Елена Тихонова. Куда ведут футбольные ворота? (эссе)

http://www.gaskotelmsk.ru/ где Купить АОГВ.
  

«В этом городе был яхт-клуб и футбольный клуб.

   По отсутствию дыма из фабричных труб

    Я узнавал бы о наступлении воскресенья

И долго бы трясся  в автобусе, мучая в жмене руб.

 

Я бы вплетал свой голос в общий звериный вой,

Там, где нога продолжает начатое головой.

Из всех законов, изданных Хаммурапи-

Самые главные – пенальти и угловой»

    Иосиф Бродский «Развивая Платона»

 

Куда ведут футбольные ворота?  Туда же, куда ведут и все ворота в мире: в город, в крепость, во двор. В мой город и мой двор. В городе аккуратные мостовые, красивые палисадники и любимые  люди.  Поэтому мне так страшно, когда в наши ворота, по слабости защиты или случайности, залетает вражеский снаряд. Леденящий душу ужас струится по жилам. Упаси Бог, если гол останется безответным, если наши не отыграются…   Победившая вражья  темная сила ворвется в   родной город через ворота, рухнувшие под градом тяжелых снарядов,  и мои серебряные лилии и прекрасные гиацинты с неслышным хрустом умрут под  копытами чудовищных коней, а их безжалостные всадники будут вламываться в дома и… О, нет! Об этом лучше не думать! Поэтому глаза  жителей нашего города  сейчас впиваются  в небольшой круглый предмет – футбольный мяч, мятущийся по полю. МЯЧ! Вы когда-нибудь слышали, как  обитатели футбольного мира, независимо от пола, возраста, клубной принадлежности, гражданского состояния и состояния вообще, произносят это слово? Всегда четко, твердо, артикулировано, интонационно выделяя его из ряда слов, и всегда с твердым знаком  после «ч», как бы подчеркивая этим твердым знаком его небытовую  военную сущность. Это не тот мяч, который Таня уронила в речку. Это - Мячъ. Это не игрушка. Это – жизнь.

А между тем, на поле происходят значительные изменения в расстановке сил. Все тело ломит от напряженного внимания. Предводитель нашего воинства, лучший полузащитник Державы,  опытный, сильный и мудрый Егорий, увенчанный многими и многими наградами, перестраивает ряды воинов нападения. Один очень непростой и очень точный пас – и мяч в ногах   лучшего бомбардира. Гооооол! Катарсис.  Весь мир, вселенная сжимается в точку и все сущее превращается в оглушающую  энергию победного восторга. Мы кричим и вскидываем руки вверх. Над стадионом возносятся и реют флаги, вымпелы, шарфы любимых, родных самых красивых цветов. Мы сливаемся в объятиях, чтобы почувствовать счастье друг друга, и тем самым, умножить свое, и так уже безмерное счастье. Мы размыкаем объятия, чтобы тут же обняться и поцеловаться с другими – близкими, знакомыми и незнакомыми. Наш восторг абсолютен. Наши ноги попирают Млечный путь. Мы великие. Мы не обращаем внимания на  поверженного врага, такого мелкого и слабого в своем позорном поражении. Отдышавшись, смотрю в глаза своего любимого. Нам не надо слов. Нас ждут богатые трофеи, дружеская пирушка с многочисленными здравицами во славу победившего воинства и шикарная ночь.

Горе тому, кому это не дано прочувствовать и пережить!

Это не преувеличение и не вымысел с претензией на «художественность». Это весьма бедное и бледное описание чувств, которые я, да и не только я,  а большинство присутствующих на трибунах стадиона, испытывают во время  футбольного матча.

Так получилось. Так получилось, что случайно  свалившийся на мою бедную студенческую голову, мечтающую проникнуть в суть математических построений великого Манина, интерес перерос в увлечение…  А потом  и в форму, в которую упаковано содержание моей жизни. Как же я теперь благодарна судьбе, за то, что она даровала мне эту случайность.

