Роберт Папикьян. Самый узнаваемый народный артист

http://www.aocns.com/ основополагающие документы по которым ведется разработка сту.
Интервью с мастером, Арменом Борисовичем Джигарханяном, народным артистом СССР, пятьдесят лет блистающим театре и кино, исполнившим более двухсот ролей, и поставившим, как режиссёр, десятки спектаклей в драматическом театре имени Армена Джигарханяна

 

Мастер встретил меня ослепительной улыбкой. Знаменитой «джигарханянской» улыбкой, в которой каждый может видеть то, что ему померещилось: симпатию, простодушие, житейскую мудрость, лукавство, но которая выражает только настороженное любопытство. Коренастый, крутолобый, с квадратными руками крестьянина. Встал из-за стола. Крепкое, мужское рукопожатие. Кабинет, как кабинет. О принадлежности к театру говорят афиши на стенах. Как и положено человеку творческому, кавардак на столе: телефон, журналы, папки, бумажки, разные мелочи.

 

– Устал я. Очень устал, – неожиданно говорит Джигарханян.

 

Я озадачен. Может быть трудный день, или корреспонденты «достали» своей назойливостью? Извиниться, уйти? Но, вдруг, вспомнил, что сказал библейский Екклесиаст: «Суета сует – все суета», и высказывание Мастера, услышанное недавно по телевизору: «сейчас мне все равно, что обо мне говорят и пишут. Я не обижаюсь и не радуюсь. Живу в своем мире: с театром, музыкой, книгами»…


– Так что вы хотели спросить?

 

Выдерживаю паузу. Первый вопрос – камертон всей беседы. Решаю начать с самого главного.

 

- В кино и театре вы сыграли более двухсот ролей. Фактически «прожили» столько жизней. Какие из них, на ваш взгляд, получились?

 

- Когда буду готовиться уходить в «другой мир», тогда, может быть, подумаю об этом. А пока что-то нравится сегодня, что-то завтра. А послезавтра не нравится ни то, ни другое. Пока не могу ответить конкретно.

 

- Что происходит в московских театрах?

 

- В нашей жизни сейчас много вопросов, на которые нет ответов. Много разного. Плохого и хорошего. Мутное время. А театр на это реагирует моментально. Театр – это быстро заражаемый организм общества. Конечно, можно отделаться «дежурным» ответом. Но не буду. Скажу просто: в последнее время очень разочарован увиденным в известных театрах. Имена не назову. Но разочарован сильно. Причин много. Главная - в отношении государства к театру. Выскажу честно свое мнение: наше государство не хочет театра. Конечно, есть отдельные «звёздные» проявления. А в принципе – выживай, как хочешь.

 

- С Ереванским театром поддерживаете дружбу? Как там дела?

 

- Не знаю. Думаю, тяжело. Чехов говорил – больные люди не ходят в театр. Там люди больные и бедные. Такое время.

 

Отговорка, или нежелание быть откровенным? Поди, угадай. Невозможно поверить, что Джигарханян забыл город, родной Эребуни (Ереван), где родился семьдесят лет назад, где играл в футбол со сверстниками мячом, собственноручно сделанным из тряпок, где девятнадцатилетним артистом впервые вышел на сцену Русского драматического театра, и произнес фразу: «Товарищ капитан, вам телефонограмма» в пьесе Виктора Гусева «Иван Рыбаков», где с мамой Еленой Васильевной, влюбленной в театр, зачарованно смотрел шекспировские трагедии и комедии, спектакли армянских драматургов, русские классические пьесы, город, в
котором он стал артистом, кумиром армянской публики.

 

Конечно, не забыл. Но оберегает память сердца от чужого пустословия, от бесполезного «аханья» и «оханья», от лицемерного сострада-ния. «Тот, кто знает людей, благоразумен», – сказал в 6 веке до новой эры, китайский философ, основатель даосизма Лао Цзы.

 

Но в те юные годы он людей знал плохо. Поэтому ошибался, «обжигался», натыкался. И всегда выручала невероятная жизненная энергия, дружелюбие, незлобивость, безграничная преданность профессии. Уже будучи студентом второго курса Ереванского театрального института, он был принят в Русский драматический театр, где проработал десять лет.


Именно в эти годы его талант прошел жесткую проверку на выносливость и многогранность. Играть приходилось почти каждый день: пьесы армянских, русских и зарубежных авторов, классического и комедийного жанра. Калейдоскоп ролей, фейерверк актерских открытий и находок. Он соглашался на любую роль: главную, заглавную, эпизодическую. Был безотказен и с полуслова понимал режиссера. Он был счастлив оттого, что мог так интенсивно трудиться, повышать мастерство. И результат не заставил ждать. Теперь ему стала «по плечу» любая роль. Он стал кумиром ереванской публики, пожалуй, самым узнаваемым артистом.

 

У Джигарханяна–артиста «окрепли крылья» и он стал терпеливо ждать «его величество случая», чтобы вылететь из ставшего тесным «гнезда» – Ереванского русского драматического театра. И такой случай появился в лице актрисы Московского театра имени Ленинского комсомола Ольги Яковлевой. Она увидела Джигарханяна в главной роли горбатого Дика, в спектакле Шекспира «Ричард 3». Многогранная, сложная роль, которую, обычно, доверяют более опытным актерам. Игра тридцатилетнего Армена Джигарханяна произвела на известную актрису неизгладимое впечатление. Вернувшись в Москву, Ольга Яковлева рассказала о молодом таланте главному режиссеру Ленкома Анатолию Эфросу.


