Наталья Вареник. История одного кабинета (биографический очерк)

Блуждая по музейным залам небольших городов, можно случайно наткнуться, подобно коллекционеру антиквариата, на совершенно потрясающую вещь…

Вот и я, неожиданно для себя, обнаружила в уютном уголке одной экспозиции старинный кабинет – книжный шкаф, два письменных стола, кресло, картины и …. старый кошелек с пригоршней украинской земли.

Иногда история вещей бывает не менее захватывающей, чем история людей – подтверждением этому стало путешествие одного кабинета из французского городка Мужен в Украину. Преодолев фантастическое расстояние сначала в автофургоне – из Мужена в Марсель, потом на теплоходе до Одессы (и попав при этом в восьмибальный шторм!), затем самолетом из Одессы в Кировоград, старинный кабинет обрел, наконец, свое законное место в музее.

 

И уйти бы ему на покой, но не тут-то было! – не прекращается к нему паломничество людей, потому что и горстка земли, и картины, и все эти бесценные предметы принадлежали земляку кировоградцев, Владимиру Винниченко.

 

Уголок  писателя

 

Слово «уголок» для Винниченко и при жизни, и после его смерти было знаковым. Такая уж судьба у этого талантливейшего человека: одиночество, эмиграция и последний приют, который он со скрытым смыслом назвал «Уголок» - дом на берегу Средиземного моря, куда они с женой, Розалией Яковлевной, отправились в 1934 году из Парижа.

Ехали не для того, чтобы заниматься творчеством в одном из чудесных уголков Прованса на окраине Ниццы, а для того, чтобы выжить, занимаясь тяжелым физическим трудом.

Еще в 20-е годы V Всеукраинский съезд Советов объявил Винниченко «вне закона», но его книги продолжали активно издаваться в Украине (в Харькове вышло 24- томное издание его произведений), а пьесы Винниченко шли с огромным успехом на сценах Рима, Берлина, Праги  и Парижа.

В 1933 году все изменилось – в Европе распространилась фашистская чума, а резкое письменное обращение Винниченко в Политбюро ЦК КП (б) У, в котором он обвинял Сталина и Постышева в массовом терроре против украинского народа, сделало его «нечитаемым» в Украине. Жить за счет литературного труда уже не было возможности, поэтому супруги Винниченко взвалили на себя непосильную ношу - долг за покупку дома, который обошелся им в 40 000 франков.

Сегодня эта сумма во Франции кажется смешной – нынешние дома на Лазурном берегу стоят миллионы! Но с долгами за старый, наполовину развалившийся дом, которому насчитывалось… около 250 лет, Винниченко не расплатился до самой смерти. Вместе с домом писатель приобрел запущенную ферму, которую местные жители называли «печь», поскольку тут когда-то выпекали хлеб и сдобу, а так же почти два гектара земли, которые нужно было обрабатывать. Понадеялся писатель на свои крестьянские гены, да и тяга к земле сыграла немалую роль.

Название «Уголок» оказалось пророческим: среди представителей эмиграции Винниченко чувствовал себя затворником и был бесконечно одинок - ему не могли простить поездку на переговоры с большевиками в 1920 году и политические расхождения с Главным Атаманом Симоном Петлюрой. Представители русской «белой» эмиграции считали его врагом.

Удивительное совпадение, но и после смерти, у себя на родине, писателю суждено было занять место в уголке: единственная экспозиция его вещей разместилась в углу музейного зала, где сходятся две стены.

Скромные возможности небольшого краеведческого музея в Кировограде не позволили выделить отдельную комнату для его кабинета. Однако и этой экспозиции могло бы не быть, если бы не Его Величество Случай…

 

Родословная  «пилигрима»  Винниченко

 

Однажды после лекции по истории украинской литературы в Кировоградском Педагогическом Институте к преподавателю Владимиру Панченко подошла студентка – заочница. Она смущенно призналась, что является родственницей того самого писателя Винниченко, о котором только что рассказывали в аудитории!

Панченко, который был не только педагогом, но и писателем, ученым,  был поражен: о происхождении Винниченко до того часа практически ничего не было известно. Исторические корни человека, который еще в юности стал «пилигримом», подобно Максиму Горькому, а позднее жил в Австрии, Швейцарии, Франции, Италии и Германии, терялись где-то в просторах украинских степей. Краеведы Кировограда долгое время считали, что родителями писателя были приезжие наемные работники, которые осели в Елисаветграде.