Все началось со свитера. С красивого красного свитера с белой полосой на груди. Он висел в  невнятной секции невнятного магазина и зачаровывал  взгляд. В моем окружении красное считалось апофеозом вульгарности. В почете были цвета «городской» интеллектуальной гаммы, летом дозволялось белое. Я объяснила это свитеру. Объяснила, что мне нельзя появляться с ним  на людях. Свитер снисходительно и иронично улыбался своей белой полосой.  Это была улыбка победителя, привыкшего к победам. Противное и тоскливое ощущение сомнения не в ерунде, а в важности и истинности чего-то главного в моей жизни  зарождалось в районе солнечного сплетения и заполняло пространство. Было обидно и почти больно. Свитер мне хамил. Он не просто хамил, а  провокационно обвинял меня в трусости, косности и боязни выйти за рамки. Он ставил под сомнение мои жизненные приоритеты.  Он был сильнее меня. И он предлагал мне свое покровительство. Из магазина мы ушли вместе. Ночью свитер висел на спинке кровати, торжествующе ухмылялся своей белой полосой и не давал мне спать, а утром не пожелал остаться дома.

« А ты оказывается за Спартак болеешь! С победой тебя! Ишь, на цветах пришла. Уважаю!» - закричал мне знакомый из параллельной группы перед первой парой.  Слова эти были для моего понимания лишены и смысла и содержания, поэтому я не ответила.

Весь день меня сопровождали реплики, так или иначе, содержащие это непонятное «за Спартак болеешь», а иногда звучало совсем уж неуместное и малоэстетичное слово «мясо». Венцом происходящего стал семинар по математическому анализу, к которому я не чувствовала себя готовой. « А вот болельщицу Спартака я сегодня спрашивать не буду. Победителей не судят» - подмигнув, сказал преподаватель, вперившись орлиным  взглядом  в красно-белый свитер, и, адресуя свои слова именно ему. Меня преподаватель не замечал. Таак… Свитер начал выполнять свои обещания. На семинаре он меня выручил. Заслуживает уважения.

Это свитер оказался не предметом гардероба. Он оказался кодом входа в какой-то параллельный мир. Этот мир, вот он, рядом, но я про него ничегошеньки не знаю. А он есть.  Я утром надела на себя ключ к какой-то двери, а что за ней? Это предстояло срочно выяснить.

С тех пор прошли годы. Красно-белый свитер сделал из меня болельщицу Спартака и привел в бескрайний мир футбола. Я развелась с первым мужем и вышла замуж за человека, с которым меня объединяет совместное увлечение – московский Спартак. Мы с ним очень разные люди. Похожи у нас только три момента – гастрономические вкусы,  чувство юмора и футбольные пристрастия. И этого достаточно, чтобы сделать семейную жизнь счастливой на протяжении многих лет. Кстати, по моим наблюдениям, все  пары, где оба супруга искренне болеют за один клуб, –  счастливы в браке.  И ничего удивительного в этом нет.  Неиссякаемые общие темы, общие сильнейшие переживания, общие тусовки, отсутствие противоречий в  мнении о необходимых расходах,  ведь футбольное боление – достаточно затратное увлечение, общая позиция в ситуациях  столкновения с неприятием, или даже враждебным или презрительным отношением к нашим футбольным страстям - создают основу для того, чтобы людям, как минимум, никогда не было скучно друг с другом.

 У школьников  год делится на учебу и каникулы, у наших соседей – на работу и турпоездки, а у нас уже много лет год делится на две части: на футбольный сезон и зимнее межсезонье, неприкаянность которого слегка компенсируется новогодними праздниками и всем тем, что с ними связано. Футбольный сезон начинается в марте,  а в феврале появляется календарь сезона. Календарь сезона – это расписание жизни на 9-10 месяцев. Календарь традиционно подвергается тщательному анализу.

