Рубанова

Токийский залив так плотно застроен небоскрёбами и причалами, что к воде не подберёшься, и мы отправляемся на искусственный остров О’Дайва.
Насыпные острова характерны сейчас не только для Японии. На планете несколько стран вынуждены создавать рукотворную сушу.
Остров в Токио – это город в городе с авторазвязками, торговыми центрами, выставочными павильонами, мостами, кинотеатрами, многочисленными зелёными уголками, даже точная копия американской статуи Свободы имеется. Стоит на берегу в хитоне, с факелом, но здесь она не главная достопримечательность.

* * *
В крупных городах Японии, где большой поток пешеходов и многие при ходьбе говорят по телефону, я часто слышу фразу: «Мусь-муси, мусь-муси…».
- Что это означает? – спрашиваю гида-переводчика.
Ответ:
- Ало-ало по-японски.

* * *
Обед для нас назначен в 13.15. Мы приезжаем в ресторан в 13.12. Встречающий нас менеджер удивлён: «Почему так рано?»

* * *
Японцы посмеиваются над нашей традицией говорить тосты. Они наливают в небольшую рюмку сакэ и произносят одно слово: «Кампай!», т.е. «давайте выпьем!» или что-то в этом роде

* * *
Совершаем привычную вечернюю прогулку по Токио с москвичкой Наташей. В многочисленных кафе и магазинах видим очень большой выбор пирожных, тортиков, слоек и другой выпечки. Стоим, разглядывая витрину и затрудняемся в выборе. Продавец спрашивает:
- Что желаете купить?
Наташа интеллигентна и более сдержанна, чем я. Поэтому отвечаю первая:
- Всё бы купила - и съела!
Японец задумался на секунду и вполне серьёзно спросил:
- С чего начнёте, дамы?

* * *
Когда я увидела это, подумала, что японцы хулиганят, хотя им не свойственно нарушать правила. Представьте себе такую картину: на перекрёстке одновременно загорелись все светофоры зелёным цветом. Машины стоят. Это сигнал для пешеходов. И вот люди, минуя «зебру», пошли кому куда вздумается: по диагонали, «конём», выписывая овалы. И тогда я поняла: какая экономия времени! Какое удобство! Мы тоже пошли, нам-то не привыкать таким образом «экономить время». Но японцы это делают без риска для себя.

* * *
Однако нарушители дорожного движения в стране, конечно, есть. Для них организованы специальные курсы, где таким людям многократно показывают документальное кино об авариях и непременно с человеческими жертвами. После просмотра этих непридуманных ужасов человек меняется.

* * *
В самурайской деревне Эдо идёт пьеса из древнего героического эпоса Японии. Время от времени артисты дерутся на мечах и, когда на мгновение гаснет свет, видно, как летят искры. Удары на расстоянии, полёты на канатах, взрывы – всё это очень эффектно и впечатляет. Когда же поединки разыгрываются в непосредственной близости от зрителей, я невольно прикрываю лицо рукой: вдруг промахнутся. Мечи-то настоящие, металлические. Вот уж когда пожалела, что оказалась в первом ряду. После спектакля один из артистов говорит нашему гиду:
- Какая чувствительная дама сидела недалеко от сцены! Может, она желает с нами сфотографироваться?
Я в восторге от такого предложения. Но как только воин поднимает перед объективом меч, мне снова хочется прикрыть нос рукой. И мы оба смеёмся, поняв, в чем дело.

* * *
В городе Камакура гуляем по берегу Тихого океана, собираем выброшенные раковины и камешки. Я нахожу даже электрического ската, беспомощно распластавшегося на песке – изрядно поработали волны ночью. Рядом вьётся стая ворон, они кричат, суетятся, делят между собой рыбу и креветок. Но вот в небе появились два сокола. Беспокойные чёрные птицы тут же улетели к ближайшему забору. Оказывается, когда соколы летают, вороны сидят.
Уважительно относятся к этим птицам и люди. В прибрежном ресторанчике висит предупреждение: «Осторожно, соколы!» Если вы не спеша едите на открытой террасе, то рискуете остаться голодным, сокол спикирует и выхватит из тарелки котлету или сосиску. Но это ещё не всё, вы можете быть оцарапаны острыми когтями птицы. Спрашиваю у гида:
- Как же быть?
Он отвечает, что в этом кафе выдают дополнительную тарелку, которой можно прикрыть своё блюдо, а ещё он советует есть быстро и не только любоваться океаном, но и в небо поглядывать.

