Леонета Рублевская. Caмaя-самая (путевые заметки)

 

Начало путешествия

 

            Несколько длинных очередей выстроилось к застекленным кабинкам, где на высоких стульчиках восседали пограничники. Они брали паспорта, которые просовывали в окошко пассажиры, листали их, выбирали нужную страничку, поглядывали очень серьезно на подателя, что-то спрашивали и звучно ставили штамп. Человек или человеки получали свои паспорта и проходили за их спину, оказываясь уже на территории Канады.

            Мы пристроились к хвосту одной из очередей и медленно продвигались в общем потоке. Наконец-то приблизились к заветной желтой черте перед кабинкой, и следующая минута – наши протянутые паспорта в окошко пограничника. Его вопрос “Куда вы едете?” показался мне крайне странным. Я растерянно взглянула на него, потом на мужа и произнесла: “В Канаду”. Он не удивился, потому что был твердо уверен в том, что за его спиной как раз-то и находилась упомянутая страна, и задал следующий вопрос: “По какому адресу проживать будете?”, чем поверг меня в полное замешательство. Муж сжал мне руку и постарался глазами что-то выразить. Я его “шифровку” не поняла, а сказала просто: “В лесу...” Собственно, это было единственное, что мы знали об адресе своих друзей, у которых мы намеревались остановиться в Торонто. Я сказала этому человеку чистую правду. Тут уже пограничник вопросительно поднял на меня свои глаза... В этом взгляде я почувствовала безграничное недоверие к нам, подозрительность и , может быть, даже обвинение в чем-то... Муж внезапно нашелся с ответом: “В Торонто”. Как ни странно, пограничника этот ответ устроил более, чем мой, он как бы успокоился, опустил глаза, громко штампанул страничку и вернул нам наши паспорта. Через минуту мы входили в  Канаду – страну, которую мы посещали впервые, страну, которая нас удивила, поразила и откровенно распожила к себе. Но об этом позже.

            Еще в аэропорту мы разыскали обменный пункт, чтоб поиметь в своем кошельке какие-то канадские деньги. Мы понимали, что данный пункт в аэропорту – не совсем удачное место для обмена, но время уже было позднее, а жить на эти деньги уже предстояло. Протянув в окошко 50 долларов симпатичной даме, мы улыбнулись и сказали:

            - Сколько это будет? На такси хватит?

            Дама улыбнулась и сказала:

            - Вам не имеет смысла здесь менять, вы потеряете почти половину. Попробуйте расплатиться в такси своими долларами. Обычно берут.

            У нас перехватило дыхание:

- Нужно уговаривать, чтобы взяли американские доллары?!! Что за время наступило?!

Мы поблагодарили даму за совет и направились на стоянку…

 

Лес и… мусор

 

            Лес оказался взаправдашний – с большими деревьями, оленями, хрустящими ветками под ногами, и рекой с мягкими травянистыми берегами. Все это живописно выстилалось в окнах прекрасного дома наших друзей и заставляло любоваться каждую минуту. “Это самый-самый красивый лес на земле!” - сказал наш друг, выходя на балкон с чашкой кофе. Ароматная дымка взвилась над его чашкой и сразу же растворилась в прохладном воздухе. Мы подхватили свои чашки, прошмыгнули в балконные врата и, не скрывая удовольствия от душистого кофе, от красок и запахов леса, бодрящего утреннего воздуха, расположились тоже на балконе. Деревья были разноцветными – от зеленого до красного через желтый, оранжевый, местами, казалось, синий, фиолетовый, темно-синий… Красиво!

- Да, - пришлось нам согласиться вслух, - действительно красивый!

- Самый лучший на земле!

После кофе последовал обед для гостей, который, отвечая в тон хозяину, был самым вкусным из тех, что мы ели когда либо. Мы поулыбались вместе, и я вскочила, намереваясь помочь хозяйке убрать со стола. Я стала сносить тарелки к мойке, смахивая с них остатки еды в мусорное ведро.

            Чуть ли не трагедия разыгралась в следующую минуту, когда хозяйка увидела мои действия:

            - Боже сохрани, что ты делаешь! – завосклицала она.

            Я застыла. Что же я неправильно сделала? Я вполне понимала, что каждая хозяйка по-своему распоряжается всеми действиями на кухне и старалась угадать свою возможную промашку:

            - Что-что? – не понимала я.