Это ритуал. Мы с мужем  анализируем  расписание домашних матчей Спартака. Домашние матчи – это те, которые Спартак играет дома, т.е. в Москве на стадионе Лужники. Сначала – с футбольной стороны дела. Ищем, когда у нас матчи с принципиальными соперниками. Пытаемся понять, выгодна ли нам такая динамика событий, бурно оцениваем напряженность  разных этапов сезона, строим прогнозы.  Для нас  домашние матчи – домашние во всех смыслах. Уже давно мы приходим на трибуну А6 в Лужники, как домой. Незнакомых лиц практически нет. А, если и попадется незнакомое лицо, то все равно, наверняка мы этого человека знаем по никнейму, которым он пользуется на гостевых и форумах спартаковских сайтов.    Вот Леля с Костей, вот Глеб и Света, вот Миша с сыном. А вот Ахмет. Самый большой среди нас. 160 кг чистого веса. Он уже устал от каверзных вопросов о том,  не тесен ли ему металлоискатель. Вот Андрей. Он спортивный журналист. Только ему и еще нескольким людям, имеющим аккредитацию, простительно покидать трибуну до конца матча. Они идут на послематчевую пресс-конференцию тренеров. Приветствуем друг друга, обнимаемся, решаем, куда поедем после матча.  Нам  практически не надо обмениваться футбольными новостями. Мы все знаем. Наше общение не ограничивается только трибуной стадиона или встречами в кафе и спортбарах. Мы ежедневно общаемся в интернете. На Спартаковском сайте новости появляются даже раньше, чем на специальных спортивных новостных порталах. К моменту начала матча мы уже все узнали и все обсудили. На А6 наша футбольная семья. Чужих там нет. Все свои.

 Итак, анализируем календарь. Смотрим  на расписание условно-гостевых матчей. Это те матчи, которые Спартак играет с московскими клубами в Москве, но на других стадионах. Это уже не дома. Там мы на территории соперника. На этих матчах уже нет уже такого уютно-домашнего настроения.

Напрягает и бодрит.

 И, наконец,  выездные, гостевые матчи с клубами из других городов. Хотелось бы поехать на все гостевые матчи, но, увы! Есть кое-какая жизнь и вне  футбола – работа, обязанности…

Поэтому начинается: « В Питер? Надо ехать, без вопросов… Принципиальный соперник». «В Самару? А когда? В мае? Да там уже лето в это время… Надо ехать… Тем более, все наши туда обязательно поедут». Самара. Это традиционно самый массовый спартаковский выезд. На матч с местным клубом «Крылья Советов» за тысячу километров от Москвы, и не только из Москвы, а и из других городов, (ведь, за Спартак болеют везде), в этот волжский город ежегодно приезжает более пяти тысяч болельщиков московского  Спартака. Туда едут поезда, заполненные людьми в красно-белой атрибутике, туда летят самолеты с красно-белыми пассажирами, и весьма немаленькая Самара на два дня становится спартаковским городом. Центр города и набережная Волги становятся красно-белыми, гостиницы, транспорт, кафе и рестораны работают на болельщиков Спартака. Все таксисты считают своим долгом высказать свою лояльность приехавшим болельщикам и уважение к клубу.  На каждом шагу встречаешь знакомые лица и чувствуешь себя…ну, как бы это сказать… немножко оккупантом, что ли. И, самое главное: в Самаре Спартак всегда выигрывает!   

 « Во Владивосток?  Как хочется, просто очень хочется! Но сложно…и очень дорого». « А Лига Чемпионов? Если в жеребьевке попадется кто-нибудь из англичан – в Англию надо ехать. Однозначно»!

И еще. Надо посмотреть календарь с точки зрения совпадения матчей Спартака с днями рождения детей, родителей и другими обязательными семейными праздниками. Если такие совпадения есть – это не очень хорошо. Это прогнозируемые точки семейного напряжения, которые придется разруливать. Это значит, что опять: «Подумаешь, у вас каждую неделю футбол, у вас все время футбол! А день рождения раз в году…»

Ну, да, это оно так. Но дни рождения всегда одинаковые, а футбол всегда непредсказуемый и каждый матч – уникальное и неповторимое событие. И каждый матч имеет шанс стать великим и войти в историю. Дилемма. Но мы привыкли и научились разрешать такие ситуации.