* * *
В Японии на улице нередко можно увидеть молодую женщину с ребенком на руках, с сумкой через плечо, да еще толкающую впереди себя детскую коляску. А муж, отец ребенка, просто идет рядом. Все-таки восток есть восток.

* * *
Осака – портовый город. Он находится на берегу Японского моря. Основанный когда-то купцами, Осака и сегодня отличается хорошей деловой хваткой, чутьём и, конечно, небоскрёбами. П-образный Umeda Sky Building вознёсся в центре города на 173 метра. На скоростном лифте поднимаемся на смотровую площадку. И вдруг я замечаю, что крыши у высотных домов в этом городе оригинальной формы. Подумав немного, с восторгом произношу:
- Смотрите, небоскрёбы в платочках.

* * *
Карп в Японии символизирует выносливость, ловкость, ум, и другие положительные качества, которыми должен обладать каждый мужчина. Поэтому, когда в стране празднуют День мальчиков, то вывешивают флаги в виде карпов. Сшиты они из двух полотнищ, как мешки. Ветер надувает их, превращая в рыб, и кажется, что они шевелят плавниками, такие большие, сильные…

* * *
В океанариуме много различных обитателей. Мне они интересны ещё и потому, что я когда-то занималась подводным плаванием и общалась с ними непосредственно. Там, на глубине, с одними я беспечно играла, других же только наблюдала, стараясь не совершать лишних движений. Но здесь передо мной гигантский аквариум, и я в полной безопасности. Вдруг вижу: к стеклу подплывает девятиметровая пятнистая акула:
- Привет, подруга, - говорю ей, - скучаешь по морю?
Царица рифов скользнула по мне полупрозрачным холодным взглядом и с достоинством удалилась. Вот и пообщались две рыбы.

* * *
Купила во время экскурсии зеленый чай. Переводчик посмотрел на упаковку и сказал:
– Здесь написано, что он изготовлен из трав, собранных на склонах горы Фудзи.
Стоявшие рядом туристы заволновались, пожелали купить такой же и отправились в магазин. Вежливо спрашивают:
– Фудзи ти, пожалуйста.
Продавцы недоуменно пожимают плечами: «Нет такого в ассортименте».
Тогда один из путешествующих не поленился вернуться в автобус и продемонстрировать мою покупку: «Вот, смотрите, нам нужен такой чай».
Итак, коллективная покупка состоялась – весело, шумно, с хорошим настроением.
А хозяин магазина тут же распорядился, чтобы на витрине рядом с этим чаем укрепили табличку, на которой крупными буквами было написано то, что на упаковке мелкими: «Изготовлен из трав, собранных на склонах горы Фудзи».

* * *
Горы Никко и Хаконе всего в двух часах езды от Токио. И вот ты попадаешь в этот удивительный мир, спасающий тебя от жары и усталости. Это святые горы для каждого японца. Здесь жил когда-то вельможа, а впоследствии – монах Токугава, создатель системы государственного управления, которая позволила сохранить в стране мир на протяжении нескольких веков. Он оставил после себя уникальный парк, причудливо украшенные храмы и мавзолей. Всё это красуется на фоне живописных гор, могучих кедров, древних мостов и каскада водопадов. В аллеях парка удивительная чистота, а деревья, кустарники и цветы подобраны так, что ты невольно оказываешься в состоянии душевного равновесия и покоя. Можно долго стоять на берегу озера, и никто, и ничто не отвлечёт тебя от созерцания.
Для Японии вообще характерно не идти наперекор природе, а слиться с ней. Даже современные архитекторы, создающие стоэтажные конструкции, стараются не выделяться из природной среды - и им это удаётся. Здесь же, в Никко, этот принцип доведён до совершенства. Не зря старая японская поговорка гласит: «Никогда не говори «Прекрасно», пока не увидишь Никко».