Осторожный Эфрос только через несколько месяцев пригласил Джигарханяна в Москву и не торопился давать ему роль в новых постановках. И, наконец, у молодого артиста главная роль в булгаковской пьесе «Жизнь господина де Мольера».


Потом новые роли в театре, многие роли в кино. Известный острослов, артист Валентин Гафт не преминул сочинить эпиграмму по этому поводу: «Намного меньше на земле армян, чем фильмов, где играл Джигарханян». Сколько же их было, этих фильмов? Мастер не любит заниматься статистикой, когда спрашивают, отвечает неопределенно – кажется, более двухсот. Не утверждаю, но, похоже, прецедент для Книги рекордов Гиннеса! Но у нас, как всегда, нет пророков в своём отечестве! Если бы Жан Габен, или Джеки Чан – это другое дело! А то «какой-то актер Джигарханян»!


Нет, не какой-то, а народный артист СССР, кавалер бриллиантового ордена Месропа Маштоца, лауреат Государственной премии, лауреат премии мэра Москвы, и т. д.

 

На один из главных вопросов, который хотел задать Армену Борисовичу, я уже знал ответ: Мастер уже неоднократно заявлял о том, что в театре играть больше не будет. А в интервью еженедельнику «Итоги», полгода назад, в день, когда ему исполнилось семьдесят лет, подтвердил: «Не выхожу на сцену. Это принципиальное решение…Почувствовал, что не справляюсь, не хватает физических сил. Брак пошел, стал сильно уставать. Раньше получал удовольствие от игры, а тут занервничал не по делу. Подумал: зачем? Надо прекращать»…

 

- А в кино предлагают роли?

 

- Предложения бывают. Но я уже немолодой, а роли обычно для актеров от 30 до 50 лет. Но, главное, не в этом. Кино бедное не бывает. Если кино бедное, это плохое кино. Когда я говорю, сколько я стою, режиссеры говорят, что я дорогой в оплате. И жалуются, что у них малобюджетное кино. Знаете, по этому поводу есть такой анекдот. Рабиновича вызвали и сказали: «У вас есть деньги. Дайте нам немного. Мы хотим Днепрогэс строить, для народа». «Я должен посоветоваться с Сарой», – ответил Рабинович. «Ну, как, посоветовались? – спросили его на следующий день.- И что сказала жена?» «Она сказала, что если нет денег, то не хрена и строить».


Будем объективны: – таких ролей, как в фильмах «Рафферти», «Неуловимые мстители», «Место встречи изменить нельзя», «Белый взрыв», Армену Джигарханяну уже не предлагают. Это дистанции «марафонские». Хотя недавно была роль Сталина в «Звезде эпохи». Но Мастер не любит вспоминать об этом фильме. Роль так себе получилась.

 

- В этом году вашему Московскому драматическому театру весной исполнилось десять лет, а празднования не было. Почему?

 

- Будем праздновать в конце сентября.

 

За десять лет много воды утекло. Из первоначальной труппы, созданной Арменом Борисовичем из студентов вгиковского курса, который он вел, не осталось никого. Сейчас в труппе около пятидесяти человек, в основном молодые актеры. Репертуар драмтеатра под руководством Армена Джигарханяна в основном классический: «Ревизор» Н. Гоголя, «Три сестры» А. Чехова, «Безумный день, или женитьба Фигаро» П. Бомарше.


Но есть и современные авторы: Э. Радзинский «Она в отсутствие любви и смерти», В Павлов «Требуется лжец», М. Миура «Три цилиндра». В марте этого года труппа театра успешно гастролировала во Франции, в Марселе, сыграв три пьесы.

 

Конечно, читателей статьи очень интересует семейное положение Мастера. Есть ли жена, дети. Эти вопросы я ему задавать не стал, так как заранее выяснил, что он счастливо женат, у него есть сын, оба они живут в Америке.


А как обстоят дела у великого артиста с увлечениями, так сказать, какое у него хобби?


С детства он влюблен в футбол, всегда болел за московский «Спартак», много лет дружит с легендарным игроком этой команды Никитой Павловичем Симоняном. Но сейчас футбол смотрит редко. «И «Спартак» не тот, и футбол стал другой. Не интересно», ответил на мой вопрос Армен Борисович.

 

В 1999 году, накануне третьего тысячелетия, Джигарханян написал для газеты «Труд» статью, которую озаглавил «Любимая пьеса – жизнь». Лаконичнее и точнее о творческом пути и жизни большого Мастера не скажешь. Сотни ролей в театре и кино, сотни жизней, драматических, веселых, нелепых, суровых, больших и маленьких прожито Арменом Джигарханяном. И в каждую из них он внес свою неповторимую, мужественную харизму, за которую так полюбил его зритель. Человек публичный, в лучшем смысле этого слова, он прост, доступен, всегда дружелюбен. Его узнают всюду: на улице, в транспорте, в магазине, в Москве, в других городах страны. Когда он в театре, его кабинет открыт, к нему может войти любой зритель, и Мастер встретит его своей загадочной улыбкой, которую так никто и не разгадал.

 

Материал впервые опубликован в газете "Ноев ковчег", №8(103) май 2006 г.