 

Вот так планируется и семейная жизнь и семейные расходы. Календарь сезона – расписание жизни, и это не фигура речи, а конкретная реальность.   

Раз в два кода  в четные года календарь сезона  принципиально перестраивается под грандиозные события мировой футбольной жизни: Чемпионат Мира или Чемпионат Европы по футболу, которые длятся месяц. И у любого футбольного болельщика  этот месяц занят только футболом. В это время футбольными болельщиками становятся люди, которые в другое время, в общем  равнодушны к футболу. И многие из них после окончания чемпионатов становятся клубными фанатами.    

Во время Чемпионатов Мира по футболу жизнь на земном шаре, сиречь земном Мяче меняет свой уклад. Во время Чемпионатов Европы по футболу консервативная старушка Европа забывает обо всем ином, становится юной, резкой, страстной и мобильной.  Телевидение  всех стран показывает одно и тоже - футбол или передачи о футболе. Офисы перестраивают работу под время трансляций матчей. Меняются привычные вектора вражды и дружбы между странами и народами. Клубные пристрастия временно остаются за  бортом чемпионата, участники турнира яростно болеют за свои сборные. Производители товаров стремятся всем предметам, от бытовой техники до мебели, придать форму мяча, торговля повсеместно переходит на круглосуточный режим работы, балуя население чувствительными скидками в честь побед своих сборных, а само население беспрерывно тусуется в центрах городов стран-участниц, да и прочих неравнодушных стран тоже. А равнодушных стран к ЧМ  или ЧЕ по футболу не бывает.  Премьеры и прочие ВИП-персоны ведущих государств, теряя свое профессиональное «положение обязывает», грубо меряются неформальными статусами и реально собачатся между собой, кроя и перекраивая расписание заседаний происходящих  саммитов и прочих международных форумов на высших уровнях, чтобы присутствовать на матчах сборных своих стран. Да и сами общественные статусы  сильно меняются во время Чемпионатов Мира и Европы по футболу. Кто такой премьер или президент? Так, рядовой болельщик, скачущий  на трибуне в шарфике с символикой национальной сборной. А вот тренеры национальных сборных и их ведущие игроки – вот это настоящие фигуры. Именно за ними охотятся журналисты и фотографы ведущих мировых  СМИ,  каждое их слово ловится миллионами ушей, каждое их движение ловится миллионами глаз. А потом эти слова и движения скрупулезно,  до самых мелких мелочей, граничащих с наноизмерениями, обсуждаются, анализируются, перетираются, обсасываются на площадях, стадионах, в пабах, пиццериях. В шашлычных, пивных,  хинкальных, пельменных, кафе и пафосных ресторанах. Во дворах и  дворцах. В домах, квартирах, гостиничных номерах, поездах и самолетах. В автобусах и автомобилях. В офисах,  тюрьмах, больницах и всемирной паутине. Эти, самые важные в мире,  дела и разговоры происходят с потреблением гекалитров горячительных и прохладительных  напитков, тысяч тонн фастфуда,  сопровождаются внезапно вспыхивающими братанием, любовью до гроба, дружбой навек, лютой ненавистью и  жаркими конфликтами. Кипят страсти. Адреналин. Гормоны.   И  непременно, через девять месяцев  после этого в мире или Европе происходит локальный  беби-бум. Это футбол. Его Величество Футбол. Это жизнь.

Большая часть современного деятельного мира состоит из футбольных болельщиков. Так уж сложилось. Сложилось так, что футбол – это самое массовое увлечение в мире. Самое массовое увлечение из «несъедобных».  Боление за любимый клуб нельзя съесть, надеть на себя или извлечь из него выгоду. Более того, серьезное боление  сейчас – весьма затратное дело. Средний класс тратит на футбол десятки тысяч евро в год из семейного бюджета, покупая абонементы, атрибутику, одежду, положенную по дресс-коду  серьезного болельщика, и путешествуя по городам, где происходят выездные матчи. А позволить себе посетить финалы чемпионатов мира или Европы могут  только богатые люди.