* * *
Фудзи показалась из окна скоростного экспресса синкансен, и я не поверила глазам. Поезд-пуля нёс меня среди невысоких холмов, покрытых зеленью, и вдруг впереди возникло это чудо: спящий вот уже триста лет гигантский вулкан, конусовидная гора правильной формы со снежной шапкой на вершине. Это не просто самая высокая точка в Японии (3776 м), это символ страны и одна из самых красивых гор в мире. В лучах утреннего солнца она была действительно прекрасна. «Огненная Богиня», «Не знающая равных», – так говорили о ней люди с давних пор.
- Смотри, Фудзи, - шепнула я попутчице Ирине.
На что она заметила:
- В этой стране всё – чудо. На одном символе едем, другой видим в окно.

* * *
Синтоизм – самая древняя религия Японии. Она господствовала здесь до прихода буддизма. Приверженцы этой религии считают, что всеми существами на Земле правят божества. Их очень много, каждое управляет какой-то определённой сферой жизни и имеет собственное священное животное. Например, есть божество риса, божество цветов и т. д. Синтоистским богам может молиться всякий человек. У них можно просить здоровья, удачи, семейного счастья. Чтобы посетить синтоистский храм, надо соблюсти несколько условий: омыть руки, рот, чтобы очиститься, опустить монету в ящик для подаяния, позвонить в колокол и дважды хлопнуть в ладоши, чтобы привлечь внимание божества к своей персоне. Одно нельзя в синтоистском храме – поворачиваться к святилищу спиной.
Когда рождаются маленькие японцы, их несут в синтоистский храм на благословение, чтобы они были здоровы, сыты, удачливы и долго жили. Жизненный путь японец завершает в буддийском храме, где тоже есть свои правила. Так в этой стране дружно уживаются две религии: древняя, с элементами язычества, и более современная - буддизм. Ни тебе боярыни Морозовой в цепях, ни страдающего протопопа Аввакума. В последнее время у японцев стало модно венчаться ещё и в католических храмах. Что только человек ни делает, чтобы почувствовать себя счастливым и не скучать.

* * *
Город Нара был основан ещё в XVIII веке. В городе много парков, садов, скверов, где гуляют ручные олени, прыгают белки. Но особой достопримечательностью Нары является скульптура Будды в храмовом комплексе. Высота её 15 метров. Восемь раз мастера отливали это сооружение, добиваясь идеальной формы и качества литья. Смотрю на изваяние Бога и начинаю понимать, что он не просто возвышается над всем, а благословляет, мудрый, спокойный, сосредоточенный и вечный.

* * *
Долина сероводородных гейзеров в Овакудаме – это великолепный оздоровительный комплекс под открытым небом, где можно расслабиться и поправить здоровье в бурлящей джакузи или постоять под искусственным водопадом, стекающим со скалы. Нас же, то есть меня и моих попутчиц, Наташу и Ирину, интересует баня, и мы долго ищем ее среди прочих помещений. Когда всё-таки нашли, то увидели невысокие деревянные шайки, наполненные горячей серной водой. В них сидели японки и таким образом парились. Объявление гласило, что входить можно только обнаженными, что мы и сделали. Однако скоро увидели, как все посетительницы, переходя от одной шайки к другой, стыдливо прикрывают грудь и бёдра небольшим полотенцем. Вот когда мы почувствовали разницу культур и воспитания.

* * *
Рыбы, оказывается, тоже лечат, причем массажем. В аквакомплексе это выглядит так: входим в крытый бассейн, в котором плавает множество мелких рыбок величиной с человеческий палец. Садимся на парапет и опускаем в воду предварительно вымытые ступни. Рыбки быстро подплывают к нам и начинают покусывать кожу ног. Зубов у них нет, чувствуем лишь щекотание. Приятная процедура! Вскоре замечаем: у одних ног рыб больше, у других меньше. Спрашиваем, почему. И с удивлением узнаем, что эти маленькие существа предпочитают людей, родившихся под знаком Воды. Вот и не верь после этого в гороскопы. Других чудо-рыбки тоже не оставляют без внимания – ведь они на работе, да еще на такой ответственной.