И вдруг – живой свидетель происхождения Винниченко!

Еще не слишком веря в счастливую случайность, Владимир Панченко расспросил студентку и выяснил, что ее бабушка, Любовь Андреевна Винниченко является родной племянницей знаменитого писателя. Несмотря на преклонный возраст, жительница села Бобринка хорошо помнила Владимира Винниченко, а достоверность ее рассказов подтверждают документы в местных архивах, запись в метрической церковной книге о рождении писателя, а так же  совпадение многих деталей и фактов с воспоминаниями Розалии Яковлевны Винниченко.

Так неожиданно Владимир Панченко и  доцент Кировоградского Пединститута Николай Смоленчук отправились в село Бобринка, чтобы встретиться с родственницей Винниченко и пригласить ее в Кировоград. Пожилая женщина, не колеблясь, согласилась ехать. «Поеду хоть в Париж!» решительно заявила она и привела их на улицу Солдатскую (ныне улица 50-летия Милиции в Кировограде), которая находится неподалеку от старинной крепости. Именно на этой улице и стоял дом, в котором жили родители писателя  - Кирилл и Евдокия Винниченко.

По рассказам Любовь Андреевны, ее предки жили когда-то в Полтавской губернии, пока херсонский помещик не «выменял» у другого магната три семьи, среди которых была и семья  ее деда Василия Винниченко. Так «Сивенки» (как их прозвали за раннюю седину) попали в село Веселый Кут (Григорьевка).

Отец писателя Кирилл был одним из семи детей Василия и с самой юности ездил вместе с братом Прокопием в Крым за солью. Этот ходовой в то время товар братья привозили в Елисаветград, где останавливались на постоялом дворе по улице Солдатской, 49. Хозяйкой постоялого двора была  вдова Евдокия Павленко. Владимир стал ее четвертым, младшим сыном от третьего мужа Кирилла Винниченко.

Так, благодаря счастливой случайности, раскрылась тайна происхождения знаменитого писателя.

К сожалению, дом родителей Винниченко, где 125 лет назад он появился на свет, не сохранился до наших дней, поэтому для мемориальной доски места не нашлось…

 

Путешествие  в  Мужен

 

… И вот самолет с украинским исследователем творчества Винниченко Владимиром Панченко и его коллегой Тарасом Марусиком  приземлился в аэропорту Шарля де Голля. Их встретили украинские дипломаты, а дальше – серпантин шоссейных дорог, вершины Приморских Альп, зелень кипарисов и пальм Французской Ривьеры…

Машина с «украинским экипажем» мчалась в Мужен, где в «Уголке» Владимира Винниченко их уже ждали нынешние наследники усадьбы, пожилые художники украинского происхождения Иванна Винныкив и Юрко Кульчицкий. Гости везли с собой официальное письмо Леся Танюка, рекомендации профессора Сорбонны Владимира Косыка (Розалия Яковлевна Винниченко, кстати, тоже закончила Сорбонну) и другие ходатайства. Осторожность стареньких художников можно понять – так называемые «друзья» из Украины уже не раз обманывали их доверие.

«Уголок» нынешнего Мужена уже не тот, что при жизни Винниченко – к нему нужно добираться узкими улочками. Нет того простора, что был прежде - все вокруг застроено новыми домами. Неожиданно перед гостями возникли  зеленые деревянные ворота с номером 162 и знаменитые кипарисы… Восьмидесятилетние хозяева дома взволнованны:  ведь среди сувениров с далекой родины – экземпляр журнала «Украина» со статьей о художественных работах Иванны Винныкив и благодарственное письмо из Верховной Рады.

Старенькая художница заплакала: « Господи, я уже и не думала, что когда-нибудь будет такое…» Сама Иванна Винныкив не знала при жизни Владимира Винниченко, жить в «Уголке» после смерти мужа ей предложила Розалия Яковлевна. Художница написала несколько портретов хозяйки дома, два из которых передала в Украину. Она вспоминает о Розалии Винниченко с большим уважением, ведь жена писателя  с 1911 года самоотверженно делила с ним все испытания его необычной судьбы.