После окончания  последнего Чемпионата Мира всезнайки – статистики  объявили, что нарастающим итогом  все матчи чемпионата посмотрели 12 миллиардов зрителей. Впечатляет.  Приблизительно – вдвое больше, чем все население земли. А аналитики добавили, что ожидают дальнейшего прироста числа футбольных болельщиков за счет Северной Америки, Китая и … женщин.

Нну- ну. Будем посмотреть, Насчет северной Америки - в ближайшем будущем как-то сомнительно.   Китай, действительно, становится футбольной страной.  А вот, что касается женщин… Тут аналитики явно опоздали. Как всегда, когда дело касается женщин, мужчины не хотят видеть очевидного, (за исключением женских вторичных половых признаков, разумеется). А что, кто-то всерьез думает, что 12 миллиардов, посмотревших  матчи ЧМ – это сплошь мужское население планеты? Конечно, нет.

Может, кто помнит дебильноватую тему « женщина за рулем»? На дорогах российских мегаполисов женщин-автомобилисток было уже не меньше, чем мужчин, а автомобильные издания тупо терли-перетирали, переписывая друг у друга шутки и эпизоды про блондинок и неблондинок… Потом успокоились, лет на пять позже, чем следовало по жизненным реалиям. Сейчас тоже происходит в футболе. Все больше женщин находят себя в футбольном болении,  создают свои фанатские объединения. Женщины покупают себе футбольные клубы, женщины судят международные футбольные матчи.

Женщины не просто присутствуют в мире футбола, они начинают что-то значить в нем.

А спортивные комментаторы с интонациями  не совсем проснувшихся людей из сезона в сезон повторяют: « Ой, смотрите! Сколько женщин пришло на матч! И надо же: среди них есть очень красивые!» Простим их. Простим их, безнадежно цепляющихся за свою гендерную мифологию.

 

Вот Сюзи, она живет в Лондоне и болеет за Челси. У нее свой маникюрный салон. Это современный салон с новейшими технологиями. И, естественно в нем имеются лаки всех цветов и оттенков от белых до черных. Нет только одного цвета лака –  красного. Сюзи болеет за Челси  и не любит красного, присутствующего в  расцветках клубов, враждебных Челси.  Это наносит  хронический урон ее бизнесу,  ведь красный лак для ногтей всегда востребован, но Сюзи – цельная натура, она болеет за Челси  и  не считает для себя возможным изменять клубным цветам ради выгоды.

А вот, что говорит голландка, болельщица Феенорда в документальном фильме «Лига футбольных фанатов»: « Не представляю, как можно влюбиться в болельщика Аякса. Моя подруга однажды влюбилась. Она  просто поговорила с парнем о футболе, и влюбилась в него. А он оказался болельщиком Аякса. Через восемь месяцев они расстались. Нельзя жить с болельщиком принципиального противника твоего любимого клуба. Это все равно, что жить с человеком, обладающим очень неприятными для тебя, привычками».    

 

Воспитательница детского сада Маргарет  – болельщица английского Миллуолла. У нее прекрасная семья, дети, внуки. Надо заметить, что Миллуолл – это не просто. Болельщики Миллуолла,  наряду с «хэдхантерами», в том числе благодаря  книгам Джона Кинга и Дуги Бримсона, имеют в Европе репутацию не просто агрессивных, а прямо-таки зверских  людей. И эти «зверские» люди имеют свой  символ: льва по имени Зампа.  И именно Маргарет в течение  всего сезона  выходит на «домашних» матчах  Миллуолла на поле перед игрой в костюме Зампы и приветствует зрителей. Ее муж – тоже, естественно, болельщик того же клуба, говорит, что  не устает поражаться, как Маргарет, такая скромная и застенчивая дома, пляшет и размахивает руками перед восемьюдесятью тысячами  зрителей. Кстати, когда  болельщики Миллуолла узнали, что их Зампа – женщина, они сначала были в шоке. Потом привыкли.