* * *
Бамбуковая роща в парке предстала перед нами, как картинка на старинной вышивке. А японская вышивка сродни этой живой картине. Смотришь на нее и не насмотришься.

***
Глициния не так воспета и известна, как вишня сакура. Это мощная лиана, имеющая древовидный ствол и большое разветвление. Светло-сиреневые кисти цветов, чем-то напоминающие нашу акацию, имеют больше соцветий и образуют неповторимый душистый ковёр. Если хватит терпения, через несколько лет можете сбить под глицинией простенькую беседку, и она даст вам тень и прохладу в жару и уж, конечно, красоту и умиротворение не меньше, чем сакура. Все как у людей: одним – почет и слава, а от других – и пользы больше, и красоты, но без шумной популярности.

* * *
Пить чай в Японии – это приобщиться к культуре страны. Не спеша, без громких разговоров, заваривают напиток в специальном чайнике. Чай может быть из трав, либо из японской сливы, либо популярный в Японии чай миссо. В него не кладут сахар или варенье, он имеет несколько вяжущий вкус, и цвет напитка либо изумрудно-зелёный (такого я не видела нигде кроме Японии), либо фиолетово-розоватый, фруктовый. Я не старалась вызнать секреты японского чая, но поняла лишь одно: к этому продукту надо относиться с уважением, чтобы получить от него то, что дала ему природа.

* * *
Объявление для водителей на одной из улиц Токио: «В последнее время возросло число пенсионеров, перебегающих дорогу в неположенном месте!»

***
Великий скиталец Басё никогда не имел кабинета и стопки чистой бумаги на столе. Он писал свои хокку (трёхстишия) на кусках ткани, на веере, на сухих листьях. Они рассыпались в руках, а стихи почему-то живут до сих пор. Поэт и философ ходил по дорогам Японии, улыбался и сочинял даже тогда, когда:

Холод пробрал в пути.
У птичьего пугала, что ли,
В долг попросить рукава?

* * *
В буддистском храме в одной из колонн сделано отверстие. Кто пролезет через него, сможет осуществить свои заветные желания. Не всем это удается: отверстие невелико, но я решилась, да еще при скоплении народа. Как только моя голова и плечи показались на другой стороне мощного колосса, из толпы кто-то крикнул:
– А желание! Озвучьте, пожалуйста!
И я громко крикнула, чтобы слышали все:
– Хочу еще раз побывать в Японии!
Добавила несколько слов, уже стоя на ногах и поправляя одежду:
– Сама вряд ли смогу. Пусть уж Будда постарается помочь.

* * *
Кэндзо Тангэ – один из величайших архитекторов ХХ века. Архитектурное образование он получил в Токийском университете, который закончил в 1938 году. Оригинальность Токио – во многом его заслуга. Он придумал это царство геометрии, архитектурный рай.
Еще в молодые годы, переосмыслив приемы средневековой японской архитектуры и в то же время испытав влияние француза Ле Корбюзье, он проложил свой путь. Его проекты выразительны, в них сила и в то же время элегантность. Может, все началось с первой работы – Центра мира в Хиросиме? Домá Тангэ – почти скульптуры, несущие определенный образ. Это может быть мужество и стойкость, трудолюбие и упорство. Одна телерадиокорпорация Фудзи чего стоит! Гигантское здание в виде прямоугольника, в центре которого круг, сквозные отверстия, переходы, обнаженные формы и сложные инженерные конструкции. Смотришь, и будто интересную книгу читаешь по архитектуре, проектированию и истории страны.

* * *
В ресторане на столе увидела декоративную безделушку в виде большого глаза. Повертела её в руке, разглядывая. Тут же явился официант. Оказалось, что это электронный вызов официанта.

***
Чтобы сделать качественную фотографию, фотохудожнику Александру из Тамбова пришлось лечь на асфальт. Жена Галина возмущена: «Ты же в белой рубашке! Сегодня утром надел!» Когда он поднялся, рядом стоявшие пытались найти на его спине и плечах хотя бы песчинку, кусочек пыли или грязи. Но асфальт в Йокогаме был чист, как пол в хорошем отеле.