            - Гляди сюда. Здесь стоят три мусорных ведра: одно - для разных банок-бутылок, другое - для бумаг, третье - как раз для остатков еды. Ты же сбрасываешь еду в ведро для бумаг! У нас нужно все сортировать!

         В первую минуту я подумала не о себе, а тех американцах, которые окружают меня дома в моей нынешней американской жизни: попробуй-ка заставить их сортировать свой мусор! Да они просто-напросто будут жить по соседству с мусором – так легче! Ведь настоящий американец привык к легким путям. Да и мы, живущие по соседству с ними, тоже ищем место на паркинге поближе к дому, покупаем еду, которая приготовлена, мусор выбрасываем в мусоропровод… Подумала и сказала.

            На что моя приятельница гордо произнесла: у нас САМАЯ чистая страна, и мы все должны стараться поддерживать эту чистоту.

            Я не удержалась:

            - И все ЭТО делают?

            - Да, все.

            - А если не сделать? – Я понимала, что задаю провакационный вопрос, потому что прекрасно знала свою приятельницу. Ее, натуру властную, свободолюбивую, заставить что-то сделать – дело очень трудное. И вдруг такое…

            - В самом начале, когда ввели это правило, - стала объяснять она, - я, конечно, наплевала на инструкцию. Свалили мы в свои бачки мусор вперемежку и выставили перед домом в положенный день. Вернулись вечером, а… бачки стоят! Да еще и с яркой желтой этикеткой (чтоб все видели): “O-o-o-ps!”  Пришлось убрать обратно в дом и терпеть неделю присутствие мусора в доме… Вполне понятно, что это неприятно. Ну, и научились… - Хозяйка расплылась в улыбке и подбодрила нас, - не переживайте, вы научитесь тоже!

            Позже, гуляя по городу, мы-таки обратили внимание на бесчисленные мусорники повсюду. Они стояли по трое, как заговорщики, разные по цвету, вполне аккуратные, прикрытые, и прохожие проворно выбирали нужный, забрасывая на ходу то бутылку, то бумажку в щель одного из них...

 

Первые впечатления

 

    
 

        Нам очень повезло с погодой: солнце и осенняя бодрость сопровождали нас все дни. И… радуга. Уж ли не самое большое количество радуг в этой стране?! Следуя совету друзей, мы приехали в так называемый центр на метро, вышли на нужной остановке, огляделись и схватили молодого человека для вопроса. Тот, хоть и был на лету, остановился и внимательно выслушал наш вопрос: где бы нам лучше погулять? Он тут же отреагировал:

            - Обязательно пройдитесь Young Street – она у нас самая красивая! – паренек уже развернулся и продолжил было свой бег, но снова застыл и добавил, - только учтите: это самая длинная улица на свете!

            Наше “спасибо” он уже не услышал, - убежал. Очевидно, он был самым спешащим человеком на этой улице…

            Мы развернули карту и обнаружили, что Yonge Street у нас буквально за поворотом. Ступили на нее. Долго на ней находиться мы не планировали,  потому что времени имели не так много, а улица, как нам сообщили,  не имеет конца и края.

Главное, мы почувствовали ее ритм. А всвязи с тем, что было время ланча, то и ее запах. Мы прохаживались неспеша, - собственно, у нас в Майами все так ходят, и делают все тоже неспеша, - и разглядывали все снизу до верху. Снизу – маленькие, уютные, разукрашенные во всевозможные цвета, старые домики, а сверху, над ними – железобетонные горы небоскребов, тянущиеся к солнцу и отражающие его во многочисленных своих окнах, зеркальных стенах, золотых колоннах… Все это вместе, впритирку друг к другу, уживалось очень легко и естественно, несмотря на разницу в годе рождения и стиле архитектуры. И там, и тут зазывали в себя двери разных магазинов с красивыми, нарядными витринами в фешенебельные банки, в большие и малые гостиницы, в кафешки, рестораны или просто забегаловки, в которых можно схватить что-то на лету и жевать, продолжая свой маршрут. Мы завернули в такую, чтоб тоже купить каких-то конфет – усладить свое путешествие. Набор в целлофане каких-то застывших то ли шоколадных, то ли мармеладных фигур стоил 1 канадский доллар. Естественно, мы еще не разменяли свои деньги, поэтому широколицей совсем юной “китайке”,– а это была забегаловка китайского происхождения, - мы предложили американский доллар. На то она брезгливо взглянула на нашу бумажку, сузив свои глаза до еле заметных полосочек, скривила губы, обнажив свои не зубы – десна, и, даже не прикасаясь к валюте, с большим акцентом произнесла фразу, которая для нас означала:

            - Мне “такое” не нужно!