Сибирячка Ольга вышла замуж за итальянца и уехала жить в небольшой итальянский городок. Через две недели она с ужасом писала на своем блоге о кошмаре, который ей довелось пережить. Ее никто не предупредил. Ей никто не объяснил, что футбол в Италии « чуть меньше католичества». Она решила, что произошел теракт или началась война. Транспорт не работал, магазины не открылись, школьники и не думали идти учиться. Город готовился к матчу своего местного футбольного клуба. Теперь Ольга – ярая фанатка городской футбольной команды, считает себя знатоком европейского футбола и с удовольствием рассказывает истории о том, каким Папа Иоанн Павел Второй был вратарем в юности.

Ирина болеет за московский Спартак. Ира – творческая личность. Ни одна вечеринка, ни одно клубное пати не обходится без ее «придумок». Своим пониманием футбола и талантами она заслужила серьезный авторитет среди болельщиков, а это ой, как непросто и для мужчины.

  Московский Локомотив имеет свой женский фан-клуб. Девушки придумывают свои «кричалки», слоганы и поддерживают команду во время матчей.

А вот книжка, изданная два года назад: « Футбольный словарь сленга». Его составили и написали две женщины  Т. Г. Никитина и Е.И. Рогалева. Одна из них  - доктор наук, вторая кандидат наук.

А в Аргентине вообще болеют семьями. В этой стране 80% населения болеют за две команды Бока Хуниорс и Ривер Плэйт.  Бока – клуб бедноты, а Ривер – предмет обожания буржуазии. Так, что, просто взглянув на дом, можно практически однозначно сделать вывод, за какой клуб болеют его обитатели.

На сайте чеченского Терека, уже не первый год играющего в российской Премьер Лиге, всерьез обсуждают вопрос, делать или нет отдельную трибуну для женщин. А генеральный директор клуба Москва убедил болельщиков провести акцию «Приведи маму на стадион».

 

И есть еще история. Можно посмотреть кадры старых советских документальных  фильмов. Довоенный футбол. Видно, что женщин на трибунах не меньше, а, пожалуй, даже больше, чем сейчас. Празднично одетых – в шляпках, бусах, нарядных платьях. Это не простые девчонки. Это – дамы. Футбол для них – светское мероприятие.

 

Моя соседка - врач-психиатр. Очень квалифицированная и опытная. Когда мы с ней выгрызаем во времени часок почаевничать, разговоры у нас катятся по одной стезе,

Я ее убеждаю в том, что половину ее пациентов можно вылечить «футболотерапией», выводя их на футбольные матчи и прививая им интерес к футболу. Объясняю, что для замороченного жителя мегаполиса футбольные переживания, возможность испытать сильные чувства, эмоционально разрядиться на стадионе – это есть первейшая жизненная необходимость с точки зрения сбережения своей нервной системы…  Она мне не верит.

Вернее, не верила. До тех пор, пока сама не попала на матч Спартака. После матча она смотрела испуганно и не могла произнести ни слова. Потому, что надорвала голос.

Моя соседка-психиатр потеряла голос, скандируя изо всех сил неполиткорректное: «Судья – пи-----ст!»  А испуг был оттого, что она не понимала, как это с ней могло произойти.

 

Частных примеров можно приводить много. Европейских, российских, азиатских, африканских, южноамериканских.  Существенно вот что. Женщины находят себе место в мире футбола. Футбол принимает это. Придает им  значение, которое для них важно.

Впрочем, это справедливо те только для женщин.