* * *
За десять дней, проведенных в Японии, я ни разу не закрыла сумку, в которой лежали деньги, документы и фотоаппарат. Более того, много раз оставляла все это без присмотра в разных местах. Скажете, пронесло? Не думаю, просто мелких воришек в Японии, так досаждающих в других странах, практически нет. Застегнула замок, лишь прилетев домой. И тут же придумала шутку: «В закрытой стране, какой иногда называют Японию, никто не интересуется чужими сумками. А в открытой – наоборот: и свои проверят, и в вашу при случае заглянут».

* * *
Токио – бетонные джунгли, но это красивые джунгли. Утром просыпаюсь под пение птиц на 18-м этаже в самом центре города. После завтрака отдыхаю в гостиничном саду, где любуюсь бабочками невиданной красоты, разнообразными птицами, рыбами в небольшом искусственном водоёме и, наслаждаясь этим природным островком, думаю о том, что Токио описать невозможно. Его надо увидеть, чтобы полюбить навсегда и в дальнейшем мечтать вернуться в эти места хотя бы один раз. Даже небоскрёбы не утомляют взгляд путешественника, в них всё гармонично: форма, местоположение, мягкость линий и приглушённые размытые цвета отделочных материалов – это традиция Токио. В этом отрицании броской красоты и агрессии скрыт глубинный смысл, его постигаешь не сразу, он приходит постепенно во время путешествия.
Через какое-то время начинаешь ощущать, что сам становишься другим человеком. Может, не только город, но и токийцы тому виной. Они вежливы, терпеливы, приветливы, очень пунктуальны и в то же время добры. Когда ты заблудился или что-то покупаешь в магазине, они будут долго объяснять, показывать, помогать, искать вместе с тобой, сочувствовать, всё время улыбаться, а потом искренне радоваться, если удалось всё-таки помочь. Стоишь озадаченный и думаешь: «Ну, за что мне всё это?»

* * *
Недалеко от императорского дворца сосновая роща. Каждое дерево имеет свою форму, оно посажено на определённом расстоянии от другого, наверное, чтобы подчеркнуть причудливую изогнутость веток. Английский газон меж деревьев делает похожей эту площадку на гигантский ковёр.
Мне, выросшей на Алтае, среди корабельных 20-метровых гигантов, это тоже понравилось, ведь я в другой стране, в другом климате, на другой земле, где представление о красоте тоже другое.

* * *
Электрички в Токио бесшумны и быстроходны. Они пронизывают город и окрестности вдоль и поперёк. Даже солидные служащие пользуются этим видом транспорта, хотя имеют собственные автомобили. Зря мы извели трамваи и троллейбусы.

* * *
Кошки и собаки в Японии так же красивы и счастливы, как и люди. Они сыты и хорошо одеты по половому признаку, с удобными вырезами в соответствующих местах. И даже, кажется, улыбаются, и не только хозяевам, но и нам. Когда дома я попыталась что-то примерить из кошачьей одежды своей Фросе, она не оценила обновку из Японии – сначала царапнула, а потом недовольно мяукнула. Мне кажется, она сказала по-кошачьи: «Лучше бы купила чего-нибудь вкусного». Да, российская кошка - не японская, она предпочитает модным нарядам вкусную еду.

* * *
На одном перекрёстке в Гиндзе (это самый фешенебельный район Токио) вечером я насчитала пять лазерных экранов.

***
Чаевые в Японии не приняты. Это очень удобно. Не в том смысле, что не тратишь лишние деньги, а в том, что об этом просто не думаешь, и путешествие протекает легко.

***
Если поставить точку в центре Токио и провести круг радиусом 70 километров, то на этой площадке мы насчитаем 35 миллионов человек. Вот когда начинаешь верить, что ты во втором по численности населения городе мира.

***
Если вы думаете, что в Японии рай, это не совсем так. За него японцы платят трудом, и немалым.
Возвращаемся после экскурсии в 8 часов вечера и видим, что во многих офисных помещениях горит свет, люди работают.
На дорогу каждый японец ежедневно тратит в среднем два с половиной – три часа.
Даже при хороших окладах в Японии не принято покупать килограммами, так как один помидор стоит один доллар, один мандарин – два доллара.
Дальше перечислять не буду, у каждого свой рай на земле.