            Сию секунду в моей памяти возник образ дорогого нашего Маяковского с красной паспортиной, я прониклась подобным уважением к своей бумажке, схватила ее с прилавка, взглянув на портрет первого президента Штатов и про себя отметив, что он невероятно похож на нашего поэта-футуриста, и промолвила гордо:

            - Абсолютно верно, за такое дерьмо нельзя давать американский доллар!

           Это была единственная встреча во всем нашем путешествии, которая как бы привнесла в него немножечко соли или перца, чтоб все остальное, что нам довелось увидеть и почувствовать впоследствии, было отлично приготовленным блюдом – желанным, съедобным, короче… самым-самым!

 

Кстати, о блюде, - о настоящем, не метафоричном, и самом вкусном

 

           Наше путешествие было не только по Торонто. Купив туристическую поездку в одном из русскоязычных турбюро Торонто, мы посетили Монреаль, Квебек, Оттаву и впридачу тысячу островов. Кстати, поездка была организована замечательно, и мы можем порекомендовать это бюро желающим (мой элекстронный адрес: 2lr@leo-ru.us). Так вот, в Оттаве после осмотра Парламента и сблизи и издалека (что само по себе было незабываемым зрелищем!) нас распустили на обед, дабы поддержать измотанный впечатлениями дух реальными физическими ощущениями. Нас высадили из комфортабельного туристического автобуса в самом центре города, возле огромнейшего здания базара, вокруг и внутри которого было очень много “съестных” точек и которые просто наполняли воздух ароматными запахами. Единственное что: нужно было выбрать на свой вкус аромат и найти его источник. Группа не колебалась ни секунды и разбрелась в разные стороны. Нас же ноги ввели вовнутрь базара, и мы оказались подле витрины с живописным блюдом, на котором возлежала чья-то нога (барашка!), а вокруг нее веночком, в гамме осеннего леса, томно располагались выпеченные яблоки, груши, абрикосы и еще какие-то овощи-фрукты. Это так пахло, что, проглотив слюни, мы еле выговорили, что страстно желаем вот это самое. Хозяйка была очень добродушной и насовала в наши тарелки всего в большом изобилии.

           При каждом ее движении мы проглатывали набежавшую слюну и уже наверняка представляли, какое сочное и деликатное мясо и какие необычайные на вкус все эти прекрасные дополнения к нему!

           Мы услышали цену, и муж (а именно он заведовал нашей кассой) привычно засунул руку в карман… Я увидела, как его загорелое лицо теряет сочную окраску, впадая в бело-сизый цвет.

           - Кажется, у нас не хватает денег: сумка осталась в автобусе…

           В ответ я стала шарить по карманам, по своей сумке и вытаскивать из всех щелей всякую мелочь. Нам не хватало долларов 10. Мы растеряно смотрели то друг на друга, то на щедрую женщину – кстати, очень напоминующую наших украинских молодичек - и чувствовали себя американскими бомжами, которые решили обхитрить хозяйку и съесть все это задаром.

           Муж промолвил:

           - Мы оставили деньги в автобусе, это все, что у нас есть…

           Молодичка улыбнулась, сгребла все наши ресурсы с ладоней, протянула нам гаргантюа-пантагрюэльское чудо и сказала:

           -  Ничего, ешьте на здоровье!

           Уже дожевывая последнее на тарелке, мы увидели  в зале туристов из нашего автобуса. Мы расчитались с гостеприимной хозяйкой сполна уже даже не потому, что не любим оставаться в долгу, а потому, что нам хотелось отблагодарить эту светлую женщину за ее хлебосольство. Очень долго мы ощущали во рту привкус отменного блюда и чувствовали какое-то особое тепло человека, который встретился на нашем пути и дал нам частичку самого заветного – своей любви к ближнему.

 

Друзья

 

           Неожиданная встреча состоялась в Торонто спустя более 20 лет. Муж разыскал своего приятеля по Киеву, который выехал в Канаду гораздо ранее нас, и, неизвестно по какой причине, контакты их разорвались. И вдруг – всего лишь звонок телефона,  и перед нами ВАДИК!

