойму -

выбирая единственную из причин.  

почему?

почему кончается не доска,

а кончается жизни ход;

почему в двенадцать берет тоска -

новый год?

 

6.

Бесконечность

 

безвременье – тогда,  когда творенья нет;

когда пространства нет

и нет теченья лет;

нет темноты и бед,

не остается след,

начала и конца,

улыбки и лица,

добра и подлеца.

 

и только у Творца

энергия и свет!

 

 

7.

Координаты

 

я рос; и лишь один вопрос -

от А до Б – на четвереньках,

через порог и по ступенькам,

в траву, где радуги стрекоз

манят, жужжа от нетерпенья.

где желудей – на целый взвод;

где клякса – божия коровка -

неторопливо, с расстановкой,

все ищет божий небосвод…

 

хватало места плоскостям,

где икс и игрек, плюс и минус;

осям, что только расходились,

все разделив ко всем чертям.

но даль и ширь  на части рвут

удачи, горести, несчастья;

глаголы до деепричастий;

сердечной мышцы тяжкий труд,

холопство масс и барство власти.

 

но третья вырастала ось,

не <<Токио-Берлина-Рима>>,

а то, что в сердце родилось

и ненавязчиво, незримо -

поднятие к Иерусалиму,

к горе, где светел небосвод,

начало всех начал, отсчета;

шесть дней и после них суббота;

жестоковыйный мой народ,

там сердце моего народа.

 

8.

Охота за временем

 

хронометры всех мыслимых систем -

их точность как дотошность счетовода,

они индифферентны как погода,

и даже не идущие совсем.

но это ли ловушка для минут?-

их дигитальность – сущая игрушка;

они, от эталона до “кукушки”,

дискретный труд продать не преминут.

в каких полях  тугую ставить сеть,

в каких  лесах флажками метить зону?

но даже клинописью фазотрона

не уловить, не сбросить, не стереть…

в искривленных полях меняет суть -

как относительны фигура и фактура;

все, начиная с камеры-обскура

поймать его пытались, обмануть.

тяжелых рам, железных корпусов

и черных дыр неясные границы -

над временем не смогут поглумиться,

оставив поле битвы для глупцов.

и только есть святая простота,

хотя она ни в чем не виновата -

решеткой черной выбитые даты;

и камешки; и желтая плита...                                             

 

9.

 

теперь я знаю – ты ко мне придешь

по краешку, шажками, перебежкой;

прошелестишь как мимолетный дождь.

отбросив старомодные одежды,

котёнком серым юркнешь под кровать

и затаишься. Мне из-под кровати

тебя, наверно, надо бы прогнать,

но руку не поднять и ... все некстати

вокруг, конечно, станет все не так;

и все не то, к чему душа привыкла;

хотя давно к очередному циклу

ей привыкать... пора ей привыкать... 

 

10.

В ожидании

 

мы у черты – за этою чертой

нам враг уже свою готовит милость.

где Бен-Йосеф? – ведь лишь его рукой

повержен будет и убит Армилус.

 

так, что же мы ослицу не растим,

неведомо-сверкающего вида,

чтобы на ней взошел в Иерусалим

и спас весь мир Машиах-сын-Давида?!

 

Есть древняя еврейская притча, которую рассказывают старики подрастающим мальчикам: "У ворот Рима сидит в грязи нищий. Это — Машиах. Он сидит и ждет" "Кого?" - спрашивает мальчик. И получает ответ: "Тебя". 

Февраль 2008 г.