* * *
Киото – старая столица Японии, здесь более 2000 буддийских и синтоистских храмов. Все это сохранилось потому, что город избежал бомбардировок во время Второй мировой войны. Сейчас Киото – мегаполис, где есть промышленные предприятия, метро и пробки на дорогах. Я ехала сюда, чтобы увидеть Золотой храм. Прочитав когда-то роман Юкио Мисимы, была потрясена. Все размышляла над вопросами великого автора: «Красота, правда? Что есть прекрасное?»
Как понять красоту, научиться видеть ее? Слова из романа вдруг вспомнились и отчетливо прозвучали в памяти: «Я знал и верил, что где-то там стоит Золотой храм, неизменный и вечный перед лицом сменяющих друг друга времен». И вот в один день моя мечта стала реальностью. Я на берегу того самого озера и вижу Кинканкудзи. Под куполом ясного голубого неба он стоит в подлинно золотом сиянии, его стены покрыты сусальным золотом, четырехскатная крыша – корой кипариса и венчается Фениксом. В ясный день вся эта композиция отражается в прозрачной воде. Храм будто множит красоту, какой владеет. Владеет в совершенстве, с достоинством.
Прав Мисима, надо верить в ту красоту, которая доступна глазу. Если прекрасное уже существует, оно де-то рядом, надо искать к нему дорогу, нельзя жить в отдалении от него. Много тайн откроется тебе, если познаешь красоту не только глазами, но и душой. Много.
Если бы Юкио Мисима не написал роман о Золотом храме, его непременно написал бы кто-нибудь другой. Хотя можно ли написать лучше о лучшем?

***
В центре Токио увидели высотное белоснежное здание необычной формы, в виде трапеции. Спрашиваем гида-переводчика:
- Что это за небоскреб без окон и дверей?
- Мусоросжигательный завод.
Ахнули всем автобусом:
- Как! В центре города?!
Оказалось, что предприятие имеет хорошие очистные сооружения, и в печах сжигают далеко не всё. Каждый день в Японии выбрасывают только определённый мусор и в чистом виде: стекло по понедельникам, пластик по вторникам, металл по средам и т. д. Перерабатывается это тоже в разных местах, так что помойки мы не увидели ни одной. Не знаю, от чего это зависит – культуры нации или от того, что территория государства невелика, – но убеждена: так должны жить все люди на Земле.

* * *
Я полюбила Японию ещё в Шереметьево-2, когда наряду с российскими служащими нас провожали в самолёт представители японской авиакомпании Dream Skyward. Они улыбались и кланялись каждому пассажиру. Этот поклон спиной называется о’дзике. Все эти люди были предупредительны и внимательны. Думая о 9-часовом перелёте, я уже заранее представляла себе усталость и головную боль, но не случилось. Внимание и забота персонала превратили полёт в легкое и комфортное пребывание на борту «Боинга». К тому же индивидуальный телевизор, вмонтированный в спинку впередистоящего кресла, предлагал 15 фильмов и 25 музыкальных программ.

* * *
Зонтики в Японии почти в каждом кафе, ресторане или магазине. Они стоят на специальной подставке у входа. На случай если вы в дождливый день забыли его дома. А в прохладный день могут и плед предложить.

* * *
В Японии нет ремонтных мастерских для бытовой техники. Сломался телевизор или фотоаппарат – его отправляют в утилизацию и покупают новый. И меня все время подмывало спросить: «Японцы вообще-то ремонтировать что-либо умеют?»

***
3 мая в Японии день Конституции. Он отмечается с 1948 года. Основной закон Японии провозгласил отказ от войны при разрешении международных споров. Таким образом, Япония получила юридическую базу для развития в качестве страны с парламентской демократией. Император стал символом государства, но утратил неограниченные ранее полномочия…
В этот день я увидела на улицах Токио две многолюдных демонстрации. Люди шли молча с плакатами и транспарантами, на которых были лозунги, поддерживающие основной закон страны. А на соседней улице стоял небольшой автобус, двери которого были плотно закрыты. Из громкоговорителя на крыше разносились призывы: вспомнить былую военную мощь Японии и непременно вернуть острова Курильской гряды, именуемые Северными территориями. Этот автобус охраняли пять полицейских машин. Ещё бы, столько шума, истошного крика, кем-то заказанного и наверняка хорошо проплаченного.