           Вместо юного краснощокого мечтательного подростка перед нами сидел достопочтенный, тяжелого веса, мачо в полной амуниции Harley-Davidson братии. Цепи, черепа, кожа с оттисками, какие-то побрякушки, браслеты, кольца… Мама родная, как это все сияет! Вадик (когда-то бледный, слабенький еврейский мальчик с Подола), медленно разворачивая к нам свой тяжелый торс, курил крепкие сигары и поглядывал на свой мотоцикл, который стоял поодаль и тоже играл на солнце своим блестящим громоздким туловищем, колесами, ручками, разными цацками…

           - Это моя самая любимая игрушка!

           - Ты что – рокер?

           - Да, а что?

           - Да ничего…

           Вадик несколько раз разбивался на дорогах, восстанавливался, как мог, - конечно, не без помощи семьи, - и снова садился на своего коня. Бегущая навстречу дорога, ветер, скорость, братва – это то, что составляет его жизнь сегодня, короче, это для него – самое-самое…

* * *

 

           ВИКТОР попал в Канаду после долгой иммиграции через Израиль, Италию. Уехал из Одессы с молодой женой и сыном. Там, в иммиграции, родилась дочь. Сказать, что там были самые тяжелые годы их жизни – не сказать ничего.  Но молодость, жажда жизни, мечты о лучшем, – все это помогало перешагивать любые трудности, а это в свою очередь закаляло их души, чтоб удерживать любой удар, который приготавливала для них судьба дальше.

           Сегодня дети взрослые, а Виктор – владелец двух хлебных фабрик в Торонто. Продукция их известна не только в Канаде, а и в США.

           Виктор ведет нас по одной из своих фабрик, показывает помещение, где стоят огромнейшие чаны с тестом, указывает на новейшую автоматическую линию, по которой плывут плошки теста - будущие буханки хлебов, подводит к высочайшему конвейеру-сушке, где крутятся белые и черные, почти готовые, буханки разных объемов, и вынимает оттуда с гордостью пушистую, румяную, ароматно пахнущую булку. Глаза его светятся от счастья. Это для него – самое-самое…

           - Ну-ка, пробуйте, корочка просто удивительная! Проглотите с пальцами!

 

* * *

 

           Еще один ВИКТОР. Он с семьей приехал в Торонто из западной Украины более чем 15 лет тому назад. Попробовал себя на разных работах. Но одна мечта постоянно присутствовала в его голове: создать школу карате для детей. Это ему было близко не только по прежней жизни, а и по духу. И он осуществил свою мечту! Причем, все сделал сам: от организации идеи – до ее физического воплощения. И клуб “Цунами” бурно ворвался в жизнь Торонто!

           Сегодня эта школа стала известной в городе… Впрочем, не только здесь. Юные каратисты участвуют во многих соревнованиях за пределами Канады, в Америке и, как правило, привозят домой медали чемпионов. Дочка Виктора – Виктория – гордость отца: кажется, она собрала все чемпионские медали среди своих сверстниц!

           - Думаешь легко даются эти победы? – спрашивает меня Виктор. И сам отвечает, - она у меня самая трудолюбивая и, конечно, самая любимая!

 

Вид сверху

 

           …Лифт был скоростной и без остановок. На высоту 553 метра мы поднялись за 58 секунд! Огляделись. С 33-го этажа нам открылся вид на весь Торонто. Чудесный, красивый белый город. То там, то тут – высотные краны: город растет. А это значит – прибавятся новые удобные дома, поселятся новые люди.

           Мы с высоты самой высокой в мире телевизионной башни увидели все: и лес, в котором дом наших хороших друзей и в котором нам тоже было уютно и тепло; мы увидели скоростные дороги, растекающиеся в разном направлении… - вон, Вадик мчит на своем “Давидсоне” по одной из них… Мы узнали сверху самую длинную улицу - Young Street… Увидели под вышкой рубиновый клен, возле которого я попросила мужа сделать мне фотографию на память…

           Мы увидели отсюда многое, вспомнили всю нашу поездку, и поняли, что получили огромнейшее удовольствие от встречи с этой страной, с ее людьми. А еще мы поняли, что для многих, кто поселился здесь, Канада стала родным домом, любимой страной, где все САМОЕ-САМОЕ! Что ж, и нам эта страна приглянулась. Мы вернемся сюда еще не раз.