Естественно, что в быту и в прочей «нормальной» жизни мне часто задают вопросы о том, что дает футбол, зачем все это нужно, тратить столько времени… и все такое. Честно говоря, с каждым годом, отвечать на эти вопросы всерьез становится все труднее. Сначала, во времена «красно-белого свитера» все было просто. Я сбивчиво и восторженно рассказывала о стадионных переживаниях, о чувстве единения, о разных прикольных  ситуациях и эпизодах… Сейчас все не так.  Сейчас эта тема для меня приобрела другой масштаб, другое измерение. Как рассказать, зачем нужна любовь, зачем нужна семья, образование, зачем в жизни нужна жизнь? Очень сложно объяснить, что дает мне в жизни принадлежность к числу футбольных болельщиков.  

Ну, во-первых, саму это принадлежность. И это очень важно. Потребность принадлежать к какой-либо общности – одна из первейших социальных потребностей человека. И здесь самое главное – эта общность не связана ни с делами, ни с карьерой, ни с бизнесом. В ней человек ничего никому не обязан. В футбольном сообществе болельщиков невозможно сделать карьеру. Но там можно заслужить авторитет. И сделать это очень сложно. Намного сложнее, чем во всех остальных сферах нашей жизни. Попробуйте стать авторитетным человеком в  неформальной компашке из сорока тысяч человек! Для этого надо обладать нешуточными достоинствами. Многие весьма успешные в жизни люди именно авторитет в футбольной среде почитают за основное достижение в своей жизни. Вот английский писатель Дуги Бримсон говорит, что «… человек есть в жизни то,  что он есть в футболе». И он прав. От сорока тысяч пар глаз не укроется ни один ваш недостаток. А достоинства будут оценивать придирчиво, недоверчиво и неторопливо. Ох, как непросто стать кем-то в мире футбольных фанатов. Авторитет  здесь нельзя ни купить, ни пролоббировать, ни  назначить.  Проще стать лидером  политической партии. И именно поэтому во всем мире люди так гордятся  малейшим  общественным признанием  среди болельщиков.

  Я хочу сказать, что одна из самых главных возможностей, которую дает современному человеку принадлежность к среде футбольных болельщиков – это возможность личностного роста, причем в очень строгой системе. Особенно, для взрослых, уже состоявшихся людей, которым как бы и расти больше некуда. Но это особая тема.

 Еще футбольное боление создает для жизни очень комфортную эмоциональную среду. Например, можно в любое время суток оказаться среди «своих» и сделать там то, что просит ваша душа – степенно обменяться  важными соображениями, темпераментно обсудить горячие факты, вывести недостойных  «на чистую воду», выплеснуть негативные эмоции,  поорать или погрустить всласть, напиться, поделиться радостью и оптимизмом, нетолерантно  проклясть врагов, найти критиков для своих творческих изысканий. Или просто посидеть молча и послушать других. Сообщества футбольных болельщиков несентиментальны, но в экстремальной ситуации там без промедления помогут отыскать врача, юриста и даже помогут найти работу.  Если вы имеете счастье (или несчастье) болеть за топовый  клуб, ну скажем, за тот, который регулярно участвует в Лиге европейских чемпионов, то можете не сомневаться: в любом российском городе, а также крупном европейском у вас найдутся «братья  и сестры по разуму».  А это автоматически обозначает, что в этом городе у вас есть «свои» люди.

Но все-таки болельщиками футбола становятся не ради этого. А ради того, что происходит на футбольном поле. Ради победы, которой вы вожделеете всем сердцем, всей душой, всем существом. И эта жажда победы, сливаясь с бесчисленным множеством таких же жажд, вынимает, приподнимает вас над обыденной жизнью, реализует вашу истинно человеческую, высокую сущность, ибо эти мгновения  великой игры в футбол проживаются душой, и являются материальным доказательством того, что она все-таки у нас есть, и она способна летать вопреки всему.

Что наша жизнь? Максимум 15-16 чемпионатов мира по футболу и столько же чемпионатов Европы, увиденных в сознательном состоянии. Так давайте же позволим себе хоть виртуально поучаствовать в этом празднике единения множества разных людей и народов… Ну, чтобы не было «мучительно больно за бесцельно……»  В том смысле, что  не надо упускать настоящее, его не так много в мире симулякров.