* * *
Веер известен в Японии с давних пор. В основе его дизайна листья растений. А вот веер на ножке из ткани или бумаги, натянутой на твёрдую раму, - японский веер. Его используют как мужчины, так и женщины. Складной веер из отдельных пластинок – это чаще всего украшение или опахало. Японский веер хорош во всех случаях жизни. Им можно остудить блюдо, закрыться от солнца, использовать плоскость этого предмета в качестве доски объявлений или с целью рекламы, прикрыть им какую-либо ёмкость, при необходимости превратить в мухобойку, да мало ли куда ещё приспособить, был бы веер в руке.

* * *
Японцы знают толк в кулинарном искусстве. В одном ресторане нам подали 60 блюд. Так как порции невелики, то на одной тарелке располагалось сразу пять-шесть видов еды. Мы всё съели и даже не заметили. Хорошо, что гид сказал. Теперь могу похвастаться.
Но если честно, в Японии мне больше всего понравилась морская капуста. Такое отсутствие изыска может показаться странным, и, соглашусь, смешным. Однако представьте только: стоит лоток с зелёными листьями, которые сорвали, смочили то ли водой, то ли маслом, слегка примяли, как обычный салат - ни приправ, ни ароматизаторов, ни добавок каких-либо. А ешь и не наешься.

* * *
Йокогама для меня самый романтический город из всех японских городов. В моём представлении он таким и остался, когда я в нём побывала. Посмотрев на панораму с площадки небоскрёба Landmark Tower, я ещё раз убедилась в мастерстве японских архитекторов, великолепно умеющих соблюсти гармонию и форму да ещё вписать мощное городское пространство в береговую линию, ведь Йокогама – портовый город. Глядя на залив, я мысленно вернулась в детство: мне вспомнилась простенькая дворовая песенка, которую я услышала когда-то. Она рассказывала о любви маленькой японки и широкоплечего голубоглазого русского моряка, который приплыл в этот город, и их встреча состоялась. Не помню, чем закончилась история. Но она произвела на меня такое сильное впечатление, что здесь, в Йокогаме, на набережной, я всё время пыталась найти то место, где могла стоять молодая японка, ожидая любимого человека из далёкой России.

* * *
В Японии каждые две недели происходит либо землетрясение, либо цунами. Это не значит, что она мощное и разрушительное. Приборы фиксируют – значит, оно есть. Несмотря на такое коварство природы, японцы любят свою страну и делают все, чтобы полюбили ее вы.

***
Ира из Краснодара – идеальный турист. Она архитектор и проектировщик, то есть человек, для которого точность, расчет и интеллект – профессиональные качества. Ира сначала все прочитала о Японии, а потом поехала в эту страну. После гида она у нас на втором месте по количеству обращенных к ней вопросов:
– Сёгун – это кто? Царь?
– Нет, – отвечает она, – военачальник, точнее, диктатор.
– Что-о-о?
– А почему вы удивляетесь? В истории страны было все: междуусобицы, предательства, подвиги и модные сейчас войны сепаратизма тоже. А потом люди поняли, что стремиться к красоте и гармонии – вот единственное, ради чего стоит жить на земле.
Мы дружно соглашаемся и сетуем, что к такому пониманию пришли далеко не все народы на земле.

* * *
Япония без труда повторяет то, что сделано в Европе или Америке: статуя Свободы, например, на острове О’Дайва. Уэно – самый большой парк в столице, создан по образцу Булонского леса, да и телебашня в Токио напоминает парижскую. Может, японцы хотят доказать миру, что могут все? Он – да, но кто повторит Японию и когда?

***
Взглянула еще раз на карту страны и карандашом провела линию, соединив между собой увиденные в путешествии города. Получился рисунок, напоминающий дерево или цветок. Присмотрелась – японский веер! Ну что может быть проще, красивей и полезней, даже если не живешь в Японии!