- Я уже слишком стара и слепа –сказала Иванна Винныкив - сама написать воспоминания не гожусь. Если бы кто-нибудь записал, я бы все рассказала…

А рассказать старенькой художнице было о чем – о семье Винниченко и «Уголоке», о Пабло Пикассо, которого она хорошо знала: ему нравилось работать в Мужене. В этих краях до сих пор живут люди, которые помнят Владимира Винниченко.

- Каким запомнился наш земляк? – спросили гости хозяйку.

- Говорят, что был чудаком – ответила художница, не вдаваясь в подробности.

Вероятно, такое отношение окружающих было следствием стиля жизни семьи Винниченко: на склоне лет писатель исповедовал свою теорию конкордизма, одним из постулатов которой было требование природности и простоты жизни, например, Винниченко были вегетарианцами.

К сожалению, времени на то, чтобы записать уникальные воспоминания о нашем земляке, практически не было – нужно было  упаковать вещи Владимира Винниченко, которые  Иванна Винныкив согласилась передать в Украину. Пишущая машинка «Мерседес», настольная лампа, дорожный блокнот, часы, ящичек для карандашей и бумаг, а так же кошелек с пригоршней земли, взятый Винниченко дома в Украине… И это - не считая мебели и картин кисти писателя, за которыми приехал автофургон!

Времени хватило лишь бегло осмотреть усадьбу, которая достаточно большая для нынешнего Мужена, несмотря на то, что в 1941 году писателю пришлось продать часть земельного надела. Под огород земля давно не использовалась, здесь растут экзотические деревья и кусты, на лужайке пасется соседский конь.

Ощущается, что в этом доме живут пожилые люди: во дворе первые признаки запустения, хотя сразу это и незаметно. «Уголок» постепенно становится частью прошлого…

Дом Винниченко – двухэтажный особняк с несколькими пристройками разных лет, на первом этаже – гостиная, кухня, на втором – две спальни и небольшой холл, куда нужно подниматься по крутой деревянной лестнице.

В завершение «экскурсии» - посещение мэрии Мужена, где на стенах висят украинские ковры, вытканные Иванною Винныкив, а так же места последнего приюта Владимира и Розалии Винниченко – небольшого аккуратного кладбища на самой вершине горы…

Это - последний «уголок» писателя, который умер одиноким, несмотря на то, что в Париже периода 20-30 годов обосновалась самая многочисленная украинская эмиграция: по некоторым данным во Франции проживало 40-50 тысяч наших земляков. (Сейчас  во Франции насчитывается не более 3-4 тысяч украинцев).

На склоне лет Владимир Винниченко напишет в дневнике:  «…материально ты еще более одинокий, ты в конце жизни сушишь себе голову, чем ты будешь жить? Теперь ты уже думаешь, что нужно продавать «Уголок», чтобы иметь что кушать. Уже теперь расспрашиваем, принимают ли французы иностранцев в свои приюты для престарелых?..»

Вероятно, он с болью вспоминал Елисаветград, который в годы его детства был одним из культурных центров Украины: там были корни творчества Марка Кропивницкого и братьев Тобилевичей, оттуда началась сценическая слава Марии Заньковецкой, это родина Опанаса Саксаганского и Ивана Карпенко-Карого. Город его детства, где он ходил в гимназию в вышитой сорочке и соломенной шляпе, вызывая гнев учителей и чиновников…

Предвидел ли он, заглядывая в будущее, что на его родине произойдут большие перемены, и он все-таки «вернется» в родной город, чтобы мудро, с высоты постамента признания, взирать на своих земляков?…Сегодня  именем знаменитого земляка назван Кировоградский государственный педагогический университет, а памятник писателю наконец-то стал реальностью благодаря Указу Президента Украины «Об увековечении памяти выдающихся деятелей Украинской Народной Республики» и Постановлению Верховного Совета Украины «О праздновании 125-летия со дня рождения выдающегося общественного, политического деятеля и писателя Владимира Винниченко». В то же время Кировоград изобилует улицами, названными в честь революционеров, да и вокруг имени самого города идет постоянная борьба: общественность добивается возвращения ему исторического названия «Елисаветград».                                                                                   

 

                                                                                                                  
Коллекция вещей Владимира Винниченко в Кировоградском краеведческом музее